Александр Белов Последний Выстрел Бригада 4 «Последний Выстрел»: Олма Пресс; Москва; 2003


НазваниеАлександр Белов Последний Выстрел Бригада 4 «Последний Выстрел»: Олма Пресс; Москва; 2003
страница9/32
Дата публикации11.06.2013
Размер2.14 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Астрономия > Книга
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   32

XI



В клубе Макса провели в общий зал — там для него накрыли обильный стол. Под присмотром трех громил из охраны Зорина он с энтузиазмом принялся за еду. После нервотрепки на Большом Каретном аппетит у него был прямо таки зверский. А за стеной, в бильардной, беседовали Виктор Петрович и Белов.

— Я так понимаю, что это сверху шлюзы открыли, — с крайне озабоченным видом излагал свою версию произошедшего Саша. — Пошел сквозной накат — через меня на тебя. Сто пудов, сейчас и Фонд затеребят…

Слушая его, Виктор Петрович в задумчивости ходил с кием вокруг стола. Причем по его виду никак нельзя было догадаться, что его волнует больше — наезд на Белова или неудачное расположение шаров на столе. Сашу, понятное дело, это раздражало.

— Само собой, — довольно безразлично согласился Зорин.

— Так надо что то думать! — сердито воскликнул Белов. — А то вы там под ковром как бульдоги грызетесь, а мне по башке долбят. Мне это не нравится, понимаешь?..

— Ну, Саш… — с улыбкой развел руками Виктор Петрович. — И будут долбить. А ты чего хотел?

— Я хотел нормально работать, — отрубил Белый.

— В РОССИИ нельзя нормально работать. В РОССИИ можно только выживать… — с шутливой назидательностью покачал головой Зорин.

Он наклонился к столу и нанес аккуратный удар. Оранжево белый шар медленно покатился к центральной лузе, но его перехватила рука Белова. Он подбросил шар на ладони и с вызовом посмотрел на своего партнера. «Хватит ломать комедию, дело серьезное!» — говорил его тяжелый взгляд. Виктор Петрович вздохнул и положил кий на стол.

— Ладно, цэу будут такие, — сухо сказал он. — Срочно разберись с бухгалтерией Фонда. Сверни все проблемные операции. Сам ложись на дно. Охрану по максимуму. Куда поедешь, всем сообщай. А еще лучше — вози с собой адвоката. Ну, меня то им все равно не свалить, — самодовольно улыбнулся Виктор Петрович, — а вот по тебе могут так долбануть, что костей не соберешь!

Белый ответил ему хмурым взглядом из под бровей. Он все понял — Зорин опять отказывал ему в помощи. В который уже раз хитрый и осторожный чиновник «великодушно» оставлял своего партнера наедине с его проблемами! В который раз боялся сделать для него хоть что нибудь! В который раз равнодушно уходил в тину, скользкий и изворотливый, словно угорь!..

«Вот гнида!..» — подумал Белов.

Он холодно кивнул и, не попрощавшись, вышел из комнаты.

XII



Из Серебряного Бора Белов поехал в офис и до вечера занимался бумажными делами — кое что, от греха подальше, нужно было подчистить сегодня же. После этого ему стало легче, тягостные предчувствия понемногу рассеялись, и, наоборот, окрепли предположения, что все случившееся с Пчелой, Космосом и Шмидтом — всего лишь идиотская инициатива неугомонного полковника Тучкова.

По дороге домой Саша задумался об Ольге. В последнее время он частенько думал о ней, потому что в их семье давно уже было неладно.

Все началось со взрыва Филевского «мерседеса». Хотя, безусловно, все началось еще раньше — с его романа с артисткой, но Белову не хотелось думать, что первопричиной затяжного кризиса в отношениях с женой стал он сам. Ему было удобнее полагать, что все началось со злосчастного взрыва на набережной — и, размышляя о своих семейных неурядицах, он всегда искал их истоки в событиях того рокового дня. А точнее — в тех из них, в которых оказалась замешана его жена.

Порой он и сам удивлялся тому, насколько сильно повлияла на него история спасения Пчелы Ольгой. Вспоминалась и ее злость, и, конечно, оплеуха, полученная от жены в кабинете главврача. Но все же главная заноза было в Пчеле.

Стоило Белову вспомнить тот страшный день, как его мысли начинали плестись по одному и тому же заезженному маршруту.

Почему Пчела в той пиковой ситуации обратился за помощью именно к Ольге? Не к нему, Белову, не к Космосу, которых он знал с детства, а к его жене, с которой он и виделся то не чаще раза в месяц? Или все таки чаще? Что между ними было такого, что позволило Пчеле искать спасения у Ольги? И не был ли Саша слеп, видя в отношениях друга и жены только дружбу и обычную человеческую симпатию?

Эти и подобные им вопросы въелись в его мозг намертво — как ржа в потерянную в луже подкову.

Тогда, по горячим следам, говорить о своих подозрениях с Ольгой или Пчелой Белый, понятное дело, не стал. А вот с Максом побеседовал — сугубо конфиденциально и весьма осторожно. Охранник, несколько лет не отходящий от Ольги ни на шаг, клялся и божился, что Сашина ревность абсолютно беспочвенна — за все эти годы ни разу, кроме случая с аптекой, Пчела и Ольга не встречались наедине. Впрочем, от заверений Макса толку оказалось немного — подозрений Белова они не развеяли.

Выхода было два. Либо собраться и навсегда выкинуть черные мысли из головы, либо откровенно поговорить с женой. Плохо было то, что Белов не был в состоянии сделать ни того, ни другого. Подозрения его, похоже, уже переросли в разряд хронических, а на прямой разговор с Ольгой он тоже никак не мог решиться. И на это у него были причины.

Раньше, во время своего затянувшегося романа с Анной, Белов обращал на Ольгу мало внимания, а после покушения он как то сразу и вдруг заметил, как сильно изменилась его жена. Ольга стала более самостоятельной, жесткой и отстраненной. Как мало осталось в ней от романтической девушки со скрипкой! Видимо, решил тогда Белов, та жизнь, которую вел он, наложила свой отпечаток и на Ольгу. Если это и в самом деле было так, то в тех переменах, что произошли с Ольгой, виноват был только он сам.

Джип мягко покачивался на неровностях московских дорог. Белов откинулся на спинку и отвернулся к окну.

«Да, девушка со скрипкой, куда же ты подевалась?..» — рассеянно подумал он.

Скрипка… Саша постарался припомнить, когда же он в последний раз видел инструмент в руках жены, и не смог этого сделать. Вероятно, это было еще до рождения Ваньки. Белов прикрыл глаза и попытался представить прежнюю Ольгу — такую, какой она была, например, на памятном академическом концерте в консерватории.

Без труда вспомнился Рахманиновский зал, сцена, немногочисленные зрители… Вспомнил он и Олино темно синее платье с белым кружевным воротником, и блестящие лакированные бока скрипки. Вот только вместе, в единую картину, все это никак не складывалось. В памяти снова всплыло разъяренное лицо жены в кабинете глав врача, ее злобно презрительный взгляд, жесткий голос…

И вдруг — картинка сложилась! Белову поразительно явственно представилось: сцена, тонкая девичья фигурка в синем платье, вот только лицо у Ольги было злым, а вместо скрипки она прижимала к плечу… автомат!

Белов даже вздрогнул от неожиданности. Он помотал головой, отгоняя нелепую и страшную картину, и задумался. Да, с семьей надо было что то срочно решать. Вскрыть этот нарыв, пока он вконец не отравил жизнь и Ольге, и ему!

Саша решил — больше он не будет откладывать неприятный, но крайне важный разговор с женой. Он велел Максу остановиться, купил роскошный букет для Ольги, а заодно и огромного, чуть ли не в человеческий рост, плюшевого льва для сына.

К моменту, когда джип въехал в гараж загородного дома Беловых, Саша настроился на предстоящий разговор, успокоился и убедил себя, что все будет хорошо.

— Что то жрать стал много, — выйдя из машины, Макс озабоченно кивнул на широкий капот джипа. — Завтра спецурика привезу, пусть форсунки почистит.

— Ну что, может, у меня переночуешь? — без особого энтузиазма предложил ему Белов, вытаскивая с заднего сиденья цветы и огромную игрушку.

— Нет, Сань, поеду, — покачал головой охранник. — Минут через сорок дома буду.

— Ну давай, пока, — Саша перехватил льва поудобней и пожал Максу руку.

— Во сколько завтра?

— Давай часов в девять…

— Ладно, — Макс направился к выходу из гаража.

— Ворота не забудь закрыть! — крикнул ему вслед Белов.

— Нет, блин, забуду!

— Смотри у меня!.. — засмеялся Саша и вошел в дом.

По витой лестнице он стал подниматься на второй этаж. Представил, как обрадуется завтра подарку Ванька и беззвучно засмеялся.

— Я на солнышке лежу и ушами шевелю… — чуть слышно напевал он себе под нос слова детской песенки.

Ступая тихо, чтобы не разбудить жену и сына, Саша подошел к двери детской, осторожно заглянул в комнату. В окна падал неверный лунный свет. Прислушавшись, Саша сделал шаг к детской кроватке — и увидел, что сына там нет. Он растерялся.

— Ваня!.. — осторожно позвал Белов.

Тишина. Сашу вновь охватила тревога — какая то иная, никак не связанная ни с СОБРом, ни с Фондом. Швырнув льва под ноги, он бросился в спальню жены.

— Оля! — крикнул он уже в полный голос.

В спальне тоже было пусто. На аккуратно застеленной широченной супружеской кровати одиноко лежала сложенная газета — та самая, с крупной фотографией убитого Кордона на первой полосе.

Ему все сразу стало ясно. Нарыв лопнул, так и не дождавшись хирургического вмешательства.

Озадаченный Белов спустился в холл и рухнул в кресло. Какое то время он не двигался, запрокинув голову на спинку и упершись взглядом в потолок. Потом запустил руку в карман пальто и достал трубку мобильника.

— Пчела, привет. Протрезвел?.. Это самое… — Саша замялся, ему было неловко, стыдно. — Ты один?.. А что делаешь? И кто выигрывает? Ну давай, болей болей… Да, бумаги завтра. Угу… Все, пока.

Тут же, без перерыва, он набрал другой номер. Звонок прозвучал на старой даче Олиной бабушки.

Ольга шагнула к аппарату и вдруг остановилась, поняв — кто это звонит. Она повернулась к бабушке и показала ей глазами на телефон. Та понимающе кивнула и с воинственным видом подняла трубку.

— Алло!

— Елизавета Андреевна? Доброй ночи, — Белов изо всех сил старался говорить ровно, спокойно. — Это Саша. Простите за поздний звонок.

Оля с Ваней у вас?

— Оля Ваню укладывает, — сурово сдвинув брови, ответила старушка. — Если что то хочешь ей сообщить — говори, я передам.

— А Олю можно?

— Она не хочет с тобой говорить. И я, между прочим, тоже не имею ни малейшего желания, — не удержалась от колкости бабушка. — До свидания.

— Алло! — рявкнул Саша в трубку, но оттуда уже доносились короткие гудки отбоя.

Он опустил руку с телефоном и с досадой пробормотал:

— Ну все не слава Богу!.. Куда ж ты, маленькая моя?..

* * * * *


Положив трубку, Елизавета Андреевна бросила на Олю косой, осторожный взгляд. Та нахмурилась и отвела глаза.

— Ну, что будем делать? — спросила бабушка. Ольга не ответила, она, опустив голову, разглядывала лежавший на столе атлас звездного неба.

— Слушай, бабуль, а где тут у нас Альфа Центавра? — вдруг спросила она. — Вот эта?

Бабушка надела очки и склонилась к карте.

— Нет… Погоди, где же она… А, вот! — ее палец показал на крупную точку в облаке Млечного пути.

Ольга взяла карандаш, обвела звезду кружком на манер мишени и с силой вонзила грифель в самый центр. Бросив сломанный карандаш на стол, она стремительно вышла из комнаты.

Перепуганная Елизавета Андреевна, ровным счетом ничего не понимая, растерянно смотрела то вслед внучке, то на испорченную карту.

XIII



Утром Белов приехал на дачу. Обе машины — свою и охраны — он оставил за поворотом, а сам с букетом хризантем пошел вдоль забора к знакомой калитке старой Олиной дачи.

В палисаднике, за зарослями малины, Ваня играл с каким то мальчиком. Саша остановился и пригляделся. На расчищенном от снега асфальтовом пятачке дети катали машинки. Ваня — радиоуправляемый багги, соседский мальчик — обычный грузовичок, груженный кубиками. Вдруг багги вильнула в сторону и ударила грузовик в бок. Обе машинки перевернулись. Ваня с воинственным видом упер кулаки в бока и, нахмурясь, выпалил:

— Все, браток, мое терпение лопнуло! Ты попал, понял?!

— Вань, ты же в меня сам врезался… — растерянно ответил мальчик.

— Имею право, — возразил Белов младший. — Это моя поляна!

Саша вслушивался в разговор детей, не зная, как реагировать на необычное для него поведение сына.

— Будешь теперь работать на меня, — продолжал наезд Иван.

Мальчик, собирая вывалившиеся из грузовичка кубики, предложил:

— Ну хочешь, я тебе дом построю…

— Не дом, а дворец, — потребовал Белов младший. — Большой пребольшой, как у дяди Космоса.

Несколько смущенный увиденным, Саша обошел площадку с играющими детьми и, перемахнув через штакетник, направился к дому.

Он открыл дверь и шагнул в тесный тамбур. Прямо перед ним, в кладовке, копошилась Олина бабушка. Не разгибая спины, она попросила:

— Оля, прикрой дверь, дует.

Белов закрыл дверь в кладовку и, подумав, припер ее стоявшей в уголке лопатой. Разговор с женой предстоял непростой, и вмешательство вечно агрессивно настроенной Елизаветы Андреевны ему было совершенно ни к чему.

Взбежав по лестнице на второй этаж, он столкнулся в дверях с женой. От неожиданности Ольга вздрогнула, но тут же взяла себя в руки.

— Где Ваня? — холодно и жестко спросила она вместо приветствия.

«Да, — подумал вдруг Белов. — Пожалуй, „калаш“ ей и вправду был бы к лицу…»

— Гуляет, — миролюбиво кивнул он в сторону окна. — Братков своих разводит.

— Ты его заберешь только через мою голову, — сердито зыркнула исподлобья Ольга.

— Не волнуйся, ты мне живая нужна. Это тебе, — он протянул жене букет.

Не взглянув на цветы, Оля отошла к окну и убедилась, что Ваня на месте.

— Зачем ты приехал? — обернулась она к мужу и с сомнением покачала головой. — Саш, я же не в игрушки играю. Я совсем ушла.

Вслед за женой Саша вошел в комнату, бросил хризантемы на диван.

— Давай не будем обострять, — попросил он.

— Куда уж дальше! — хмыкнула Ольга. Саша заметил открытую крышку пианино.

«Неужели играла?» — удивился он.

— Помнишь, ты меня учила? Этот… Шопен, да?.. — Белов шагнул к инструменту и негнущимися пальцами взял несколько неловких, фальшивых аккордов. — Так и не научился… — грустно заметил он и аккуратно закрыл крышку.

Жена молчала, снова отвернувшись к окну.

— Оль, но почему именно сейчас?.. — мягко спросил Саша, приобняв ее за плечи.

Ольга высвободилась из его рук и строго взглянула в глаза мужа.

— Потому что… — она на миг запнулась, подбирая слова, — потому что я оказалась внутри твоих черных схем. Потому что, если б не я, ты убил бы своего друга. И опять же, если б не я, ты не убил бы Кордона. Как по твоему — нормально получается?!..

— Оля, ты все сделала правильно… — убежденно сказал Белов.

— Да!.. — перебила его Ольга. — Саш, самое ужасное, что — да. Но дальше то мне что делать?

— Оля, ты же понимаешь — это правила, по которым я существую, — Белов раздраженно повел плечом. — Я обязан был все это провести.

— Правильно, обязан, — снова согласилась Ольга. — По понятиям ты прав. Но я то здесь при чем?

Белов не выдержал и задал главный из мучивших его вопросов:

— У тебя кто то есть?..

Ольга молча усмехнулась — непонятно чему.

— Я спросил — у тебя есть кто нибудь?! — повысив голос, повторил свой вопрос Белов.

— Не волнуйся, одна не останусь! — с вызовом ответила жена.

— Та а ак… — медленно закипая, протянул Белый. — Очень интересно… И кто этот счастливый кандидат? Уж не Витя ли Пчелкин?!

Ольга не ответила, опустив при этом глаза.

— Ну давай, продолжай, не бойся! — напирал Белов. — Я слово себе дал терпеть.

— А не вытерпишь — ударишь? — вскинула голову Ольга.

— Я хоть раз тебя пальцем тронул?

Она пристально взглянула в его глаза и с горечью покачала головой:

— За последний месяц — ни разу…

Белов растерялся, хотел немедленно возразить и вдруг с удивлением понял — а жена то права!.. «Е мое!.. — смятенно подумал он. — Так что — в этом то все и дело?..»

— Вот так, да?.. — сконфуженно буркнул он и, обняв Ольгу за талию, силой привлек к себе.

Она уперлась в его грудь руками и возмутилась:

— Оставь меня!.. Глупо, Саш, причем здесь это, ну?!..

Белов как не слышал — лез напролом, тянул губы, пытаясь ее поцеловать.

Оля поморщилась и отвернулась.

И тут его будто прорвало — одним рывком он сдернул с жены кофту и, подхватив ее на руки, бросил на диван.

— Не надо, Саша! Больно! — закричала Ольга, извиваясь в его руках. — Я не хочу! Прекрати!

Слышишь!

Но Белого уже было не остановить. Словно обезумев, он всей массой навалился на жену. Ольга отбивалась как могла, но муж был явно сильней.

Шум наверху услыхала бабушка. Она ткнулась в дверь и поняла, что заперта. Не понимая, что происходит, она обеспокоенно позвала:

— Оля, Ванька меня запер! Оля, ты с кем там?!

Оля!.. Кто там?!..

А Белов уже заломил жене руки за голову и задрал подол юбки. Ольга, придавленная и распятая мужем, сопротивлялась изо всех сил.

— Не надо!! Да пусти ты!! Ненавижу тебя!! — уже во весь голос кричала она.

— Оля! Кто там? — без умолку верещала в кладовке бабушка. — Оля! Это он? Господи! Милиция!

Белый, слегка приподнявшись, дрожащей рукой пытался расстегнуть ремень на брюках. Другой рукой он удерживал Ольгу, скрученную в бараний рог. Ему оставалось совсем немного, чуть чуть…

И тогда, уже почти смирившись с неотвратимым, раздавленная унижением Ольга безутешно и страшно зарыдала.

— Оставь меня… — содрогаясь от слез, беспомощно и жалко просила она. — Ну, пожалуйста, Саша, оставь меня…

Белов замер. Он вдруг словно увидел их обоих со стороны и ужаснулся увиденному. Он отпустил рыдающую Ольгу и обхватил руками голову:

— Бред… — опустошенно пробормотал он. — Вот бред…

Ольга, прижимая к груди обрывки одежды, прятала в них мокрое от слез лицо.

— Уйди… — прошептала она, давясь слезами. — Очень тебя прошу, уходи.

— Сейчас, — буркнул еще не пришедший в себя Саша.

— Да уйди же ты, господи! — задыхаясь от стыда и боли, взмолилась Ольга.

— Оля! Оленька, не молчи! — надрывалась внизу бабушка. — Ой, мне дурно будет! Милиция!

Белов тяжело поднялся, подобрал с пола брошенную в горячке куртку и, опустив голову, вышел из комнаты.

Стоило ему уйти, как слезы на глазах Ольги тут же высохли. В мозгу одна за другой вспыхнули две мысли. Первая — испуганная: «Он заберет Ваню!». Вторая — полная досады и раскаянья: «Черт бы нас обоих побрал! Так ждала этого разговора, так надеялась — и…»

Гонимая этой мыслью, Ольга накинула на плечи халат и бросилась вслед за мужем. «Он вернется, — лихорадочно думала она. — Должен вернуться! Ведь мы так ни о чем и не поговорили…»

А Саша, сбежав вниз по лестнице, отбросил в сторону лопату, подпиравшую дверь в кладовку и выскочил наружу.

Навстречу Ольге вместо раскаявшегося мужа бросилась перепуганная бабушка.

— Мерзавец! Негодяй! Бандит!.. — задыхаясь от пережитого ужаса, сыпала проклятия бабушка. — Оленька! Что он с тобой сделал?!

— Ну что ты вечно лезешь ко мне?! — вдруг вытаращив глаза, заорала на нее Ольга. — Иди вон в комнату к себе! И Ваню домой! Достала уже!.. — в ярости прошипела она сквозь зубы и побежала наверх.

— Господи… — беспомощно прошептала Елизавета Андреевна, опускаясь на ступеньки…

* * * * *


Выскочив из дому, возбужденный Белов подхватил Ваню на руки и порывисто прижал к груди. На несколько секунд он замер, не в силах выпустить сына из рук, потом осторожно опустил его на землю и потрепал по голове.

— Будь умником и не обижайте друг друга… — глухо сказал он Ване, повернулся к другому мальчику и тоже ласково потрепал его по плечу. — Ну, пока!..

Белов выпрямился и направился к калитке.

— Пап, а ты когда приедешь? — крикнул ему вдогонку Ваня.

— Скоро, родной, скоро!.. — Саша обернулся, взмахнул рукой и быстро зашагал к машинам.

От всего случившегося во рту остался мерзкий железистый привкус. Саша плюнул от досады под ноги. Все вышло совсем не так, как задумывалось. Его визит не принес никаких результатов, похоже, наоборот — окончательно все испортил. Особенно стыдно ему было за свою павианью выходку. Зажмурившись, Белов чертыхнулся про себя и еще раз сплюнул на снег.

Навстречу ему с мобильником в руке двинулся Макс.

— Саш, Виктор Петрович звонил, — с ходу сообщил он.

— Кто? — переспросил Белов, погруженный в свои невеселые мысли.

— Виктор Петрович. Я сказал, ты перезвонишь.

— Да пошли ты его на хрен!.. — раздраженно рубанул рукой воздух Белый.

— Саш… — один из охранников показал кивком ему за спину.

Белов обернулся — по узкой улочке дачного поселка к ним приближался милицейский мотоцикл с коляской с одиноким стражем порядка за рулем. Не доехав до них метров пятнадцати, мотоцикл зачихал и заглох. Тщедушный милиционер в бушлате не по росту принялся судорожно дергать ногой, пытаясь оживить свою технику.

«Бабка вызвала!» — решил взбешенный Белов и кинулся навстречу мотоциклу.

— Ты меня арестовать едешь?! Ну давай, арестовывай!.. — размахивая руками, истерически кричал он. — Видишь, мне страшно! Я, блин, тебя испугался! Ну давай, придурок, хватай меня!

Милиционер, вытянув шею, настороженно вглядывался в приближавшегося к нему странного и явно неуравновешенного человека.

— Иди сюда! Что ты вылупился?! — все злее вопил Белов. — Доставай свои браслеты, чмошник!..

Вдруг он осекся на полуслове и тут же расплылся в широченной улыбке. В седле мотоцикла сидел тот самый участковый, которого в далеком восемьдесят девятом году они с Пчелой, удирая из под обстрела, захватили в заложники!

— Лейтенант, ты?! — обрадованно воскликнул Саша. — Что, не узнаешь меня? Е мое!.. Ну смотри — фас, профиль, затылок… — он юлой завертелся перед милиционером. — Ну?!..

— Белов, что ли? — неуверенно улыбнулся тот.

— Точно! — восторженно проорал Саша. — Блин!.. Вот встреча, а! Ну поехали, составим протокол, хрен ли!.. — он без приглашения полез в коляску и с необъяснимой радостью крикнул своим опешившим охранникам: — Братва, меня приняли!..

Ничего не понимающие бугаи в полной растерянности следили за удивительной сценкой.

— Ну, поехали, поехали… — повернулся Саша к Никитину.

Лейтенант без особой надежды попытался завести мотоцикл, потом смущенно вздохнул:

— Подтолкнуть бы…

Саша тут же залихватски свистнул своей охране:

— А ну, братва, навались!..

Мигом подбежали охранники, уперлись в грязные бока мотоцикла и легко, словно игрушечный, покатили его по дороге.

Этап на Север, срока огромные,

Кого ни спросишь — у всех Указ!..

Это в полный голос затянул песню Белов. Глядя на него, милиционер подхватил:
Взгляни, взгляни в лицо мое суровое,

Взгляни, быть может, в последний раз!..
Никитин подтягивал все уверенней:

А ты стоять будешь у подоконника,

Платком батистовым слезу утрешь,

Не плачь, не плачь, подруга моя верная…

«Ты друга жизни еще найдешь!..»
— радостно вопили они хором.

— У вас ларек здесь есть? — крикнул Саша сквозь немилосердный треск заведшегося таки мотоцикла.

— А?..

— Ларек, говорю, есть?!

— Есть, как не быть!.. — закивал лейтенант.

— Тогда вперед! — махнул рукою Белов.

XIV



В тесной милицейской сторожке они расположились прямо за рабочим столом Никитина. Все бумаги участкового перекочевали в тумбочку, а на столешнице разместился чуть ли не весь ассортимент поселковой палатки.

— Ну, давай, за встречу! — поднял стакан Белов, расположившийся в кресле хозяина кабинета.

Они чокнулись и выпили. Лейтенант потянулся к жестяной банке, пытаясь вилкой выудить оттуда маслину.

— Да что ты мучаешься! — добродушно хмыкнул Белов. — Пальцами бери!

Никитин послушно отложил вилку, достал пальцами маслину и отправил ее в рот.

— Слушай, а что это ты до сих пор в лейтенантах ходишь? — спросил его Саша. — Начальство не ценит?

— Да меня же после того случая, — ну, с вами, — вообще из органов поперли… — чуть смущенно улыбнулся милиционер. — Четыре месяца без работы болтался, на хлебе и воде.

— Блин! А что ж ты тогда от денег отказался, чудила?! — удивился Белов. — К тебе же приезжал человек с деньгами — ты что?..

Никитин достал из банки еще одну маслину и небрежно отмахнулся.

— Ну, отказался и отказался… Чего теперь вспоминать?

— Нет, ну что ты, — возразил Белов. — Нашел бы нас, мы помогли бы, елки…

На столе зазвонил телефон, Саша без раздумий поднял трубку:

— Да… Никитина?.. Это ты, что ли? — прикрыв микрофон, спросил он. — Нет его, завтра звоните! — отрезал Белов и бросил трубку на аппарат.

— А я тогда сначала челноком заделался, — продолжил свой рассказ лейтенант. — В Польшу, в Турцию мотался, куртками кожаными торговал. Ничего вроде было, женился даже… почти. А потом меня ограбили, башку проломили, в больнице полгода провалялся. Выписался, а в стране совсем другие времена, да и страны уже нет. Попробовал бизнесом заняться и так, блин, влетел, что ой ей ей!.. Квартиру, машину — все за долги отдал. Хреновый из меня коммерсант вышел… Жена, конечно, ушла…

— Уж это само собой, — поддакнул Саша, поднимая стакан.

Они выпили по второй, закусили.

— Потом в Сербии воевал, — вспоминал Никитин.

— Да что ты! — неподдельно удивился Белов. — А за кого?

— За наших, — просто ответил лейтенант. — А после Сербии комитетчик один, сослуживец, помог в органах восстановиться. Сначала в Москве служил, потом сюда напросился, на старое место. А что, здесь спокойно…

«Эка его помотало…» — подумал Саша.

От рассказа лейтенанта ему стало не по себе, ведь к его искореженной судьбе приложил руку и он сам. Избегая смотреть на Никитина, он достал сигарету и похлопал по карманам в поисках зажигалки. Вдруг лейтенант выхватил пистолет и поднес его к самому носу Белова.

— Никогда не наводи оружие на человека! — Саша хладнокровно отвел в сторону его руку.

— Да это зажигалка! — засмеялся Никитин. Он нажал на курок, и из ствола выскочил крошечный язычок пламени. — У подростков отобрал — видишь, чем детишки то играют?.. В дверях появился Макс.

— Саш, извини. Подольские прозвонились… — он настороженно взглянул на милиционера, но Белов еле заметно кивнул — говори, мол. — Нашли они этого банкира долбаного. Я «мерин» отправлю, пусть ребята смотаются?..

— Давай… — кивнул Белый.

— На кабана похож, — повернувшись к выходу, Макс ткнул пальцем в одну из фотографий на «Доске почета».

— Так это он и есть, Макс! — усмехнулся ему вслед Саша.

— А что за банкир то? — поинтересовался лейтенант.

— Да не бери в голову… — поморщился Белов и взял стакан. — Давай — за тебя!..

Пару часов спустя веселье, как водится, набрало обороты. Откуда то появилась гитара, и Саша, уже в милицейской шапке ушанке, развалившись в кресле, с энтузиазмом лупил по струнам.
Вдоль дороги лес густой

С Бабами Ягами,

А в конце дороги той

Плаха с топорами!
Пел он с надрывом.

— Эх, раз, да еще раз, да еще много, много раз!. — надсаживался напротив него изрядно захмелевший Никитин. — Сашка! А давай эту! — выкрикнул он. — Где мои семнадцать лет?! На Большом Каретном!..

Белов со смехом замотал головой и махнул на лейтенанта обеими руками.

— Не не не, только не эту! Вот давай лучше:
Мне бы жизнь свою, как кинопленку,

Отмотать на десять лет назад,

Чтобы стала ты простой девчонкой,

Чистой чистой, как весенний сад!..
Никитин тут же подхватил песню и, взяв на манер эстрадных погремушек в одну руку пистолет зажигалку, а в другую — табельный «Макаров», принялся отплясывать посреди комнатушки.

В кабинет вошел Макс. Он присел к столу и начал выгружать из объемистой сумки новые бутылки и банки. Саша отложил гитару, плеснул в стакан водки, протянул его охраннику.

— Макс, выпьешь?

— Саш, ты же знаешь — я не пью.

— Вот, Витек, какая у меня охрана! — с пьяной хвастливостью воскликнул Белов. — Не пьют, не курят, понял?! Ну, Макс, что нового?..

— Пацаны отзвонились — с банкиром все в поряде, — деловито доложил Макс. — Еще Виктор Петрович три раза звонил… Что хоть ему сказать, Саш?..

Белов поморщился:

— Ой, ну нет меня, на Луну улетел. Все, у меня День пограничника! — он чокнулся с Никитиным и выпил.

— Саш, День пограничника — летом… — возразил охранник.

Саша помотал головой, усваивая выпитое, и с уморительной беспомощностью развел руками:

— Ну что ж поделать?! Вот такое хреновое лето, Макс!..

— Да, еще этот паренек, режиссер с Мосфильма, звонил, — вспомнил Макс.

— Что надо?

— Деньги на кино просил, что ж еще?

— Дадим, какие проблемы? — кивнул Саша. — Творцам надо помогать… Все?..

— Угу… Ладно, я в машине. — Макс поднялся, окинул взглядом прокуренное помещение. — Окошко открыть?

— Не, мы и так задохнемся, — ухмыльнулся Белов.

Макс вышел. Саша задумчиво посмотрел ему вслед. Помолчал, о чем то невесело размышляя, потом повернулся к осоловевшему Никитину.

— Лейтенант, а ты Валеру Филатова помнишь? — вдруг спросил он. — Да должен помнить!.. Ну?! Боксер, актер, каскадер… Он еще в кино много снимался?!..

— Н н нет… — медленно покачал головой Никитин. — А что?

— Да так… — неопределенно пожал плечами Саша. — Понимаешь, ведь все могло быть иначе, лейтенант!.. Мог быть и большой ринг, и вулканы, а стало… Стало так, как стало. Обидно…

— Да уж, не вернешь… — грустно пробормотал милиционер.

Белов снова взял гитару и тихо, очень тихо, запел:
Не жалею, не зову, не плачу,

Все пройдет, как с белых яблонь дым,

Увяданья золотом охваченнынный,

Я…
Вдруг голос его дрогнул беспомощно, сорвался, и он умолк, низко опустив голову.

— Сань, ведь полжизни уже прошло… Полжизни… — чуть слышно промолвил Никитин.

— Извини, брат… Я… — Саша шмыгнул носом и протянул лейтенанту руку, в его голосе звенели слезы. — Получается, что из за меня вся жизнь у тебя наперекосяк пошла. Ты меня прости, брат, прости…

— Да я не в обиде, Сань… — Никитин ответил ему крепким рукопожатием. — Нормальная жизнь, что ты…

— Все! Вот в любой момент!.. — с хмельной пылкостью обещал Белов. — Я оставлю тебе свой мобильник — звони… В любой момент! Все сделаю! Приеду — любому башку оторвем на хрен!.. Ты мне веришь?..

Никитин кивнул и вдруг улыбнулся с загадочной хитрецой:

— Сань, а у меня для тебя сюрприз есть…

— Да ты что? Давай!..

Милиционер встал и, слегка пошатываясь, вышел в смежную комнатушку. Через минуту он вернулся с какой то мятой бумагой. Торжествующе улыбаясь, Никитин, развернул ее перед Беловым.

— Узнаешь, а?

Саша пригляделся и ахнул — это была листовка из серии «Их разыскивает милиция» с его портретом. Та самая — из восемьдесят девятого года.

— Е мое!.. — протянул он, расплывшись в улыбке. — Ну и рожа!.. Бли и ин… Вить, подари мне ее…

— Не е е… — ухмыляясь, покачал головой чрезвычайно довольный произведенным эффектом Никитин. — Не могу, это ж память!

— Ну дай на время, я ксеру сниму и верну.

— Да у меня есть ксерокс… — лейтенант вернулся в смежную комнату. — Сейчас…

— Побольше сделай, — Саша пошел за ним следом. — Штук пять… Или шесть…

Он вошел в комнатушку, где стоял ксерокс, и замер как вкопанный. Прямо напротив входа висел предвыборный плакат. На фоне строящегося дома был запечатлен мужчина в белой строительной каске. Его улыбающееся лицо как две капли воды было похоже на фас сгинувшего в Чечне опера Володи. В довершение всего, словно специально, чтобы рассеять все сомнения Белова, поверху плаката было крупно напечатано:

«Он воевал. Теперь он строит. Голосуйте за КАВЕРИНА!»

— Тебе сколько экземпляров?.. — Никитин повернулся к Саше и увидел его застывшее лицо. — Что с тобой?

— Первый раз в жизни призрак вижу, — совершенно ошеломленно пробормотал тот.

Проследив за его взглядом, лейтенант повернулся к плакату.

— Ты что, знаешь его? — спросил он.

— Трудно сказать… — Белов стремительно трезвел. — А куда голосование?

— Да в Думу довыборы, по нашему округу. А что? Достойный мужик, с биографией, — пожал плечами Никитин. — Тоже в органах служил, потом Чечня, ранение, плен, госпиталь… Так тебе сколько экземпляров то делать?

Не сводя глаз с плаката, Белый медленно покачал головой.

— Ни одного.

XV



Закончив бриться, Владимир Евгеньевич Каверин обильно смочил лицо одеколоном и с наслаждением похлопал себя своей единственной — левой ладонью по щекам. Просторная ванная наполнилась терпким ароматом «.Хьюго Босс». Каверин улыбнулся и подмигнул своему отражению.

Да, не зря он столько лет гнил в горах Чечни. Не зря якшался со всяким бандитским отребьем. Не зря стоял на карачках во время намазов и бормотал чужие молитвы. Все было не зря. Не будь всего этого — не всплыл бы он из небытия в Москве солидным бизнесменом.

Не было бы этой шикарной квартиры, не было бы немецкого протеза, не было бы крепких связей и внушительного банковского счета. И всемогущая Контора не сделала бы на него ставку и не двинула бы его в депутаты.

Последнее обстоятельство Каверину было особенно приятно. Еще бы — ведь в подручные ему ФСБ приставила подполковника Введенского. Ситуация трехлетней давности перевернулась с ног на голову — теперь его бывший куратор превратился в некое подобие мелкого порученца. Отдавать ему распоряжения, называть Леонидычем и покровительски похлопывать Введенского по плечу доставляло Володе огромное, неизъяснимое удовольствие.

Впрочем, что там Введенский! Да и эта надоедливая избирательная возня — все это было только началом! Планы Каверина простирались куда как далеко, надо было только во что бы то ни стало влезть сперва в думское кресло.

Каверин еще раз подмигнул своему отражению и принялся натягивать на протез черную лайковую перчатку. Протез, что и говорить, был замечательный — металлические пальцы могли даже двигаться, — и все же каждый раз, глядя на это устройство, он мрачнел от досады. Потерянная в Чечне рука — память о предательстве Белова — была все еще не отомщена.

Из кухни донесся до приторности ласковый голос жены Светланы:

— Володя, тебе кофе черный или с молоком?!

«Сука, — без особой злости подумал Каверин. — Кувыркалась здесь по чужим койкам, пока я в этой долбаной Чечне парился!..»

Он надел роскошный шелковый халат и, выйдя из ванной, сухо ответил:

— Черный.

В столовой был уже накрыт чайный столик, Света наливала в затейливую фарфоровую чашечку дымящийся кофе. Не взглянув на жену, Каверин молча сел за стол.

— Ты какой то другой вернулся, — с осторожной обидой посетовала жена. — Не обнимешь, не поцелуешь, с добрым утром не скажешь…

— С добрым утром, — все так же сухо сказал Каверин.

Он развернул на столе утреннюю газету и принялся помешивать ложечкой кофе. Света встала за его спиной, начала осторожно массировать мужу шею.

— Я знаю, — невесело усмехнулась она. — Ты меня не можешь простить, да? Володь, но ведь у тебя за эти годы тоже были женщины?!..

— Нет, только мужчины, — он ответил без всякой интонации, с абсолютно каменным лицом, так, что невозможно было понять — он говорит серьезно или шутит.

Света оставила его шею, села напротив и порывисто вздохнула:

— Послушай, ну давай куда нибудь уедем! Давай возьмем и просто уедем, а?

— Хватит, наездился, все только начинается, — еле заметно усмехнулся Каверин. Он сделал маленький глоток кофе и приказал: — Подай сахар.

Жена протянула ему сахарницу, пытаясь перехватить его взгляд.

— Зачем тебе это, Володя? Ну не представляю я тебя в политике, никак не представляю. Что, мало тебя жизнь трепала?..

— Вот именно, трепала, — Каверин, наконец, поднял на нее глаза и жестко припечатал: — Пора теперь долги отдавать.

Его ледяной взгляд смутил Свету, она опустила голову и быстро забормотала:

— Забудь ты о Белове, Володенька… Христом Богом прошу, забудь… Ведь убьет…

— А вот это мы еще посмотрим — кто кого! — оборвал ее Каверин. Он взглянул на свой протез и неожиданно широко улыбнулся: — Верно, черная рука?!..

И тут вдруг он с низким звериным рыком выбросил руку в перчатке к самому лицу Светы. Та отпрянула в испуге, а Каверин, довольно рассмеявшись, пояснил:

— Шутка…

Да, такие у него теперь были шутки…

XVI



Неожиданная встреча с призраком Каверина ошеломила Белова. Она задвинула на второй план и все текущие дела, и странный наезд на ребят, и даже болезненный разрыв с женой. Несколько дней он не мог думать ни о чем другом, кроме как о своем внезапно ожившем враге.

Разумеется, ему вспоминалась вся история их непростых отношений, но не только. Белов пытался понять — как и почему Володя Каверин, с его полууголовным прошлым, оказался в числе кандидатов в народные избранники. Кто состряпал ему новую биографию, кто снабдил средствами, и с какой целью все это было сделано? Белов навел справки и узнал, что ближайшим помощником и доверенным лицом новоявленного политика оказался другой его знакомый — Игорь Леонидович Введенский. Картина прояснилась, Саше стало ясно, что Каверина в Думу двигает Контора.

Как ни странно, но именно это обстоятельство стало для него одним из главных раздражителей. Цинизм, с которым лезли во власть его «приятели», вывел его из себя. И тогда он впервые всерьез задумался — если это можно Каверину, то почему бы не попробовать и ему? Вспомнились и давние разговоры с люберецким старшаком Валентином Сергеевичем о судьбе гангстерских синдикатов в Америке. Не настало ли время и ему, признанному авторитету Саше Белому, превращаться в сенатора? Тем более что даже нынешнее его положение — вполне легального бизнесмена — не защищало, как показал наезд СОБРа, от произвола властей.

Кроме всего этого было еще одно существенное соображение в пользу новой авантюры. Если дело выгорит, сбудется давняя заветная мечта Оли — ее муж порвет с криминалом. И Белов действительно готов был пойти на это — передать все дела Пчеле и Космосу и целиком и полностью переключиться на новый, обещавший сказочные перспективы проект. Конечно, его шансы на победу в выборной гонке были неочевидны, но тем интереснее попробовать добиться таки своего!

Словом, все складывалось одно к одному — и утереть нос «сладкой парочке», и начать новую жизнь, и наладить отношения с Ольгой, и позаботиться о своем будущем и будущем своей семьи. Обдумав и взвесив все за и против, Белов решил — он сделает это!

Еще несколько дней ушло на то, чтобы подготовиться к передаче дел. Многое в их бизнесе было завязано лично на Белова, и ему пришлось изрядно попотеть, чтобы предусмотреть все до мелочей. Наконец, схема управления всеми делами Бригады — и черными и белыми — была готова, и Саша собрал друзей на совет.

В своем кабинете он повесил огромный лист ватмана — плод своих трудов. В центре листа был изображен большой кельтский крест, вокруг него располагались пчела, стилизованный Сатурн с кольцом, буква Ф и женская фигурка рядом с ней.

Схему довершала разветвленная система стрелок, связывающих основные персоны с рисунками автомашины, пачки долларов, пистолета, многоэтажного здания, цветка мака, элемента таблицы Менделеева А1, загородного коттеджа и многого другого. От этих значков, в свою очередь, также отходили стрелки к кружкам с различными инициалами. Рядом со всеми стрелками стояли цифры. Эта паутина указателей и стрелок и была самым главным — Беловскими связями, которые он намеревался передать друзьям.

Пчела с Космосом с недоуменным любопытством рассматривали Сашины художества.

— Ну и что это значит? — усмехнулся Кос.

— А это значит, что с этого дня заправлять всеми нашими делами будете вы! — огорошил их Саша.

Не дав друзьям опомниться, Белов принялся за комментарий своей схемы. Разжевывать то, что им и так было известно, Саша не стал. Он сосредоточился только на общих принципах управления и распределения доходов, а потому завершил свою лекцию довольно скоро.

— Значит так, братья, что касается доли Фила, то она по всей схеме неизменна. Пчел, ты за это дело отвечаешь. Оружие, транспорт, недвижимость… Ну, и Тамаре долю. Разберетесь, в общем, да?

Закончив, Саша склонил голову набок и отстранился от ватмана.

— Красота, а? Прямо Репин, блин!.. — рассмеялся он. — Две ночи подряд рисовал, как дурак.

Пчела подошел к схеме поближе.

— Я хорошо получился… — заметил он.

— Так я ж с натуры, Пчелкин! — усмехнулся Саша. — Кстати, я только сейчас понял, какую махину мы создали.

Пристально разглядывая схему, Пчела с задумчивым видом почесал макушку и вздохнул.

— Красиво — это да, — согласился он. — Только теперь все заново раскидывать нужно?

— Ну так… — развел руками Белов. — Глаза боятся, руки делают…

Космос поднялся с дивана и подошел к Саше.

— Сань, давай теперь начистоту, — он исподлобья взглянул на беспечно улыбающегося Белова. — Что это все значит? Ты что, просто так возьмешь и соскочишь?

— Ну, во первых, не просто так, — покачал головой Саша. — Моя доля — она так и останется моей долей. А во вторых, ты разве не рад? Вы же с Пчелой только этого и хотели. А, Пчела, ты рад?

Тот смущенно улыбнулся:

— Да рад я, рад…

Космос недоуменно покачал головой.

— Погоди, Сань, а ты сам то чем будешь заниматься?

— Вы смеяться будете… — лукаво улыбнулся Белов. — Меня Саша Киншаков пригласил в кино сниматься — на главную роль.

Пчела с Космосом, действительно, прыснули со смеху.

— Фигню сморозил… — тоже рассмеявшись, признался Саша. И после небольшой паузы добавил: — Ну а если серьезно… Есть, братья, у меня одна идея. Есть.


1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   32

Похожие:

Александр Белов Последний Выстрел Бригада 4 «Последний Выстрел»: Олма Пресс; Москва; 2003 iconАлександр Белов Преданный Враг Бригада 3 «Преданный Враг»: Олма Пресс; Москва; 2003
Существует ли братство по криминалу? Только на первый взгляд! Чем дальше, тем больше отдаляются друг от друга члены Бригады. Между...
Александр Белов Последний Выстрел Бригада 4 «Последний Выстрел»: Олма Пресс; Москва; 2003 iconАлександр Белов Тень победы Бригада 15 Александр Белов Бригада. Книга 15. Тень победы Пролог
Белов задремал. Ему показалось, что он всего лишь на секунду сомкнул веки, а когда снова открыл глаза, то увидел перед собой темный...
Александр Белов Последний Выстрел Бригада 4 «Последний Выстрел»: Олма Пресс; Москва; 2003 iconАлександр Белов Штурм вулкана Бригада 12 Александр Белов Штурм вулкана Бригада 12 Пролог
Мефистофеля на Крыше. Особенно подчеркивали богатство цыганского дома царившие вокруг него разруха и запустение
Александр Белов Последний Выстрел Бригада 4 «Последний Выстрел»: Олма Пресс; Москва; 2003 iconАлександр Белов Поцелуй Фемиды Бригада 13 Александр Белов Бригада....
Допустим, имеется предпочтительный вариант «А». Если он не проходит, то разыгрывается вариант «В», который тоже по своему хорош и...
Александр Белов Последний Выстрел Бригада 4 «Последний Выстрел»: Олма Пресс; Москва; 2003 iconАлександр Белов Похищение Европы Бригада 16 Александр Белов Бригада....
Воздух пришел в движение, невидимая волна пробежала по лесной поляне. На западе показались яркие сполохи, совсем не похожие на предрассветные...
Александр Белов Последний Выстрел Бригада 4 «Последний Выстрел»: Олма Пресс; Москва; 2003 iconАлександр Белов Поклонение огню Бригада 14 Александр Белов Бригада....
Из автомобиля вышел крепко сбитый низенький господин в дорогом костюме и не менее дорогих ботинках из крокодиловой кожи. Для дополнения...
Александр Белов Последний Выстрел Бригада 4 «Последний Выстрел»: Олма Пресс; Москва; 2003 iconХолостой выстрел
В судовом журнале, оставленном Джереми Питтом, немалое место уделено длительной борьбе Питера Блада с капитаном Истерлингом, и последний...
Александр Белов Последний Выстрел Бригада 4 «Последний Выстрел»: Олма Пресс; Москва; 2003 iconГлен Дункан Последний вервольф Последний вервольф 1 Глен Дункан последний вервольф первая луна
Информация проверена, – сказал Харли. – Они убили Берлинца две ночи назад. Ты последний. – и помолчав, добавил: – Мне жаль
Александр Белов Последний Выстрел Бригада 4 «Последний Выстрел»: Олма Пресс; Москва; 2003 iconАлександр Белов Потерянные души Бригада 8 Александр белов потерянные души 1997 1998 годы
Почему так происходит ? Первым это понял Фил: задолго до покушения он собирался уйти из криминала в кино. Саша считает своим долгом...
Александр Белов Последний Выстрел Бригада 4 «Последний Выстрел»: Олма Пресс; Москва; 2003 iconАлександр Константинович Белов Бригада. От сумы до тюрьмы Бригада 10
По сути он все тот же бомж, только с фальшивым паспортом. Больше всего его мучает то, что он не может легализироваться и жить как...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница