Джеймс Роллинс Бездна ocrspellCheck Aleks Sn777@mail ru «Бездна»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-31060-9


НазваниеДжеймс Роллинс Бездна ocrspellCheck Aleks Sn777@mail ru «Бездна»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-31060-9
страница4/31
Дата публикации28.06.2013
Размер5.17 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

3
ОБЛОМКИ



^ 25 июля, 12 часов 15 минут.

В 82 морских милях к северо-западу от атолла Эневак,

Океания
Джек развалился на капитанском месте в рубке «Фатома», положив босые ноги на соседнее кресло. Он был в белом махровом халате и красных плавках «Няйк». Утро выдалось по гожим, и с каждой минутой становилось все теплее. Хотя в рубке имелся кондиционер, Джек не стал его включать, ему нравилась влажная океанская жара.

Его правая рука лежала на корабельном штурвале. Со вчерашнего дня, когда «Фатом» покинул место гибели «Кайо-Мару», судно шло на автопилоте, но Джек ощущал себя увереннее» держа руки на штурвале. В глубине души он испытывал недоверие к разного рода автоматике и предпочитал лично контролировать любую Ситуацию.

В уголке его рта торчала кубинская сигара «Президент» и дым от нее лениво поднимался к открытому окну. Из стоявшего позади него CD-проигрывателя «Сони» плавно текли звуки: Моцарт, Концерт ля мажор для кларнета с оркестром. Обычно это было все, что ему нужно; открытое море и красивый корабль чтобы странствовать по нему. Но сегодня этого оказалось мало.

Джек просмотрел показания системы глобального позиционирования со спутника «Северная звезда-800». При той скорости, на которой судно шло сейчас, они прибудут в точку назначения примерно через три часа.

«Фатом» вызвали для участия в операции по спасению борта номер один – потерпевшего катастрофу президентского самолета. Корабль находился ближе других к месту аварии» был оснащен оборудованием для глубоководного погружения и в случае чрезвычайной ситуации наподобие мой обязан был подчиниться приказу. Джек понимал все это, но такая ситуация ему не нравилась. В конце концов, это его судно!

Джек вынул изо рта сигару и сердито ткнул горящим концом в пепельницу.

«Фатом» Джек купил на корабельном аукционе двенадцать лет назад на деньги, полученные от «Дженерал дайнэмикс» в виде компенсации после аварии «Атлантиса». Восьмидесятифутовый «Фатом» был построен еще в 1973 году в качестве исследовательского судна по заказу Океанографического института Вудса Хоула. Помимо начальной суммы, которую выложил Джек, ему еще пришлось серьезно раскошелиться на то, чтобы превратить старую посудину в современный спасательный корабль. Он оборудовал его А-образной подставой и подверг капитальному ремонту дизельный двигатель «Катерпиллер». Но и это еще не все. Джек установил на «Фатоме» современное навигационное оборудование и настроил его таким образом, чтобы судно, отправляясь в автономное плавание, могло существовать в открытом море неделями. Он установил стабилизаторы компании «Наяда», компрессор для зарядки баллонов фирмы «Бауэр» и опреснительную установку фирмы «Виллидж марин».

Джек вбухал в «Фатом» все свои сбережения, но не жалел об этом, потому что очень скоро судно стало его домом. Более того, его миром. В течение нескольких лет он собрал команду ученых, так же, как ион, одержимых страстью к поиску подводных сокровищ, – теперь это была его новая семья. И вот, спустя двенадцать лет, его позвали в тот мир, который он оставил позади.

Дверь рубки тихонько скрипнула, и по ногам подуло ветром.

– Джек, что ты здесь до сих пор делаешь?

Это была Лиза, Она смотрела на него, сердито нахмурившись.

В шортах и тонике, она мало походила на дипломированного доктора и исследователя, окончившего Калифорнийский университет. От долгого пребывания под открытым солнцем ее кожа побронзовела, а волосы, и без того светлые, выгорели. Посторонний человек решил бы, что ей самое место на пляже, в обнимку со стройным, мускулистым красавцем, но Джек знал, что это не так. Таких специалистов, как она, еще надо поискать.

Лиза открыла дверь пошире, чтобы пропустить в рубку еще одного члена экипажа – крупного пса породы немецкая овчарка, который тут же подошел к Джеку, требуя ласки. Пес родился на борту «Фатома», от суки, которая случайно забрела на корабль и здесь же ощенилась. Мамаша сразу же отказалась от щенка, а Джек пожалел пушистого бедолагу, взял его с собой и выходил. Это случилось почти девять лет назад.

– Элвис уже стал беспокоиться за тебя, – сказала Лиза, Она уселась на стул рядом с Джеком, предварительно сбросив оттуда его ноги.

Джек похлопал старого пса по боку и указал на большую, набитую соломой подушку в углу.

– Место! – скомандовал он.

Элвис послушно отправился к своей лежанке, плюхнулся на нее и издал протяжный вздох.

– А сам-то ты почему не спишь? Ты вроде бы просил разбудить тебя на рассвете.

– Не спится.

Лиза отодвинула пепельницу, поставила на ее место кружку, которую принесла с собой, и взглянула на навигационные приборы. За те пять лет, что она плавала на борту «Фатома», женщина успела превратиться в заправского штурмана.

– Похоже, рандеву состоится меньше чем через три часа, – сказала она и посмотрела на Джека. – Может, ты все же попытаешься подремать хотя бы пару часов? Нас ждет нелегкий день.

– Мне еще нужно…

– Уймись! – оборвала его Лиза и пододвинула к нему кружку. – Это травяной чай. Поможет расслабиться.

Джек наклонил голову к дымящейся кружке и понюхал. После запаха сигары ему показалось, что чай пахнет лекарствами, и, отстранившись, он вежливо ответил:

– Я – пас.

Лиза упрямо пододвинула кружку еще ближе к Джеку.

– Пей! Тебе врач приказывает!

Джек закатил глаза, взял кружку и сделал несколько глотков для вида. На вкус пойло было еще противнее, чем по запаху.

– Сюда бы сахару… – робко проговорил он.

– Сахару? – притворно возмутилась Лиза. – Ты хочешь испортить мой целебный чай? Как будто у тебя и без того мало вредных привычек! – воскликнула она, ткнув пальцем в пепельницу.

Сделав еще один глоток, Джек поднялся.

– Пойду проведаю Чарли. Посмотрю, как идут его опыты. Лиза нахмурилась, ее губы сжались в тонкую полоску.

– Джек, ни Чарли, ни золото никуда не денутся. Отправляйся в свою каюту, задерни занавески и постарайся уснуть.

– Я только…

Лиза остановила его, подняв руку, однако ее лицо и тон смягчились.

– Послушай, Джек, мы все знаем, что ты сейчас чувствуешь. Все ходят вокруг тебя на цыпочках.

Он открыл рот, чтобы возразить, но Лиза снова не позволила ему договорить. Встав со стула, она раздвинула полы его рубашки и положила ладони ему на грудь. Это прикосновение не смутило Джека. Лила видела его обнаженным не раз и не два. На таком небольшом судне это было неизбежно, и стыдливости приходилось потесниться. Более того, когда Лиза только появилась на судне Джека, между ними почти сразу же завязался роман, эдакая игра в любовь. Однако очень скоро выяснилось, что это было в большей степени физическое влечение, нежели потребность души. Без всяких объяснений они прервали эту связь и остались просто хорошими друзьями и компаньонами.

– Лиза.

Женщина провела пальцем но его ключице и темным волосам на груди. Он почувствовал тепло, но как только палец Лизы приблизился к его правому соску, это ощущение исчезло. Джек знал почему. Посередине его груди шли широкие полосы шрамов – следы старых ожогов. На фоне бронзовой кожи они выглядели бледными и безжизненными.

Когда Джек вновь ощутил ее прикосновение, он поежился. Палец Лизы опускался все ниже и наконец зацепился за резинку его плавок. Женщина притянула его к себе.

– Пойдем, Джек, – жарко прошептала она, – Прошлое не изменить. Можно лишь простить и забыть.

Мягко отстранив ее руку, Джек отступил назад. Легко было говорить это Лизе – девушке, которая раньше вела беззаботную жизнь в Южной Калифорнии.

Она посмотрела на него немного смущенно.

– Тебя ведь никто ни в чем не винил, Джек. Более того, тебя, черт побери, хотели наградить Медалью почета.

– Да только я не взял.

Джек отвернулся и пошел к двери. Авария космического челнока была для него настолько личной темой, что он не хотел обсуждать ее ни с кем. Ему хватало бесчисленных бесед, которые вели с ним в свое время психиатры военно-морских сил.

Выйдя из рубки, Джек торопливо спустился по трапу на палубу.

С тяжелым сердцем Лиза смотрела, как выходит из рубки этот большой мужчина. Элвис, в углу поднял голову с тюфяка и тоже проводил хозяина взглядом, а потом тихо поскулил, жалуясь на какие-то свои, собачьи беды.

– Вот-вот, Элвис, ты меня понимаешь, – сказала Лиза, села в кресло, из которого только что поднялся Джек, и свернулась клубочком, поджав колени к подбородку.

Их страсть давно превратилась в пепел, но Лиза до сих пор ощущала тепло, оставшееся от прежних чувств. Она не могла забыть мощное тело Джека, прижимающееся к ней, жар его дыхания на ее плечах и груди, то, как он любил ее – сильно и в то же время нежно. Джек оказался опытным и внимательным любовником. Таких у нее еще не было. И все же крепких ноги сильных рук недостаточно для настоящей любви. Требуется еще более сильное сердце. Джек любил ее, в этом Лиза не сомневалась ни на секунду, но какая-то его часть была мертва и бесчувственна, как шрамы на груди. И Лизе не удалось излечить эту старую рану. Джек сам не хотел, чтобы она затянулась.

Лиза взяла кружку с травяным чаем и выплеснула ее содержимое в раковину. Перед тем как принести ее Джеку, она растворила в нем две таблетки гальциона. Джек нуждался в сне, и снотворное должно было помочь ему снять напряжение. По крайней мере, Лиза на это надеялась.

Она еще никогда не видела Джека в столь плачевном состоянии. Обычно это был веселый, открытый для шуток и розыгрышей человек, всегда готовый сострить и посмеяться чужой остроте. Однако бывали периоды, когда он вдруг замыкался в себе, отдалялся от окружающих и часами просиживал в каюте или рубке. В такие моменты все действительно начинали ходить на цыпочках, чтобы не раздражать Джека и не мешать ему побыть наедине с собой.

Дверь с противоположной стороны рубки с грохотом распахнулась. От неожиданности Лиза подпрыгнула в кресле, а Элвис из своего угла предупреждающе гавкнул. В следующий момент в помещение, не прекращая спорить, ввалились двое мужчин. Если обычно лицо Чарли Мол ливра, как и любого уроженца Ямайки, было цвета крепкого кофе, то сейчас оно потемнело еще больше. Глаза геолога метали громы и молнии.

– Да ты что, издеваешься надо мной, Кендалл? – орал он. – Эти золотые бруски весят по пятьдесят стоунов каждый, а это значит, что они тянут по крайней мере на полмиллиона долларов!

Нисколько не впечатленный пламенной тирадой великана мулата, Кендалл Макмиллан лишь пожал плечами. Макмиллан был бухгалтером, которого «Чейз Манхэттен банк» откомандировал в экспедицию Джека после того, как выдал ему кредит под золото с «Кайо-Мару». В его обязанности входило присутствовать при подъеме золота на борт «Фатома» и хотя бы примерно оценить его общую стоимость.

– Возможно, мистер Моллиер, но произведенный вами лабораторный анализ показал наличие в слитках большого количества посторонних примесей. Он не тянет, как вы выражаетесь, даже на шестнадцать карат. Соглашайтесь, банк предлагает вам хорошую цену.

– Вы просто банда ворья! – со злостью сказал, будто выплюнул, Чарли. Только теперь геолог заметил присутствие Лизы и обратился к ней: – Нет, ты слышала что-нибудь подобное?

– Что происходит?

– Где Джек? – вопросом на вопрос ответил Чарли. Я думал, он здесь.

– Был здесь, но спустился вниз.

– Куда? – Чарли направился к противоположному выходу из рубки, – Я должен рассказать ему…

– Нет, не должен! У капитана и без того выдался кошмарный день, а тут еще ты со своими заморочками. Оставь его в покое.

Лиза поглядела на Макмиллана. Если Чарли был одет в свои обычные мешковатые шорты и цветастую ямайскую рубашку, то на Макмиллане были пижонские парусиновые туфли на толстой каучуковой подошве от Сперри, брюки защитного цвета и модная рубашка, застегнутая на все пуговицы. Этот бухгалтер средних лет находился на борту «Фатома» уже два месяца но до сих пор выглядел белой вороной среди остальных членов команды. Даже его рыжие волосы были аккуратно подстрижены и причесаны.

– А что скажете вы? – спросила его Лиза.

Под ее взглядом Макмиллан выпрямился и расправил плечи.

– Как я уже объяснил мистеру Моллиеру, после проведенного им же химического анализа не может быть и речи о том, чтобы банк заплатил за это золото по текущей рыночной цене. В старых слитках полно инородных примесей. Чтобы подстраховаться, я связался по сотовому телефону с банком, и эксперты подтвердили мои выводы.

Чарли воздел руки к потолку.

– Это настоящее пиратство! Лицо Макмиллана стало ледяным.

– Прошу оградить меня от этих хулиганских сравнений! Лиза прижала ладони к вискам.

– Я не верю собственным ушам! – заговорила она. – Весь Тихоокеанский регион не может оправиться от чудовищного катаклизма, а вы двое устроили скандал из-за каких-то грошей и процентов! Неужели это не может подождать?

Мужчины сконфуженно потупились.

– Это он начал. – Макмиллан обиженно ткнул пальцем в сторону Чарли. – Я только назвал свою цену.

– Если бы он не…

– Хватит! Проваливайте отсюда – оба! И если я услышу, как вы вываливаете эти ваши дрязги на голову Джека, вы пожалеете о том дне, когда ступили на борт «Фатома»!

– Я уже жалею, – пробурчал бухгалтер.

– Что о?! – повернулась к нему Лиза.

– Ничего, поспешно ответил тот, попятившись к выходу.

– А теперь – вон из рубки! – Она указала величественным жестом в сторону двери. Мужчин как ветром сдуло.

В рубке вновь воцарился покой. Немецкая овчарка снова улеглась на свой тюфяк и закрыла глаза, мягкая классическая музыка наполнила помещение. Повернувшись в кресле, Лиза вытащила из проигрывателя диск.

– Почему Джеку нравится это барахло? – спросила она саму себя, положила на панель приемника свой собственный диск и нажала кнопку воспроизведения.

Рубка содрогнулась от грохота ударных и электрогитар чисто женской группы «Хоул».

Девушки пели о недостатках и ошибках мужчин.

– Ну вот, совсем другое дело, – удовлетворенно сказала Лиза и откинулась в кресле.
С полуоткрытым ртом, Джек – прямо как был, в одежде, – лежал на койке в своей каюте и тихонько посапывал. Вид у него был вполне умиротворенный, но на самом деле он находился в эпицентре ночного кошмара, окрашенного оттенками гальциона.
В скафандре, привязанный тросом к шаттлу «Атлантис», он плыл, окруженный непроглядной чернотой космоса. Прямо под ним располагались открытые двери грузового люка. Он видел двух других членов экипажа, находившихся в рабочем отсеке. С помощью манипуляторов шаттла они пытались извлечь из грузового трюма большой спутник.

^ На борту спутника неестественно ярко сверкала эмблема «морских котиков» и название, этого страшного оружия - «СПАРТАК». Оснащенный экспериментальной пучковой пушкой спутник стоимостью в полмиллиона долларов медленно поднялся из темноты трюма и расправил крылья солнечных батарей и телекоммуникационных антенн. Это было фантастическое, зрелище: гигантская бабочка появляется из кокона.

^ Позади спутника ярко светилась голубая сфера Земли.

Он поблагодарил звезды за то, что они предоставили ему возможность увидеть такое собственными глазами. Он никогда еще не видел ничего прекраснее. Его восторг усиливало сознание того, что вместе с ним этой красотой любуется женщина, чьи глаза светят даже ярче, чем звезды.

^ Дженнифер Спенглер была ученым и в составе экипажа отвечала за выполнение, научной программы, а вчера вечером она к тому же стала его невестой

Впервые они встретились шесть лет назад, когда товарищ по команде «морских котиков» познакомил его со своей сестрой, это и былаДженнифер. Затем они случайно столкнулись на тренировке, в которой он участвовал в качестве астронавта дублера, и очень скоро полюбили друг друга. Они страстно искали встреч друг с другом, закрывались в шкафах для одежды, целовались в темных и пыльных кладовках, бегали на дискотеку в бар «Приводнение» и даже устраивали полуночные пикники прямо на бетоне у Центра подготовки астронавтов. В те долгие бессонные ночи, под теми же звездами, которые светили ему сейчас, они мечтали о том, как счастливо сложится их долгая совместная жизнь.

И все же когда накануне вечером он застал ее одну в без людном переходе челнока и молча протянул золотое кольцо, его сердце билось как у школьника на первом свидании. Он не знал, каким будет ее ответ. Может быть, он слишком торопит события? Любит ли она его так же сильно, как он ее? Несколько секунд, показавшихся ему бесконечностью, кольцо в его руке, словно в невесомости, парило в воздухе, и в нем отражался свет Луны. А потом она сказала «да» - без слов, лишь улыбкой и слезами.

Он блаженно улыбался своим воспоминаниям, когда устройство связи заговорило деловитым голосом Дженнифер:

– ^ Отпускаю захват. Один, два, три. Все готово. Повторяю, все готово к пружинному пуску. Джек?

– Провожу визуальную проверку, - откликнулся он. - Подтверждаю.

– Показания приборов в норме, - проговорил находившийся за пультом управления командир полета полковникДарем. – Все огоньки мигают зеленым. Вывожу груз через десять секунд. Десять… восемь… семь…

Время замедлило свой ход. Другие члены экипажа, находившиеся под спутником, как и было запланировано, потянулись к челноку. С разводным ключом в руке, он так же стал перебирать руками канат, подтягивая себя к боковому шлюзу. Они отрабатывали операцию по выводу спутника не меньше сотни раз.

^ Плывя к «Атлантису», он представлял тело Дженнифер и думал о том, как бы это было - любить ее прямо здесь, на виду у всей Земли. Вот это была бы первая брачная ночь!

–… ^ Шесть… пять… четыре…

Размечтавшись, он слишком поздно заметил ошибку. Одна аз мачт, произведенных на заводе «Дженерал дайнэмикс», отошла не полностью. Он видел, как спутник переместился па несколько градусов по направлению к правому борту. О господи! Чтобы доложить об отклонении от плана, ему понадобилась всего одна секунда. Ровно на одну секунду позже, чем было нужно,

–... Три… два.

– Прекратите вывод спутника! - неистово закричал он.

–... Один…

Он видел, как сработал механизм, пружинного запуска, выбросив спутник вверх. Пружины были разработаны таким образом, чтобы катапультировать космический объект на заранее рассчитанную орбиту, но из-за того, что одна из мачт не сработала, вся система дала сбой.

^ Все остальное происходило как в кошмарном сне.

Пятитонный спутник ударился в люк правого борта, и одна из солнечных батарей разлетелась вдребезги, врезавшись в обшивку челнока. Люк беззвучно выгнулся внутрь, сотни керамических плиток, отбитых от корпуса челнока, разлетелись в разные, стороны, как игральные карты, уносимые ветром.

«Спартак» со сломанным крылом понесся в космос, устремившись к какой-то никому не известной орбите.

Когда спутник пролетал над ними, внутри его что-то вспыхнуло. Нагрузка па систему осевого наведения оказалась непомерной, и ее панель взорвалась.

^ Мертвый «Спартак» уплывал в открытый космос.

Несколько часов спустя он очнулся в среднем отсеке - пристегнутый к креслу и облаченный о спасательный скафандр. Чуть дальше, в кабине управления, пилот и командир экипажа, связавшись с НАСА, рассказывали о случившемся. Поврежденный люк удалось отремонтировать, но потеря большого числа защитных термостойких плиток делала возвращение на Землю рискованным.

План был таков: проникнуть как можно глубже в плотные слои атмосферы, а затем, если что-то пойдет не так, катапультироваться. Проблема состояла в том, что новая система спасения, установленная на корабле после трагедии с «Челленджером.», еще даже не прошла испытаний, и никто не знал, как она поведет себя в экстремальной ситуации.

^ В коммуникаторе были слышны несколько голосов, шептавших молитвы.

Дженнифер сидела рядом с ним, в кресле астронавта ученого. Когда он попытался успокоить ее, собственный голос показался ему чужим и далеким.

– ^ Мы прорвемся, Джен. Иначе и быть не может. У нас ведь еще свадьба впереди.

Она кивнула со слабой улыбкой но ничего не сказала. Ее лицо за прозрачным щитком шлема было белым как мел,

Он взглянул в другую сторону. Остальные астронавты также сидели в креслах с напряженными спинами, вцепившись побелевшими пальцами в ручки. В кабине управления находились только пилот и командир. Командир потребовал, чтобы прочие члены экипажа находились в среднем отсеке, как можно ближе к люку экстренной эвакуации.

^ Перед началом спуска полковник Джефф Дарем, находившийся на связи с адмиралом Хьюстоном, произнес:

– Мы начинаем. Молитесь за нас. Сквозь шипение радиопомех послышался ответ:

– ^ Храни вас Бог, «Атлантис»,

И вот челнок врезался в плотные слои атмосферы. Его трясло и швыряло из стороны в сторону. Все затаили дыхание и молчали.

На лбу у Джека выступил пот. Температура повышалась слишком быстро, ас этим не мог справиться даже «умный» скафандр. Подумав что, возможно, отказала встроенная система охлаждения, он проверил соединения, но - нет, все было в норме. Он посмотрел на Дженнифер,ее шлем запотел и стал непрозрачным. Как ему хотелось дотянуться до нее, обнять ее!

Наконец пилот произнес слова, приятнее которых ему еще не приходилось слышать:

– ^ Высота – шестьдесят тысяч футов. Мы почти дома, ребята!

В коммуникаторе раздались восторженные крики.

Не успело утихнуть всеобщее ликование, как корабль содрогнулся, его швырнуло в сторону, и Земля исчезла из иллюминатора. Пилот изо всех сил пытался стабилизировать полет, но у него ничего не выходило. Позже станет известно, что в том месте, где отлетели термостойкие плитки, корпус корабля перегрелся до такой степени, что взорвался дополнительный кислородный бак. Но в тот момент, когда челнок кувыркался в плотных слоях атмосферы, все испытывали только страх и боль.

– ^ Пожар в отсеке!

Пилот продолжал бороться пытаясь восстановить контроль над судном, но уже знал, что это бесполезно. Еще один страшный удар потряс челнок от кормы до носа.

– ^ Пятьдесят тысяч футов! - прокричал пилот. В интеркоме послышался голос командира:

– Приготовиться к катапультированию! Сбросить давление по моей команде!

– Сорок пять тысяч… Сорок… Они быстро падали.

^ Закрыть смотровые, щитки! Активировать дополнительную подачу кислорода! Джек, открой, выпускной вентиль!

Он с трудом встал с кресла. Парашют за спиной стеснял движения. Джек проковылял по брыкающемуся полу в угол отсека, ухватился за Т-образную рукоятку и. повернул. Клапан будет медленно стравливать воздух аз челнока, пока давление в нем не выровняется с наружным.

– Приготовиться! - приказал полковник Дарем – Перехожу на автопилот.

Челнок снова содрогнулся и вздыбился, задрав нос. Один из астронавтов, который успел отстегнуть ремни безопасности, вылетел из кресла и врезался в потолок отсека. От удара его шлем раскололся, а сам. он потерял сознание.

^ Джек устремился к нему на помощь, но еще один астронавт замахал на него руками:

– Оставь его! Займи свое место!

Автопилот вышел из строя! – послышался крик командира. – Остаемся наручном управлении!

Оглянувшись через плечо, Джек посмотрел наДженнифер. Она пыталась выбраться из кресла, чтобы помочь раненому товарищу, но у нее ничего не получалось. Ее левая руказа что-то зацепилась.

– ^ Тридцать пять тысяч! - сообщил пилот. Челнок продолжал содрогаться всем корпусом.

– Я не могу справиться! Не могу справиться! - кричал пилот, словно доказывая это самому себе. – Иисусе!

^ Полковник Дарем виртуозно выругался.

– Катапультируйтесь! - заорал он. - Спасайте свои задницы!

Джек понимал, что она еще слишком высоко, но приказ есть приказ, и он повернул вторую Т-образную рукоятку. Дверь бокового шлюза вылетела, и его едва не вытянуло в открывшееся отверстие. Он удержался лишь благодаря томy, что мертвой хваткой вцепился в рукоятку стравливающего клапана. В коммуникаторе раздались панические крики, челнок перевернулся кверху брюхом, пол вспучился. Краем глаза он увидел, как мимо него медленно проплывает Дженнифер, сжимая и разжимая пальцы в бесплодной попытке хоть за что-нибудь уцепиться. Парашюта на ней не было.

^ Боже праведный.

Джек изогнулся всем телом и ухватил ее за руку.

– Держись! - крикнул он.

В этот момент за его спиной прогремел взрыв. Дверь среднего отсека выбило, и в него ворвался огненный шквал, сжигая все на своем пути к пилотской кабине. Других товарищей Джек уже не видел. Огонь набросился на него и Дженнифер.

– Помогите? - позвал он, но ответа не услышал,

– Отпусти меня! - хватая ртом воздух, крикнула Дженнифер, пытаясь вырвать руку. – Иначе мы погибнем вместе!

– Держись! Держась, черт побери!

– ^ Я не хочу утащить тебя за собой.

Дженнифер выпрямила вторую руку и отстегнула металлическую застежку t которой перчатка крепилась к рукаву скафандра.

– Нет!

Джек еще сильнее сжал ее руку, но было слишком поздно. Его ладонь сжимала лишь пустую перчатку. Словно в кошмарном сне, он почувствовал, что не может двигаться. Дженнифер, как в замедленной съемке, уплывала от него. Он попытался дотянуться до нее, но руки не слушались. Ему оставалось только смотреть.

^ Последнее, что он видел, было даже не испуганное лицо Дженнифер, а маленькое золотое кольцо на ее пальце, блеснувшее обещанием несбывшейся любви.

Оглохнув от собственных криков, он метнулся за ней, преследуемый по пятам стеной огня. Он вывалился в открытый люк за мгновение до того, как корабль начал вращаться вокруг своей оси. Над ним, едва не срубив ему голову пронеслось огромное крыло челнока. Он падал крутясь во всех плоскостях, задыхаясь и не в силах что-либо изменить.

И все-таки даже в таком состоянии он вертел головой, пытаясь обнаружить присутствие Дженнифер, но синие небеса были пусты. Единственное, что нарушало их девственную голубизну, был дымный след от горящего челнока.

Плача навзрыд, он рванул кольцо. Первым раскрылся восемнадцатидюймовый вытяжной парашют, потащив за собой второй, четырехфутовый, и стабилизировав вращение. Но в разреженной атмосфере маленькие парашюты не могли замедлить скорость падения, они не были рассчитаны на это. Позже, автоматически раскроется третий, но Джеку уже не суждено было это увидеть.

^ Его поглотила темнота.
Словно ударившись о землю, Джек внезапно проснулся на койке в своей каюте на борту «Фатома». Он резко открыл глаза и тут же зажмурился от яркого света. В мокрой от пота майке, он встал с койки. Ноги его дрожали.

Потянувшись, он подошел к стенному сейфу, набрал нужную комбинацию и открыл его. Помимо судовых документов и банкнот на нескольких тысяч долларов там лежала мятая перчатка. Ее края и пальцы обгорели, но Джек не мог расстаться с ней. Не мог, как бы сильно ни хотелось ему расстаться с прошлым.

– Прости меня, Дженнифер, – прошептал он, прижав перчатку к губам.

Когда спасатели нашли Джека, лежавшего без сознания под упавшими на него парашютами, он все еще сжимал в руке эту перчатку. Из всего экипажа выжил он один. Он до сих пор чувствовал в своей руке пальцы Дженнифер – испуганной, уплывающей от него.
В дверь каюты постучали Джек вернул перчатку в сейф и вытер навернувшиеся слезы.

– Что надо? – раздраженно прорычал он.

– Я просто хотел сообщить тебе, Джек. Мы достигли места сбора.

Он узнал голос судового биолога и взглянул на часы. Прошло три часа.

– Хорошо, Роберт, сейчас буду.

Подойдя к умывальнику, он ополоснул лицо холодной водой, выпрямился и взглянул в зеркало. С его жестко очерченного подбородка стекала вода, густые волосы, несмотря на припорошившую виски седину, все еще оставались темными. Они у него были длинными, до плеч. С короткой армейской стрижкой он распрощался много лет назад. Джек зачесал мокрые волосы назад и вытер полотенцем бронзовую от загара кожу, а затем отвернулся, не в состоянии более смотреть на собственное отражение.

Вернувшись к реальности, Джек прислушался и заметил, что ровный обычно звук судовых двигателей слегка изменился. «Фатом» сбрасывал обороты. Джек торопливо натянул просторную рубашку и, не застегивая ее, прямо босиком направился к двери. Открыв ее, он увидел, что Роберт Боначек все еще дожидается его.

Главный биолог заметно нервничал, переминался с ноги на ногу и избегал смотреть Джеку в глаза. Двадцати лет от роду, Роберт был самым молодым членом команды, но при этом – самым серьезным и неразговорчивым. Увидеть на его лице улыбку было делом почти невозможным. Он окончил университет в нежном возрасте восемнадцати лет, получил степень магистра и уже два года плавал на «Фатоме», одновременно собирая материалы для докторской диссертации. Лиза говорила, что у него «старая душа, заключенная в молодую оболочку». Правильность этого утверждения подтверждалась тем, что на макушке молодого человека уже начала появляться плешь.

– В чем дело, Роберт? Биолог покачал головой.

– Вы должны сами это видеть, сэр.

Молодой ученый повернулся и вышел на открытую палубу. Джек протиснулся в дверь следом за ним.

Солнце, висевшее над горизонтом, ослепило его, и он прикрыл глаза ладонью. На палубе уже находились все члены команды, за исключением геолога Чарли Моллиера. Крупную фигуру ямайца Джек увидел в рубке и помахал ему рукой, а затем подошел к поручням, возле которых стояли остальные, вклинившись между Робертом и Лизой.

– Как спалось? – спросила она.

– Ты мне что-то подсыпала, верно? Врач лишь пожала плечами.

– Тебе было необходимо поспать.

Джек хотел было устроить ей выволочку. С какой стати она обращается с ним как с ребенком? Он, в конце концов, капитан этого судна! Однако в этот момент его внимание привлекло необычное зрелище.

Обычно пустынная поверхность океана пестрела теперь десятками судов: траулерами, грузовыми, военными катерами, над которыми развевались флаги самых разных стран. В небе деловито стрекотали лопастями два вертолета «джей-хок»; проследив взглядом траекторию их полета, Джек сообразил, что они поднялись с базы ВМС на острове Уэйк. Еще ниже барражировал пузатый С-130. Самолет, видимо, всю ночь сканировал этот район своими радарами. Стало очевидно, что Национальный совет США по безопасности на транспорте бросил на поиски борта номер один все имевшиеся в его распоряжении ресурсы.

Словно прочитав мысли Джека, возникший позади него Джордж Клейн сказал:

– Национальный совет не теряет время даром. Впечатляющая расторопность, учитывая то, в какой глуши мы находимся.

Наблюдая суматоху, царящую на тихоокеанских просторах, профессор попыхивал толстой трубкой. Если бы не она, Джордж ничем не напоминал бы шестидесятилетнего ученого из Гарвардского университета. На его мускулистом теле были лишь шорты, и больше ничего. Жидкие волосы Клейна развевались на ветру. Джеку всегда казалось, что профессор невероятно похож на Жака Ива Кусто.

– Чем это пахнет? – наморщив нос, спросил Кендалл Макмиллан. Джек принюхался и тоже ощутил в воздухе едкий запах, а затем увидел слева по носу радужное пятно на морской поверхности.

– Топливо, – коротко обронил он.

Сомнений не оставалось: совсем недавно здесь произошло крушение.

Посередине пятна Джек заметил два покачивающихся на волнах красных предмета. Сигнальные буи, понял он. Их сбросили для того, чтобы обозначить место катастрофы, где следует искать тела.

– Надо было не ждать, а сразу же разбудить меня, – пробормотал он.

Джордж взглянул на судового врача, которая вдруг стала проявлять повышенный интерес к происходящему.

– И навлечь на себя гнев Лизы? Я бы скорее согласился очутиться в пасти большой белой акулы. Кроме того, Чарли связался с командующим спасательной операции всего час назад. – Увидев, как брови Джека удивленно поползли вверх, Джордж поспешно добавил: – С вице-адмиралом береговой охраны. Он прибыл сюда из Сан-Диего ночью. Судя по тому, что рассказал Чарли, не слишком-то дружелюбный тип.

– Какой помощи они от нас ожидают?

– Нам велено ждать, пока они не запеленгуют сигнал от черных ящиков борта номер один и не утвердят детальный план спасательной операции, но, похоже, Национальный совет по безопасности на транспорте больше всего интересует наш «Наутилус».

– А адмирал Хьюстон? – вспомнил Джек о своем бывшем командире по службе в ВМС. – Ведь именно он вызвал нас сюда. Сам-то он здесь?

– Его ожидают завтра.

– Почему так поздно?

– Полагаю, из-за того, что гигантские шестерни американской военной машины крутятся медленнее, чем нужно. Он прибудет на «Гибралтаре». А все это, – Джордж ткнул черенком трубки в сторону суетящихся на море кораблей, – туфта, симуляция активности. Настоящими поисковыми работами здесь и не пахнет.

– «Гибралтар», – пробормотал Джек.

– Ты ведь катался на этой посудине?

Джек кивнул. Он прослужил на борту «Гибралтара» семь лет. Это был самый большой вертолетоносец военного флота США, который уступал по размерам лишь гигантским авианосцам. «Гибралтар» входил в состав печально известной десантной группировки «морские аллигаторы», совмещавшей ударную мощь морской пехоты со скоростью и мобильностью военно-морских сил.

– Гляди! – окликнул его Роберт.

Слева по борту, рядом с буями, на воде качались какие-то обломки. Еще несколько секунд назад их там не было. Джек прищурился.

– Дайте мне бинокль.

Роберт отошел и вскоре вернулся с биноклем «Минолта». Джек поднес окуляры к глазам, отрегулировал фокус и увидел то, что привлекло их внимание. На воде покачивалась спинка самолетного кресла. На красной ткани отчетливо виднелась синяя эмблема президента Соединенных Штатов. Внезапно накатившаяся волна перевернула кресло, мелькнула бледная человеческая плоть… безвольно свисающая рука… В глазах у Джека потемнело.

– Ну что, – нетерпеливо спросил Роберт, – это обломок? Джек не смог ответить. Он вспомнил, как двенадцать лет назад после катастрофы «Атлантиса» сам кувыркался в воздухе. Повези ему чуть меньше, тогда он мог бы выглядеть точно так же.

Лиза обеспокоенно прикоснулась к его плечу.

– Что с тобой, Джек?

Дрожащий, побледневший, он опустил бинокль.

– Не надо было нам сюда приходить, – проговорил он. – Ничего хорошего из этого не выйдет.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

Похожие:

Джеймс Роллинс Бездна ocrspellCheck Aleks Sn777@mail ru «Бездна»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-31060-9 iconДжеймс Роллинс Амазония ocr денис «Джеймс Роллинс. Амазония»: Эксмо,...
Бразилии четыре года назад вместе с экспедицией, организованной специалистом по тропическим растениям Карлом Рэндом. Какие тайны...
Джеймс Роллинс Бездна ocrspellCheck Aleks Sn777@mail ru «Бездна»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-31060-9 icon«Л. Н. Гумилев От Руси к России»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-26819-1
...
Джеймс Роллинс Бездна ocrspellCheck Aleks Sn777@mail ru «Бездна»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-31060-9 icon«Психодиагностика. Конспект лекций»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-26681-4
Книга предназначена длястудентов-психологов и представляет собой конспект лекций по психодиагностике. Подробное изложение материала...
Джеймс Роллинс Бездна ocrspellCheck Aleks Sn777@mail ru «Бездна»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-31060-9 iconМаделин Уикхем Сердцеедка ocr: Nathalte; Spellcheck: Хитрая «Сердцеедка»:...
Даксени красива, беспринципна, и у нее полный гардероб черных костюмов от лучших модельеров. По объявлениям в «Таймс» она собирает...
Джеймс Роллинс Бездна ocrspellCheck Aleks Sn777@mail ru «Бездна»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-31060-9 iconДжоанн Харрис Джентльмены и игроки «Джентльмены и игроки»: Эксмо;...
Начинается с каких-то мелких недоразумений, но постепенно события нарастают как снежный ком. Против Сент-Освальд ведется тайная война,...
Джеймс Роллинс Бездна ocrspellCheck Aleks Sn777@mail ru «Бездна»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-31060-9 iconИэн Бэнкс Мертвый эфир «Мертвый эфир»: Эксмо, Домино; М., Спб; 2012; isbn 978-5-699-59462-7
Селия, ему изменяет? Что, если все меры предосторожности, которые она принимала, оказались недостаточны и теперь Селия с Кеном в...
Джеймс Роллинс Бездна ocrspellCheck Aleks Sn777@mail ru «Бездна»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-31060-9 iconMelissa de la Cruz «Revelations», 2008isbn 978-5-699-40597-8
Мелисса де ла Круз «Откровения»: Эксмо, Домино, Москва, Санкт-Петербург, 2010Оригинальное
Джеймс Роллинс Бездна ocrspellCheck Aleks Sn777@mail ru «Бездна»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-31060-9 iconР 14. 03. 13 езультат пошуку
Дар великой любви, или я не умею прощать [Текст] : роман / Марина Крамер. М. Эксмо, 2010. 314 с. (Криминальная мелодрама). Isbn 978-5-699-45171-5...
Джеймс Роллинс Бездна ocrspellCheck Aleks Sn777@mail ru «Бездна»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-31060-9 iconСписок новинок абонемента
Рон Ле Мастер; [перевод с английского М. В. Ивановой]. Москва : аст : Астрель : Полиграфиздат, 2010. 159, [1] с ил.; 21 см. Об авторе:...
Джеймс Роллинс Бездна ocrspellCheck Aleks Sn777@mail ru «Бездна»: Эксмо; Москва; 2008 isbn 978-5-699-31060-9 iconЭприлинн Пайк Чары Лорел 2 «Чары»: Эксмо, Домино; Москва, спб; 2010 isbn 978-5-699-44134-1
Стефани Майер, культовый автор «Сумерек» и других не менее сенсационных романов? Почему книгу незамедлительно купила для экранизации...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница