Александр Самойленко Владивосток человек человеку продавец!


Скачать 282.47 Kb.
НазваниеАлександр Самойленко Владивосток человек человеку продавец!
страница1/2
Дата публикации06.06.2013
Размер282.47 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
  1   2


c:\users\автар\desktop\picture0008.jpg

И Р О Н И Ч Н Ы Е С Т И Х И.


Александр Самойленко Владивосток


ЧЕЛОВЕК ЧЕЛОВЕКУ – ПРОДАВЕЦ!

В этом мире – все продавцы,
И с весьма переменным успехом
Продаем себя – как леденцы,
Со слезами или со смехом.
Всю жизнь торчим у прилавка –
Святую строя невинность
И глазки опустив вниз…
Спекулируем ни шатко – ни валко:
Один товар – наивность,
А второй – цинизм…

ДУША.


Душа – неведомый объект,
Все рвется за пределы быта
И даже за бескрайность бытия!
Ей грустно у разбитого корыта –
У золотого же не жил ни ты, ни я.


ЗАЧЕМ?!

У человеческой души
Как у неписанной красы –
Свои часы,
Что бьют в ночной глуши
Старинных замков.
Условность раскрывает рамки –
Мое дневное поведенье
Не для ночных пространств-просторов…
Чу, полночь близится, уж скоро…
Я оживаю – П р и в и д е н ь е…
Брожу одиноко по кратерам лунным,
Корчусь забыто в пустых могилах
И ртом зубастым синим и хилым
Вою: Господи, зачем ты меня придумал?!
К утру уходит наважденье,
Дневное в норме поведенье…
И что это я удумал?
Но Господи – зачем ты меня придумал?!


СЕ ЛЯ ВИ.

На дне стакана грязно-голубого
Сюжета нет – есть только хаос пузырьков.
Как на пути беспутного земного
В обмане лет – есть только биомасса дураков!

И сколько ни взывай к небесной чашке,
И сколько смысла ни ищи за облаками –
Живешь за хлеба кус и за рубашку,
И не с талантами живешь, а с дураками.

А время в общем-то не столько и несется,
Сколько кудахчет в утленьком сарае:
Из тухлых дураков высиживает негодяев
И пастью черною над гением смеется…

ОДНО…

Все мы, конечно, гении!
Какие могут быть сомнения?!
Не все, а только я – так каждый считает,
Даже если он ползает, то все равно летает –
Во сне.
Да мы такие на свете одне!
Вон личико какое ясное!
Фигурка сутулая, но своя, прекрасная!
А ум! Кому – ни бум-бум,
А для нас – полон дум!
Да, все мы по-своему уникальны,
Но все мы одинаково – фекальны…


М Е- Е- Е…

Жили-были бараны и овцы,
В общей массе – неплохие девушки и хлопцы.
Всегда бараны смотрели на ворота,
Как будто ожидали поворота.
Когда ворота были новыми –
Бараны были старыми.
Когда ворота были старыми –
Бараны были новыми.
А если бараны и овцы вдруг за ворота попрут,
Каждый пастух, конечно, применит длинный кнут,
Но баранам много и не надо –
Нельзя отрываться от стада.
У баранов всё по-бараньи,
У баранов – бараньи собранья.
Там они блеют хором
И считают это интересным разговором.
Ну, а то, что пастухи не дремлют – это враки!
Просто есть у них кусачие служебные собаки…
А вообще бараны в общей массе – неплохие хлопцы.
И, тем более, - овцы…


^ ШЕРШЕ ЛЯ ФАМ!

Ищите женщину – когда бурлят гормоны!
Ищите женщину – чтоб не грешить ононом!
Ищите женщину – любовницу и друга!
Ищите женщину чтоб вырваться из заколдованного круга!
Ищите женщину – чтобы с тоски не удавиться!
Ищите женщину – чтобы влюбиться и жениться!
Найдете женщину – цените, обнимайте!
Ищите женщину! Но и себя не потеряйте…


К О Г Д А…

Когда я буду стар и некрасив,
Когда наряд морщин не приукрасит,
Ты, молодая, крылья распустив,
Ты, не моя, впусти на миг в свой юный праздник!
Взгляни летя к другому, пусть шутя,
Пусть мимоходом и совсем случайно,
Не думая, не видя, не грустя
О старости, что борется с собой отчаянно…
Когда вполне пойму, что жизнь обман,
Когда постигну всю иллюзию желаний,
Взгляни, будь другом, даже сквозь туман
Твоих чужих ресниц, непрожитых терзаний…
И я пройду, и ты пройдешь, и всё.
Мы разминемся в разных измереньях.
То бог ли, черт ли крутит колесо,
Извечна портя людям лица, настроенье…

Когда я буду стар и некрасив –
Не в том моя вина, а лишь причина,
Ты, молодая, крылья распустив,
Взгляни, уважь, перед тобой – мужчина!


К А К Ж А Л Ь!

Как жаль, что человек не выразим словами:
Там, где кончаются слова – там начинаемся мы с вами.
Как жаль, что то, что называем мы любовью –
Игра гормонов наших с нашей кровью.
Как жаль, что женщина с мужчиной никогда
Не смогут слиться воедино навсегда.
Как жаль, что Бог – всего лишь миф и сказки
И не дождаться нам его вселенской ласки.
Как жаль, что жизнь – лишь тонкий слой тумана
Из нашей глупости и высшего жестокого обмана!
Как жаль, что в нашем мире настоящих истин нет,
А есть лишь кухня, туалет, да философский бред.
Как жаль, что так всегда близка черта,
Где только черви есть и больше – ни черта!
Как жаль, что нет для нас других времен, пространств, чудес,
Как жаль, что мы есть только то, что есть.
Как жаль, что мы для опытов лишь чьи-то мыши в клетке
Навечно заперты на крохотной загаженной планетке.
Как жаль, что мы уже не дети.
Как жаль, что ничего не жаль на этом свете…


К Т О М Ы?

Что наша жизнь – строка
Из черной магии пространства,
Лишь бледный облик постоянства,
А призракам цена невелика…

Шуршат тысячелетьями календари,
Несется по орбите перпетуум-мобиле,
И сколько нас, теней, сошло с Земли…
А наши НЛО когда-то нас забыли.

И нам уже не разгадать
Рецепты иновоплощений.
Осталось лишь во сне летать
Да в слабеньком воображеньи.

А в оправданье за пороки и изъяны –
И от незнанья чтоб Вселенной не сбеситься –
С теорией дурацкой пришлось нам согласиться,
Что мы произошли от обезъяны…


^ РАЗНЫЕ ДУМЫ.

Я в зеркало гляжу и думаю: я есьм, я существую,
И зеркало пинг-понгом внушает мне именно мысль такую.
Я думаю, что думаю я и гляжу,
Но зеркало думает, что думает оно.
Я думаю, что думаю я и ухожу,
Но зеркало остается смотреть свое кино.
Я иду и думаю: чтоб природа жизнь не каверкала,
Человек придумал многое, в том числе и зеркало.
Но что думает зеркало?
Нежную амальгаму столько рож каверкало!


^ КАК БУДТО?

Как будто можем мы уйти
В другую жизнь, в другие чувства,
Как будто есть у нас пути
В инопланетное искусство,
Как будто кто-то здесь за нас
Достанет блага ниоткуда…
Не посещала ли и вас
Такая странная причуда?


А В Т О П О Р Т Р Е Т.

Голубая музыка мгновенья,
Искра счастья в космосе пустом,
Жизнь – секунда-капля-радуга-влеченье,
Мы – в одном из измереньи-снов!

Я хочу продлить себя словами,
Я мечтаю вылететь в трубу,
Телескопа подсмотреть глазами
То, чего постичь я не могу.

Я не знаю, как мне докопаться
До себя – страшнейшей глубины,
Как до истин истинных добраться
Генетически запрограммированных!

Я в себе телепатически читаю,
Я ловлю сиянье озарений,
Я во сне рептилией летаю,
Я есть я – когда есть вдохновенье!

Нет конца во мне и нет начала!
Курица сперва или яйцо?
И на кончике иглы чертей не мало,
Ну а лучше всех – мое лицо!


К У Д Ы?!

В жизни этой мы – инопланетяне,
Мы друг другу – иночужаки,
Разграничены полами, возрастами,
Не постигли иноязыки…

В этой жизни каждое мгновенье
Перелепливает нас в иносущество.
Пластилиновое детство вдохновенно
Молодое строит вещество…

А потом, вдруг ни с того и ни с сего,
Средний возраст – ваше естество.
Средний возраст – только и всего.
Средний ум, средние чувства,
Среднее произведение искусства…

В этой жизни мы всегда – другие.
Мы текучи, потому что из воды.
Мы хорошие и мы – плохие,
И туды мы, и сюды, и никуды…

^ И Я – СОЗДАТЕЛЬ?


Заставлять слова созвучные –
Соблюдая ритмы, рифмы,
Проникать в мозги измученные,
Превращая их в стихотворимы…
Как цифирь программою в компьютер
В мозг вползают звуками слова…
Иль у космоса с гармонией адюльтер,
Или наша примитивна голова?
Мы летим из никуда и ниоткуда,
Сознавая странность бытия…
Быть поэтом – маленькое чудо:
На секунду хаос побеждаю я!


Т В О Р И…

А на закате хочется уйти
Из смертной одинокости квартиры,
А на закате пляшут воробьи
Из грустной сказки призрачного мира.
И близок космос густотой небес,
И жалость к дню, ушедшему бесследно…
В своей квартире каждый сам себе творец
И ябедничать Богу на него же – бесполезно…


Б Ы Т Ь И Л И Н Е Б Ы Т Ь ?

Быть мужчиной?
Это просто:
Нужно быть мужчиной.
Быть мужчиной?
Это сложно:
Нужно быть мужчиной.
Не считать мозоли на руках,
Не листать купюры в кошельках,
Не рыдать о прошлых пустяках,
Прикрываясь возрастом иль чином.
Быть или не быть? Это наш вопрос, мужчины…



^ В ЭТОМ СТРАННОМ МИРЕ.

В этом странном мире,
Придуманном нами,
Ах, в этом странном мире,
Сотканным из наших мыслей,
Мечтаем все мы жить шире,
Но обрастаем вещами,
Ах, в этом странном мире,
Сотканным из наших жизней.

Но есть в этом странном мире
Неразрушимая данность.
Ах, есть в этом странном мире,
Сотканным из наших желаний,
Самая странная странность –
Не большая и не меньшая:
Все мы на шкале терзаний
Просто МУЖЧИНА И ЖЕНЩИНА !


П О Н Ю Х А Й !

Как терпко-акварельно пахнут кубиков краски,
Цветной сосной благоухают новенькие карандаши…
Так пахнут невинностью неопытные юные ласки,
Так детский пупсиково-пластмассовый запах
Хранится в морщинах изощренно-пошлой души,
Так в игольчатых остро-зеленых лапах
Таится сущность хвойно-эфирной тиши.
Всё чем-то пахнет и остаются от детства запахов маски,
И в прорве взрослых бесцветных лет
Мелькнут вдруг блики – запашливые краски,
Осветят, освежат – и вновь их нет…

^ А НАПОСЛЕДОК ВАМ СКАЖУ…

Что сказать вам женщины?
И как
Вас убедить, в чем не уверен сам?
Жизнь – тяжкий труд,
А не прогулка в облаках…
Да что там, что там!
Знаете вы сами…
Ходите в розовых чулках,
А мы вас скушаем… глазами!

^ ДЕВОЧКИ, МАЛЬЧИКИ, ПАЛЬЧИКИ…
По асфальту сексуально катились –
Голыми ногами дрыгая –
Девочкообразные девочки –
Демонстрируя все свои пальчики…
Сердца наши эротично забились,
В экстазе любовном прыгая…
Вверх топорщатся кепочки –
Вперед, мальчикообразные мальчики!
Но я, девочкообразный мальчик,
Люблю девочек мальчикообразных.
Я даю им свой нежный пальчик,
Ведь пальчик – он не заразный…


ИЗ – ЗА…

Я смотрю на вас из-за кулисы
Сквозь прозрачное и вечное стекло.
Эй, вы там, актеры и актрисы!
Время действия еще не истекло!!!
Всё для вас: котурны и ходули,
Грим, и парики, и режиссер…
Эй, а в зале кто сидит на стуле?
Марш на сцену – каждый здесь актер!
Плачьте, смейтесь, ненавидьте и любите,
Пойте, прыгайте, грустите и страдайте…
В солнечном луче и при софите
Сон наивный вы талантливо сыграйте…
Гениальности здесь нет предела:
Главный ты герой или слуга –
В этой мизансцене всем есть дело,
Собственная роль здесь дорога…
Вяло вы играли или страстно,
Может, пьеса и поставлена ужасно,
И задумана бездарно и напрасно…
Вы – играли! Разве это не прекрасно?!

Эй, вы там, актеры и актрисы!
Бал закончен. За кулисы, за кулисы…

С О В Е Т Ы Д И Е Т О Л О Г А.

Кто хочет на свете на этом остаться –
Всем нужно стараться пытаться питаться.
Но чтобы стараться пытаться питаться –
Нам нужно с другими мечтами расстаться:
Не стоит стараться пытаться хвататься
За то, что мешает пытаться питаться!
Стараясь пытаться стараться питаться –
С водою нельзя нам никак расставаться!
Пытаясь стараться водою питаться –
Дней десять удастся еще вам держаться…
Мечтами не надо вам зря увлекаться –
Старайтесь пытаться от них избавляться:
От мяса и в мыслях пора отказаться!
И на ночь не надо стараться пытаться
В воображении вашем пытаться питаться:
Ведь знаем мы – враг наш номер один
Жуткий и вредный – холестерин!
Пытаясь стараться пытаться питаться,
Старайтесь питаться вы без спекуляций
И без деградаций и дегенераций –
Чтоб душу не ввергнуть в пучину мутаций,
Где бесы сожрут ее на презентации…
Стараясь стараться, пытаясь пытаться –
Старайтесь от зависти удержаться
И к жирным кускам со всех ног не кидаться!
Пусть богатеи питаться стараются –
От жира болезни неизлечимые появляются!
Наполним бокалы водою и тост
Прошепчем: Да здравствует в е ч н ы й пост!!!


Н Л О.

Я умер и узнал, что я не жил –
Мы были куклами с тобою на э к р а н е:
Я видеоизображением кружил
В трёхмерном галактическом обмане.

Машину Времени у Бога напрокат
Я в запредельном выпросил пространстве.
Лети, лети мой энэлошный самокат
И полсекунды в прошлом ты постранствуй…

За облаком припрятав НЛО,
Смотрю на то что было и прошло:
Вот мама с папой, вот наш дом,
А вот и сам я за углом.

А вон – друзья-ребята,
Вот – первая зарплата,
Ненужная и грязная работа,
Вот понедельник и суббота…

Вот магазин и кекс,
А вот кровать и секс…
Вот первая любовь, шестая,
Вот рюмка двести пятьдесят седьмая…

И вновь – начальник, вновь – обед,
Вот туалет – уж сколько лет…
Вот изучаю философский бред:
Что Бога не было и нет…

Вот одиночество, вот старость,
И чувств так мало мне осталось…
Вот болен и простужен
И никому не нужен…

Этот фильм у нас жизнью зовется,
Нам не позволено его переснимать.
Он вписан в вечность – там и остается.
В «кино» мы можем лишь в «тарелке» побывать.

Лети, лети мой энэлошный самокат
И полсекунды в прошлом ты постранствуй:
Через полвечности возьму тебя я напрокат
И вновь вернусь в наивное, любимое пространство…


П Р И В Е Т, В Е Л Ь З Е В У Л Ы !

Мы от рождения грязны,
Кусок есть в каждом Сатаны,
Все люди чертям братья!
Но Бог создал и ад, и рай,
И во дворцах царит сарай –
Кому же слать проклятья?
Брожу по складам прошлой лжи,
На собственные трупы натыкаюсь.
Душа бездонная пустая – расскажи:
Какого дьявола в себе выращивать стараюсь?


З А Ч Е М ?

Чего мы от жизни ждем?
Надеясь на чудеса…
Из ниоткуда в никуда идем,
Поглядывая на небеса.
Да, там, наверху и рядом
Тайна необъятная есть,
Но Богу зачем-то надо,
Чтобы в пошлости мы жили здесь.
И в одиночестве вселенском,
Телескопами звезды считая,
Мы прозябаем в безызвестности –
Рождаясь и умирая.


А В Т О С Е Р В И С…

Мне говорили: Я сама…
И тут же всё с себя снима…
Так молодая кутерьма
Влеклась когда-то без ума.
Теперь, когда я стар и лыс,
Мой древний друг давно повис…
Мне говорят: А что ж ты сам?...
А у меня лишь стыд и срам!


С В Е Р Х У?

Дерьмо гребет к дерьму,
Поверху мерзко плавая.
Но каждое дерьмо падает на дно –
По одному и всей дерьмовой лавою.
Но прежде чем дерьмо
Провалится на дно,
Оно воняет и рыгочет
И не в дерьмо себя пророчит.
Но каждому вонючему дерьму
Недурно помнить истину одну:
Сверху плавает дерьмо всего лишь – по дерьму!


Н А В С Е Г Д А.

Когда-то я тебя любил –
В каком-то мире запредельном:
Он мне казался неподдельным,
И в нем себя считал я взрослым,
Но пленка уже в прошлом, в прошлом…
И я тебя давно забыл.

Но если врут календари
И есть для Времени машина,
То всё, что мы с тобой прошли,
Хранит вселенская бобина.

И где-то там, на вечной плёнке,
У Бога в книжке записной,
Люблю тебя, еще девчонку –
Мальчишка глупый и смешной.


Л Е Т А Л Ь Н Ы Й И С Х О Д.

Чтоб род человеческий мог продолжаться –
Обязаны строго мы все размножаться!
И шуток не к месту здесь тон сексуальный –
Статистика вывод дала нам печальный –
Если в стране бардак продолжать,
То некому и нечем будет размножать…
Пока бал правят узколобые бандиты –
В живых останутся одни гермафродиты…
Не деньги тысячу раз из кармана у нас украли,
А внуков и внучек любимых родить не дали!
Так отбросим привычные нам лукавства:
Населению, страдающему импотенцией совести,
Иные необходимы для размноженья лекарства,
А не эти всем известные ироничные повести…


Н О В А Я А К С И О М А.

Не так уж мало лет
Существовала аксиома для ума:
Ученье – свет,
А дипломов – тьма!
Еще прошло немного лет,
И новая истина сводит с ума:
Ученье по-прежнему являет свет,
А дипломы – у кого денег тьма!

^ IN VINO VERITAS?

Когда-то истина в вине плескалась,
Но не ценили виноградную мы шалость!
Мы истину топили в черной водке,
Мы истине предпочитали ржавую селедку…
Теперь, когда так истина нужна,
Где взять нам натурального вина?
А этих «вин» химического сада
Нормально пьющим и задарма не надо!
Не от того ль бегут все истины от нас,
Что истина в дерьме у нас сейчас?


У Ж Е ?

Еще лелеешь горделивые мечты,
Еще владеешь разумом и телом.
Еще в зеркальном отраженьи ты
Красуешься порою между делом.
Еще летишь – во сне и наяву,
Еще о женщинах, о женщинах, конечно…
Хотя бы в мыслях, но еще так грешно…
А впрочем, иногда и в рандеву…
Еще плодится планов громадьё,
Еще так веришь в собственные силы,
Но вдруг оглянешься, а рядом – молодьё
И лиц ровесников не видно милых.
И новых поколений биомасса тяжело
Сопит в затылок и шипит: тебе осталось
Уйти – ведь времечко твое прошло!
Вот так. А мне казалось, что оно еще не начиналось...


29.
Что наша жизнь? Борьба –
Во времени короткой хрупкости:
С глупостью своего ума,
И с умом чужой тупости.
Но в 29 мы еще играем:
В любовь, деньжата,
В крутость или слабость…
Что ж, надо поиграть когда-то,
Ведь жизнь должна быть в радость?!
И потом,
Когда ты станешь старым,
Ни за какие деньги уже не купишь то,
Что в 29 получаешь, в общем, даром.
Но в 29 в организме бродят тигры,
Поэтому, дружок, незлыми пусть будут твои игры!..
Ах, если б знать нам в 29 – как бы было здорово:
Что все поступки наши возвращаются – тысячекратно –
К нам на головы!
Но есть пора играть – играй,
Лови счастливое, неповторимое мгновение!
Непросто нам в душе при жизни строить рай,
Зато получим вечность, а не вечное забвение…


Д Е Ж А В Ю !
/В с ё б ы л о/.

Бездарность ныне на планете правит баллы,
Роняет слёзы нищий гений от бессилья,
В эфирах воют и пищат дебилы-каннибалы,
Исподтишка талантов «мочит» властвующая камарилья…

Народ безмолвствует – всё видит и всё знает,
Он терпит, терпит и не стонет:
От голода он гордо вымирает
И в ядовитой водке тонет, тонет!...

Г л о б а л и з а ц и я…
Преступники всех стран – объединяйся!

Ж л о б и л и з а ц и я…
Грабь нищих, хапай, не стесняйся!

Но у Бога на ЭКРАНЕ было всё давным-давно,
И сметет метлой поганой ОН и н о в о е га… но!


П Р О Х И Н Д И С Т Ы !

Мы – юмористы новой волны –
Со старыми дырками в кармане!
И мы участвуем в одурачивании страны:
В лохоуголовном обмане!

За правду – побьют, пожрать не дадут,
А то ещё и в подъезде пристрелят,
И псевдо-сатирики там и тут
Ничтожную ахинею мелют!

Даже великие негодяи-тираны шутов –
Гениев честных держали,
И позволяли говорить им вслух то,
О чем сами себе и думать запрещали!

А сатирическая комедия масок в Италии?!
А величайший славянский балаганный Петрушка?!
В трудные годы народы хохотали,
И смехом вычищали общество и души!

Но в жанре любом правду скажет лишь тот,
Кто за страну и народ страдает,
А для этих анекдотчиков – Россия анекдот,
Ведь по паспортам они – граждане Израиля…

Но и на прародине фигляры не нужны,
Не дали вам там синекуры…
Здесь вы в стадо сколотились и дружны,
И смешны, воистину смешны – ваши лживые холуйские
Фигуры!
Прохиндеям, приватизировавшим жанр юмора-сатиры, посвящается!


Ч Е Р Е З В С Е Л Е Н Н У Ю!

Войди в пространство,
Дверь открой во время:
Есть подсознание,
В котором ты и я –
Огня, коня и ногу в стремя.
Гони, любимая,
И догони меня!
Войди в сознание –
Открыты двери,
Я у окна Вселенной,
У огня.
Гони, любимая,
У времени есть время,
Войди без времени, любимая,
В меня!
Я жил и умер
Или не родился,
На плёнке оба мы –
Что этот свет, что тот,
Что явь, что сон –
Иллюзии звенят…
Огня, коня и ногу в стремя –
Гони, любимая,
И догони меня!!!


Б Ы Л О – Н Е БЫЛО..

Я укрощаюсь в старика –
Такая поздняя наука.
Вспять обращается река –
Волшебная, обыденная штука.

Зачем-то было и прошло,
Зачем-то выродилось в старость,
И ни легко, ни тяжело
В седую обернуться малость…
И жизнь – мгновенный синий сон,
Всё реже снится и печальней.
Чем тоньше чувств чуть слышный звон,
Тем более он гениальней.

И на себя – любимого когда-то,
Смотрю сквозь помутневшее стекло,
И говорю – рыдать не надо:
Ведь ЭТО было. Было. И прошло.


^ SIC TRANSIT GLORIA MUNDI.

Придут другие времена,
В которых нет нас ни хрена,
В которых прошлое смешно,
Как устаревшее кино.
И на конвеере племен,
Где миллиарды есть имен -
Уже нет наших.
Проехали. Другие тут поют и пляшут.
Девчоночки и мужички!
Не заблуждайтесь, дурачки –
На мимолетной сцене
Никто вас не оценит!
Придут другие времена –
И вас не будет ни хрена!

• Так проходит слава мира.
Лат.


Т А Н Г О В Е Ч Н ОС Т И.

Средь лазерных вспышек отчаянных,
Средь рёвов музык пустых,
Явилась ко мне ты и тайна
Твои не скрывала черты.

- Станцуем? – ты мне предложила.
- Попляшем, - ответил я.
И музыка нас окрутила,
Сплетая в объятия.

Танцуем, танцуем, танцуем!
Как будто мы здесь навсегда!
Танцуем, танцуем, танцуем!
И горе нам – не беда!

Танцуем сквозь годы и судьбы –
Дискета Вселенной кружит,
Танцуем! – Пусть будет что будет,
Пусть время сквозь пальцы бежит!

Пусть в этом загадочном мире
Нам вечности боги не дали…
Нас нет. Мы исчезли. И лазеры потушили.
А всё-таки… Помнишь, как мы танцевали?...
А всё-таки… Помнишь, как мы танцевали?...
А всё-таки… Помнишь, как мы танцевали…


КУКЛЯТА.

Что наша жизнь? Наивная игрушка
В ручонках детских подрастающих богов?
Взрослеют боги и бросают погремушки
В ненужный ящик позабытых снов.
И мы в том ящике – поломанные куклы
И оловянные солдатики без ног.
Земля – кораблик детский, утлый,
По ручейку его пускает юный Бог…


М Е Ж Д У …

Что мы мечтаем там увидеть, между ног?
Какое чудо?
И это любопытство создал Бог,
А не Иуда…
От розового детства и до чёрной старости,
Мы ковыряемся и ищем до усталости!
И вроде бы всё разное оно там,
Между ног,
Но всё ж для смысла жизни маловато нам,
Товарищ Бог!

^ ЕЩЁ ВЧЕРА…

Ах, как время бежит мимо глаз, мимо глаз,
Ах, как время скользит мимо касс, мимо касс,
Ах, как время гуляет в дырах наших карманов,
Ах, как время стреляет в глупость наших обманов!
Мы вчера обнимались,
Мы вчера целовались,
Но прошло десять лет,
Но прошло сорок лет –
Наши губы взорвались,
Наши души взорвались…
Ах, как время кипит во вселенских пределах,
Ах, как время стоит на кладбище прелом!
Но как будто вчера, но как будто сегодня…
Но давно ты – в раю, я давно – в преисподней!
Ах, как время течет по таинственным рекам…
Нету времени, нет! Есть обман человека…


В И Р Т У А Л И З М.

Мне снится – без лица
который год!
Придуманная женщина.
И плачет, и целует, и зовет
куда-то.
Ни смысла нет и ни конца
у сна:
Придуманная женщина
без лица,
Как пуля без свинца,
Как смерть от одиночества –
Ни имени, ни отчества.
Как будто жил когда-то я
В каком-то сне, в каком-то мире,
В какой-то старенькой квартире,
Но этот дом давно снесен,
Остался только вечный сон,
Где нет ни ночи и ни дня,
В котором я ищу кого-то,
И плачу горько отчего-то,
И кто-то ищет там меня…

З А П И С К А.

Я вас любил –
И даже тех,
Которых ненавидел.
Простите мне мой каждый грех –
За то, что многое забыл,
За то, что многих я обидел.
Я так любил зеленую траву,

Деревья, кошек и собак, и женщин,
Вселенную – за то, что в ней живу…
Но с каждым днем люблю уже всё меньше.
А значит, подошла пора
Переходить в иное измеренье:

Тогда кончается игра,
Когда уходит вдохновенье.
Не мне жить в старости, не мне,
Где только прошлое – и вечность,
Где жизнь идет в чужом окне,
Где так понятна скоротечность –
Всего, что было и что есть,
Всего, что не было и будет.
Я больше т а м уже, чем здесь,

А впрочем, все мы т а м и будем…
Прощай же, сказка непонятная,
Где жили цезари и Нефертити,
И слесарь Вася Иванов.

Меня ждет бесконечность необъятная,
За суицид – простите!
Я выхожу с десятого – в окно!


С Е М Ь Н О Т.

В сирени вечера одеждах,
В мозгу непознанной души,
Прознают звуки скрипок нежных
Избыток праздничной тиши.

Предвосхищая совершенство
И постигая жизни суть.
Летим мы в вечное блаженство
На крыльях нот в чудесный путь.

Там, в подсознании и дальше
Есть только свет и красота.
Ни злобы, ни скрипучей фальши –
Есть только нежность и мечта.

Там, в запредельном подпространстве,
В телепатических мирах,
В секундном этом постоянстве
Есть больше жизни, чем в годах.

Там, на общественных началах,
Всё человечество любя,
Мы начинаем жить сначала
И забываем про себя.

Нечеловеческие ноты,
На атомы разъята грусть.
Кто написал – о, этот «кто-то»
Про нас знал всё он наизусть…

В сирени вечера одеждах,
В избытке праздничной тиши
Играют звуки скрипок нежных
Смычком заплаканной души…


Е Щ Ё.

А прошлое – лишь музыка мгновенья,
И молодость вибрирует в струне,
И ноты позабытых вдохновений
Еще колышатся в гитаре на стене.

Еще висят в пространстве эти звуки,
Еще струится времени песок,
Но гриф несбыточно скользит сквозь руки
И дулом чёрным целится в висок.


ПОПЛАЧЕМ?

Давайте плакать иногда,
Смеясь над страхом!
Рыдать давайте иногда,
Как перед плахой.
Как будто жить осталось миг
И в слов бессилье,
Простую истину постиг,
А в ней – всесилье.
Давайте плакать, плакать, плакать,
Истекая жизнью.
Столетьям капать, капать, капать,
Истекая мыслью.
Нас предают иллюзии свои,
И убивают нас иллюзии чужие.
Тончают хрупких чувств календари,
По лужам времени кораблики уходят молодые…

Давайте плакать иногда,
Но не от страха.
Рыдать давайте иногда,
Плюя на плаху.
Давайте плакать по себе,
О том, что не свершилось с нами.
Давайте плакать по судьбе,
Но только добрыми глазами.
Им волю изредка дадим –
Сентиментальным этим знакам,

В себе себя мы разглядим
Зрачками с тонким влажным лаком,
Как много юности отдали,
Тому, что ничего уже не значит,
Как мало помним, о чем страдали!
Давайте же о памяти поплачем.
Давайте верить в старость без морщин,
Давайте верить в вечность и причины,
И если вы из племени мужчин,
То нарисуйте женщин голубыми.
Но нет, не в этом дело, нет, не в этом.
А в чем? А в чем, а в чем, а в чем?!
Мы прожили свое, наверное, поэтому,
Как будто мы при всем при том – и ни при чем.


В С Ё?

Мозг не рождает больше вдохновенья.
Слиняла ярких красок акварель,
Не восхищает ум мыслетвореньем,
Отпела волшебством душа – свирель.

Куда-то рвался, фазы проходил:
Мальчишки, юноши, любовника, отца.
Себя по жизни неумело проносил –
От одного лица до нового лица.

Ругался, пил, смеялся и рыдал,
И от животного до человека дострадал.
Мечтал о деньгах, и деньги презирал,
И славе лживой дань самонадеянно отдал.

Но что вы там ни говорите:
Про жизнь, и про любовь и про игру…
Послушайте! Еще меня любите
За то, что я – не вру!


С В И С Т У Л Ь К А.

Не плачь погибшая душа
Ночами темными в подушку:
Жизнь – ни плоха, ни хороша,
А лишь нелепая игрушка.

Ты к Богу в высь рвалась всегда,
Но попадала только в грязь,
И на Земле любая мразь
Тебя топтала без труда.

Не плачь, наивная душа
От одиночества и боли –
Ты часть вселенной общей доли,
Что ни плоха, ни хороша.

А впрочем, плачь, рыдай душа
И орошай свою подушку,
Ведь жизнь не стоит ни гроша:
С душой – поломанной игрушкой…


Т Ы М Е Н Я Л Ю Б И Ш Ь?

Ты меня любишь, я знаю,
На расстоянии, как мечту,
Но фантазии с реальностью не совпадают –
Трудно шагнуть за идеальную черту…
Так трудно шагнуть – и руки на плечи,
И выдохнуть: любимый, любимый!
И к черту послать всю бесконечность
И весь этот мир иллюзорно-зримый!
Вечность – лишь миг, в котором чувства,
Вечность – секунда, где я и ты:
Нет во Вселенной выше искусства,
Чем воплощение реальности из мечты!
Ты любишь меня, я знаю,
На расстоянии, как мечту.
Я старше тебя, но в любви, дорогая,
Возраста нет и оглядок на суету.
Ты любишь меня – так руки на плечи!
Что нам время, которого нет!
Мгновенье счастья – и есть вечность,
А разница в возрасте – лишь шутка лет.
Наши души уже на вселенском
Бессмертном записаны видео,
Любимая, девочка!
Н а в с е г д а мы друг друга увидели!
Ты любишь меня, я знаю,
Но сделать не смогла шажочек,
Ты в молодости, как в янтаре,
Застыла надолго, дружочек.

Ты здесь осталась, в сентябре,
Ты любишь меня, я знаю,
Но ты осталась, ты осталась,
А я плыву на корабле
На скучный остров – старость…


^ НЕ ТАМ, НЕ ТОГДА И НЕ С ТЕМИ.

Это был не мой день,
Пьян я оказался как пень,
Бабы улетели в тень,
А с утра я был Аполлон Таврический,

Сексуально был заряжен электрически…
Это был не мой день,
В алкоголь я западал как в лень,
Эй ты там, Оль или Жень,

Или как всех милых вас:
Отчего ж ни прилечь на матрац?!
Но болото из сомнительных дам
Мне проквакало: бесплатно – не дам!

Это были не мои деньги!
Это была не моя мысль,
Это были пропитые вены.
Это была не моя жизнь,

Это было не в том пространстве,
Это было не в тех временах,
Это были тупиковые варианты,
Это было дно дна…
И из моря многолетней мерзости
Безработного хлебнув вина,
Я дошел до великой трезвости:
^ ЭТО – НЕ МОЯ СТРАНА!


Г У Д Б А Й !...

Даётся чудо только раз:
Счастливо брошенные кости –
И мы приходим к жизни в гости,
Она ведь пригласила нас.

И мы поверим в эту сказку,
В реальность вечности и дней,
Чтобы когда-нибудь без маски
Узнать себя среди людей.

В сирени давнего кипенья,
В тумане искорок любви,
Мы возникаем на мгновенье,
Чтоб крикнуть миру: «Ты живи!!!»

Да, мы пришли, чтоб раствориться
В больших и маленьких делах.
И нам уже не возвратиться –
Вы помяните нас в стихах!

И мы уходим, не прощаясь,
Не веря в опиум религий.
Да, мы уходим, воплощаясь
В воспоминания реликвий…

Мы исчезаем, улыбаясь,
Не веря в перевоплощенья,
И остается только жалость
И грусть ее преодоленья…

Вы, там, в четвертых измереньях
И фантастических мирах!
Не предавайте нас забвенью
И помяните нас в стихах…

Даётся чудо только раз:
Счастливо брошенные кости –
И мы приходим к жизни в гости,
Она ведь пригласила нас…


^ ОН БЫЛА ДЕВУШКОЙ ЮНОЙ…

Она была микроцефалкой –
Двуногое с мини-мозгами.
Она была психопаткой
С пухлыми макси-ногами.
Она смотрелась ребенком
С ангельским красивым личиком,
Она была девкой-подонком –
Больной и гнилой псевдоличностью.
Она себе резала вены
И трижды в дурдоме лежала:
Такие у нее жили гены,
А ей всё казалось мало!
И однажды по большой пьяне
Призналась мне, которого секунду любила,
Что в шизоидном диком угаре
Мужа подруги убила.
Вместе с подружкой-монстром
Тело они расчленили
Длинным ножом острым,
А после – с ума сходили…
А еще эта милая киска –
С профессией самой древней,
Трудилась у нас журналисткой –
Что равняется профессии первой…
Писала она убого,
Писала она примитивно,
Но твари есть все у Бога,..
А в сексе была сверхактивна!
Со старым и малым – минетиком
Не брезговала заниматься,
В кабинетах и туалетиках
Ей нравилось развлекаться…
И в результате редакция
Опошлилась до рвоты,
И наша развратная братия
Осталась без работы!
Но наша журналистская братия
Перешла в газетку бульварно-мэрскую:
Здесь привычная нам психопатия –
Минетно-бандитская, постсоветская…


^ УЗКОЕ ЛОТО.

Что решено, то решено – на небесах.
Что суждено, то суждено – увы и ах!
Хоть десять звезд имей во лбу:
Будь гениален и прекрасен,
Но изменить свою судьбу
Никто не властен.
Ты пишешь, пашешь, строишь, сеешь –
И лотореешь, лотореешь…
Билет ты тянешь за билетом –
Зимой и летом, зимой и летом…
Но ты остался гол и нищ,
Года твои прошли без тыщ…

Тяну – мне СПИД, счастливцу – гонорея.
Что наша жизнь? Дурная лотерея!

П О Б Е Д А!

Заставлять слова созвучные –
Соблюдая ритмы, рифмы,
Проникать в мозги измученные,
Превращая их в стихотворимы…
Как цифирь программою в компьютер
В мозг вползают звуками слова:
Иль у космоса с гармонией адюльтер,
Или наша примитивна голова?
Мы летим из никуда и ниоткуда,
Сознавая странность бытия.
^ БЫТЬ ПОЭТОМ – МАЛЕНЬКОЕ ЧУДО:
НА СЕКУНДУ ХАОС ПОБЕЖДАЮ Я!

М Н О Г О Т О Ч И Е.

Жизнь – мимолётная отсрочка
От бесконечности пустой.
Дойдём ли мы когда до точки,
Где стать могли бы запятой?



П Е Р Е Х О Ж У.

Перехожу в иное измеренье,
Всего лишь миг – и я уже другой.
Я в запредельном подпространстве-вдохновенье,
А здесь лишь зрак, следящий за рукой
Зачем стихи – их рифмы, ритмы?
Игра нейронов, кофеина бредь?
Себе пишу бумажные молитвы
И на себя хочу о т т у д а посмотреть?
Живу в быту ничтожнейшем – как ты,
Как все, как мы, как вы – и как никто.
Лечу из никуда – в тартарары,
Не знаю – жизнь зачем дана, за что ?
Но я п е р е х о ж у. Всё ближе и короче
Мой ПЕРЕХОД. И только ТАМ живу.
Ебя перевожу. Туда, где мира Зодчий.
Не мелок брод, я по Его сознанию плыву.
Здесь неиу ничего, здесь всё есть свет,
Ведь наши вещи глупые – они из света.
Здесь нету никого – здесь есть о т в е т.
Ведь наши души хрупкие – лишь часть ответа

Перехожу в иное измеренье,
Туда, где я р е а л ь н о обитаю.
Секунды эти называют ВДОХНОВЕНЬЕМ,
А я назад всё реже прилетаю…

;
^ ЭТО БЫЛО НЕДАВНО, ЭТО БЫЛО ДАВНО…

Я ещё недавно богом был –

Я играл в божественные игры:

Я творил, творил, творил!

Но погасли творческие искры…

Всё проходит – истина стара,

Все проходят тоже – мимо, мимо…

Где ж ты, гениальная игра!?

Где всё то, что было так любимо!?

Эй, вы там, на клавишах небесных!

В сайт Вселенной запишите наши игры:

Пусть там будут люди, рыбы, и цветы, и тигры…

Ведь в компьютере у Бога нет букашек неизвестных!

^ КОСМИЧЕСКИЙ КОМПЬЮТЕР.

А жизнь проходит и проходит,
И вот уже почти прошла,
А истина вселенская всё рядом бродит,
До нас, увы, не добрела…
На лучшее надеясь каждый день –
Как на любовь прекрасную и преданного друга,
Вдруг просыпаешься и видишь только тень
Иллюзий замкнутого глупенького круга.
И понимаешь, что года твои –
Дискета лишь в компьютере бездушном:
И молодость, и старость призови,
Но на божественном дисплее мы – игрушки…


В Н И К У Д А ?

И слух, и голос, и цвета

В небытие уходят,

И жизнь ещё не прожита,

А дрожжи чувств не бродят.

И гениальный звукоряд

Не остановит умиранья,

И партию слепых котят

Утопит тайна мирозданья –

Не подсказав, не приоткрыв

Ни смысла, ни причин, ни следствий…

Летят, летят, летят миры

И мы в них – только звенья детства…

Н АС Т О Я Щ Е Е!?


В глаза любимые смотреть,
И взгляд увидеть отрешённый
И отчуждённо-напряжённый.
И обнявшись, сидеть двоим,
Как с одиночеством своим…

Любить – и тут же остывать,
И с каждым разом – всё сильнее,
Встречаться реже, холоднее.
И думать, думать, думать, думать!
И уходить, и возвращаться,
Так ничего и не придумав.
И вымученно улыбаться…

Устать от чувств и от обид,
И ревностью переболеть смертельной…
И вдруг опять – любить, любить!
Любить любовью неподдельной!



Д Е Ж А В Ю.

Эта музыка, эта скрипка,
Этот запах кленовых духов,
И разлита твоя улыбка –
Без лица и без глупых слов.

Эта вечность – которая снится,
Эта жизнь, что уже прошла,
Но когда-то всё повторится –
Эта осень и та весна…

Плёнку старую включат боги,
И восстанем мы ото сна:
И по той же пойдём дороге –
Эта осень и та весна…

Эта музыка, эта скрипка,
Этот запах кленовых духов…
И повсюду твоя улыбка –
В ореоле моих стихов!



П О Л Е Ч У Д Е С.

Я шагал через годы обманов,
Через сети фальшивых друзей,
И лишь ветер гулял в карманах,
Но искал я счастливых дней.

Я так верил в дивное чудо,
В эту тайную дверцу в стене:
Что однажды прекрасным утром
Волшебство приоткроется мне!

Там, за железной дверцей
Ждёт меня добрая сказка,
Там одинокое сердце
Встретит любовь и ласку!

Эта вера меня хранила,
За весной проходила весна,
Только дверца не находилась
И сплошною была стена…

Но однажды какую-то дверцу
Обнаружил в глухой стене.
И счастливо забилось сердце –
Улыбнулась удача мне!

Там, за железной дверцей
Ждёт меня добрая сказка,
Там одинокое сердце
Встретит любовь и ласку!

Дверь открыл я ключом длинным,
За ней комната – пуста и пыльна,
И вошёл я туда, Буратино,
И остался там навсегда.

Там, за железной дверцей,
Ждала меня страшня сказка,
Там одинокое сердце
Не нашло ни любви, ни ласки…

П О К А, П О К А…

Живи на всю или слегка –

Жизнь так ничтожна и хрупка,

Иди, ползи, лети – пока,

И жди последнего пинка:

Кто в ад, кто в рай, кто в облака –

Ведь жизнь ничтожна и хрупка!

Мы от звонка и до звонка

Живём пока. Пока, пока –

^ ОТ ДУРАКА, ДО ДУРАКА…


Т Е С Т О Т Е Р О Н!

Мы так горели в годы оны,
Бурлила в венах кровь!
Но оказалось – всё гормоны!
А мы-то думали – любовь…

М О Й С О Т О В Ы Й …

Я смотрю на экран телефона,
Есть в нём плэер и диктофон,
Фото, видео и ИНТЕРНЕТ.
Но звенит в скорлупе дома
Одиночества камертон,
А волшебных звонков – нет!

Я ласкаю чудо науки –
Этот фокусный аппарат,
Но пусты иллюзорные руки,
Сам себе я друг и брат.

Я постиг возраста и потери,
И понял – всё ложь!
В чудеса я больше не верю,
Поживёшь – и ты поймёшь…

Сколько телефон ни трогай –
До Бога не дозвониться,
Не перейти порога,
Того, что только снится…





Н Е З В Е З Д И Т?

У каждого из нас
Бывает звёздный час,
Он длится иногда – годы.

И мы в его лучах:
В делах, речах, любвях,
В удачах и на пиках моды!

Но вдруг или не вдруг
Замкнётся звёздный круг,
И всё, что есть для нас – удары…

И сыплется из глаз –
Впопад и не впопад,
Печальный звездопад –кара…

И вместо лучших дней
Приходит юбилей –
Пустая пустота – на годы…

А кто-то, но без нас,
Свой ловит звёздный час,
А мы – навечно - выпали из моды…


П О Ч Ё М?

Наша жизнь вся из шифров:
Человек – это цифры.
Мы считаем денёчки –
Утекают годочки…
Килограммы – на тело,
А рублишки – на дело.
Как измерить нам радость?
Как исчислить нам горе?
Сколько тонн весит подлость?
И почём нынче гордость?
Сколько стоит нам жадность?
А у счастья много есть категорий?

Мы считаем мгновенья –
Где любили кого-то,
Мы не верим в забвенье,
Но однажды приходит: И Т О Г О-ТО?!

  1   2

Похожие:

Александр Самойленко Владивосток человек человеку продавец! iconАлександр Самойленко Владивосток человек человеку продавец!

Александр Самойленко Владивосток человек человеку продавец! iconАлександрСамойленко Владивосток
Александр Самойленко Владивосток                                                 Рассказ
Александр Самойленко Владивосток человек человеку продавец! iconГлавы из романа эксперимент александр Самойленко Владивосток
М ы   у м и р а е м   г о р а з д о   р а н ь ш е   н а ш е г о   т е л а,    н о   н е   з а м е ч а е м   э т о г о   у ж е   у...
Александр Самойленко Владивосток человек человеку продавец! iconАлександр Самойленко владивосток конецсвета !?
Что такое нло и кто в них? Каким образом они пролетают гигантские расстояния? Где находится Бог?
Александр Самойленко Владивосток человек человеку продавец! iconОт стены… Александр Самойленко Владивосток
Потому что время, конечно, совсем не то… Да и пространство… Всё совсем-совсем не то и не так, как нам показывают
Александр Самойленко Владивосток человек человеку продавец! iconАлександр иванович самойленко владивосток
Внимание-внимание-внимание!!!  Мы ведём наш репортаж из  Дремля. Где  проводит  важное  совещание  наш  президент  Ведьмедев!
Александр Самойленко Владивосток человек человеку продавец! iconАлександр Самойленко россия владивосток литературная премия
В нашей дикой России принято считать, что писатели и поэты люди не от мира сего. Питаются они исключительно фантастико-прозаическо-юмористическо-поэтическим...
Александр Самойленко Владивосток человек человеку продавец! iconАлександр Самойленко Владивосток осторожно меценаты!
Литератор Владимир Семенович Иванушкин имел пятьдесят лет трудового стажа и никогда не жил за чужой счет. Как  пошел трудиться четырнадцатилетним...
Александр Самойленко Владивосток человек человеку продавец! iconАлександр Самойленко Владивосток литературная премия: «большая книга»...
В нашей дикой России принято считать, что писатели и поэты люди не от мира сего. Питаются они исключительно фантастико-прозаическо-юмористическо-поэтическим...
Александр Самойленко Владивосток человек человеку продавец! iconАлександр Самойленко Владивосток литературная премия: «большая книга»...
В нашей дикой России принято считать, что писатели и поэты люди не от мира сего. Питаются они исключительно фантастико-прозаическо-юмористическо-поэтическим...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница