Книга третья «Заклинание индиго»


Скачать 214.54 Kb.
НазваниеКнига третья «Заклинание индиго»
Дата публикации27.04.2013
Размер214.54 Kb.
ТипКнига
userdocs.ru > Астрономия > Книга
Серия «Родословные». Книга третья «Заклинание индиго». Глава вторая.

Переведено группами вконтакте http://vk.com/vanews, http://vk.com/rmead.
После этого мисс Тервиллигер отказалась говорить что-либо еще. Мы поехали обратно в Амбервуд, и, кажется, по дороге назад она совсем забыла о моем существовании, продолжая бормотать себе под нос что-то вроде: «Не достаточно времени» или «Нужно больше доказательств». Когда мы наконец-то прибыли к месту назначения, я попыталась вытащить из нее как можно больше информации.

— Что все это значит? Ваши слова о моей самозащите, — спросила я. — Защите меня от чего?

Мы снова припарковались на пожарном проезде, а с ее лица все еще не сходил этот рассеянный взгляд.

— Я объясню позже, на нашем завтрашнем занятии.

— Я не приду, — напомнила я ей. — Я уезжаю сразу же после окончания всех моих обычных занятий. Помните? У меня самолет. Я говорила вам об этом на прошлой неделе. И вчера. И сегодня утром.

Это привлекло ее внимание.

— Да? Ну ладно. Я полагаю, нам придется обойтись тем, что есть. Я подумаю, что смогу предложить тебе утром.

После этого я отправилась спать. Правда, хорошенько выспаться мне все же не удалось. И когда я появилась на ее занятиях истории следующим утром, мисс Тервиллигер сдержала свое обещание. Прежде чем прозвенел звонок, она подошла к моей парте и передала мне странную книгу в потресканном красном кожаном переплете. Название было написано на латинском языке и переводилось как «Элементы битвы», от чего по моей спине прошелся холодок. Заклинания, производящие свет и создающие невидимость — это одно дело. Они были полезны, и я почти смогла дать им рационалистическое объяснение. Но боевые заклинания? Что-то подсказывало мне, что с ними у меня, возможно, возникнут небольшие проблемы.

— Материал для прочтения в самолете, — сказала мисс Тервиллигер своим обычным, неприятным, ученым голосом, но я все еще могла разглядеть проблеск тревоги в ее глазах, который видела прошлой ночью. — Сосредоточься на первом разделе, удели ему больше внимания. Я уверена, что ты тщательно будешь выполнять свою привычную работу… и даже лучше.

Никто из прибывающих студентов не обращал на нас никакого внимания. Моим последним уроком на сегодня было независимое занятие по истории Поздней Античности, в котором мисс Тервиллигер выступала моим наставником. Частенько она использовала это занятие в качестве пассивно-агрессивного способа научить меня магии. Поэтому то, что она давала мне такие книги, не было ничем из ряда вон выходящим.

— И, — добавила она. — Если тебе удастся вычислить, где находится тот микрорайон, это будет чрезвычайно полезно.

Я потеряла дар речи. Обнаружить один микрорайон в огромном Лос-Анджелесе?

— Это… очень большой участок для поиска, — наконец произнесла я, осторожно подбирая слова, так как вокруг нас находилось множество свидетелей.

Она кивнула и поправила свои очки на носу.

— Знаю. Многие, вероятно, не справились бы с этим заданием.

И на этой полу-хвалебной ноте, мисс Тервиллигер вернулась к своему учительскому столу, стоящему посредине кабинета.

— Что еще за микрорайон? — в классе послышался новый голос.

Это был ни кто иной, как Эдди Кастилия, только что прибывший и скользнувший за пару по соседству. Эдди — дампир, в котором слились получеловеческая и полувампирская ДНК, передающаяся еще со дня смешения обоих рас. Тем не менее, он был неразличим от обычных людей во всех смыслах этого слова. Благодаря его волосам песочного цвета и карим глазам, у нас с ним было достаточно сходства, чтобы поддерживать нашу липовую историю о том, что мы близнецы. На самом же деле, Эдди находился здесь, в Амбервуде, в качестве телохранителя Джилл, за которой охотились диссиденты ее же расы, морои, и пусть их след простыл еще со дня прибытия принцессы в Палм-Спрингс, Эдди всегда был начеку, чтобы защитить ее.

Я сунула красную кожаную книгу в свою сумку.

— Даже и не спрашивай. Очередное глупое поручение.

Никто из моих друзей — не беря во внимание Адриана — не знал о моем причастии к магии мисс Тервиллигер. Ну и Джилл по умолчанию. Все Морои обладают неким видом элементальной магии. Адриан, например, был наделен редким и могущественным элементом, который называется «дух». С помощью этого дара он может исцелять и даже возвращать из мертвых, как в случае с Джилл, которая намеренно была убита повстанцами. Вернув ее к жизни, Адриан сделал ее «поцелованной тьмой», то есть создал психическую связь между ними, которая позволяет Джилл переживать его эмоции и даже изредка смотреть на мир его глазами. И в результате, Джилл знает обо всем, что произошло между мной и Адрианом намного больше, чем мне хотелось бы.

Я вытащила из сумки ключи от машины и неохотно протянула их Эдди. Он был единственным, кому я доверяла водить мою машину, и я всегда позволяла ему пользоваться ею, когда уезжала из города, на случай, если ему понадобится выполнить какие-то поручения для нашей группы.

— Вот, держи. Будет лучше, если ты вернешь ее в целости и сохранности. И... ни в коем случае и близко не подпускай Ангелину к водительскому сидению.

Он усмехнулся.

— Я что, по-твоему, самоубийца? Скорее всего, я даже не воспользуюсь твоей машиной. Ты уверена, что не хочешь, чтобы я подвез тебя в аэропорт?

— Ты пропустишь свои занятия, — сказала я. Единственной причиной, по которой я могла покинуть школу раньше, чем требовалось, был необычный характер моих независимых занятий.

— Я был бы только за, уж поверь. У меня контрольная, — сгримасничал он и понизил свой голос. — Впервые в жизни ненавижу физику, знаешь ли.

Я не могла не улыбнуться. Нам обоим было по восемнадцать лет, и мы оба были уже выпускниками школы. Только я обучалась на дому, а Эдди — в элитной академии для мороев и дампиров. Однако, мы не могли изображать студентов, не принимая участия в школьной жизни. В то время как я была не против хорошенько потрудиться, Эдди совсем не разделял моей любви к учебе.

— Нет, спасибо, — ответила я ему. — Такси будет в самый раз.

Прозвенел звонок и Эдди потянулся у себя за парой. Пока мисс Тервиллигер призывала класс к порядку, он прошептал мне такие слова:

— Джилл очень огорчена, что не может пойти.

— Я знаю, — пробормотала я в ответ. — Но всем нам известно, почему ей нельзя.

— Ага, — согласился он. — Неизвестно лишь то, почему она злится на тебя.

Я повернулась лицом к передней части класса и многозначительно проигнорировала его. Джилл была единственной, кто знал о признании Адриана мне в любви, благодаря их связи. Это была еще одна вещь, которую я бы предпочла оставить вне их связи, но мои желания в данной ситуации мало чем помогли бы. Хотя Джилл и знала, что отношения между алхимиками и вампирами были чем-то из ряда вон выходящим, она не могла простить мне того, что я так сильно ранила Адриана. Что еще хуже, она, вероятно, чувствовала какую-то часть его боли на себе.

Даже если остальные ребята ничего не знали, то все равно было очевидно, что между мной и Джилл что-то происходит. Эдди заметил это сразу же и немедленно устроил мне допрос. Я дала ему ценное оправдание о том, что Джилл не нравятся некоторые правила, которые я установила для нее в школе. Однако, на это Эдди не купился, а Джилл продолжала хранить молчание, оставляя его разочарованным и неосведомленным.

Школьный день закончился в мгновение ока, и вскоре я уже сидела в такси, направляющееся в аэропорт. Я брала с собой немного вещей, поэтому со мной были лишь небольшой чемоданчик и сумка, которые можно было просто нести в руках. Кажется, уже в сотый раз я достала маленькую серебристую коробочку для подарка и проверила ее содержание. Внутри находился дорогой хрустальный Ловец Солнца, который можно было повестить на крыльце или на окне. Он представлял собой изображение двух парящих навстречу голубей. Завернув подарок обратно в тонкий слой ткани, я положила его в коробочку, а затем и в свою сумку. Я надеялась, что Ловец Солнца будет приемлемым подарком для предстоящего события.

Я направлялась на вампирскую свадьбу.

Я никогда раньше не бывала на таком мероприятии. Вероятно, что ни один алхимик не бывал. Не смотря на то, что мы сотрудничаем с мороями, дабы сохранить их существование, алхимики дали ясно понять, что не хотят быть вовлечены во все то, что находится вне деловых отношений. Однако, после недавних событий, обе стороны решили, что было бы неплохо улучшить наши профессиональные связи. Так как свадьба была чрезвычайно важным событием, на нее пригласили меня и еще нескольких алхимиков.

Пару я знала, и в теории, я была в нетерпении увидеть церемонию их бракосочетания. Заставлял меня нервничать только тот факт, что там соберется все моройское и дампирское общество. И не смотря на то, что алхимики там все-таки будут, нас явно превзойдут по количеству. Пребывание в Палм-Спрингс вместе с Эдди, Джилл и другими ребятами и так заняло у меня немало времени, чтобы улучшить свое отношение к их расе. С этой группой мы хорошо поладили, и сейчас я считала их своими друзьями. И пусть я была либеральна в делах такого рода, я все еще разделяла ту тревогу, которую испытывали алхимики, находясь в окружении вампиров. Возможно, морои и дампиры не были творениями зла, как я когда-то думала, но они, безусловно, не были людьми.

Мне хотелось бы, чтобы мои друзья отправились вместе со мной, но это даже не обсуждалось. Вся суть нашего пребывания в Палс-Спринг была в том, чтобы спрятать Джилл и оберегать ее от тех, кто посягал на ее жизнь. Обе расы, морои и дампиры, привыкли избегать солнечного света и засушливых регионов. А если она внезапно появится на важном моройском мероприятии, это сведет к нулю всю нашу проделанную работу. Эдди и Ангелина, другой оберегающий ее дампир в Амбервуде, также должны были остаться вне зримости. На свадьбу пригласили только меня и Адриана, и, слава Богу, нам были выделены разные рейсы. Если бы кто-нибудь заметил, что мы путешествуем вместе, это могло привлечь внимание в Палм-Спрингс, а затем и к Джилл. Адриан вылетал даже не из Палм-Спрингс, а из лос-анджелесского аэропорта, который находился на западе в двух часах езды отсюда. И это все было сделано лишь для того, чтобы мы не были замечены вместе.

Я должна была согласовать полет с другим рейсом из Лос-Анджелеса, что напомнило мне о задании мисс Тервиллигер. Найти один микрорайон в огромной столичной области Лос-Анджелеса. Конечно, никаких проблем. Единственное, что играло мне на руку — дома викторианской эпохи были различимы от других. Если бы мне удалось найти некое историческое сообщество, можно было надеяться, что они направят меня на область, соответствующую этому описанию. Это значительно сузило бы мои поиски.

Я добралась до аэропорта на час раньше назначенного времени. Я едва совладала с книгой мисс Тервиллигер, когда над моей головой раздалось объявление: «Пассажир Мелроуз, пожалуйста, пройдите к специалисту по работе с клиентами».

Я почувствовала, как у меня засосало под ложечкой. Собрав все свои вещи, я подалась к месту назначения и была встречена веселым представителем авиакомпании.

— Мне очень жаль, но на ваш рейс было продано избыточное количество билетов, — сказала она, но судя по ее энергичному голосу и широкой улыбке, она вовсе не казалась расстроенной.

— И что это значит непосредственно для меня? — спросила я, с возрастающей во мне тревогой. Я имела дело с бюрократией и канцелярщиной, но избыточная продажа билетов была для меня чем-то, чего я никак не могла понять. Как такое вообще было возможно? Вряд ли количество мест в самолете было для них загадкой.

— Это значит, что вы сняты с рейса, — пояснила она. — Вы и еще несколько добровольцев, которые уступили свои места одной семье. В противном случае, им бы пришлось разделиться.

— Добровольцы? — повторила я, имитируя ее мимику. В стороне, в месте для отдыха, мне улыбнулось семейство из семи детей. Дети были крошечными и прелестными, с большим глазами и тем очарованием, которое вы могли видеть в мюзиклах про детей-сирот, которые находятся в поисках нового дома. Оскорбленная, я снова повернулась лицом к агенту.

— Как так можно? Я регистрировалась досрочно! У меня свадьба, которую я не могу пропустить.

Девушка выдала мне посадочный талон.

— Мы все уладили. Мы перевели вас на другой рейс, в Филадельфии, который отправляется раньше. Вы также получили первый класс из-за предоставленных вам неудобств.

— Невероятно, — ответила я, все еще раздраженная всем происходящим. Я любила порядок и точность. Переменам нечего было делать в моем мире. Я взглянула на посадочный талон, затем еще раз, и еще раз. — Самолет отправляется сейчас!

Она кивнула.

— Как я и говорила… раньше. На вашем месте я бы поторопилась.

Тогда, как будто по команде, я услышала последнее объявление о моем новом рейсе, в котором говорилось, что все пассажиры должны быть уже на борту и что все двери скоро закрываются. Меня нельзя отнести к людям, которые много сквернословят, но уж поверьте, тогда я была готова даже и на это, особенно после того, как увидела, что мой новый посадочный пункт находился на другой стороне аэропорта. Больше ни говоря, ни слова, я схватила свои вещи и побежала к месту назначения так быстро, как только могла, про себя взяв на заметку написать письмо с жалобами на эту авиакомпанию. Благодаря какому-то чуду, я все же успела проскочить свой посадочный пункт как раз тогда, когда двери уже закрывались, услышав от работника аэропорта, что в следующий раз я должна планировать все наперед и запасаться временем.

Я проигнорировала ее и направилась прямиком в самолет, где меня встретил более милый провожатый, особенно после того, как увидел у меня в руках билет первого класса.

— Ваше место вон там, мисс Мелроуз, — сказала она, указав на третий ряд. — Мы так рады, что вы смогли присоединиться к нам в этом полете.

Она помогла мне положить мой чемодан на верхнюю полку, что было трудновато, учитывая то, что какой-то пассажир, пришедший раньше меня, занял там почти все свободное пространство. Для этого нам потребовалось некое творческое познание пространственных отношений. А когда нам все же удалось засунуть мой чемодан на ту злосчастную полку, я практически вырубилась на своем сидении, утомленная всем этим шквалом и суматохой. Да уж, вряд ли это можно назвать расслабляющим путешествием. У меня было достаточно времени, чтобы пристегнуть ремень безопасности прежде, чем самолет пошел на взлет. Чувствуя себя немного устойчивее, я вытащила инструкцию по технике безопасности, находящуюся в кармане  впереди стоящего кресла, чтобы следовать за презентацией стюарда. Неважно сколько раз я уже летала, мне всегда казалось важным быть осведомленной в скорости движения самолета и различных производственных процессах. Я наблюдала, как стюард прикрепляет кислородную маску, когда знакомый, опьяняющий аромат накрыл меня с головой. Решая весь этот хаос по поводу полета, я даже не подумала обратить внимание на своего спутника.

Адриан.

Я уставилась на него, не веря своим глазам. Он смотрел на меня с нескрываемым удовольствием, без сомнения, ожидая увидеть, сколько времени, уйдет на то, чтобы я наконец-то заметила его. Я даже не подумала спросить его, что он забыл в этом самолете. Я знала, что он должен был вылетать из аэропорта в Лос-Анджелесе, и что из-за какого-то идиотского поворота событий я была направлена на его рейс. 

— Это невозможно, — воскликнула я. Ученый во мне был слишком потрясен, чтобы полностью осознать неловкий характер данной ситуации, в которой я оказалась. — Одно дело, когда меня перенаправляют на другой рейс. Но оказаться в конечном итоге рядом с тобой? Ты знаешь, каковы шансы такого поворота событий? Это невероятно.

— Некоторые зовут это судьбой, — сказал он. — Ну, или в Филадельфии не так уж и много рейсов, — он поднял стакан с прозрачной жидкостью внутри, будто бы произнося тост. Так как я никогда не видела Адриана, пьющего воду, я могла только прийти к выводу, что внутри стакана находилась водка. — Рад встрече, между прочим.

— Эм, я тоже.

Двигатели зарычали, моментально отрывая меня от разговора. Реальность начала затуманиваться. Я была обречена на пятичасовой полет вместе с Адрианом Ивашковым. Пять часов. На протяжении пяти часов сидеть всего в нескольких сантиметрах от него, вдыхать запах его дорогостоящего одеколона и смотреть в его проницательные глаза. Что мне следовало делать? Конечно... ничего. Мне было некуда идти, некуда бежать, так как даже пассажирам из первого класса не предоставлялись парашюты. Мое сердце стучало, как бешеное, пока я, пребывая в состоянии аффекта, пыталась подобрать хоть какие-то слова. Он лишь молча, смотрел на меня с легкой усмешкой на губах, ожидая, когда я начну говорить. 

— Так, — наконец молвила я, уставившись на свои руки. — Как там, э-э, твоя машина? 

— Я оставил ее снаружи, подумав, что до моего возвращения ей лучше постоять там.

Я молниеносно подняла голову, моя челюсть отвисла.

— Ты… что? Они отбуксируют ее, если она простоит там целую ночь!

Адриан засмеялся раньше, чем я успела закончить.

— Так вот как можно добиться от тебя пылкой реакции, да? — он покачал головой. — Не волнуйся, Сейдж. Я просто пошутил. Я в целости и сохранности отправил ее обратно на парковку у моего дома.

Я почувствовала, как запылали мои щеки. Я была жутко рассержена из-за того, что повелась на его шутку, и даже немного смущена своей реакции на обычную машину. Хотя, эта машина была совсем необычной. Это был красивый, классический Мустанг, который Адриан приобрел совсем недавно. По правде говоря, он купил его для того, чтобы впечатлить меня, притворяясь, что не умеет водить машину с механической коробкой передач, чтобы как можно больше времени провести со мной, пока я учила его управлять ею. Как по мне, машина была потрясающей, но меня все еще поражало то, что он пошел бы на такое, чтобы просто быть рядом со мной.

Самолет набрал крейсерскую скорость, а стюардесса развернулась к Адриану, чтобы предоставить ему другой напиток.

— Принести что-нибудь для вас, мисс? — обратилась она ко мне.

— Диетическую колу, — на автомате ответила я.

Как только она ушла, Адриан сразу же неудовлетворительно цокнул.

— Ты могла заказать это бесплатно и в эконом-классе.

Я закатила глаза.

— Неужели мне придется провести последующие пять часов, терпя твои насмешки? Если так, то я вернусь обратно в эконом-класс и позволю кому-то другому занять мое место.

Адриан поднял руки в успокоительном жесте.

— Нет, нет. Занимайся своими делами. Я развлеку себя сам.

Его саморазвлечением оказался кроссворд, купленный в салоне самолета. Я достала книгу, которую мне дала мисс Тервиллигер и начала читать, однако, мне было сложно сосредоточиться на ней, когда прямо позади меня сидел Адриан. Я все продолжала краем глаза бросать на него мимолетные взгляды, частично для того, чтобы увидеть, смотрит ли он на меня, и частично для того, чтобы хорошенько рассмотреть его. Адриан совсем не изменился. Как всегда, он был до возмущения хорош собой со своими взлохмаченными коричневыми волосами и идеальными чертами лица. Я клялась, что не заговорю с ним, но когда я заметила, что за все это время он ничего не вписал, а просто сидел и громко постукивал ручкой по журналу, я не сдержалась.

— Ну что там? — спросила я.

— Слово из шести букв. Основатель хлопкоочистительной машины.

—Уитней, — ответила я.

Он наклонился и вписал слово.

— Доминант шкалы Мооса.

— Алмаз.

Пять слов спустя до меня дошел смысл всего происходящего.

— Эй, — сказала я ему. — Я не собираюсь этого делать. 

Он посмотрел на меня ангельским взглядом.

— Делать что? 

— Ты знаешь что. Ты искушаешь меня. Тебе ведь прекрасно известно, что я не могу сопротивляться...

— Мне? — предложил он.

Я указала на журнал.

— Различным мелочам, — я отвернулась от него и многозначительно раскрыла книгу мисс Тервиллигер — Мне нужно работать.

Я чувствовала на себе взгляд Адриан и пыталась игнорировать свою осведомленность в том, насколько близко он находился от меня.

— Видно, Джеки все еще заставляет тебя пахать на своих занятиях.

Адриан познакомился с мисс Тервиллигер совсем недавно и каким-то образом очаровал ее настолько, что она позволила ему называть ее по имени.

— Это больше походит на внеклассное занятие, — объяснила я.

— Правда? А я думал, что ты против того, чтобы заниматься этими вещами больше, чем тебе и так приходится.

В разочаровании я захлопнула книгу.

— Так и есть! Но затем она сказала…

Я прикусила язык, напоминая себе, что не должна посвящать Адриана в эти дела больше, чем следует. Просто… было так легко вернуться в наши старые, дружеские отношения. Я почувствовала, что это правильно в тот момент, когда было очевидно, что правильным это никак не назовешь.

— Сказала что? — мягко спросил он.

Я взглянула на него и не увидела никакого самодовольства или насмешки. Я даже не увидела той пылающей боли, которая съедала меня последние недели. Вообще-то он выглядел обеспокоенным, что сразу же отвлекло меня от задания мисс Тервиллигер. Сейчас его состояние резко отличалось от того, каким он был после нашего поцелуя. Я нервничала только из-за одной мысли о том, что буду сидеть рядом с ним в этом самолете… и все же вот он здесь, рядом, волнуется за меня. Что за перемена в настроении?

Я сомневалась, не зная, что делать. Я прокручивала в голове слова мисс Тервиллигер и все увиденное снова и снова после происшествий прошлой ночи. Я пыталась понять, что же это все значит. Адриан был единственным человеком, который знал о моем причастии к магии мисс Тервиллигер (не беря во внимания Джилл), и до этого момента я совсем не осознавала, как сильно мне хотелось с кем-то обсудить это дело. Так что, в итоге, я сдалась и рассказала ему всю историю с самого сначала.

Когда я закончила, я была удивлена тем, настолько мрачным стало выражение его лица.

— Одно дело, когда она пытается научить тебя магии в школе, но другое, когда она впутывает тебя во что-то опасное.

Также меня немного удивило его ярое беспокойство, хотя, наверное, я не должна была этому удивляться.

— Учитывая то, как она разговаривала, все-таки… это не выглядело так, будто это делала она. Она, казалось, сильно расстроилась из-за… ну, что бы это там не значило.

Адриан указал на книгу.

— И это как-то должно помочь?
— Я полагаю, — я пробежалась пальцами по кожаной обложке книги, постукивая пальцами по латинским словам. — Внутри собраны боевые и защитные заклинания, которые являются для меня более сложным заданием, чем я когда-либо делала. Мне это совсем не нравится, некоторые из них вообще не разработанны. Она сказала мне пропустить их.
— Ты не любишь магию, точка, — напомнил он мне. — Но если это поможет тебе защитить себя, тогда, возможно, тебе не следует игнорировать эти заклинания.
Я ненавидела признавать то, что он был прав. Это только поощряло его. 
— Да, но хотела бы я знать, от чего я пытаюсь себя защитить… нет. Нет. Мы не можем сделать этого.
Даже не осознавая этого, я вернулась к привычным отношениям с Адрианом, когда говорить с ним было легко и непринужденно. По правде говоря, я ему доверяла. Он был поражен.
— Сделать что? Я же перестал просить у тебя помочь мне с кроссвордом, не так ли?
Я глубоко вдохнула, пытаясь взять себя в руки. Я знала, что рано или поздно этот момент настанет, неважно, насколько я хотела пропустить его. Я просто не ожидала, что это придется делать на борту самолета.
— Адриан, нам нужно поговорить о том, что между нами произошло.
— Насколько мне известно, между нами «ничего» не произошло.
Я осмелилась взглянуть на него. 
— Именно. Мне очень жаль за то, что произошло... за мои слова. Но я сказала правду. Мы должны оставить это в прошлом и продолжать жить нормальной жизнью, ради добра нашей группы в Палм-Спрингс. 
— Забавно, но я уже оставил это в прошлом, — сказал он. — А ты та, кто снова поднимает эту тему. 
Я вновь покраснела. 
— Но это все из-за тебя! Последние пару недель ты дулся и ходил весь такой угрюмый, даже практически не разговаривал со мной. А когда ты такой, то у тебя всегда найдется парочка колких замечаний. 
Недавно, за обедом у мистера Донахью, я увидела одного из самых страшных пауков, когда-либо ползающих по его гостиной. Собрав все свое мужество, я словила это маленькое, гадкое существо и отпустила на волю. И знаете, как прокомментировал Адриан мой мужественный поступок? «Ого, я даже и не знал, что ты умеешь справляться с теми вещами, которые обычно тебя пугают. Я думал, что твоей нормальной реакцией было бы бежать от них, отбиваясь ногами, кричать и притворяться, что их вообще не существует».
— Ты права насчет этого, — сказал он, кивая в знак согласия с моими словами. И снова он выглядел на удивление серьезным. — И мне очень жаль.
— Тебе жаль? — мне оставалось лишь впериться в него взглядом. — Так... ты уже покончил со... всем этим? Покончил с, эм, этими чувствами? 
Я не могла собраться с мыслями. «Покончил с любовью ко мне».
— Ох, нет, — весело ответил он. — Вовсе нет. 
— Но ты только что сказал…
— Я покончил с обидой, — сказал он. — С угрюмостью, ну, в смысле, я всегда немного угрюмый. В этом весь Адриан Ивашков. Но я покончил с переизбытком этих чувств. Это не привело меня ни к чему хорошему с Розой. И это также не приведет меня ни к чему хорошему с тобой.
— Ничто не приведет тебя ни к чему хорошему со мной.
— Не знаю, — на его лице появилось некое интроспективное выражение, что было одновременно и неожиданно и интригующе. — С тобой дела обстоят не так безнадежно, как с ней. В смысле, чтобы быть с ней, я должен был преодолеть ее глубокую, эпическую любовь с русским богом войны. Нам с тобой нужно преодолеть всего лишь глубоко укоренившиеся предрассудки столетней давности между нашими двумя расами. Раз плюнуть. 
— Адриан! — я почувствовала, как теряю самообладание. — Это не смешно.

— Я знаю. Для меня это уж точно не шутка. Я не собираюсь усложнять тебе жизнь, — он сделал драматическую паузу. — Я просто буду любить тебя, неважно хочешь ты меня или нет.

Стюардесса принесла нам полотенца, заставляя нас прервать разговор и зависнуть его слегка тревожащие меня слова в воздухе. Ошеломленная, я не могла придумать никакого разумного ответа, пока стюардесса не ушла обратно складывать различные тканевые материалы.

— Хочу я тебя или нет? Что все это, ради всего святого, значит?

Адриан сгримасничал.

— Прости, это получилось немного жутковато, не так, как я ожидал. Я просто хотел сказать, что мне все равно, когда ты говоришь, что мы не можем быть вместе. Мне все равно, если ты думаешь, что я самое жуткое создание, которое ты когда-либо видела ступающим по этой земле.

На долю секунды его хорошо подобранные слова вернули меня обратно, в тот момент, когда он сказал, что я самое прекрасное создание, которое он когда-либо видел ступающим по этой земле. Сейчас эти слова меня преследовали, прямо, как и тогда. Мы сидели в темноте, при свечах… и он смотрел на меня так, как никогда и никогда не смотрел…

Стоп. Сидни. Сосредоточься.

— Ты можешь думать, что хочешь, делать, что хочешь, — продолжил Адриан, не зная о моих предательских мыслях. Он был на удивление спокоен. — Я буду просто продолжать любить тебя, даже если это безнадежно.

Я не знаю, почему это настолько меня шокировало. Я оглянулась, чтобы удостовериться, что никто нас не подслушивает.

— Я… что? Нет. Ты же можешь!

Он наклонил свою голову набок, внимательно меня рассматривая.

— Почему? Разве это причиняет тебе боль? Я уже сказал, что не побеспокою тебя, если ты меня не хочешь. А если хочешь, ну, тогда это все, что мне нужно. Так в чем проблема, если я буду любить тебя издалека?

Я не знала.

— Потому что… ты не можешь!

— Почему?

— Ты должен двигаться дальше, — молвила я. Да, это была значимая причина. — Ты должен найти кого-нибудь другого. Ты знаешь, что я не… я не могу. Ну, ты знаешь. Ты теряешь свое время со мной.

Он выглядел настроенным решительно.

— Это ведь мое время.

— Но это глупо! Почему ты это делаешь?

— Потому что я не могу прекратить это делать, — ответил он, пожимая плечами. — И, эй, если я продолжу любить тебя, может быть, в конце концов, ты не выдержишь и полюбишь меня в ответ. Я практически уверен, что ты уже влюбляешься в меня.

— Нет! И все то, что ты сейчас сказал… это смехотворно! Ужасная логика.

Адриан вернулся к разгадыванию кроссворда.

— Ну, думай, что хочешь, только помни, — неважно настолько обычным кажется все происходящее между нами — что я здесь, я все еще люблю тебя и забочусь о тебе больше, чем любой другой мужчина, злой или не злой, на этом свете.

— Я не думаю, что ты злой.

— Видишь? Все кажется уже более обнадеживающим, — он снова застучал ручкой по журналу. — Поэтесса-романтик викторианской эпохи. Восемь букв.

Я не ответила. Я была лишена дара речи. Адриан больше не поднимал этой опасной темы для разговора до окончания полета. Большую часть времени он просто молчал, а когда и говорил, то лишь на безопасные для нас темы, вроде обеда или предстоящей свадьбы. Любой, кто сидел рядом с нами, никогда бы не подумал, что между нами происходило нечто странное.

Но мне все было известно.

И эта известность съедала меня. Это было так всепоглощающе. И во время полета, да и после его окончания, я больше не могла смотреть на Адриана так, как прежде. Каждый раз, когда наши глаза встречались, я продолжала думать о его словах: «я здесь, я все еще люблю тебя и забочусь о тебе больше, чем любой другой мужчина на этом свете». Часть меня была обижена. Да как он смеет? Как он смеет любить меня, не беря во внимание, хочу я его или нет? Я же сказала ему прекратить! У него нет на это никаких прав. 

Что насчет другой части? Она была напугана. 

«Если я продолжу любить тебя, может быть, в конце концов, ты не выдержишь и полюбишь меня в ответ». 

Это было нелепо. Ты не можешь заставить кого-то полюбить тебя, просто любя их. Неважно, насколько он очаровательный, хорош собой или веселый. Отношения между алхимиком и мороем обречены. Это невозможно.

«Я практически уверен, что ты уже влюбляешься в меня». 

Невозможно. 


Похожие:

Книга третья «Заклинание индиго» iconРайчел Мид Заклинание Индиго
Тогда она встречает очаровательного Маркуса Финча, бывшего Алхимика, который заставляет ее восстать против людей, которые ее воспитывали....
Книга третья «Заклинание индиго» iconКнига десятая
Это десятая книга Крайона и двенадцатая, если считать две книги о Детях Индиго, написанных в соавторстве с Джен Тоубер (мой духовный...
Книга третья «Заклинание индиго» iconКрайон (Ли Кэрролл) –“Новое божественное время” Книга 10
Это десятая книга Крайона и двенадцатая, если считать две книги о Детях Индиго, написанных в соавторстве с Джен Тоубер (мой духовный...
Книга третья «Заклинание индиго» iconКнига третья «Ноовременная»
Данная книга не является учебником по физике, химии, астрономии, медицине, биологии, генетике, психологии, философии или по каким...
Книга третья «Заклинание индиго» iconКнига будущего казань москва 2007 содержание
Третья тезисы комплексной программы политических, экономических и социальных реформ россии
Книга третья «Заклинание индиго» iconПраздник цвета индиго
Главная задача этой книги предложить материал как для развлечения, так и для глубоких размышлений о воспитании. Нам хочется, чтобы...
Книга третья «Заклинание индиго» iconКнига третья Дж. Эдвард Морган-мл. Мэгид С. Михаил Перевод с английского
Руководство предназначено для анестезиологов, реаниматологов и студентов медицинских учебных заведений
Книга третья «Заклинание индиго» iconКнига третья: Философия XIX xx в
Основные тенденции развития западной философии во второй половине XIX — начале XX в
Книга третья «Заклинание индиго» iconСтефани Майер Затмение
...
Книга третья «Заклинание индиго» iconАкунин Левиафан «Левиафан»
«Левиафан» (герметичный детектив) — третья книга Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница