Посвящается Анне Лизе Линдеблад Дэвис


НазваниеПосвящается Анне Лизе Линдеблад Дэвис
страница39/46
Дата публикации15.04.2013
Размер6.02 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   35   36   37   38   39   40   41   42   ...   46

102
17 января, суббота

Рой Грейс покинул кабинет для допросов в еще большем смятении, чем когда входил туда. Джон Керридж – странный тип; в нем угадывается склонность к насилию. И все же не верится, что Керридж и есть хитрый, искушенный Туфельщик, которому удавалось безнаказанно творить зло двенадцать лет назад и который сейчас возобновил преступления.

Особенно его сейчас заботило похищение Джесси Шелдон. Туфля на тротуаре – очень тревожный знак. Джесси Шелдон возвращалась с тренировки в спортивном костюме и кроссовках. Чья же это туфля? Новенькая дамская туфля на высокой шпильке… Как раз во вкусе Туфельщика.

И еще одно мучило его – даже сильнее, чем Джон Керридж и Джесси Шелдон. Суперинтендент и сам уже точно не помнил, когда его впервые осенило, – наверное, между тем, как он вышел из гаража за жилым комплексом «Мандалай Корт», и прибытием в штаб операции.

Он вышел из Суссекс Хаус на стоянку. Дождь почти перестал, зато усиливался ветер. Грейс сел за руль и включил зажигание. И тут же ожила рация. Докладывал констебль, находившийся на ферме, где горел микроавтобус. Обыск провести пока невозможно – слишком раскалился металл кузова.

Через несколько минут Грейс остановил служебный «форд фокус» без опознавательных знаков, немного не доезжая до места назначения. Сунув в карман дождевика фонарик, он прошел двести шагов к жилому комплексу «Мандалай Корт», стараясь ничем не выделяться в толпе вечерних пешеходов. Очень не хотелось нечаянно спугнуть Туфельщика – или того, кто пользуется гаражом, – если тот вдруг вернется.

Он заранее предупредил о своем приходе сотрудника группы наружного наблюдения. Едва Грейс спустился по пандусу, как из тени навстречу ему шагнул констебль Джон Экстон.

– Все спокойно, сэр, – доложил Экстон.

Грейс велел Экстону продолжать наблюдение и немедленно передать ему по рации, если кто нибудь подъедет или подойдет к гаражу. Затем он повернул за угол и остановился у самого дальнего гаражного бокса в левом ряду. У бокса номер семнадцать.

Включив фонарик, он принялся измерять длину фасада шагами. У него вышло примерно двадцать восемь футов6. Грейс перепроверил себя, пройдясь несколько раз туда и обратно. Затем он вернулся к воротам и надел резиновые перчатки.

Они специально попросили Джека Танкса не запирать гараж на замки, только навесить их. Грейс поднял ворота, закрыл их за собой и посветил фонариком. Потом стал шагать вдоль стены, считая шаги.

Двадцать футов!

Восемь футов разницы!

Он обстучал стену костяшками пальцев. Услышал глухой звук. Стенка фальшивая! Грейс осмотрел закрывающий ее сверху донизу открытый стеллаж. Полки ошкурены грубо – сразу видно, самоделка. На одной лежат рулоны изоленты – такой герметизируют трубы. А еще заклеивают рты похищенным… Он водил фонариком туда сюда и вдруг заметил то, на что не обратил внимания в прошлый раз. Оказывается, у стеллажа имелась задняя стенка; полки отступали от стены на добрый дюйм.

Грейс не считал себя любителем постолярничать на досуге, но и его скромных познаний хватало на то, чтобы задаться вопросом: зачем паршивому самоделкину, который сработал стеллаж, понадобилась задняя стенка? Если бы стеллаж стоял в жилом доме – еще понятно; например, хотели скрыть дефекты стены. Но здесь то, в паршивом, заброшенном гараже, зачем стараться?

Сунув фонарик в зубы, Грейс потянул за среднюю полку, пробуя ее на прочность. Ничего. Он потянул сильнее – по прежнему без толку. Тогда он ухватился за другую полку, повыше, потянул – и вдруг стеллаж качнулся. Сняв полку, суперинтендент заметил, что в пазу, в который она вдвигалась, скрыта крохотная задвижка. Он прислонил снятую полку к стене и открыл задвижку. Потянул стеллаж на себя. Потом толкнул. Ничего не изменилось. Подергал все оставшиеся полки. Самая нижняя тоже сидела в пазах неплотно. Под ней оказалась вторая задвижка, скрытая в углублении паза. Открыв ее, он толкнул стеллаж… Без толку! Потянул на себя – и чуть не упал: стеллаж неожиданно отъехал в сторону.

Стеллаж оказался дверью.

Грейс схватил фонарик и посветил в темноту.

Сердце замерло у него в груди, а кровь застыла в жилах.

Он озирался по сторонам, а по спине бежали мурашки.

На полу стоял ящик для чая. Все стены были оклеены старыми, пожелтевшими газетными вырезками. В основном из «Аргуса», но попадались вырезки и из центральных газет. Подойдя поближе, Грейс прочел заголовок на вырезке, датированной 14 декабря 1997 года: «Полиция подтвердила сведения о последней жертве Туфельщика».

В луче фонарика высвечивались все новые и новые заголовки. Перед глазами плясали буквы и фотографии жертв. Он увидел снимки Джека Скеррита, который тогда возглавлял следственную группу. А потом увеличенный снимок Рейчел Райан, который смотрел на него со страницы «Аргуса», датированной январем 1998 года: «Без вести пропавшая Рейчел – шестая жертва Туфельщика?»

Грейс отлично помнил эту статью. И страшный заголовок… Об исчезновении Рейчел Райан трубили все брайтонские газеты.

Он склонился над ящиком для чая. Крышка открылась без труда. Грейс смотрел на содержимое, широко раскрыв глаза.

Ящик оказался набит дамскими туфлями на шпильках. Каждая туфля была завернута отдельно и упакована в целлофан. Грейс вытащил несколько свертков наугад. В одних лежали туфля и трусики. В других – пары туфель. Судя по виду туфель, их почти не носили.

Дрожа от волнения, Грейс попробовал пересчитать свертки. Стараясь не слишком наследить, он доставал их из ящика и выкладывал на пол. Он насчитал их двадцать три…

В одном запечатанном пленкой целлофановом пакете лежали женское платье, трусики, колготки и бюстгальтер. Может быть, маскарадный костюм Туфельщика. Интересно… А может, это вещи, которые он украл у Николы Тейлор в «Метрополе»?

Грейс сел на корточки и несколько секунд задумчиво разглядывал туфли. Потом вернулся к газетным вырезкам на стенах. Ему хотелось убедиться в том, что он ничего не упустил. Сейчас любая зацепка может навести на след зверя…

Он просмотрел все вырезки по очереди, обращая особое внимание на те, что были посвящены Рейчел Райан. Они занимали большую часть целой стены. И вдруг его взгляд упал на лист бумаги формата А 4, который отличался от всего остального. Перед ним была не газетная вырезка, а готовая форма, частично заполненная от руки гелевой ручкой. Сверху шла шапка: «Дж. Банд и сыновья. Похоронное бюро».

Грейс подошел поближе, чтобы разобрать, что написано более мелким шрифтом. Ниже было напечатано:
^ «РЕГИСТРАЦИОННЫЙ БЛАНК

Вх. № D5678

Миссис Молли Уинифрид Глоссоп

Ум. 2 января 1998 г. Возраст – 81 год».
Грейс внимательно перечел строчки, перед которыми стояли квадратики. В некоторых квадратиках стояли галочки:
√ Церковный взнос

√ Гонорар врачу

□ Плата за удаление кардиостимулятора

□ Плата за кремацию

√ Плата могильщикам

√ Плата за распечатку документов

√ Цветы

√ Памятные открытки

√ Объявления о смерти

√ Гроб

□ Урна для останков

□ Гонорар органисту

√ Плата за могилу

□ Плата за похороны на церковном дворе

√ Гонорар священнику

√ Церковный взнос

Похороны – 12 января 1998 г. в 11 часов на кладбище в Вудингдине.
Он снова перечел бланк. Потом еще раз. Он не мог двинуться с места.

Память отбросила его на двенадцать лет назад. К обгорелому трупу, который лежал в морге Брайтона и Хоува. Грейс вспоминал старушку, чьи обгорелые останки они тогда нашли в сгоревшем микроавтобусе «форд транзит» и которую так и не опознали. По инструкции останки хранили два года, а потом за счет казны похоронили на кладбище в Вудвейле.

За годы службы в полиции суперинтенденту Грейсу довелось видеть много ужасов; он научился вытеснять страшные зрелища из головы. Но были такие воспоминания – совсем немного, он мог пересчитать их по пальцам на одной руке, – которые он сохранит до самой смерти. Одним из таких ужасных зрелищ стала никому не известная маленькая старушка. Прошло много лет, но он все помнил, как будто это было вчера.

И вдруг в потайной комнатке старого, полузаброшенного гаражного бокса перед ним наконец то забрезжил свет.

Грейс почти не сомневался в том, что знает, кто она такая.

Молли Уинифрид Глоссоп!

Но кого же тогда похоронили на Мемориальном Вудингдинском кладбище 12 января 1998 года, в понедельник, в одиннадцать часов утра?

Грейс почти не сомневался в том, что знает ответ и на этот вопрос.
103
18 января, воскресенье

В полутьме Джесси в очередной раз услышала виброзвонок телефона. Потом на время телефон замолчал и завибрировал снова. В горле и во рту пересохло; она понятия не имела, который сейчас час. Глаза различали слабый серый свет. Может, уже рассвело? Время от времени она задремывала, но вскоре просыпалась, потому что у нее закладывало нос и она не могла дышать.

Плечи свело судорогой. Вокруг постоянно что то скрипело, лязгало, хлопало, скрежетало. С каждым новым звуком Джесси вздрагивала. Ей казалось, что тот тип возвращается, что, может быть, он крадется к ней. Мысли метались в голове. Кто он такой? Зачем привез ее сюда? Что хочет с ней сделать? Что ему надо?

Вспоминались страшные кадры из когда то любимых фильмов ужасов. Джесси старалась переключиться на приятные картины. Например, как они с Бенедиктом на ее прошлый день рождения поехали на греческий остров Наксос. Как они обсуждали свадьбу и будущую совместную жизнь.

Где же ты теперь, милый Бенедикт?

Завибрировал телефон. Четыре гудка – и переключился на автоответчик. Может, ей прислали сообщение? Кто звонит – Бенедикт? Родители? Она снова и снова безуспешно пыталась освободиться. Старалась повернуться, ослабить узы на запястьях, высвободить хотя бы одну руку. Но лишь снова и снова ударялась головой. Плечи как будто вылезли из суставов. Спина больно билась о жесткий пол.

Наконец истощились последние силы. Она лежала неподвижно, в полной неизвестности. Влага внизу живота и на бедрах уже не была теплой. Там все зудело и горело. Чесалась и щека – ужасно хотелось ее почесать. И еще все время приходилось глотать желчь, которая подступала к горлу. Джесси помнила, что уступать слабости нельзя. Если ее вырвет с заклеенным ртом, она задохнется.

Она опять заплакала; от соленых слез жгло глаза.

А может, позволить себе подавиться желчью и умереть? И тогда все закончится до того, как тот тип вернется и сделает с ней что то ужасное! Лишить его хотя бы такого удовольствия.

Доверие к любимому мужчине слабело. Джесси закрыла глаза и впервые за очень долгое время стала молиться. Ей не сразу удалось вспомнить все слова молитвы.

Не успела она закончить, как телефон завибрировал снова. Четыре звонка – и тишина. Потом она услышала другой звук.

Она его узнала и обмерла от ужаса.

Рев мотоциклетного мотора.
104
18 января, воскресенье

Коронером Брайтона и Хоува была отважная дама. Но когда она пребывала в дурном настроении, не только ее подчиненным, но и закаленным опытным сотрудникам полиции становилось не по себе. Впрочем, Грейс знал эту даму не первый год и помнил, что здравомыслия ей не занимать и что она способна на сочувствие и сострадание. Лично у него до сегодняшнего дня не было с ней никаких трений.

Наверное, все дело в том, что он позвонил ей домой после полуночи и разбудил – судя по сонному голосу. Немного придя в себя, коронер, естественно, не могла скрыть досады. И все же, будучи профессионалом, дослушала его до конца, время от времени задавая уточняющие вопросы.

– Вы, суперинтендент, просите об очень большом одолжении, – сказала она, когда Грейс замолчал. Теперь ее голос напоминал голос суровой директрисы школы.

– Понимаю.

– У нас в Суссексе таких контор всего две. И добиться разрешения обычно бывает очень и очень нелегко. Вы многого хотите.

– Мадам, обычно речь не идет о жизни и смерти. – Грейс решил обращаться к коллеге сухо и официально. – Но сейчас, по моему, вопрос именно такой.

– Только на основании слов приятеля пропавшей девушки?

– В ходе поисков Джесси Шелдон мы связались с рядом ее друзей – жених составил список. В прошлый четверг лучшая подруга Джесси получила от нее текстовое сообщение и снимок туфель, которые девушка купила специально к сегодняшнему вечеру. Пара на снимке идентична с туфлей, которую мы нашли на тротуаре рядом с ее квартирой – точно на том месте, откуда ее увезли.

– Вы уверены в том, что жених не замешан в похищении?

– Да, у него алиби, мы проверили. В похищении также не могли участвовать и остальные трое подозреваемых по делу Туфельщика.

Кэссиан Пью в то время находился на курсах повышения квалификации в Брамсхилле. Даррен Спайсер вернулся в приют Святого Патрика в девятнадцать тридцать, то есть тоже физически не мог совершить похищение. А Джон Керридж в это время сидел в Центре предварительного заключения.

Немного помолчав, коронер сказала:

– Они предпочитают работать рано утром – на рассвете, чтобы не пугать народ. Значит, раньше утра понедельника ничего не получится.

– Слишком долго ждать! До понедельника еще тридцать часов. Нам нужно как можно скорее найти улики. Если мы что нибудь обнаружим, придется посылать улики в лабораторию. Результаты появятся не раньше середины следующей недели – и это в самом лучшем случае. А сейчас у нас каждый час на счету! Мы не можем ждать так долго. Это в самом деле вопрос жизни и смерти!

Коронер долго молчала. Грейс понимал, что сильно рискует. На карту поставлена его репутация. Он по прежнему не уверен на все сто процентов, что Джесси Шелдон похитили. И потом, где гарантия, что за двенадцать лет что то сохранилось? Но Джоан Мейджор, криминалист археолог, с которой Грейс регулярно консультировался, сказала, что попробовать стоит.

Сейчас на него так давят со всех сторон, что он готов схватиться за любую соломинку!

И все же Грейс верил, что его просьба не напрасна.

Коронер подытожила:

– Суперинтендент, вы собираетесь провести эксгумацию на действующем кладбище, при свете дня, да еще в воскресенье! Представляете, что почувствуют скорбящие родственники, которые пришли навестить могилы своих близких?

– Да, им, конечно, будет плохо, – ответил Грейс. – Но и вполовину не так плохо, как чувствует себя пропавшая Джесси Шелдон. Я считаю, что ее похитил Туфельщик. Я могу и ошибаться. Может статься, мы уже опоздали. Но шанс спасти ей жизнь гораздо важнее, чем чувства нескольких скорбящих, которые, выйдя с кладбища, скорее всего, поедут за покупками в супермаркет, чтобы затовариться продуктами, – ехидно закончил он.

– Ладно, – ответила коронер. – Я выпишу ордер. Но прошу вас, постарайтесь провести все как можно тактичнее. Я на вас надеюсь.

– Разумеется!

– Через полчаса жду вас у себя. Насколько я понимаю, прежде вы еще ни разу не проводили эксгумацию?

– Нет, не проводил.

– Вы и не представляете, сколько бумаг при этом требуется…

Грейс отлично себе все представлял. Но сейчас ему важнее было спасти Джесси Шелдон, чем думать о бюрократических препонах и бумажной волоките. Поэтому он лишь поблагодарил коронера и обещал приехать к ней на службу через полчаса.
1   ...   35   36   37   38   39   40   41   42   ...   46

Похожие:

Посвящается Анне Лизе Линдеблад Дэвис iconЧарльз Дэвис Мания Чарльз Дэвис Мания Посвящается, прежде всего, моим родителям и Дженнетт
Идеи этого романа родились из богатого жизненного опыта и большого количества прочитанной литературы; самой вдохновляющей была авторитетная...
Посвящается Анне Лизе Линдеблад Дэвис iconРичард Дэвис Бах Чужой на Земле
Посвящается Дону Слэку и горе в центральной Франции, возвышающейся над уровнем моря на 6188 футов
Посвящается Анне Лизе Линдеблад Дэвис iconПосвящается Анне Григорьевне Достоевской Истинно, истинно говорю...

Посвящается Анне Лизе Линдеблад Дэвис iconЕвгений Викторович Анисимов Женщины на российском престоле Евгений...
Перед вами, читатель, основанное на документах историческое повествование о повелительницах Российской империи XVIII века: Екатерине...
Посвящается Анне Лизе Линдеблад Дэвис iconАнне ахматовой

Посвящается Анне Лизе Линдеблад Дэвис iconРичард Дэвис Бах Чайка по имени Джонатан Ливингстон
Настало утро, и золотые блики молодого солнца заплясали на едва заметных волнах спокойного моря
Посвящается Анне Лизе Линдеблад Дэвис iconРелигия в курсе истории России
Владимир )( Креститель) крестился в Херсонесе, женился на византийской принцессе Анне, священник Анастас
Посвящается Анне Лизе Линдеблад Дэвис icon-
Еще раз спасибо. В первую очередь и самую глубокую благодарность выражаю Анне по причинам, которым можно было бы посвятить все книги...
Посвящается Анне Лизе Линдеблад Дэвис iconМурад гаухман- s : фигура в пейзаже
Моне Лизе тонкие напомаженные сутенёрские усики. Художник имеет право быть абсолютным конформистом к любой кровососущей власти, как,...
Посвящается Анне Лизе Линдеблад Дэвис iconАвтор выражает признательность друзьям из «Baycrew», Совету таксистов...
Даже мой лучший друг Марвин это знает, а уж такого придурка, как он, еще поискать
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница