Чарльз Де Линт Призраки в Сети Чарльз де Линт «Призраки в Сети»


НазваниеЧарльз Де Линт Призраки в Сети Чарльз де Линт «Призраки в Сети»
страница1/37
Дата публикации17.03.2013
Размер6.83 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37
Чарльз Де Линт

Призраки в Сети

Чарльз де Линт

«Призраки в Сети»
Эта книга посвящается моему давнему другу Роджеру Тернеру

Разбить кувшин – без сожалений,

попасть обратно в руки гончара и возродиться вновь.
Саския Мэддинг.

Падение («Духи и призраки», 2000)
От автора
Желание написать эту книгу и даже ее название возникли у меня после фразы моего друга Ричарда Кунца, что, мол, при нынешнем засилье технологий некоторые призраки из сказок и прочих фольклорных источников, возможно, уже покинули дремучие леса и другие подобные пасторальные декорации и обосновались в пространстве, которое мы ежедневно преодолеваем, пользуясь телефоном, телеграфом, электросетью. Без сомнения, они обитают также и на спутниковых станциях.

Я уже касался этой темы в более ранних рассказах, таких как «Саския» («Saskia») в сборнике «Лунный свет и лоза» («Moonlight and Vines») и «Пиксельные пикси» («Pixel Pixies») – в более позднем сборнике «Древо Мечтаний» («Tapping the Dream Tree»). Но чем больше я размышлял, тем больше мне хотелось поговорить об этом еще. В результате я отложил роман, который уже начал было писать, и радостно окунулся в этот, где знакомая компания персонажей из Ньюфорда снова выйдет на авансцену, вместо того чтобы ютиться где то на заднем плане, как это заведено в других моих книгах.

Вспоминая, как создавались «Призраки в Сети», я прежде всего должен поблагодарить Ричарда за наши беседы, не забыв при этом сказать спасибо и его жене Марделл: она не только мой друг, но и корректор нескольких моих книг – вот почему в них нет опечаток и досадных ляпов. Еще хотелось бы сказать спасибо: Роджеру Тёрнеру за технические консультации (поэтому все возможные накладки в этой области – исключительно на моей совести); всем друзьям, родственникам и доброжелателям (слишком многочисленным, чтобы их называть поименно) – без них мне было бы очень одиноко писать мои книги; моим издателям Гордону ван Гелдеру, Джо Флетчеру, Патрику Нильсену Хейдену, Шерин Новембер, Терри Уиндлинг, ибо они скорее мои друзья, нежели деловые партнеры;

Кэту Элдриджу, Дэвиду Тамулевичу и читателям, которые продолжают присылать мне прекрасные компакт диски, а также музыкантам, которые на протяжении всех этих лет вдохновляют меня своим творчеством.

И наконец, последней по порядку, но не по важности вклада я хотел бы поблагодарить Мэри Энн за любовь, утешение, поддержку; за прекрасную мелодию, звучащую в ее сердце; за ее поэтичную душу; за зоркий читательский глаз; за пометки, сделанные красной шариковой ручкой; за исключительные деловые способности. А вообще то, знаете что? Ее фантазия – гораздо необузданнее моей.

Будете в Интернете – загляните на мою страничку: www.charlesdelint.com.

Чарльз де Линт

Оттава, осень 2002
Из дневника Кристи Риделла
Если верить Юнгу, где то в шесть семь лет мы отделяем от себя и прячем те качества нашей личности, которые кажутся нам неприемлемыми, которые не вписываются в окружающий нас мир. И они, эти тайные стороны нашего «я», становятся нашими тенями.

Мне случалось читать, что полезно иногда представить себе человека, в которого могла бы превратиться твоя тень, если бы вышла на свет. И я попробовал. Сразу не получилось. Я очень долго просто разговаривал сам с собой. И когда наконец получил ответ, это был всего лишь призрачный голос, звучащий у меня в голове. Это мог быть и мой собственный голос. Но со временем моя тень обрела определенные физические свойства, так рассказ становится яснее и понятнее, когда вы то прибавляете к нему что то новое, то убираете лишнее, постепенно придавая ему законченную форму.

Не приходится удивляться, что моя тень оказалась противоположностью мне во многих смыслах. Она смелее меня, умнее, у нее лучше память, и еще она имеет склонность надевать маскарадные костюмы, маски и наряжаться. Малиновое платье для коктейля, например. Или маска смотрителя площадки для гольфа в зимний период. Она маленькая, в то время как я довольно высокого роста. Она смуглая, а у меня белая кожа. Она рыжая, а у меня темные волосы. Она была девочкой, пока я был мальчиком, и стала женщиной теперь, когда я стал мужчиной.

Если ее как нибудь и зовут, то мне она никогда не называла своего имени. Если она существует и тогда, когда мы с ней не вместе, то ей еще только предстоит мне об этом рассказать. Естественно, меня интересует, как она живет, но она не любит, когда ей задают вопросы, и мне пришлось научиться не давить на нее, потому что, едва я начинаю это делать, она просто уходит.

Иногда меня тревожит сам факт ее существования. Я думаю: а не болен ли я шизофренией, и начинаю искать у себя симптомы. Но даже если она и галлюцинация, то единственная у меня, в остальном я такой же нормальный человек, как и все, то есть так же, как все, пребываю в растерянности перед современным миром. Кто то говорил: «Я изо всех сил пытаюсь вникнуть в большое живописное полотно, но беда в том, что оно становится все больше и больше». Кажется, это была Ани ди Франко.

В общем то, я не слишком все это анализирую. Хотя кое чего полученного от нее в дополнение к моим собственным ресурсам мне хватит обдумывать до самой смерти.

Мы подолгу беседуем, обычно поздно ночью, когда на небо наползают облака и звезды пропадают, а темнота становится особенно глубокой. Большую часть разговора я ее не вижу – слышу лишь ее голос. Мне нравится думать, что мы друзья. Пусть мы иногда расходимся в мелочах, но обычно все же приходим к общему взгляду на то, как все должно быть.
Первая встреча

Мы не больше того,

что мы есть,

сказала она.

Мы не скрываем страшных тайн…
Саския Мэддинг.

Арабески («Бабочки и осы», 1997)

Кристиана Три
– Мне кажется, я вас знаю, – говорит Саския Мэддинг, подходя к моему стулу.

Она добрых пятнадцать минут бросала на меня взгляды через все кафе, и я устала ждать, когда же она наконец подойдет.

Я увидела ее сразу, как вошла; она сидела направо от двери, за столиком у окна, и прихлебывала чай из высокой кружки. Она что то писала перьевой ручкой в блокноте с кожаной обложкой, а другой рукой придерживала прядь светлых волос, которая все падала ей на глаза. Когда я вошла, она подняла голову, и хотя никак не показала, что узнала меня, но с того мгновения следила за мной, как ей казалось, незаметно для меня.

– Да, вы меня знаете, – отвечаю я. – Я – это ваш друг, вернее, та часть его личности, от которой он отказался еще в детстве.

Она смотрит на меня озадаченно, хотя в ее красивых, цвета морской волны, глазах я вижу искру понимания.

– Вы… вы – женщина из его дневников? – спрашивает она. – Та, кого он зовет Тайной?

Я улыбаюсь:

– Да, это я. Я его тень.

– А я и не знала…

– Не знали, что я действительно существую? – договариваю за нее, когда ее голос замирает.

Она качает головой:

– Нет, просто не ожидала увидеть вас здесь.

– Люблю кофе.

– Я имею в виду – в таком обыкновенном месте.

– А, так вы начитались этих его дневников. Полеты фантазии… – Я прикрываю глаза и мысленно перелистываю страницы в поисках нужной. – Вот: «Вижу ее в зеленом платье стоящей в зарослях куманики, среди колючек заброшенной живой изгороди. Ее рыжие волосы горят в лучах заходящего солнца, ее глаза темны от всего таинственного, что они видели, в опущенной руке – деревянная маска зайца. Я всегда вижу ее такой. В самых укромных, никому неведомых уголках. Что она там делает, непонятно, но это вполне соответствует ее странному, вечно ускользающему нраву».

Саския улыбается, и я не знаю, вызвана ли эта улыбка пассажем, который я процитировала, или моим умелым подражанием голосу Кристи.

– Это что то новое, – говорит она. – Он мне этого еще не читал.

– А вы ждете, когда он сам вам прочитает?

– Разумеется. Я бы никогда не стала читать чужие… – Она замолкает и испытующе смотрит на меня. – А вы… когда это читаете?

Я пожимаю плечами:

– Да когда угодно. Я ведь не сплю, так что, когда становится скучно ночью, я просто прихожу в его кабинет – прочесть, о чем он в последнее время думал.

– Вы любопытны, как сорока.

– Буду считать это комплиментом.

– Э э э… – Она несколько секунд изучает меня, прежде чем спросить. – А мои дневники вы, случайно, не читаете, а?

Я изо всех сил изображаю оскорбленный вид, хотя на самом деле не отказалась бы почитать. Но действительно не читала. Пока.

– Извините, – говорит она, – разумеется, вы не стали бы этого делать. Между нами нет ведь такого родства, как у вас с Кристи.

– Вас раздражает наше родство?

Она качает головой:

– Это все равно как если бы меня раздражало, что Джорди – брат Кристи. А вы с Кристи еще ближе, вы – его сестра близнец. К тому же появляетесь только по ночам, когда мы спим.

Я пожимаю плечами, но извиняться не нахожу нужным.

– Я всего лишь его тень.

Она снова внимательно изучает меня, вглядываясь в меня своими голубыми, как море, глазами.

– Не думаю, что всего лишь тень. Сейчас, например, вы вполне реальны.

Эта реплика вызывает у меня улыбку.

– Не менее реальны, чем я, – прибавляет она.

Улыбка сползает с моего лица, когда я вижу ее встревоженный взгляд. Я все забываю, что ее собственное экзотическое происхождение для нее самой не более чем греза, причем греза, в которой ей неуютно, от которой у нее мурашки бегают по коже. Не надо было мне напоминать ей об этом. Но она справляется сама и вновь переводит разговор на меня.

– Почему вы не назовете Кристи свое имя? – спрашивает она.

– Потому что тогда он поместит меня в коробочку и приклеит ярлычок «Кристиана», а я не хочу оказаться запертой даже в его представлении обо мне. Мне не нравится, как он обо мне пишет. Будь у него еще и мое имя, он бы так все устроил, что я больше никогда не смогла бы измениться.

– Он любит свои привычки, – говорит она.

Я киваю:

– Да, все то, что в словарях неизменно стоит сразу же после самого слова.

Мы обе молчим некоторое время, потом она слегка наклоняет голову и говорит:

– Так, значит, вас зовут Кристиана?

– Я называю себя Кристиана Три.1

Она простодушно улыбается:

– Одним словом – мисс Дерево?

Я протягиваю ей руку.

– Древо во плоти, – говорю я. – Очень рада знакомству.

– Но это только вам самой позволено так себя называть, – замечает она, пожимая мою руку.

– У каждого из нас есть свои секреты.

– Иначе мы не были бы так таинственны.

– Это верно.

Она сидит на корточках около плетеного кресла, которое я оккупировала, взяв себе кофе и свежеиспеченную булочку с прилавка. Локтями она опирается на подлокотник кресла. Рядом стоит еще одно кресло, занятое мальчиком лет двадцати, с голубыми волосами и тонким, резким, как бритва, лицом. Его плеер включен на достаточную громкость, чтобы я опознала в музыке рэп, хотя слов и не разобрать. Он листает одну из бесплатных газет, имеющихся в кафе, и прихлебывает кофе. Вот он встает, и я делаю движение рукой в сторону освободившегося кресла.

– Почему бы вам не устроиться поудобнее? – предлагаю я Саскии.

Она кивает:

– Сейчас, только соберу свои манатки.

Какой то бездельник, в офисном костюме, со сбившимся галстуком и расстегнутой верхней пуговицей на рубашке, подходит к креслу, пока Саския собирает вещи. Я помещаю на сиденье свои коричневые кожаные ботинки и одариваю этого субъекта улыбочкой, похожей на сладкую сосульку, – ну, вы понимаете, улыбка вполне любезная, но есть в ней некий холодок. Субъект, как побитый кот, бродит между столиками и в конце концов садится где то сзади, возле стойки. Все это он проделывает с таким видом, как будто именно туда и стремился с самого начала.

Возвращается Саския. Она бросает жакет на спинку кресла, рюкзачок – на пол и усаживается со своей чашкой чая.

– Итак, что вы сейчас писали? – спрашиваю я.

– Да так, разное. – Она пожимает плечами. – Мне нравится играть со словами. Иногда из этого что то получается – статейка для журнала, стишок. Иногда я просто следую за словом, куда оно выведет.

– И куда они выводят?

– Куда угодно.

Она замолкает на секунду, чтобы отхлебнуть чаю, потом ставит чашку на низенький столик между нами. Чуть позже я пойму, что в этот момент она решала для себя, продолжать ли ей этот разговор и рассказать ли мне, чем, собственно, она занимается.

– Понимаете, мы ведь тоже как слова, – говорит она. – Вы и я. Мы – слова привидения.

Не могу удержаться от улыбки. Я начинаю понимать, почему Кристи так заботится о ней, так беспокоится за нее. Она милая, симпатичная блондинка, но она не вписывается ни в одну из аккуратных дескриптивных программ. Ее мысли, иногда серьезные, иногда капризные, иногда – смесь того и другого, свободно странствуют, занимая все окружающее пространство. Надо бы мне все таки заглянуть в ее записи в следующий раз, как окажусь у них в спальне ночью. Мне хотелось бы знать о ней больше – не только то, что она говорит, но и то, что думает, когда уверена, что никто не подслушивает и не подглядывает.

– Ладно, – говорю я. – Пожалуй, спрошу. Что это за слова привидения?

– Это слова, которые на самом деле не существуют. Они возникают из за ошибок редакторов, наборщиков, плохих корректоров, и хотя иной раз кажется, что они что то значат, на самом деле они не значат ничего. Как, например, «кабинла» – вместо «кабина».

Я понимаю, что она имеет в виду.

– Мне нравится это слово, – говорю я. – Кабинла. Пожалуй, я возьму его себе и дам ему значение.

Саския задумчиво кивает:

– Вот видите? Этим мы и напоминаем слова привидения. Люди могут присваивать нас и придавать нам значения.

Я понимаю, что она говорит сейчас о нашем аномальном происхождении – о том, что из за него с нами может происходить нечто подобное, – но я, пожалуй, с ней не согласна.

– Это со всеми случается, – отвечаю я. – Это случается всякий раз, когда кто то решит, что люди не такие, какие они есть, а такие, какими он их себе придумал.

– Наверное.

– Вы слишком много думаете обо всем этом.

– Я не могу об этом не думать.

Я долго смотрю на нее. Этот вопрос действительно сильно занимает ее: что есть реальность, а что – нет, и для нее гораздо важнее, как ты пришел в этот мир, чем что ты в нем делаешь, придя.

– А какое ваше первое воспоминание?
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37

Похожие:

Чарльз Де Линт Призраки в Сети Чарльз де Линт «Призраки в Сети» iconИсследованием феномена занимаются, в основном
Призраки – с ними связывают разные свидетельства, звуки, полтергейст. Так же осязаемое воздействие. Призраки – это загадка человечества. Призраки –...
Чарльз Де Линт Призраки в Сети Чарльз де Линт «Призраки в Сети» iconКнига подготовлена для библиотеки hl (scan hl, ocr&spellcheck Trioxin, Check Hornet)
Призраки ездят на старом мопеде и нарушают ночную тишину старыми песнями The Smiths; призраки поджигают стоящий на отшибе дом, призраки...
Чарльз Де Линт Призраки в Сети Чарльз де Линт «Призраки в Сети» icon10. компьютерные сети
Существуют сети компаний, предприятий, зданий, сети квартир и т п. Это частные сети. Их часто называют локальными вычислительными...
Чарльз Де Линт Призраки в Сети Чарльз де Линт «Призраки в Сети» iconЧарльз Буковски Чарльз Буковски rus
Стояла адская жара, кондиционер не работал. По моему столу ползла муха. Я протянул руку и ладонью выключил ее из игры. Вытер руку...
Чарльз Де Линт Призраки в Сети Чарльз де Линт «Призраки в Сети» iconЧарльз Дэвис Мания Чарльз Дэвис Мания Посвящается, прежде всего, моим родителям и Дженнетт
Идеи этого романа родились из богатого жизненного опыта и большого количества прочитанной литературы; самой вдохновляющей была авторитетная...
Чарльз Де Линт Призраки в Сети Чарльз де Линт «Призраки в Сети» iconДверь его дома открыта чарльз Г. Сперджен
Известный проповедник пробуждения Чарльз Сперджен (1834-1892) оставил нам много ярких и вдохновенных проповедей. Обратившись к Богу...
Чарльз Де Линт Призраки в Сети Чарльз де Линт «Призраки в Сети» iconРед. О. Нароленкова 02. 2013г. Осн. Инф. Технологий
Топология сети определяется способом соединения узлов сети каналами связи, характеристиками соединяемых рабочих станций, типом кабеля...
Чарльз Де Линт Призраки в Сети Чарльз де Линт «Призраки в Сети» iconАрхитектуры вычислительных систем
К таким сетям относится сети научно-технической и справочной информации. Сюда же входят сети спецслужб. Вычислительные сети отличаются...
Чарльз Де Линт Призраки в Сети Чарльз де Линт «Призраки в Сети» iconЧарльз Буковски Фактотум Чарльз Буковски Фактотум (Factotum) Джону...
Я приехал в Новый Орлеан в пять утра. Шел дождь. Я решил посидеть на автобусной станции, но люди меня угнетали, так что я взял чемодан,...
Чарльз Де Линт Призраки в Сети Чарльз де Линт «Призраки в Сети» iconРис. 14. Принцип маркерного доступа
В сетях с маркерным методом доступа (а к ним, кроме сетей Token Ring, относятся сети fddi, а также сети, близкие к стандарту 802....
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница