Комментарии к четвертому тому


НазваниеКомментарии к четвертому тому
страница2/121
Дата публикации22.06.2013
Размер15.9 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   121

^ Н. Ф. ФЕДОРОВ — Н. П. ПЕТЕРСОНУ22

Октябрь 1901. Москва Черновое

Статьи старого семинариста (П. Ц.), сопровождаемые Вашим молчанием, получил и пришел от них в самое крайнее раздражение, и особенно от второй. Молчание же Ваше, как знак согласия с П. Ц., меня нимало не возмутило и совсем не удивило. Вам, конечно, непонятно, как тяжело слышать насмешки над воскрешением и поругания Св. Троицы и не иметь ни малейшей возможности дать ответ на них этому ослу. Семинарист издевается над могуществом детской чистоты и кротости, возвращающей жизнь отцам, издевается над воскрешением как произведением детской чистоты. Не трудно отвечать, что для воскрешения всеоб<щего> нужно кротость голубиную соединить с мудростью змеиною, т. е. нынешнею зловредною наукою, конечно прикладною, удовлетворяющею скорее похоти и зверству, индустриализму и милитаризму. Под влиянием же детского чувства, любви к родителям похоть рождения и зверства разрушения превращается в чистую радость воссозидания и оживления.

А каково слышать, когда нашему образцу объединения разумных существ для воскрешения семинарист дает такое подобие, которое ему противоположно. Кислород и азот — два безжизненные тела, хотя и рядом лежащие, но взаимно чуждые друг другу, составляя смесь, должны изображать сына и отца, их личности, а слияние этих тел, при коем они теряют свою особность (личность), изображает единство. Искра же, производящая это уничтожение личностей, есть подобие не злого, а святого духа!23 Истинное подобие Триединому может быть дано не соединением мужа и жены для рождения, а в соединении сынов и дочерей для воскрешения.

Только не имеющий ни малейшего понятия о символизме может называть символическим изображение действительности, которую мы открываем в любящей душе Сына Божия, живущей представлением Бога-Отца, находим это самое [представление] в самих себе. Вскрывая душу, мы показываем, что в ней есть, — это иконопись чисто историческая, иконопись внутренней Истории души, усвояющей христианство. Образ Софии — Премудрости Божией Киевского извода представляет такой же способ или прием изображения: Христос в лоне Богоматери. Предмет мысли Богоматери и есть Христос. Такое именно изображение и служило печатью Московских патриархов, как можно видеть в Титулярнике24 (Успенский25 обещал мне снимок). Такое же изображение Софии премудрости Божией на печатях Великого Новгорода. Это единственный способ изображения, которым Христианство выразило себя как Премудрость. Все храмы Софии, начиная от Константиновского, были лишь киотами этой иконы. В Константиновской «Софии» было 427 статуй. Грегоровиус26 называет этот храм Музеем, а вернее — Пантеон. Парфенон из храма земной Мудрости, Афи<ны>, был, как полагают, превращен [в храм] Божественной Премудрости, Софии. Аввакум, впрочем, справедливо осуждал изображение на иконе Благовещения Богоматери с Сыном Божиим в недре, называя [Ее] чреватою. Изображение же в лоне Сына Божия, как и у всех сынов человеческих в сердце, Бога отцов есть изображение величайшей нравственной Мудрости (Супраморализма). В иконе-картине Первосвященнической Молитвы и изображен Супраморализм. Потому-то прежде следовало издать Супраморализм (его формулу) и два имморализма, а потом уже и Икону Пер<восвященнической> Молитвы27.

^ К РАЗДЕЛУ «ПИСЬМА Н. Ф. ФЕДОРОВУ РАЗНЫХ ЛИЦ»

ПИСЬМО Н. Ф. ФЕДОРОВУ ОТ НЕУСТАНОВЛЕННОГО ЛИЦА

7 октября 1897

Многоуважаемый

Николай Федорович!

Когда я заходил к Вам в начале сентября, Вы между прочим говорили мне, что у заведывавшего рукописным отделением музея (Лебедева? не упомню фамилии, как Вы мне называли1) осталась коллекция книг, в наст<оящее> время продающаяся; что в ней находятся все отчеты Имп<ператорской> П<убличной> Библ<иотеки>2 и разные другие. К сожалению, не мог я забежать к Вам в библиотеку, чтобы взглянуть на каталог*. Я был в Москве как раз на Покров (1 го октября).

Будьте так добры — уведомьте меня, есть ли в числе книг следующие:

Brunet. Manuel

(и какое издание, если есть, — 1844 или 1865?)

4-е 5-е и последнее3.

Сопиков4. ^ Со страницей о Радищеве.

Отчеты — все ли.

Сколько всех книг счетом (приблизительно) и какие из них более ценные. Все это, понятно, самым приблизительным образом, чтобы иметь хоть какое-нибудь понятие о составе. — Есть ли собрание летописей и вообще издания археограф<ической> комиссии, археолог<ических> обществ и т. д.

Вы говорили, что Уляницкий5 дает за эти книги 300 р. (или 200, или 400 — не помню). Так как мне известно, что он знаток и любитель книг, то надо полагать, что есть что-нибудь интересное. Уляницкий, кажется, купил и собрание книг Н. Губерти6, причем выручил часть затраченных денег продажей дублетов.

Интересуюсь узнать содержимое, не имея возможности склониться к какому-нибудь решению.

Прошу Вас извинить меня за беспокойство, Вам причиненное моим запросом. Зная Вашу бесконечную доброту, однако же, решаюсь на это.

При этом уместно будет спросить также, продаются ли в Москов<ском> Публ<ичном> Музее дублеты (и триплеты) книг, находящихся уже в библиотеке7. Мне говорил один книгопродавец, что у Вас есть целый амбар таких дублетов и что он один или два раза покупал кое-какие книги; что тот же Уляницкий купил там коллекцию целую.

На Рождество надеюсь приехать в Москву и тогда «беспременно» зайду в библиотеку, а теперь желаю Вам пребыть в полном благополучии до этого времени и после,

оставаясь искренне уважающим Вас

Н. Ко [подпись неразборчива].

1897 г. Окт<ября> 78.

^ К РАЗДЕЛУ «ВОКРУГ ФЕДОРОВА»

Е. Ф. КОРШ — А. Е. ВИКТОРОВУ1

27 сентября 1874. Москва

Почтеннейший Алексей Егорович,

Когда рекомендованный Вами Н. Ф. Федоров явился ко мне, место дежурного было уже отдано Действит<ельному> студенту Воробьеву2; но Николай Федорович до того пришелся мне по душе, что я никак с ним не расстанусь и притяну его к Библиотеке, сначала хоть вольнотрудящимся. Когда я сказал ему об этом и упомянул с сожалением о том, что вольнотрудящийся получает менее дежурного, всего 300 р.3, этот бессребреник изъявил полное свое удовольствие, даже радуясь тому, что будет работать сидя, а не на побегушках, как дежурный.

Примите уверение в чувствах глубокого почтения и совершенной преданности

Вашего покорнейшего слуги

Е. Корша.

27 сент<ября> 1874 г.

^ Д. П. ЛЕБЕДЕВ — А. Е. ВИКТОРОВУ4

10 июня 1881. Рязань

Многоуважаемый Алексей Егорович!

Так как скоро Вы делаетесь свободным человеком, то я и решился наконец написать Вам несколько строк о себе, хотя, как узник, освобожденный из Москвы благодаря Вам, я должен был бы сделать это гораздо ранее. Что делать? Эта-то именно причина и мешала мне писать. Я все более уразумеваю, как нехорошо поступил, согласившись так рано уехать, взваливши всю работу на Вас5. — В полученном братом моим Михаилом письме от Николая Федоровича6 я увидел Вашу приписку. С письмом этим вышло недоразумение: писал его не я, хотя оно писано и по моему желанию; справиться о книгах меня просили уже тогда, когда брат мой (Михаил) уезжал из деревни, поэтому я его и просил написать Николаю Федоровичу письмо из Рязани, что он и исполнил, но учинил подлог, подписавшись моим именем. — Исполняя Ваше желание, пишу о себе, хотя сказать нового почти совершенно нечего. Доехавши благополучно в деревню, я накрепко уселся в ней и вот теперь оставил ее только в первый раз, чтобы попутешествовать по Пронскому уезду. Через несколько дней вернусь назад и вновь буду домоседом на неизвестное время. Занимаюсь делом относительно весьма мало. Я очень желал бы, чтобы Вы известили, как намереваетесь провести лето и не соберетесь ли побывать в Егольниках, о чем вместе со мною усерднейше просят Вас жена и теща7, посылая Вам через меня свои поклоны и пожелания всего самого лучшего и сообщая, что с 15 июня будут ждать Вашего приезда ежедневно с утра до вечера. Лучше было бы, если бы Вы в таком случае заблаговременно (хоть за 2 дня) известили о дне приезда в Рязань: можно было бы выслать лошадей из деревни, хотя, конечно, и в Рязани брат найдет всегда лошадей или частных, или ямщичьих. Остаемся в надежде, что Вы не откажетесь исполнить нашей просьбы, если ничто не помешает. — Николаю Федоровичу прошу Вас передать мой поклон; вероятно, теперь он, в ожидании каникул, не так сердит, как прежде. Не удастся ли Вам захватить его в Егольники? Это было бы очень хорошо. — Брат Иван просит передать Вам его поклон. Он будет ожидать Вас в Рязани. Пожелав еще раз Вам всего лучшего, остаюсь

Преданный Вам

Д. Лебедев.

Извините, что бестолково писано: 12 часов, спешу на вокзал.

^ Е. С. НЕКРАСОВА —А. Е. ВИКТОРОВУ8

26 сентября 1881. Москва

Многоуважаемый Алексей Егорович,

[...] Если Вам удастся увидать сегодня или завтра Николая Федоровича, то попросите его, пожалуйста, не может ли он разыскать «Медицин<ский> Вестник» за 1869—70 года с проектами Козлова «об образовании женщин по врачебной части», с его «записками по вопросу о высшем образовании женщин»9. Да, впрочем, название статей ему можно и не говорить, а просто попросить разыскать «Медицинский Вестник», начиная с 1864 года и далее — потому что я точно не знаю ни названия статей, ни года, когда Козлов помещал свои статьи.

В понедельник — если удастся — я зайду почитать в Румянцевский читальный зал, куда в последнее время я уже два раза приходила для просмотра газет за 70 года. — Читальный зал мне понравился10, только одно нехорошо, что коврики разостланы только под столами, а там в проходах — пол голый, и потому шаги каждого входящего и проходящего нарушают тишину читальни. Хоть новая Ваша читальня и хороша, а все же ей далеко до Петер<бургской> Публичной11. [...]

^ Д. П. ЛЕБЕДЕВ — А. Е. ВИКТОРОВУ

24 декабря 1882. Москва12

Многоуважаемый

Алексей Егорович!

От себя и ото всего моего семейства поздравляю Вас с праздником и посылаю пожелания всего лучшего. Надеюсь, что Вы благополучно приехали в Петербург, весело проведете в нем время и благополучно же и здоровым вернетесь в Москву. Что до нас, то мы также решились, во что бы то ни стало, провести праздники весело. Новостей до сих пор никаких нет. Музей сегодня мы с Николаем Федоровичем закрыли официально: он — свою библиотеку до 30 го, а я — отделение рукописей до 2 го января или до приезда Кирпичникова13, если он вернется ранее. Читатели ходили, но понемногу, и все старые; было бы, вероятно, более, если бы Музей открыть завтра, ибо сегодня за час до закрытия начали являться новые читатели. У Мурзакевича14 я был в день Вашего отъезда, передал ему посылку и получил от него еще несколько поручений, которые исполняются что-то плохо. По возможности, постараюсь сделать все для его удовольствия. — Затем, кроме сообщенного, — ни в Музее, ни лично в моем семействе, ни в Москве вообще ничего нового, заслуживающего интереса. Поэтому, пожелав Вам еще раз веселия и достижения цели Вашей поездки в Петербург, [остаюсь до следующего письма, которое не замедлит явиться]

навсегда преданный Вам

Д. Лебедев.

1882 г.

Декабрь 24.

P. S. Поставленное в скобках [ ] не читайте: болтовня кругом мешает мне писать.

^ Д. П. ЛЕБЕДЕВ — А. Е. ВИКТОРОВУ

30 декабря 1882. Москва15

Многоуважаемый

Алексей Егорович!

Так как Вы получите это мое письмо уже не в том году, в котором оно писано, а в следующем, то позвольте Вас поздравить пока заблаговременно с наступившим новым 1883 годом, а что главное, — с канувшим в вечность 1882 м; вместе с поздравлением приношу Вам от всего моего семейства самые лучшие пожелания. — Николаю Федоровичу я еще не успел передать Вашего поклона, но исполню это завтра. Жалею, что он не может приписать Вам в настоящем письме, так как я спешу опустить его завтра возможно ранее, а Ваше получил сегодня уже поздно. Записную книгу отыскал: надеюсь, что та самая; сейчас заделаю ее и поранее, до открытия Музея, завтра же отправлю к Вам.

[...] В Музее посетителей пока нет, кроме одного Николая Васильевича Калачева, занимающегося Беляевскими актами16; он говорит, что нашел что-то касающееся боярских приговоров. Кирпичников17 заниматься в Музее пока не будет: спешит в Харьков; я встретил его у Федора Ивановича18. Последний совершенно здоров, а Людмила Яковлевна19 все в том же положении, сидит так же, отвернувшись от света. Федор Иванович получил новые рисунки к Апокалипсису20. Это все его новости, которые он просил меня передать Вам вместе с его и Людмилы Яковлевны поклоном. Встретивши сегодня в Музее Юрия Дмитриевича21, я получил от него также поручение передать Вам поклон его и его семейства и желание (также всех), чтобы Вы скорее вернулись. По его словам, он проводит праздник скучно. — Из прочих Музейских ходит в него пока один Николай Федорович. [...] Новостей у нас решительно никаких нет, даже сплетен мало. Морозы понемногу уменьшаются; сегодня уже только 15° среди дня. — Брат просит приписать Вам его поклон22. Затем пожелав Вам еще раз всего хорошего и успеха в поисках, остаюсь

преданный Вам

Д. Лебедев.

1882 года

Декабря 30,

вечер.

Сижу дома.

^ Д. П. ЛЕБЕДЕВ — А. Е. ВИКТОРОВУ

26 января 1883. Москва23

Многоуважаемый

Алексей Егорович!

Новостей, особенно стоющих описания, у нас так мало, что мне совестно было отнимать у Вас время на чтение моих писем: этим и объясняется, почему я так долго не писал Вам, хотя и обещался в последнем письме «описать все подробно»24. Этого подробного описания не будет и теперь по той простой причине, что нечего описывать. Настоящее письмо посылаю только для того, чтобы известить Вас, что в Музее все обстоит благополучно и все идет по-старому. В отделении рукописей читатели есть, но уже в обыкновенном количестве, так что управляться с ними легко. [...] Новостей вне Музея, кроме известного уже, вероятно, Вам радостного события в семействе Юрия Дмитриевича25, нет более никаких. Самого же Юрия Дмитриевича выживают на время коронации из Кремля26; он уже ищет квартиру. — Исполняю затем приятные поручения передать Вам поклон от моего семейства, Юрия Дмитриевича и Николая Федоровича (который все собирается сам писать Вам), остаюсь

Преданный Вам

Д. Лебедев.

1883 года

Января 26!!

P. S. В субботу барон Бюлер27 праздновал свой 10 летний юбилей; ему был поднесен служащими адрес (составленный ими же), которым он остался очень доволен, говоря только, что ему очень польстили.

^ Д. П. ЛЕБЕДЕВ — Е. С. НЕКРАСОВОЙ

21 января 1884. Москва28

Милостивая государыня

Екатерина Степановна!

В понедельник в 10 ч., в церкви при Музеях будет заупокойная литургия и панихида по Алексее Егоровиче29. — В случае, если ничто Вас не задержит, прошу Вас, а также и Анну Степановну30 пожаловать помолиться за покойного, а также и известить, буде знаете кого-нибудь из знакомых Алексея Егоровича, о том, где быть панихиде.

Преданный Вам

Д. Лебедев.

1884

Января 21.

Суббота.

P.S. Был у Федора Ивановича31 и слышал восторженные отзывы о Вашей новой статье32.

^ Д. П. ЛЕБЕДЕВ — Ф. И. БУСЛАЕВУ

24 февраля 1884. Москва33

Многоуважаемый

Федор Иванович!

Сейчас, возвратясь от Вас, нашел у себя письмо Викторова, которое при сем прилагаю34. Слава Богу! Теперь завтра же утром начну действовать: закажу гроб, справлюсь обо всех подробностях на железной дороге и отправлю в Киев необходимые на расходы деньги.

Вот, с Божией помощью, преодолели наконец и последние затруднения; остаются мелочи, с которыми, авось, как-нибудь справимся. А Корш и Бушера —Господь с ними!35

Ваш,

всегда глубоко уважающий Вас

Д. Лебедев.

1884 г.

февраль 24.

P. S. Уверен, что Вы, Людмила Яковлевна и Фаина Яковлевна36 порадуетесь со мною и со всеми моими домашними. А для меня Ваше мнение об этом деле, да если присоединить сюда еще и мнение Николая Федоровича, — самое главное. Потому я и не боюсь действовать, хотя бы мнения целого света были против: за нас и сам Алексей Егорович!

^ Д. П. ЛЕБЕДЕВ — Е. С. НЕКРАСОВОЙ37

13 апреля 1884. Москва

Многоуважаемая

Екатерина Степановна!

Вчерашний день я отправился к Вам наудачу, почти не рассчитывая застать Вас дома, что и случилось. Собираясь все-таки побывать у Вас на днях вечером, я, однако, не могу пока назначить времени, когда удастся навестить Вас: кроме прочего меня все еще удерживает дома нездоровье. А видеться с Вами между тем было бы очень желательно. Не можете ли Вы письменно ответить мне на один вопрос? — Перевозка тела Алексея Егоровича — дело уже решенное: поедет за ним племянник покойного Петр Ив<анович> Викторов38, которому я выслал уже и все необходимые на дорогу и расходы деньги. А собрано у нас пока только с небольшим 300 рублей, в редакции «Московских ведомостей». Мне помнится, Вы говорили, что и в редакции «Курьера» есть что-то. Я был там, но оказалось, что там вовсе не принимают деньги на этот предмет. Не перемешал ли я? Не о Русских ли Ведомостях Вы говорили? Ответьте мне, пожалуйста, если Вас не затруднит, в двух словах.

Прошу передать мой поклон Анне Степановне —

остаюсь уважающий Вас

Д. Лебедев.

1884 г. Апреля 13.

^ Д. П. ЛЕБЕДЕВ — Е. С. НЕКРАСОВОЙ39

25 апреля 1884. Москва

Многоуважаемая Екатерина Степановна!

Пишу Вам это письмо, не рассчитывая наверное, что Вы завтра будете в Музее. Тело Алексея Егоровича прибудет в четверг (26 апреля) на товарную станцию Казанской дороги, откуда в тот же день будет перевезено в Симонов монастырь. Заупокойная литургия, панихида и предание тела земле совершатся [в] воскресенье40. Начало литургии в 10 утра.

В надежде, что Вы и Анна Степановна не откажетесь помолиться о душе покойного, остаюсь преданный Вам Д. Лебедев.

1884 г.

апреля 25.

^ Д. П. ЛЕБЕДЕВ — Ф. И. БУСЛАЕВУ41

9-13 июля 1884. Егольники

Душевноуважаемый

Федор Иванович!

Хотя мы здесь, в Егольниках, живем и в XVII веке, но все-таки во второй его половине (вернее, в конце), и этому обстоятельству я обязан удовольствием узнать, что Вы все здоровы, а равно и приятною обязанностию благодарить Вас за более чем любезное письмо Ваше, которое, хотя и поздно, но попало к месту своего назначения. В Рязани оно получено своевременно (там вторая половина XVIII в.), а к нам дошло только 7 го. Поэтому, понятно, я не читал еще «Правит<ельственного> Вестника»42 и отправляю за ним нарочного (вместе с этим письмом) в Рязань, в надежде узнать подробности пребывания Вашего в Петербурге.

Конечно, я знаю заранее, что пребыванием этим Вы будете довольны. А потом, авось, как-нибудь Вы и еще соберетесь сообщить о себе два-три слова.

Что же могу написать я Вам о себе? Поговорить хотелось бы с Вами, точнее, — послушать Вас, а что выскажешь в письме? О нашей жизни, кажется, и писать нечего: идет она, хотя и не скучно, но тихо, почти однообразно; для отдыха оно и лучше. Ездим по соседям, тоже живущим патриархально, иногда в Рязань, и более никуда; катаемся ежедневно вечером с Костей43, а все остальное время тратим на самые мелкие обыденные заботы; на дело едва остается час-два вечером, когда уляжется Костя. По временам у нас гостит кто-нибудь. Николай Федорович еще не был; обещался заехать в конце июля с тем, чтобы ехать вместе со мною в Москву44. С ним, во время последнего пребывания моего в Москве, случилось несчастие: едва не отправился, подобно Алексею Егоровичу, на тот свет45, и был бы там, случись с ним болезнь в его квартире, а не в моей. Едва поправился к отъезду46 (и то благодаря своему крепкому, нетронутому здоровью); доехали с ним до Рязани, отдохнули там денек, а затем разъехались восвояси: он в Керенск, а я — в Егольники. Получил от него письмо47: добрался благополучно и теперь здоров.

Лето у нас нынешний год еще не начиналось: все холода, дожди, град и бури. Несмотря на это, мы, конечно, весь день на воздухе, т. е. или на открытом, или под кровлею, на балконе. В саду по цветению ожидали Бог знает какого урожая, но оказался не Бог весть какой; ягоды все-таки понемногу начинаем есть.

Кое-что дельное у меня набралось спросить Вас, да отлагаю до личного в Москве свидания, в котором, надеюсь, Вы при всегдашней доброте Вашей мне не откажете. — Свидетельствуя затем Вам и Людмиле Яковлевне48 глубочайшее почтение всего нашего семейства до Константина Дмитриевича (не Димитриевича: пока еще без и) включительно и прося передать наш искренний привет Фаине Яковлевне49, когда будете писать к ней, остаюсь

глубоко уважающий Вас

покорный слуга

Д. Лебедев.

с. Егольники.

1884 г. 10 июля.

Мой адрес: в Рязань, Д. П. Лебедеву, в Контору Старшего Нотариуса.

P. S. 13-го июля.

Только вот когда собрался отправить это письмо, начатое 9 го, оконченное 10 го и с припискою 13 июля: все семейные обстоятельства. Зато я теперь имею счастие объявить вам о новом Дмитрии Лебедеве (№ 2)50, который, несомненно, будет уважать Вас не менее меня и которому постараюсь внушить глубочайшее почтение к своему наставнику.

Искренно Вас уважающий

Д. Лебедев-отец.

Жена и новорожденный пока, слава Богу, здоровы. Первая просит еще раз передать Вам и Людмиле Яковлевне ее искренний привет.

Через несколько дней, немного собравшись с мыслями, буду писать Вам вновь.

^ Д. П. ЛЕБЕДЕВ — Е. С. НЕКРАСОВОЙ

3-5 сентября 1884. Москва51

Душевно уважаемая

Екатерина Степановна!

Браните, но выслушайте! Конечно, получив Вашу брошюру52 своевременно, я не замедлил бы тотчас же известить Вас и благодарить. Но надобно же было прийти ей как раз в тот день (28 августа), когда я уехал в деревню, конечно, на 2 праздничные дня, а потом... es ist eine alte Geschichte53... одним словом, получил я ее уже по приезде, т. е. только сегодня, и то вечером. Разумеется, в «Старине» я ее просмотрел уже прежде; а теперь буду читать вновь.

Первое впечатление, остающееся, впрочем, и до сих пор и навсегда, самое благоприятное; я видел Алексея Егоровича живого и в Музее, в занятиях и по окончании их, как видел его 2 года тому назад; я представлял его живым, по Вашему рассказу, дома, в разговорах с няней так же ясно, как будто бы присутствовал при самой сцене дележа приданого54. Замечательная наблюдательность, умение схватить даже мелкие черты и особенности характера и выражений Алексея Егоровича свидетельствуют не только о том, что Вы с любовью отнеслись к делу, что тот, о котором Вы писали, — человек Вам близко и хорошо знакомый, изученный Вами; но также и о Вашем умении воспроизводить живые образы, рисовать портреты, лучше того нельзя, кажется, и желать; маленький этот очерк, по моему мнению (разделяемому, надеюсь, всеми, знавшими Алексея Егоровича), ей-Богу, верх совершенства. Извините за откровенность: по прочтении статьи (конец читал Ник<олай> Федорович), знаете ли, что я сказал? Я был в восторге и мог выразить его только (еще раз извиняюсь) словами: «вот, собаку съела». Христа ради извините за неуместность выражения: право, более сильного и подыскать тогда не мог. Спросите Н<иколая> Ф<едоровича>, сколько раз прерывал я чтение выражениями одобрения Вам? — А впрочем, конечно, есть места, которые я хотел бы немного изменить, но на всякого не угодишь. А вот что: Николай Федорович со мною вполне согласен; пойду завтра к Федору Ивановичу55, узнаю его мнение и сообщу Вам. Уверен, что оно будет очень лестно [...]

^ Д. П. ЛЕБЕДЕВ — Е. С. НЕКРАСОВОЙ56

23 ноября 1884. Москва

Многоуважаемая

Екатерина Степановна!

Спешу благодарить Вас за присланные билеты от имени Николая Федоровича и Семена Осиповича, которым, право, не забуду передать их завтра57. Сам же буду всячески стараться быть [в] воскресенье в Обществе и с женою, для чего теперь уже совершил подлог, переправивши, с Вашего позволения, числа. Передайте мой поклон Анне Степановне. Надеюсь Вас слышать, а ее видеть [в] воскресенье.

Искренне Вам преданный

Д. Лебедев.

1884 г.

ноябрь 23

^ С. О. ДОЛГОВ — Е. С. НЕКРАСОВОЙ58

1892. Москва

Многоуважаемая

Екатерина Степановна!

Весьма благодарен Вам за присылку писем Дмитрия Петровича. Буду по возможности собирать их и соединим в одном №, как сделали с письмами А<лексея> Егоровича59. Николай Федорович благодарит Вас за память. На днях, если Вас не обеспокою, подговорю его и Марью Константиновну60 послушать у Вас воспоминание о Д<митрии> П<етровиче>61. Мой низкий поклон многоуважаемой Анне Степановне

Готовый к услугам

С. Долгов.

^ Г. П. ГЕОРГИЕВСКИЙ — Е. С. НЕКРАСОВОЙ62

23 октября 1892. Москва

23 октября 1892 г.

Румянцевский Музей

Многоуважаемая

Екатерина Степановна!

Семен Осипович63, благодаря Бога, пришел и Вам кланяется. Тоже и Николай Федорович. Божественной комедии Данта нет налицо. Путешествий по Италии много, но позднейшее 1844 года.

Гюго и Бальзак посылаются.

С искренним уважением

Ваш покорный слуга

Григорий Георгиевский.

Сейчас Ник<олай> Ф<едорович> прислал Путешествие Цветаева64, — прилагаю.

^ С. О. ДОЛГОВ — Е. С. НЕКРАСОВОЙ65

1896. Москва

Многоуважаемая

Екатерина Степановна!

Николай Федорович благодарит за память и посылает Вам добрые пожелания: он теперь опять занят картиной Матвеева66. Книжечку Забелина прилагаю при сем, а Рафаэля все нет как нет!67 Будьте здоровы и благополучны! С большим интересом читаю теперь письма И. С. Некрасова68. Ваш преданный С. Долгов.

^ Е. С. НЕКРАСОВА — С. О. ДОЛГОВУ69

17 декабря 1896. Москва

Многоуважаемый

Семен Осипович,

Усердно прошу Вас прислать несколько книжек; а именно:

1) La révolution française par Quinet. 2 томика.

2) La révolution française — par Michelet70 — первый и второй тома.

3) Статью Евгении Тур о докторе Газе. И не знает ли Николай Федорович еще какой-нибудь книжки о том же Газе? (Статьи о нем Кони я знаю)71.

Простите, что беспокою Вас.

Анна72 и я шлем Вам и многоуважаемому Николаю Федоровичу приветы.

Многоуважающая Вас

Екат. Некрасова

17 дек<абря> 1896 г.

^ С. О. ДОЛГОВ — Е. С. НЕКРАСОВОЙ73

23 октября 1898. Москва

Многоуважаемая

Екатерина Степановна!

Николай Федорович свидетельствует Вам и Анне Степановне свое почтение. Возвращенные Вами книги: Тайны женск<их> монастырей и Nuova Antologia (6 кн.)74 получены. Отправляем: 1) Стихотворения Полонского (5 ч.)75, с просьбой просмотреть поскорее, так как по случаю смерти Полонского усилился спрос на его сочинения в читальном зале.

2) Гверацци — Беатриче Ченчи по-русски76

3) Роман Дюма сына77.

Будьте здоровы, кланяюсь усердно Вам и многоуважаемой Анне Степановне. Надеюсь на днях навестить Вас

С. Долгов.

23 октября 1898 г.

^ С. С. СЛУЦКИЙ — С. О. ДОЛГОВУ78

6 февраля 1902. Москва

6 февр<аля> 1902

Дорогой Семен Осипович!

Николай Федорович посылает Вам на просмотр книжку Дмитриевского «Правосл<авное> паломничество на Запад», Киев 189779, где Вам может быть интересно примеч<ание> на стр<анице> 54, — и шлет поклоны Вам и Григорию Петровичу80.

И я усердно кланяюсь

Ваш

С. Слуцкий.

P. S. Графиня81 очень просит, чтоб собралось побольше членов в экстр<енное> распоряд<ительное> заседание в пятницу, где будут какие-то «два весьма важных дела для Общества».

^ С. А. БЕЛОКУРОВ — Е. С. НЕКРАСОВОЙ82

26 декабря 1903. Москва

Милостивая Государыня

Екатерина Степановна.

Сослуживцы Н<иколая> Ф<едоровича> по Архиву приняли участие в расходах по погребению его, а Архив приобрел место в Скорбященском монастыре. Что сделали и сделают музейцы — не знаю. Мы же в Архиве начинаем говорить о постановке памятника на его могиле83.

О народной школе в Пензенской губернии он много говорил; русско-чувашская84, точно сейчас названия не припомню, но если нужно, постараюсь узнать.

Ваш покорн<ый> слуга

Сергей Белокуров

26 декабря 1903 г.

^ В. А. КОЖЕВНИКОВ — Е. С. НЕКРАСОВОЙ85

15 марта 1904. Москва

Москва. 15 марта 1904.

Многоуважаемая

Екатерина Степановна!

Давно следовало мне поблагодарить Вас за Ваши добрые слова по поводу моих воспоминаний о незабвенном Николае Федоровиче. Исполняю это теперь, посылая Вам и 2 ю статью о нем86. Он не раз упоминал о Вас, а Ваша столь искренняя статья87 о нем сделала для меня приятною обязанностью поделиться с Вами моими думами о нем. Отзыв Ваш ободряюще повлияет на мою посильную дальнейшую работу, которая не легка и по существу, и по внешнему свойству огромного рукописного матерьяла. Если бы Вы видели, в каком хаотическом состоянии эти тетрадки и листки!.. Приготовить их к печати будет чрезвычайно трудно, и хотя друзья покойного почему-то возлагают эту обязанность на меня, я считаю единственным человеком, которому эта задача по силам, Николая Павловича Петерсона (Члена Окружного Суда в Асхабаде), человека наиболее знавшего Николая Ф<едорови>ча и относящегося к его учению с истинным благоговением.

Что касается Вашего замечания о том, зачем мои статьи печатаются в «Русс<ком> Архиве», то причиною такого выбора во 1) просьба одного почитателя Николая Ф<едорови>ча — Юрия Петровича Бартенева, а во 2) я сильно сомневаюсь, чтобы убеждения Н<иколая> Ф<едорови>ча подошли ко вкусам большинства наших наиболее распространенных журналов. Я же решил соединить статьи в целую книжку, которая предназначается, конечно, не для продажи (что несоединимо с убеждениями Н<иколая> Ф<едорови>ча!), а для раздачи тем, кто его знал88, и некоторым его не знавшим, которым следовало бы его знать, напр<имер>, нашим философам: от них, надеюсь, можно ожидать той независимости и смелости мысли, которая бесспорно необходима для непредубежденного рассмотрения его главных учений, способных показаться слишком головокружительными для мало привычных к абсолютной свободе философского мышления и рассуждения.

Н<иколая> Ф<едорови>ча я знал сначала как занимавшийся несколько лет (но не служивший) в Румян<цевской> Библиотеке, а затем нас сблизило не прекращавшееся до последних дней его домашнее знакомство; мне много лет подряд случалось писать его статьи под его диктовку; по воскресеньям он обыкновенно у нас обедал, причем это бывал его единственный обед за всю неделю. — Позволяю себе обратить Ваше внимание на приложенное ко 2 й статье письмо Достоевского с отзывом его и Владимира Соловьева о Н<иколае> Ф<едорови>че89; письмо это чрезвычайно важно во 1) как свидетельство о философской ценности учения Н<иколая> Ф<едорови>ча, а во 2) для выяснения убеждений самого Достоевского и Вл. Соловьева, на которого «Великий Старец» несомненно глубоко повлиял невидимым для публики и критики образом.

С глубоким уважением

В. Кожевников.

Адрес: Калошин пер. (Арбат), д. Давыдова, Владимиру Александровичу Кожевникову.

^ С. П. БАРТЕНЕВ. ФРАГМЕНТЫ ДНЕВНИКА 90

7 декабря 1894 г.91

Вчера поутру приходил в Румянцевский Музей почитать перед поездкой в Египет92. Н. Ф. сам заговорил, ибо Юша93 говорил ему, что его идеалы считаю я за гордыню.

Н. Ф. (дрожа от волнения): Вот вы говорите, что гордыня. В чем же гордыня, когда это единственный смысл жизни, единственная нравственная полнота, без которой человек не отличается от животного.

Я: Да ведь то, что желательно, еще не значит, что возможно. Я верю, что человек может овладеть землею, но думать, что он может так овладеть миром, чтобы воскресить мертвых, это — не признавать границу его ума и силы, а он между тем ограничен.

Н. Ф. (перебивая): Почему же вы знаете, где граница его ума? Кто вам это сказал? Вот это скорее гордыня с вашей стороны — решать, что человек то-то может, а того-то нет.

Я: Я сознаю, что мы очень еще не развиты и даже представить теперь не можем, до чего дойдет могущество человека. Но есть предел. Пока самых простых вещей мы не понимаем.

Н. Ф.: Вот даже не понимаем второй заповеди и даже епископы ее не понимают, например, Харьковский Епископ Амвросий94. Вторая заповедь, говоря, что не сотвори себе бога из солнца, луны и т. п., т. е. природы, тем самым указывает, что не поклоняться им надо, а покорять их. А Амвросий увидал в желании про[из]водить искусственный дождь противобожественную затею. А вот вы говорите, что мы можем желать, но из того не следует, что нам удастся это сделать. Это не избавляет от необходимости стараться. Может быть, не удастся, но зная, что это единственное дело, осмысляющее жизнь человека, мы должны его делать.

^ Я: Но если нет веры в успех?

Он: Вот вы едете в Египет. Разве вы уверены, что будет успех? Когда вернетесь, вот будете знать уже наверно, а до тех пор должны делать все возможное. Где же гордыня? Стремиться к совершенству посредством смирения. Оно приводит к сознанию своей виновности (ибо мы своею жизнью убиваем ближних — оттого я говорю: нет умерших, есть убитые), которая приводит к раскаянию. А раскаяние выражается в том, что стремимся жить не для себя и не для других, а со всеми и для всех. Пока новое поколение поглощает старое, чтобы в свою очередь быть поглощенным. Возвратим же жизнь старому поколению, чтобы получить право не быть в свою очередь поглощенными.

На этом разговор прервался. [...]

^ 10 сентября 1895 г. Был у Н. Ф. в Музее.

Я: Невозможность представить воскрешение всех умерших заключается для меня в том: если воскрешать всех, то где же предел? А мертворожденные, а выкидыши? Мы наконец дойдем до тех, которые не существовали, но могли бы существовать; всякое семя есть существо в возможности. Это такое количество, что места не может хватить.

Н. Ф.: Вот вы смущаетесь бесчисленностью. Вспомните о тех звездах, которые образуют туманные пятна, о тех, которые еще не образовались, но образуются. Можно ли их сосчитать? Вы согласны, что человек овладеет землею так, что будет ею управлять. Когда это будет, будет в мире первая звезда, управляемая разумом.

^ Я: Разум человеческий относителен.

Н. Ф.: Ну, хоть сознанием. Итак, будет планета, управляемая разумом. Населите все миры, чтобы вселенная была управляема разумом. Что ж вы беспокоитесь о том, что много людей. Можно думать, что немного миров, населенных разумными существами. Если верить в творение мира по Библии, это так. Это так, если думаете, что слепая сила сотворила мир. Трудно, чтоб сочетались много раз те условия, которые создали человека.

^ 22 октября 1895 г.

Н. Ф.: Чтобы не разменяться на мелочи, следует задаться целью, одной целью, и всю жизнь работать над ней. Можно временно заняться и другим, но не бросать главного. Вот Гете всю жизнь писал Фауста.

^ Я: Вагнер двадцать лет писал Нибелунги. Как ничтожен человек, что самое малое дело поглотит всю жизнь.

Он: Если ничтожен человек, кто нарочно это сделал, что глаза у человека хуже, чем у других животных, у орла например... Зато человек достиг видеть то, чего ни одно животное не может видеть. Человек слабее льва, например, а может горы двигать. Один человек ничтожен, но вместе со всеми — нет. Это буддисты жалеют человека, ибо для них он ничтожен и потому — жалок. Христианин никогда не скажет, что человек жалок, ибо знает, что человек достигнет Бога.

^ Я: А не первородный это грех — надежда достигнуть Бога? «Будьте как Боги»95.

Н. Ф.: Нет! Сказано: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш небесный»96. Какая же это гордыня? Вот если хочешь достигнуть знания для себя одного — это гордыня: таков Фауст, Манфред. А если со всеми и для всех, то где же тут гордыня?

^ Я: В чем именно, думаете вы, заключался первородный грех?

Н. Ф.: Я склонен считать, в смене жизни деятельной на жизнь чувственную и т. д. (Конец разговора не записан.)

^ 30 октября 1895 г.

Н. Ф.: Не все из нас отцы, но все сыны. Воскресив отцов, мы по отцам все братья. Цель живущих — общее объединение для исполнения долга по отношению к тем, кто нам отдали жизнь — возвратили эту жизнь, — но, в сущности, отдали ее, ибо рождая, разрушается организм родившего. (У человека это не так заметно, но все же так.) Общее воскрешение — высшая нравственность. Бессознательно люди всегда стремились выполнить это. По физической необходимости кладя в землю отца, по нравственной сын ставит на могилу памятник, сначала столб, затем при развитии статую, изображающую того, кто похоронен. Он стремится воссоздать, обессмертить что может, хоть память, образ. Таинство Евхаристии в том и состоит, что материя — хлеб и вино — превращается в тело и кровь. Частицы хлеба называют именем умершего и превращают в тело. Жизнь, ее задача, чтоб питание обратить в создание, а рождение — в воскрешение.

Я: Искусство стремится закрепить те моменты, которые ценны. Только то и живо в искусстве, что возникло из желания (вдохновение, восторг минуты) увековечить, поделившись им таким образом со всеми. Если художник очарован образом, настроением минуты, и это чувство вызовет в нем звуки, картину, статую, дающие вечную жизнь моменту, тому восторгу, которым полна душа, — это творение живо. То же, которое не имеет почвы такой, — мертворожденное дитя.

Кожевников97: Учение христианское о воскресении, где некоторые будут страдать, отталкивает. Как же можно блаженствовать, если мой брат страдает? Что такое блаженство — основанное на созерцании своего преимущества перед тем, кто погиб и мучится.

Я: Все-таки православная церковь говорит, что задача жизни — лишь нравственное совершенство и что Бог сделает все, если человек, будучи свят, попросит Его. Воскресение — чудо рук Божиих. Поэтому воскрешение, творимое хотя по воле Божией руками человеческими, — ересь. Нам дано и приказано приобретать духовную силу.

Н. Ф.: Христос, воскреснув, с телом вознесся на небо. Христос дал пример. Люди, достигнув бессмертия и воскресив отцов, населят мир воскресшими, и те, стало быть, с телами вознесутся на небо. Тогда материя одухотворится и мир, слепая сила, будет управляема разумными существами, созданными любовью Бога и воскрешенными любовью человеков, Божьею волею, творимой людьми: «Да будет воля Твоя и на земле, как на небеси»98.

^ Я: Неужели, ведя такую жизнь, вы не терпели лишений, страдания?

Н. Ф.: Да я себя никогда не насиловал. Мне совсем было нетрудно*.

Я.: Я сдерживаюсь, но страдаю, если не имею женщин. Неужели вы не страдали?

Он: Оставьте это.

Я: Я думаю, что вожделение кончается к сорока годам.

^ Он: (уходя в угол, покраснев, энергично) Никогда оно не кончается.

9 декабря 1895 г.

Н. Ф.: В русском переводе Ап. Павла: «Вера есть осуществление уповаемого»99

^ 24 декабря 1895 г.

Прочел Н. Ф. отзыв Хомякова (7 декабря 1894)100.

Он: Мы орудия воли Бога, а теперь противники — убивая. Разве гордыня возится в гнили? Вот гордыня — быть белоручками101.
Г. П. Георгиевский

^ ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ О НИКОЛАЕ ФЕДОРОВИЧЕ 102

(К 40 дню кончины)
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   121

Похожие:

Комментарии к четвертому тому icon-
Во-первых, предложенные комментарии иногда противоречат убеждениям самого Ибн Таймийи. Во-вторых, в них иной раз встречаются недостоверные...
Комментарии к четвертому тому icon-
Во-первых, предложенные комментарии иногда противоречат убеждениям самого Ибн Таймийи. Во-вторых, в них иной раз встречаются недостоверные...
Комментарии к четвертому тому iconСудьба нигилизма
Юнгера, позволяющую прикоснуться к «лаборатории» мысли Хайдеггера. В дальнейшем, приводя их, я буду указывать лишь страницу этого...
Комментарии к четвертому тому iconУ одного связь со спасом с рождения заложена, другому может быть...
У одного связь со спасом с рождения заложена, другому может быть передана через оружие (предметы), третьему во сне, четвёртому в...
Комментарии к четвертому тому iconУ одного связь со спасом с рождения заложена, другому может быть...
У одного связь со спасом с рождения заложена, другому может быть передана через оружие (предметы), третьему во сне, четвёртому в...
Комментарии к четвертому тому iconАнализ гексаграммы. Общая схема анализа. Сначала различите название,...
Сначала различите название, общий прогноз текст, следующий за названием и текст афоризмов комментарии к шести чертам – черты читаются...
Комментарии к четвертому тому iconПредисловие автора к четвертому изданию
Что может быть убедительнее фактов и кто станет отрицать их? Разве одни только невежды, но торжеству их скоро наступит конец
Комментарии к четвертому тому iconЗаметки на полях Хайдеггера при чтении текста Юнгера сразу же после...
Юнгера, позволяющую прикоснуться к «лаборатории» мысли Хайдеггера. В дальнейшем, приводя их, я буду указывать лишь страницу этого...
Комментарии к четвертому тому iconУголовный процесс
Студенты, фамилии которых начинаются с букв «А» до «Е» включительно, выполняют контрольную работу по первому варианту; от «Е» до...
Комментарии к четвертому тому iconВолейбол Мужчины (групповой этап) Россия США 3: 2
России встала непростая задача: не только попасть в плей-офф, но и вернуть уверенность в своих силах, проверить собственный характер...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница