Джеймс Роллинс Бездна ocrspellCheck Aleks Sn777@mail ru «Бездна»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-31060-9


НазваниеДжеймс Роллинс Бездна ocrspellCheck Aleks Sn777@mail ru «Бездна»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-31060-9
страница16/31
Дата публикации28.06.2013
Размер5.17 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   31
^

13
ОБМЕН СЕКРЕТАМИ



4 августа, 12 часов 15 минут Овальный кабинет Белого дома, Вашингтон, округ Колумбия
Уже за полночь стук в дверь прервал разговор Лоренса Нейфа с тремя сенаторами-демократами, этой троицей упрямых ослов, всячески препятствовавших принятию предложенного им законопроекта о борьбе с последствиями стихийных бедствий на Западном побережье. Голосование по законопроекту было намечено на утро, и весь аппарат Нейфа не смыкая глаз трудился, чтобы обеспечить ему необходимое для прохождения количество голосов.

Дверь Овального кабинета открылась, и на пороге возник личный помощник Нейфа.

– В чем дело, Маркус?

– Сэр, прибыл мистер Веллингтон. Он хо…

Глава аппарата оттолкнул молодого человека в сторону и вошел в кабинет.

– Извините за вторжение, господин президент, но возникла некая проблема, о которой я должен доложить вам незамедлительно.

Нейф заметил, как напряжены взгляд и лицо вошедшего. Это было не похоже на него. Обычно Уильям Веллингтон, представитель богатого семейства из штата Джорджия, излучал приветливость и обаяние. Значит, случилось что-то серьезное. Нейф встал.

– Благодарю вас, джентльмены, на этом, пожалуй, все.

Сенатор Джекобсон от Аризоны открыл было рот, собираясь что-то возразить, но Нейф тяжелым, как чугун, взглядом не дал ему произнести ни звука. Этот взгляд без всяких слов сказал ему: «Если хочешь заручиться моей поддержкой на выборах в сенат в будущем году, лучше помалкивай!» Сенатор закрыл рот, а затем все трое откланялись и вышли.

Нейф повернулся к главе своего аппарата:

– В чем дело, Билл?

– Китайцы, сэр! Их военно-воздушные силы и флот нанесли удар по Тайваню!

Нейф едва не упал в кресло, рядом с которым стоял.

– Что? Прямо посреди ночи?

– Это у нас сейчас ночь, а на Дальнем Востоке – день, сэр. Они атаковали в полдень по местному времени.

Нейф был ошеломлен. Он и подумать не мог, что китайцы способны на такую наглость. Николас Разиков уверял его, что китайский премьер склонит голову перед ультиматумом Соединенных Штатов и согласится на любые уступки, которые потребует от него Вашингтон. Он должен ответить за свой просчет!

– Где сейчас Ник Разиков?

– В ситуационной комнате. Там уже собираются члены правительства и Совета национальной безопасности. – Веллингтон попятился к двери. – Сэр, нам нужно идти. Необходимо немедленно дать адекватный ответ.

Нейф кивнул и тоже направился к двери. Только бы у Объединенного комитета начальников штабов был наготове приемлемый план!

В сопровождении главы президентского аппарата и сотрудников Секретной службы Лоренс Нейф ураганом пронесся через восточное крыло и ворвался в святая святых Белого дома. Возбужденный гул голосов умолк, словно по взмаху дирижерской палочки. Сидевшие по одну сторону длинного стола мужчины и женщины, одетые в военную форму, встали при его появлении. Здесь были председатель Объединенного комитета, командующий ВМС, начальник штаба сухопутных войск, командующий морской пехоты и другие военачальники. По другую сторону стола расположились члены кабинета министров.

В дальнем конце комнаты стоял большой монитор, на котором была высвечена подробная карта Филиппинского моря. Военные подразделения обозначались синим, красным и желтым цветами.

С каменным лицом Нейф уселся во главе стола, твердо решив, что США дадут достойный ответ на агрессию Китая. Никакой дипломатии! В случае необходимости он утопит весь китайский флот!

После того как Нейф сел, заняли свои места и остальные. Те, кому не досталось стульев, остались стоять.

– Итак, – заговорил он, – что мы имеем?

Ответом ему было общее молчание. Присутствующие даже избегали встречаться с ним взглядом.

– Я хочу услышать ответ на свой вопрос и ознакомиться с планами адекватного ответа на агрессию, – со злостью в голосе проговорил Нейф.

– Слишком поздно, господин президент, – ответил Разиков, поднявшись со стула.

– Что вы имеете в виду?

– Военные действия закончились. Тайвань сдался. Смысл сказанного не сразу дошел до сознания Нейфа.

– То есть как это? – изумленно спросил он. – Вы что, хотите сказать, что, пока я шел из Овального кабинета сюда, КНР захватила Тайвань?

Разиков понурился.

– Поскольку в результате недавних землетрясений на острове царит разруха и кавардак, Тайвань не смог оказать достойное сопротивление. Прежде чем мы успели что-либо предпринять, власти Тайваня согласились отказаться от независимости и признать власть Китайской Народной Республики в обмен на помощь в восстановлении острова и прекращение боевых действий. Китайские войска уже оккупировали остров. Тайвань снова стал китайской провинцией.

Нейф утратил дар речи. Все произошло так быстро!

Слово взял государственный секретарь:

– Мы не можем просто так смириться с этим. На острове есть наши войска.

Ему ответил командующий сухопутными силами:

– Мы не можем ничего предпринять без официального обращения со стороны правительства Тайваня, а его мы не получим. Мы уже связались с тайваньским посольством. Они не хотят оказаться между молотом и наковальней в виде вооруженных сил Соединенных Штатов и Китая, боясь, что в результате подобного столкновения их остров может вообще прекратить существование. Более того, нами уже получено заявление правительства Тайваня с требованием вывести с острова наши войска.

Нейфа бросило в жар. Меньше двух недель у власти, а он уже потерял Тайвань, проиграв остров китайцам! Он сжал кулаки.

– Это неприемлемо! Я не потерплю распространения коммунизма, пока я у власти.

– Сэр! – предостерегающе проговорил Разиков. Нейф грохнул кулаком по столу.

– Хватит кланяться китайцам! Мы должны остановить их! Немедленно! Сейчас!

– Что вы предлагаете, сэр?

– Трусливое убийство президента Бишопа и этот акт беспардонной агрессии не оставляют мне выбора. – Нейф оглядел сидевших за столом военачальников. – Я потребую у Конгресса объявления войны.
^ 2 часа 40 минут

Наха, префектура Окинава, Япония
Джек терпеть не мог самолеты с их спертым воздухом, неудобными креслами и плачущими детьми, поэтому он искренне обрадовался, когда шасси лайнера ударились о бетон аэродрома и через некоторое время его выпустили из чрева железного чудища. Хотя самому себе Джек был вынужден признаться в том, что неприятные ощущения были связаны скорее не с неудобствами, а с воспоминаниями о крушении борта номер один. Даже самолет был того же типа, «Боинг-747»; в течение всего полета Джек смотрел на крыло, рядом с которым сидел, внимательно разглядывая каждый шов, каждую заклепку.

Наконец-то, через три дня после того, как Джек принял решение лететь на Окинаву, он находится здесь!

Путешествие оказалось долгим по нескольким причинам. Ближайший аэропорт находился на атолле Кваджалейн, путь до которого занял у «Фатома» целый день, но и оказавшись там, Джек не смог сразу улететь из-за отсутствия билетов. Еще полдня ему пришлось провести у кассы, дожидаясь, пока появится хоть одно свободное место. И вот он здесь.

Выйдя из самолета, Джек оказался в зоне таможенного контроля. Из багажа у него был только один рюкзак за плечами. Подойдя к первой попавшейся стойке, он шлепнул на нее свой паспорт. Таможенник жестом попросил его открыть рюкзак. После того как Джек выполнил это требование, таможенник пролистал паспорт и обратился к нему на английском:

– Добро пожаловать на Окинаву, мистер Киркланд. Сделайте, пожалуйста, шаг вправо.

Выполнив и эту просьбу, Джек оказался рядом со вторым сотрудником таможни, державшим в руках портативный металлоискатель.

Вороша вещи Джека – белье и туалетные принадлежности, – первый таможенник извиняющимся тоном объяснил:

– Дополнительные меры безопасности. В связи с нападением Китая.

Джек уже знал о последних событиях. Еще в полете командир корабля через громкоговоритель проинформировал пассажиров о нападении китайцев на Тайвань и капитуляции острова.

Второй таможенник провел металлоискателем вдоль ног и туловища Джека. Возле его запястья прибор запищал. Джек засучил рукав и продемонстрировал таможеннику часы, после чего проверка продолжилась. Во второй раз металлоискатель подал сигнал, оказавшись в районе сердца. Таможенник поднял на американца вопрошающий взгляд. Джек нахмурился и похлопал себя по груди. Распахнув полу куртки, он сунул руку во внутренний карман и вытащил оттуда обернутую ленточкой маленькую коробочку – «прощальный подарок» Дэвида Спенглера. В суматохе последних дней он начисто забыл о ней.

– Вам придется открыть ее, – сказал первый таможенник. Джек кивнул, сорвал ленточку и открыл крышку. Внутри обитой бархатом коробочки находилась какая-то микросхема с торчащими из нее проводками.

– Что это? – осведомился таможенник, вертя коробочку в пальцах.

О том, что это такое, Джек не имел ни малейшего понятия, но ответить было необходимо, поэтому, помявшись, он промямлил:

– Это… м-м-м… деталь для компьютера. Очень важная и дорогая. Я – консультант по компьютерной технике.

– Вы всегда укладываете компьютерные детали в коробочки для ювелирных изделий и перевязываете их ленточкой? – с недоумением осведомился японец.

– Это такая шутка, – продолжал выкручиваться Джек. – Мы так шутим с профессором… – Джек напряг память, пытаясь вспомнить фамилию японского ученого, – Накано.

Таможенник кивнул с важным видом.

– Я о ней слышал. Специалист по компьютерам. Умная женщина. Нобелевский лауреат. – Он положил микросхему обратно в коробочку и вернул ее Джеку. – У нее учился мой племянник.

Джек сунул коробочку в рюкзак. Сзади подошла шумная семья португальцев. Муж и жена громко ссорились, и оба тащили огромные чемоданы. Таможенник посмотрел на них, тяжело вздохнул и сказал Джеку:

– Вы можете идти. Всего доброго.

Джек застегнул рюкзак и вышел в главный зал терминала. Здесь царило настоящее столпотворение, причем большинство пассажиров направлялись в зону вылета. После нападение Китая на Тайвань многие спешили поскорее уехать, ведь архипелаг Рюкю находился по соседству с Тайванем, а остров Окинава входил в его состав.

Медленно шагая, Джек всматривался в толпу. Он наверняка не заметил бы встречавшую его женщину, если бы она не крикнула:

– Мистер Киркланд!

Джек остановился и посмотрел в ее сторону.

От входа в таможенную зону к нему спешила симпатичная девушка. Остановившись рядом с Джеком, она протянула ему руку:

– Я Карен Грейс.

Несколько секунд Джек смотрел на нее, глупо моргая.

– Профессор?

Он не ожидал, что профессором университета может оказаться такая молодая женщина. Она улыбнулась.

– Вы сообщили, что позвоните по телефону, после того как устроитесь в гостинице, ноя… – Она внезапно покраснела. – Видите ли, Миюки влезла в компьютерную сеть аэропорта и узнала, каким рейсом вы прибываете. А я подумала, что, возможно, вам будет удобнее остановиться у меня, чтобы не связываться с отелями… – Она запнулась, поняв, что ее слова могут быть истолкованы превратно. – Если захотите, конечно.

Джек помог ей выйти из неудобного положения, поспешно кивнув головой.

– Спасибо, с удовольствием принимаю ваше предложение. Я ненавижу отели.

– Вот и отлично! Мы возьмем такси.

Профессор повернулась и направилась к выходу, а Джек, идя позади нее, испытал необычное ощущение. Он словно на мгновение снова увидел Дженнифер. Не то чтобы две эти женщины были похожи. Нет, за исключением светлых волос у них не было ничего общего. Зеленоглазая Карен была выше, носила короткую стрижку, да и вела себя иначе – более решительно и независимо. Однако она излучала ту же энергию, которая когда-то так восхищала Джека в Дженнифер. Карен буквально лучилась ею, и это делало все остальные различия незаметными.

– Значит, вы – астронавт, – проговорила Карен, когда Джек поравнялся с ней. – Я помню, как восторженно писали о вас газеты – как о настоящем герое. Как бы я хотела когда-нибудь оказаться в космосе.

– Не могу сказать, что мне там очень понравилось. Карен остановилась как вкопанная и приложила ладонь к губам.

– Господи, какая же я дура! Совсем забыла про катастрофу! Вы потеряли друзей!

– Это давнишняя история, – пробормотал Джек. Карен посмотрела на него с виноватой улыбкой.

– Извините.

– Так вы – американка? – спросил он, желая сменить тему.

– Вообще-то я канадка. Работаю здесь временно. Университет предоставил мне небольшую квартиру.

– Здорово! После того как я приведу себя в порядок, мне хотелось бы поскорее приступить к работе. Это возможно?

– Разумеется.

Когда они вышли из здания терминала, Карен подняла руку, и возле них тут же затормозило такси. Распахнув дверцу, женщина сказала:

– Садитесь. Я хочу успеть в банк, прежде чем он закроется.

Джек забрался в машину, а Карен, быстро проговорив что-то водителю по-японски, села рядом с ним. – Если вы хотите начать работу прямо сегодня, мне нужно забрать кое-что из моей банковской ячейки.

– Что именно?

– Кристалл.

– Вы храните его в банке?

Когда такси выехало на скоростную автостраду и покатило по направлению к городу, Карен повернула голову и окинула Джека оценивающим взглядом. У нее явно было что-то на уме.

– Скажите, – наконец заговорила она, – у вас есть какая-нибудь татуировка?

– А почему вы об этом спрашиваете? Женщина молча смотрела на Джека, ожидая ответа.

– Вообще-то есть, – произнес он. – Я служил в подразделении «морских котиков».

– Могу я на нее взглянуть?

– Только если вы хотите, чтобы я продемонстрировал шоферу свою голую задницу.

Женщина снова вспыхнула, и Джек с трудом подавил улыбку. Ему все больше нравилась ее манера краснеть по любому поводу.

– Н-нет, в этом нет необходимости, – пробормотала она. – А что это за татуировка? Случайно, не со змеей?

– Нет, а что?

Карен нерешительно помолчала, а затем заговорила:

– У нас тут возникли проблемы с какими-то людьми, которые пытались похитить артефакт. У них на запястьях – татуировки в виде свернувшейся кольцом змеи.

Джек засучил рукава куртки и продемонстрировал запястья.

– Никаких змей. Нигде. Клянусь.

Она улыбнулась и откинулась на спинку сиденья.

– Я вам верю.

Вскоре такси съехало со скоростной автострады. Промелькнули указатели с названием университета – на японском и английском языках. Карен подалась вперед и снова что-то сказала таксисту. Тот молча кивнул. Впереди показалось большое здание Банка Токио. Такси подкатило к подъезду и остановилось.

– Я сейчас вернусь, – проговорила Карен и выпорхнула из машины, а Джек остался один в раскаленной от жары машине.

Несмотря на опущенные стекла, воздух оставался неподвижным и едва уловимо пах жасмином. Это был запах Карен. Джек улыбнулся. Возможно, он все же не напрасно приехал сюда.

Когда Карен снова забралась в такси, в руках она держала небольшой кожаный мешочек.

– Вот, – сказала она, протянув его Джеку. Джек взял мешочек и едва не уронил его.

– Тяжелая, правда?

– Это тот самый кристалл?

– Сами взгляните.

Джек развязал кожаную тесемку, открыл мешочек и заглянул внутрь. Там находилась хрустальная звезда. Она была небольшой, меньше его ладони. Даже в тусклом освещении, царившем в машине, он узнал знакомый блеск граней с лазурными и рубиновыми прожилками.

– Она – такая же! – прошептал Джек.

– Что?

Джек вынул звезду из мешочка.

– Готов поклясться, что это точно такой же кристалл, как тот, который я нашел на месте катастрофы!

– Вы имеете в виду кристаллический обелиск с письменами? – уточнила Карен.

– Именно его.

Джек подставил звезду под солнечные лучи, и ее грани вспыхнули ослепительным блеском.

– Не замечаете ничего необычного? – спросила Карен.

– О чем это вы?

– Вы держите ее одной рукой.

– Да, и что? Карен вынула из сумки черный платок и накрыла им звезду. Рука Джека упала ему на колени, будто платок весил не меньше десяти фунтов.

– Что за черт? – от неожиданности выругался он.

– Вес кристалла зависит от освещенности. Чем ярче свет, тем меньше он весит.

Джек приоткрыл звезду, и она стала легче.

– Господь Вседержитель!

Карен забрала у него кристалл и вернула его в кожаный мешочек.

– Мой геолог продал бы душу дьяволу, чтобы увидеть это, – проговорил Джек.

– Мы уже договорились относительно того, чтобы подвергнуть его доскональному исследованию, – сообщила Карен. – В следующий понедельник, когда в университет вернутся ученые-геологи. Всю информацию я перешлю по электронной почте вашему товарищу.

Джек знал, что такой вариант вряд ли устроит Чарли, и жалел о том, что ему самому не удалось получить образец кристаллической колонны.

– А теперь – ваша очередь, – сказала Карен. – Вы обещали привезти копию знаков, обнаруженных на подводном кристалле.

– Я привез, – ответил Джек, похлопав по своему рюкзаку.

– Могу я взглянуть?

Пожав плечами, Джек открыл рюкзак, вынул блокнот и протянул его Карен. Первая страница была испещрена маленькими значками. Карен почувствовала, как в горле у нее застрял комок.

– Ронгоронго.

– Что, простите?

Карен пролистала остальные страницы. Сорок страниц, исписанных иероглифами ронгоронго!

– Фантастическое открытие! Такого еще не бывало! – не веря своим глазам, проговорила она.

– Открытие чего? – не понял Джек.

Карен захлопнула блокнот и прочитала своему спутнику короткую лекцию о письменах, найденных на острове Пасхи.

– На протяжении веков, – закончила она свой рассказ, – никто не мог перевести этот язык, но теперь в наших руках, возможно, оказался недостающий ключ.

– Надеюсь, это вам поможет, – вяло ответил Джек.

Если этот язык родом с острова Пасхи, то при чем тут хрустальный шпиль, находящийся на глубине шестисот футов? Он лихорадочно соображал, пытаясь переварить все услышанное. Может ли это иметь какое-то отношение к гибели борта номер один?

Перед тем как лететь сюда, Джек не сообщил Карен о том, что подозревает странный кристалл в причастности к гибели борта номер один. Постороннему человеку такое предположение наверняка показалось бы диким.

– Вам удастся расшифровать надпись на колонне? – спросил он.

Положив блокнот на колени, Карен смотрела в окно, погруженная в какие-то свои мысли.

– Не знаю, – с отсутствующим видом ответила она. Вскоре они уже входили в ее трехкомнатную квартиру на втором этаже таунхауса – аккуратную и замечательно прохладную. Карен извинилась за убогую обстановку, выдержанную в бежево-коричневых тонах.

– Не вините меня за дурной вкус, она уже была такой, когда я сюда въехала.

Однако Джек заметил, что Карен все же приложила руку к обустройству квартиры. На каминной полке стояла коллекция статуэток каменных божков Микронезии, а в углу – четыре ухоженных деревца бонсай. К дверце холодильника разноцветными магнитами были прикреплены фотографии семьи и друзей Карен.

Карен направилась в сторону спальни, и Джек пошел следом за нею. Когда они проходили мимо холодильника, все магниты вдруг отскочили и фотографии попадали на пол. От неожиданности Карен отпрыгнула в сторону. Джек посмотрел на холодильник, потом перевел взгляд на Карен. Та стояла, прижав к груди кожаный мешочек.

– Я думаю, дело в кристалле. Он уже демонстрировал кое-какие магнетические способности.

Жестом он попросил женщину отойти на несколько шагов назад и, когда она повиновалась, поднял с пола один магнит и приложил его к дверце. Тот сразу же прилип к металлической поверхности.

– Как странно! – проговорила Карен. – Неудивительно, что мародеры назвали кристалл проклятым.

– Проклятым? – вздернул брови Джек. Женщина заметила его удивление и с улыбкой проговорила:

– Я вижу, у каждого из нас есть что рассказать другому. Поэтому переодевайтесь и поедем в лабораторию. Нам нужно много о чем побеседовать.

Джек медленно кивнул.

Он принял душ, побрился и переоделся во все чистое: свободные брюки защитного цвета и рубашку с короткими рукавами. Затем разобрал рюкзак, взяв с собой фотоаппарат, блокнот, ручку и сотовый телефон. Когда они выходили из квартиры Карен, мир больше не казался ему негостеприимным.

До университета было рукой подать.

– Я уже позвонила Миюки, – сообщила Карен. – Она ждет нас в своей лаборатории.

Джек поправил рюкзак на плече.

– Вы говорите о профессоре Накано? – уточнил он. Карен кивнула.

– У нее есть специальная программа для расшифровки неизвестных языков.

Пока они шли, повисло неловкое молчание, и, чтобы нарушить его, Джек спросил:

– Расскажите мне, где вы нашли кристалл. Карен вздохнула.

– Это долгая история.

Тем не менее она вкратце рассказала ему о поднявшихся из воды пирамидах, о засаде и об их путешествии по подземному тоннелю.

По мере того как Карен говорила, Джек испытывал все большее уважение к двум отважным женщинам.

– И те же самые мародеры вломились в кабинет профессора Накано? – спросил он.

Карен подтвердила.

– Но откуда они могли знать о существовании кристалла внутри пирамиды?

– Я не уверена, что они о нем знали. Просто поняли, что мы что-то нашли. Что-то, что, по их мнению, несло в себе проклятие.

Джек вспомнил о гибели борта номер один и подумал, что, возможно, в предупреждении этих людей есть доля правды.

– Странно, – пробормотал он. – Очень странно.

– Мы пришли, – сказала Карен, указывая на здание впереди.

Когда они вошли внутрь, она предъявила охраннику свои документы, и он провел их к лифтам.

– Неужели лифты снова работают? – радостно спросила она, но, поскольку ответ был очевиден, охранник молча вошел вместе с ними в тесную кабинку.

Джек с любопытством посмотрел на охранника, и Карен перехватила его взгляд.

– Это на всякий случай, – пояснила она. – После визита мародеров, о котором я вам рассказывала, нас стали усиленно охранять.

Когда кабина лифта открылась, на площадке их уже ждала Миюки, нетерпеливо расхаживая взад и вперед. Карен представила их с Джеком друг другу. Миюки слегка склонила голову, Джек ответил тем же. Японский ритуал знакомства не предусматривал физический контакт.

– Благодарю вас за то, что согласились помочь, профессор Накано, – вежливо проговорил Джек. – Называйте меня просто Миюки, – чуть смущенно попросила она.

– Идемте, – нетерпеливо позвала их Карен, когда охранник отправился на лифте вниз. – Я хочу как можно скорее ввести в программу иероглифы, привезенные Джеком.

Затем женщина почти побежала по направлению к лаборатории. Джек и Миюки последовали за ней.

– Она всегда такая? – спросил Джек у Миюки.

Та закатила глаза и с театральным вздохом ответила:

– Всегда.

Они вошли в предбанник лаборатории, и Карен, указав на чистые халаты, сказала Джеку:

– Придется надеть это. Миюки поддерживает в лаборатории стерильную чистоту, и все – из-за своих компьютеров.

– Не знаю, есть ли у меня халат подходящего размера, – покачала головой Миюки и, перебрав висевшие на крючках халаты, сняла один, самый большой. – Разве что этот подойдет.

Джек взял халат и поставил рюкзак на скамейку у стены. Карен, уже успевшая застегнуть свой халат, спросила:

– Джек, можно, пока вы одеваетесь, я покажу Миюки ваш блокнот с записями?

Джек утвердительно кивнул, взял рюкзак и протянул его Карен, а потом принялся натягивать до невозможности тесный халат.

– Миюки, ты только посмотри на это! – позвала подругу Карен и вытащила из рюкзака блокнот.

Вместе с блокнотом оттуда выпал какой-то небольшой предмет. Миюки наклонилась, чтобы поднять его.

Когда Джек, с трудом засунув руки в рукава халата, посмотрел в ее сторону, японка держала подарочную коробочку Дэвида Спенглера, и тут, словно по наитию, он попросил:

– Откройте ее, пожалуйста.

Миюки открыла коробочку и, сузив глаза, стала рассматривать ее содержимое.

– Что это, по-вашему? – спросил Джек.

Миюки пригляделась внимательнее.

– Дешевая релейно-контактная схема, – ответила она, закрыла коробочку и, фыркнув, добавила: – Вот уж действительно «драгоценность»!

Джек пытался сообразить, что это может значить. Было ясно, что Дэвид придумал какую-то новую пакость, но какую? Миюки вернула коробочку Карен.

– Устаревший образец китайского производства, – равнодушно сообщила она.

Ее слова будто ударили Джека в живот.

– Китайского? – переспросил он. – Вы уверены? Она кивнула.

Мысли путались у Джека в голове. Одна из них была особо назойливой, но Джек всячески гнал ее прочь. И все же он не мог забыть предположение, высказанное Джорджем несколько дней назад: а вдруг взрыв на борту «Гибралтара» был устроен намеренно? Вдруг все это – мистификация? Джек перебрал в мозгу несколько версий, но в итоге осталась только одна: Дэвид Спенглер сам устроил взрыв.

– Вот сволочь! – не удержался Джек. «Прощальный подарок» предназначался для того, чтобы еще раз утереть ему нос. Дэвид как бы говорил: «Да, это сделал я, но ты тут бессилен!» Высшим кругам Вашингтона было нужно именно такое объяснение трагедии, и Спенглер предоставил им его. Никаких других доводов никто и слушать не станет.

Во рту Джек ощутил привкус горечи. Как далеко зашло это предательство? Был ли взрыв на «Гибралтаре» разовой «работой», или Дэвид имел отношение к гибели президентского самолета? В этот момент, сжав кулаки и стиснув зубы, Джек поклялся самому себе: он узнает, что стоит за катастрофой борта номер один. Пусть даже ценой собственной жизни.

– Что-то не так? – спросила Карен.

Только сейчас Джек заметил, что обе женщины, широко раскрыв глаза от удивления, смотрят на него. Его гнев внезапно испарился, ноги предательски задрожали, и он был вынужден сесть на скамеечку.

– Похоже, у меня для вас тоже есть одна захватывающая история, – сказал он.

– О чем?

– О крушении президентского самолета.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   31

Похожие:

Джеймс Роллинс Бездна ocrspellCheck Aleks Sn777@mail ru «Бездна»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-31060-9 iconДжеймс Роллинс Амазония ocr денис «Джеймс Роллинс. Амазония»: Эксмо,...
Бразилии четыре года назад вместе с экспедицией, организованной специалистом по тропическим растениям Карлом Рэндом. Какие тайны...
Джеймс Роллинс Бездна ocrspellCheck Aleks Sn777@mail ru «Бездна»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-31060-9 icon«Л. Н. Гумилев От Руси к России»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-26819-1
...
Джеймс Роллинс Бездна ocrspellCheck Aleks Sn777@mail ru «Бездна»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-31060-9 icon«Психодиагностика. Конспект лекций»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-26681-4
Книга предназначена длястудентов-психологов и представляет собой конспект лекций по психодиагностике. Подробное изложение материала...
Джеймс Роллинс Бездна ocrspellCheck Aleks Sn777@mail ru «Бездна»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-31060-9 iconМаделин Уикхем Сердцеедка ocr: Nathalte; Spellcheck: Хитрая «Сердцеедка»:...
Даксени красива, беспринципна, и у нее полный гардероб черных костюмов от лучших модельеров. По объявлениям в «Таймс» она собирает...
Джеймс Роллинс Бездна ocrspellCheck Aleks Sn777@mail ru «Бездна»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-31060-9 iconДжоанн Харрис Джентльмены и игроки «Джентльмены и игроки»: Эксмо;...
Начинается с каких-то мелких недоразумений, но постепенно события нарастают как снежный ком. Против Сент-Освальд ведется тайная война,...
Джеймс Роллинс Бездна ocrspellCheck Aleks Sn777@mail ru «Бездна»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-31060-9 iconИэн Бэнкс Мертвый эфир «Мертвый эфир»: Эксмо, Домино; М., Спб; 2012; isbn 978-5-699-59462-7
Селия, ему изменяет? Что, если все меры предосторожности, которые она принимала, оказались недостаточны и теперь Селия с Кеном в...
Джеймс Роллинс Бездна ocrspellCheck Aleks Sn777@mail ru «Бездна»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-31060-9 iconMelissa de la Cruz «Revelations», 2008isbn 978-5-699-40597-8
Мелисса де ла Круз «Откровения»: Эксмо, Домино, Москва, Санкт-Петербург, 2010Оригинальное
Джеймс Роллинс Бездна ocrspellCheck Aleks Sn777@mail ru «Бездна»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-31060-9 iconР 14. 03. 13 езультат пошуку
Дар великой любви, или я не умею прощать [Текст] : роман / Марина Крамер. М. Эксмо, 2010. 314 с. (Криминальная мелодрама). Isbn 978-5-699-45171-5...
Джеймс Роллинс Бездна ocrspellCheck Aleks Sn777@mail ru «Бездна»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-31060-9 iconСписок новинок абонемента
Рон Ле Мастер; [перевод с английского М. В. Ивановой]. Москва : аст : Астрель : Полиграфиздат, 2010. 159, [1] с ил.; 21 см. Об авторе:...
Джеймс Роллинс Бездна ocrspellCheck Aleks Sn777@mail ru «Бездна»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-31060-9 iconЭприлинн Пайк Чары Лорел 2 «Чары»: Эксмо, Домино; Москва, спб; 2010 isbn 978-5-699-44134-1
Стефани Майер, культовый автор «Сумерек» и других не менее сенсационных романов? Почему книгу незамедлительно купила для экранизации...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница