Марло Морган Послание с того края земли Человек не плетет паутину жизни, он лишь ниточка в ней. Все, что он делает, он делает для себя


НазваниеМарло Морган Послание с того края земли Человек не плетет паутину жизни, он лишь ниточка в ней. Все, что он делает, он делает для себя
страница9/13
Дата публикации01.07.2013
Размер1.77 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
18. Ловушка для снов

В то утро мы, как всегда, встали полукругом, обращенным к востоку; в воздухе, казалось, было разлито восторженное предвкушение чего-то необыкновенного. Старейшина Племени исполнил свою часть утреннего обряда, и на его место в середину вышла Жена духа.

Внешне мы с Женой духа были очень похожи.

Она — единственная среди женщин племени весила больше ста двадцати фунтов. Хотя я с уверенностью могла бы сказать, что худею: мы все время двигались, при этом стояла страшная жара, а питались мы только раз в день. Во мне накопилось предостаточно излишних жировых отложений, и мне нравилось представлять, как жир стекает по телу, оставляя кайму вокруг моих следов.

Стоявшая в центре круга Жена Духа, подняв руки над головой, предложила невидимой публике на небе свой талант. Она желала стать в этот день проводницей воли Божественного Единства. Она хотела поделиться талантом со мной, с Искаженной, которая странствует вместе с племенем. Выразив свою просьбу, она громко, с чувством вознесла благодарность. И все вслед за ней стали выкрикивать слова благодарности за еще не явленные дары этого дня. Обычно, как мне сказали, это делают молча: они умеют общаться на уровне мысли. Но я была новичком, телепатией не владела, и к тому же ко мне относились как к гостю, поэтому общались на том уровне, на котором я была способна воспринимать происходящее.

В тот день мы шли до тех пор, пока солнце не стало клониться к горизонту. На нашем пути почти не встречались растения, но я была рада, что колючки не впиваются мне в стопы.

Молчание было нарушено ближе к вечеру, когда кто-то заметил рощицу карликовых деревьев — растений странного вида. Их ствол разветвлялся кверху, как огромный куст. Вот о них-то и возносила мольбу Жена Духа, их и надеялась увидеть.

Накануне вечером, когда мы сидели у огня, она и еще три женщины взяли несколько кожаных лоскутков и обшили ими деревянные рамки. Сегодня они несли их с собой. Я не задавала вопросов, зная, что со временем все пойму.

Жена духа схватила меня за руку и потянула в сторону деревьев, указывая на них. Я смотрела, но ничего не видела. Она жестикулировала с таким восторгом, что я пригляделась более внимательно. И тут увидела огромную паутину — белесую, плотную — сложный узор из сотен переплетенных нитей. Подобные паутины были на нескольких деревьях. Жена духа что-то сказала Ооте, а он в свою очередь велел мне выбрать паутину. Я не знала, какую именно, но уже усвоила, что люди в этом племени полагаются в таких случаях на интуицию. Я указала на одно из деревьев.

Тогда Жена духа взяла ароматическое масло из мешочка, который был привязан у нее к поясу, и растерла его по коже, натянутой на круглую рамку. Она отвела листья от выбранной паутины и, поместив между листвой и паутиной маслянистую поверхность, рванула рамку на себя — и на нее, как на картину, приклеилась вся паутина. Я наблюдала, как другие женщины, у которых тоже были круглые рамки, выходят, выбирают паутину и точно так же рывком помещают тонкую сеть в готовую оправу.

Пока мы забавлялись, остальные разводили огонь и собирали пищу для ужина: больших пауков, обитавших на карликовых деревьях, коренья и какие-то клубни, которых я раньше не пробовала, — по виду они напоминали репу.

После трапезы мы, по обычаю, сели в круг. Жена духа стала объяснять, в чем же состоит ее талант. Каждый человек уникален, каждый наделен некими хорошо проявленными чертами, которые могут в течение жизни превратиться в талант. Она приносила пользу людям, создавая ловушки для снов. Говорили, что она могла уловить сны каждого человека в племени. Сны видят все, хотя не многие запоминают их или понимают, о чем они.

— Сны — это зеркало реальности, — сказала Жена духа.

Все, что существует, все, что происходит в этом мире, можно увидеть и в мире снов. Там сокрыты ответы на все вопросы. Особые паутины нужны для обряда, когда с помощью песни и танца у Вселенной просят руководства в сновидениях. На следующий день Жена Духа помогает осознать тому, кто видел сон, что же ему таким образом сообщили.

Насколько я поняла, слово «сновидение» обозначает уровень осознанности. Так, «сновидение предков» означает то время, когда был создан этот мир; существует также «сон вне тела», как, например, глубокая медитация. Существует сон и в обычном для нас значении и т. д.

Люди в племени прибегают к ловушкам для снов в самых разных ситуациях. Если требуется помощь, чтобы понять смысл взаимоотношений, если есть вопросы о здоровье или о сути того или иного жизненного опыта, они верят, что ответ можно узнать во сне. Искаженным известен лишь один способ проникать в царство снов: лечь и уснуть. Но Истинные Люди способны, не засыпая, переключаться на иной уровень сознания. При этом им не нужны наркотики, влияющие на деятельность мозга; при помощи дыхательных техник и концентрации воли они осознанно вступают в мир снов.

Мне велели потанцевать с ловушкой для снов. Лучше всего покружиться. И при этом четко задать в мыслях вопрос, в танце все время повторяя его про себя. Они пояснили, что, когда кружишься, создаются энергетические воронки в семи ключевых центрах тела. Я встала, расставила руки в стороны и начала вращаться по часовой стрелке.

У меня очень скоро закружилась голова; я села на землю и подумала, до чего же изменилась моя жизнь. Здесь население даже меньше, чем один человек на квадратный километр, хотя территория более чем в три раза превосходит Техас; и тут я верчусь волчком, поднимаю песок, слушаю, как ловушка для снов рассекает воздух и ветер уносит эти звуки в немыслимую даль.

Люди в этом племени ночью не видят снов, если сами не попросят об этом. Спят они для того, чтобы отдохнуть и восстановить силы. По их мнению, не годится разбрасываться и на то, и на это. Они считают, что Искаженные по ночам видят сны, потому что не могут видеть сны днем; для нас, цивилизованных людей, это вообще дикость — видеть сновидения с раскрытыми глазами.

Наконец наступило время ложиться спать. Я выровняла песок и подложила под голову руку вместо подушки. Мне дали маленький сосуд с водой и велели выпить половину; оставшуюся воду я выпила, когда проснулась. Это помогло мне вспомнить сон в подробностях. Я задала вопрос, который больше всего волновал меня: что мне делать с полученной информацией, когда путешествие завершится?

Утром Жена Духа, общаясь через Ооту, попросила меня вспомнить сон. Сперва я думала, что ей не удастся истолковать его, потому что ничего в нем, казалось, не имело отношения к Австралии, но все равно пересказала ей то, что мне приснилось. Ее интересовали в основном мои ощущения, чувства, связанные с предметами и событиями во сне. Удивительно: она помогла мне увидеть самую суть, хотя та жизнь, которую я видела во сне, совершенно ей незнакома.

Я узнала, что в моей судьбе будет немало бурь, что люди и дела, в которые я вложила время и силы, уйдут из моей жизни. Но теперь я прочувствовала, что значит быть умиротворенным, цельным существом, и могла вспомнить это ощущение когда угодно. Я поняла, что за одну жизнь можно прожить несколько жизней, к тому же дверь в прошлое для меня уже не раз закрывалась. Я осознала: придет время, и я не смогу оставаться с теми же людьми в том же месте с теми же ценностями и убеждениями, что и прежде. Ради внутреннего роста я спокойно закрою дверь и войду в новое пространство, в новую жизнь, поднимусь на новую ступеньку невидимой лестницы. И самое главное, мне ничего особенного не надо будет делать со всей полученной информацией. Просто жить, соответствуя тем принципам, которые считаю истинными, и тогда я затрону жизнь тех, с кем сведет меня судьба. Двери откроются. В конце концов, послание идет не от меня; я всего лишь посланница.

Мне стало любопытно, что приснилось другим людям, которые танцевали с ловцом снов. Не успела я задать вопрос, как Оота ответил:

— Создатель Инструментов хочет рассказать.

Создатель Инструментов — пожилой человек, мастеривший не только орудия труда, но и кисточки, кухонную утварь и почти все, что нужно в быту. Он интересовался, почему у него болят мышцы. Во сне он увидел черепаху: она выползла из заводи и начала заваливаться, потому что у нее с одной стороны не было двух лап. Жена духа расспросила его, как и меня, об увиденном, и он пришел к выводу, что ему пора обучить кого-нибудь своему ремеслу. Когда-то ему нравилось мастерить утварь для племени, но теперь радости было меньше и осталось лишь чувство долга, и ему подсказали, что пора что-то менять. Он стал «заваливаться на одну сторону», перестал сочетать работу и игру.

Я наблюдала, как впоследствии он обучал других, и когда полюбопытствовала потом, болят ли у него мышцы, он улыбнулся — от этого морщин на его лице стало еще больше — и сказал:

— Когда думанье гибкое — суставы подвижные. Боль ушла, совсем ушла.

^ 19. Сюрприз к обеду

Во время утреннего молитвенного обряда заговорил Брат Больших Животных, который обычно молчал. Он ощутил потребность поделиться своим талантом. Его предложение было с радостью принято.

В отличие от Африки, где водятся слоны, львы, жирафы и зебры, в Австралии не так уж много крупных животных. Мне любопытно, что же придумает Вселенная.

В тот день мы шли довольно быстро. Солнце палило не так сильно, было, может, даже меньше сорока градусов. Целительница намазала мне лицо и уши толстым слоем крема из жира ящериц и растительного жира. Не знаю точно, сколько раз моя кожа облезала, но с уверенностью могу сказать, что не раз и не два. В конце концов стало казаться, что уши у меня отвалятся — такая стояла жара. Жена духа пришла мне на выручку. Она созвала консилиум, и хотя раньше с подобной проблемой этим людям сталкиваться не приходилось, они быстро нашли выход. Они смастерили нечто, напоминавшее старомодные «наушники», которые носят зимой. Жена Духа взяла жилу какого-то животного и связала концы; Швея прикрепила перья. Все это мне надели на голову, так что перья прикрыли уши, и крем подействовал, так что мне вскоре заметно полегчало.

День был веселый. По дороге мы играли в загадки. Все по очереди изображали животных или рептилий либо разыгрывали исторические события, а остальные старались разгадать. Постоянно звучал смех. Следы моих спутников уже не выглядели одинаковыми, словно пятна от оспы. Я замечала, что они различаются и что походка у каждого своя.

С приближением вечера я принялась выглядывать вдали на равнине хоть какую-то растительность. Цвет земли менялся от бежевого до различных оттенков зеленого. Потом ландшафт изменился, и я увидела деревья. Снова словно бы ниоткуда появилось именно то, о чем просило Истинное племя. Наверное, уже пора было перестать этому удивляться, но их неподдельная радость передавалась и мне.

Мы заметили крупных животных, которые появились, чтобы мы воздали им честь. Это были четыре одногорбых верблюда. Раньше я видела таких в цирке и в зоопарке, но там они были ухоженные, с лоснящейся шерстью. Верблюды не водятся в Австралии. Животных, скорее всего, использовали в качестве транспорта, и они выжили тут, в пустыне, хотя их седоков, очевидно, постигла иная участь.

Мы остановились. Шестеро наших охотников разделились: трое стали заходить с востока, трое с запада. Низко пригнувшись, они тихо подобрались к животным. Каждый держал в руках бумеранг или копье и копьеметатель. Копьеметатель — это деревянное приспособление, на которое передается сила руки и запястья, за счет чего копье летит в три раза дальше и точность попадания выше. В стаде верблюдов был один самец, две взрослые самки и один верблюжонок.

Опытные охотники оценили положение. Они потом объяснили мне, что решили охотиться на старшую самку. Подобно собакам динго — их меньшим братьям — они чуют, какое животное самое слабое. От него, казалось, слышался призыв, будто оно желало, чтобы ему в этот день была оказана честь. А сильные пусть останутся, дабы продолжить род. Я не видела, как охотники переговариваются или общаются жестами, но они как по команде разом подались вперед. Одно копье попало верблюду точно в голову, другое — в грудь, смерть наступила мгновенно. Остальные три верблюда умчались. Топот их ног вскоре затих вдали.

Мы приготовили глубокую яму, выложили дно и стенки несколькими слоями сухой травы. Брат Больших Животных острым ножом взрезал брюхо верблюдицы. Нас обдало теплым воздухом, и вместе с ним распространился сильный запах теплой крови. Органы вынули один за другим, сердце и печень отложили в сторону. В племени их ценят за целебные свойства: они придают силу и выносливость. Как ученый, я понимала, насколько эта пища обогатит железом их несбалансированный и непредсказуемый рацион. Кровь слили в особую флягу, которую носила на шее юная ученица Целительницы. Нижнюю часть ног также отложили в сторону: они еще пригодятся. Я даже представить себе не могла, для чего.

— Искаженная, этот верблюд рос специально для тебя, — воскликнул человек, поднимая кверху огромный бледный мочевой пузырь животного.

Все знали, какой я водохлеб, и они давно уже хотели раздобыть подходящий мочевой пузырь, чтобы сделать из него флягу для меня. И вот пузырь нашелся.

По всей видимости, в этом краю паслось много разных животных кругом было немало навозных куч. Что интересно: теперь я ценила то, что совсем недавно вызывало во мне отвращение. А сегодня я подбирала навоз с чувством благодарности, что у нас есть такое чудесное топливо.

Вечером звучали смех и шутки: мои спутники обсуждали, как мне лучше носить мочевой пузырь — у пояса, на шее или как заплечную сумку. На следующий день мы отправились в путь; несколько человек растянули над головами шкуру верблюда. Шкура давала тень, но главное, пока мы шли, она сохла и становилась пригодной для выделки. Шкуру очистили от мяса и обработали дубильным веществом, получаемым из коры растений. После ужина верблюжьего мяса осталось еще много, его порубили на тонкие ломтики. Их испекли в ямке, а непропекшиеся ломти развесили на трезубых шестах.

Несколько человек шествовали по пустыне с такими «флажками» в руках. Мясо верблюда хлопало на ветру, сушилось и превращалось естественным образом в консервы.

И в самом деле, это было очень странное шествие!

^ 20. Муравьи не-в-шоколаде

Солнце палило так ярко, что я не могла заставить себя полностью открыть глаза. Пот вырабатывался каждой клеточкой тела, мини-речки собирались во впадине на груди и увлажняли бедра и ноги, которые при каждом шаге терлись друг о друга. Даже мои стопы с верхней стороны потели. Раньше такого не было; это был знак того, что температура выше предела, который еще переносит здоровый человек, — 43 градуса. Жара была нестерпимая. На стопах образовался странный узор: я натерла мозоли на всей стопе от пальцев к пятке и сбоку, притом под этими пузырями появились новые мозоли. Ноги словно онемели.

Пока мы шли, одна из женщин исчезла в пустыне на несколько минут и вернулась с огромным зеленым листом, где-то полметра в ширину. Я не понимала, с какого растения мог быть сорван этот лист — зеленый и живой. Кругом вся растительность была бурой, жухлой, сухой. Никто не спросил, где она нашла этот лист. Ее звали Дарительница Счастья. У нее был талант затевать игры. Она сказала, что вечером мы будем играть в игру сотворения.

Мы набрели на огромный муравейник — в нем копошились большие муравьи, сантиметра в два с половиной, со странными, увеличенными брюшками. Меня обрадовали: «Они такие вкусные, тебе понравится!».

Эти создания племя собиралось почтить, употребив на обед. То была какая-то разновидность медовых муравьев, в их раздутых брюшках имелась сладкая жидкость, на вкус похожая на мед. Но эти муравьи отличались от тех, что обитают в зоне обильной растительности, более мелких и не таких сладких на вкус. И мед у них не густой и не тягучий — казалось, они производили его из поблекших красок, жары и ветров окружающей местности. Эти же муравьи, видимо, единственное лакомство, которое люди племени пробуют за всю свою жизнь. Они опускали руки в муравейник, муравьи заползали на них, затем они отправляли пальцы в рот и слизывали муравьев. Судя по выражениям лиц, вкус был чудесным. Я поняла, что рано или поздно и мне предложат попробовать, так что набралась решимости, взяла всего одного муравья и запихнула его в рот. Надо было не глотать его сразу, а расплющить, прижав к небу языком, и насладиться вкусом меда. Мне не удалось ни то ни другое: ощутив, как муравей вертится на языке, я с отвращением выплюнула его. Вскоре развели огонь, муравьев завернули в листья, положили под уголья, и когда лакомство было готово, я слизала его с листа, как растаявший шоколад с обертки. Для того, кто никогда не ел мед с цветков апельсина, наверное, это деликатес. Но в городе он бы вряд ли шел нарасхват!

Вечером Дарительница Счастья разорвала подаренный мне зеленый лист на части. Она сосчитала нас каким-то своим способом и убедилась, что кусочков листа столько же, сколько и нас. Пока она готовилась, звучали музыка и песни. Затем началась игра.

Под звуки песни первый обрывок листа положили на песок. Потом положили еще один кусочек листа и еще один. Пение незаметно прекратилось. Мы все смотрели на головоломку. На землю клали один обрывок листа за другим, и я догадалась, каковы правила игры: передвигаешь обрывок, если видишь, в каком месте он подойдет. Не надо ждать своей очереди. Игра увлекла всех, но при этом никто ни с кем не соревновался. Когда верхнюю часть листа собрали целиком, все оживились: пожимали друг другу руки, обнимались и кружились. При всеобщем участии мы наполовину справились с задачей. Мы снова сосредоточились и стали думать. Я подошла к листу и положила свой кусочек. Потом снова подошла, но не смогла понять, где мой кусочек, и села на место. Оота словно прочел мои мысли и ответил на мой невысказанный вопрос:

— Это ничего. Только кажется, что кусочки листа существуют отдельно друг от друга. Так и люди — только кажется, что они существуют отдельно друг от друга. На самом деле мы все — одно целое. Вот потому эта игра называется игрой сотворения.

Он перевел то, что хотели мне сказать остальные.

— Если все едино, это не значит, что мы все одинаковы. Каждое существо уникально. Двоим не бывает назначено одно и то же место. Каждая часть листа нужна, чтобы дополнить его до целого; точно так же и у каждой души есть свое особое место. Человек может испытать себя разными путями, но в итоге он найдет свое место. Однако кто-то из нас находит прямую тропу, а кто-то устало наматывает круги.

Я почувствовала, что все смотрят на меня, и подумала, что надо встать и подойти к листу. Там остался лишь один промежуток, и обрывок листа, который подходил, лежал совсем рядом. Я положила его на место, и радостный крик огласил необъятные просторы. Все племя ликовало!

Вдалеке собаки динго подняли заостренные морды к небу и завыли, глядя в черное бархатное небо с вкраплениями искрящихся небесных бриллиантов.

— Ты завершила игру, что подтверждает твое право быть среди нас.

Мы идем по прямому пути Единого. У Пришельцев много верований. Они говорят: твой путь не такой, как мой, твой спаситель — не мой спаситель, твоя вечность — не моя вечность. Но истина в том, что вся жизнь едина. Ведется только одна игра. Есть одна раса и много разных оттенков. Искаженные спорят: какое имя у Всевышнего? Как строить Его дом? Какой день священный? Какой обряд правильный? Приходил ли Он на Землю? Что значат Его притчи? Истина есть истина. Если ты кому-то причиняешь боль, ты вредишь самому себе. Если помогаешь другому, помогаешь и самому себе. Кровь и кости есть у всех людей. Но у всех разные сердца и желания. Искаженные думают лишь о делах своего века и о себе, словно существуют отдельно от всех остальных. Истинные Люди думают о вечности. Мы все едины — наши предки, нерожденные внуки и все живое во Вселенной.

После того как игра окончилась, один из них поинтересовался: правда ли, что есть люди, которые за всю жизнь так и не узнают, каким талантом наградил их Бог? Я вспомнила о своих пациентах: кто-то из них был очень подавлен, многим казалось, что жизнь обошла их стороной — в отличие от всех остальных, от тех, кому удалось сделать что-то стоящее. Мне пришлось признать: многие Искаженные не верят в то, что у них вообще есть какой-либо талант, и не думают о смысле жизни, пока не приходит пора умирать. Моему собеседнику на глаза навернулись крупные слезы, он покачал головой: ему трудно было поверить, что такое возможно.

— Почему же Пришельцы не видят: если от моей песни кто-то счастлив, то это хорошо? Помогать одному человеку уже хорошо. Ведь сразу всем и не поможешь.

Я спросила, знакомо ли им имя Иисус.

— Конечно, — ответили мне. — Миссионеры поведали нам: Иисус был Сыном Божьим. Это наш старший брат. Божественное Единое в облике человека. Его надлежит почитать более всех. Божественное Единое пришло на Землю много лет назад, чтобы научить Искаженных, как надо жить, чтобы напомнить им то, о чем они забыли. Иисус не приходил к Истинному племени. Он мог прийти, мы всегда были здесь, но Его послание не относилось к нам. Потому что мы ничего на самом деле не забыли. Мы и так жили в соответствии с Его Истиной. Для нас Единое — это не какая-то вещь. Пришельцы, похоже, сильно привязаны к форме. Они не могут принять того, что невидимо и не имеет очертаний. Бог, Иисус, Единое для нас это не просто сущность, которая окружает все материальные формы или присутствует в них. Это все вообще!

В племени верят, что жить — значит постоянно меняться, двигаться вперед, развиваться. Они говорят, что есть «время жизни» и «время нежизни». Люди «не-живут», когда злятся, унывают, жалеют себя, когда поглощены страхом. Если ты дышишь, это еще не значит, что ты живешь. Это просто значит, что рано хоронить твое тело. Не все, кто дышит, пребывают во «времени жизни». Если человек хочет сам понять, что значит испытывать агрессивные эмоции, то это естественно, но мудрый на этом не остановится. Когда душа обитает в человеческом теле, мы можем играть: через игру мы учимся, что значит быть счастливым, печальным, ревнивым, благодарным и т. д. И на основе этого опыта в конце концов понимаем, что приносит боль, а что исцеляет.

Потом мы говорили про игры и спорт. Я рассказала им, что в Соединeнныx Штатах все увлечены спортом. К примеру, тем, кто играет с мячом, мы платим гораздо больше, чем школьным учителям. Я сказала, что могу научить их одной игре: надо построиться в линию и бежать по команде как можно быстрее; кто первым пробежит дистанцию, тот и победитель. Все пристально посмотрели на меня большими, выразительными карими глазами и потом друг на друга. Наконец, кто-то сказал:

— Если один человек выиграет, выходит, остальные проиграют? Игра должна быть в радость. Зачем подвергать кого-то такому испытанию, а потом убеждать этого человека, что он на самом деле победитель? Этот обычай трудно понять. Тебе самой это нравится?

Я только улыбнулась и покачала головой:

— Нет.

Рядом лежало засохшее дерево. Я попросила помочь, и мы соорудили качели, положив длинный ствол на высокий камень. Все от души повеселились, и даже старейшие в племени по очереди садились покачаться. Они заметили, что кое-что нельзя сделать в одиночку, например покачаться на таких вот качелях! Семидесяти-, восьмидесяти-, девяностолетние люди вели себя как малые дети и с радостью играли в игры, в которых не было главным, кто победитель; главное заключалось в том, чтобы всем было весело.

Еще я научила их прыгать через скакалку — сгодилась упругая веревка, которую плетут из жил животных. Потом я попыталась начертить классики на песке, но было уже слишком темно, и все порядком устали. Это развлечение мы отложили на другой раз.

В ту ночь я вытянулась на спине и посмотрела в необъятное звездное небо.

Никакой бриллиант на черном бархате в ювелирной коробочке не сравнится с любой из этих звезд. Мой взгляд остановился на самой яркой звезде, которая словно заворожила меня. Казалось, она говорила мне: люди в этом племени не стареют, как вы. Конечно, тела в конце концов изнашиваются, но они подобны свечам, которые выгорают медленно и равномерно. Ни с кем не случается такого, что один орган отказывает в двадцать лет, а другой в сорок. То, что мы в Штатах зовем стрессом, там, в пустыне, казалось просто уверткой — нежеланием прислушиваться к своей природе.

Наконец стало прохладнее. Чтобы научиться чему-то, приходится попотеть, но это знание действительно огромная сила. Как рассказать у себя дома, в нашем обществе, обо всем, чему я стала свидетелем? Мне никто ни за что не поверит, нужно быть к этому готовой. Людям будет трудно поверить, что кто-то ведет подобный образ жизни. Но, с другой стороны я понимаю, что в исцелении нуждается не только физическое здоровье человека, но и его больная, израненная, кровоточащая вечная сущность.

Я взглянула на небо и спросила мысленно: «Как это сделать?».

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Похожие:

Марло Морган Послание с того края земли Человек не плетет паутину жизни, он лишь ниточка в ней. Все, что он делает, он делает для себя iconИ тебя склонны называть мудрым не в том смысле, в каком это делает...
Греции не было человека, подобного и лишь в Афинах был единственный человек, которого оракул Аполлона признал мудрейшим. Твоя же...
Марло Морган Послание с того края земли Человек не плетет паутину жизни, он лишь ниточка в ней. Все, что он делает, он делает для себя iconПритча
Подавала мужу ужин и ворчала, что по дому он ничего путного не делает, денег мало зарабатывает… Ивана раздражало ворчание жены. Но...
Марло Морган Послание с того края земли Человек не плетет паутину жизни, он лишь ниточка в ней. Все, что он делает, он делает для себя iconЧто сейчас делает фсб?
На информационную поверхность время от времени всплывают в основном лишь новости об успешных контртеррористических операциях, а про...
Марло Морган Послание с того края земли Человек не плетет паутину жизни, он лишь ниточка в ней. Все, что он делает, он делает для себя iconДля чего нужно сыроедение?
Однако для тех, кто пока сыроедом не является, некоторые пояснения все-таки необходимы. Прошу обратить внимание на то, что я не навязаю...
Марло Морган Послание с того края земли Человек не плетет паутину жизни, он лишь ниточка в ней. Все, что он делает, он делает для себя iconО жизни, смерти и прошлых Воплощениях
Что человек осознал, от того он освободился. Человек может восторжествовать над тем, что он познает. В наших неудачах и поражениях...
Марло Морган Послание с того края земли Человек не плетет паутину жизни, он лишь ниточка в ней. Все, что он делает, он делает для себя iconСовременный мир плох. Он негуманен, нечестен и несправедлив. Это...
Современный мир плох. Он негуманен, нечестен и несправедлив. Это мир денег. Он – не для людей. Он – для тех, кто эти деньги делает,...
Марло Морган Послание с того края земли Человек не плетет паутину жизни, он лишь ниточка в ней. Все, что он делает, он делает для себя iconЯ стою перед вами как гордый человек; я не чувствую вины! Я не сделал...
Матери Земли. В системе коренных американцев нас учат, что все люди братья и сестры, нас учат разделять благополучие с бедными и...
Марло Морган Послание с того края земли Человек не плетет паутину жизни, он лишь ниточка в ней. Все, что он делает, он делает для себя iconПигмалион
Все с досадой всматриваются в потоки дождя, и только один человек, стоящий спиной к остальным, по-видимому, совершенно поглощен какими-то...
Марло Морган Послание с того края земли Человек не плетет паутину жизни, он лишь ниточка в ней. Все, что он делает, он делает для себя iconЭдгар кейси об атлантиде
Вместе с соответствующими записями, письмами и отчётами они снабжены индексами в тысячах тематических рубрик, что и делает их доступными...
Марло Морган Послание с того края земли Человек не плетет паутину жизни, он лишь ниточка в ней. Все, что он делает, он делает для себя icon  Я не спешу. Просто зашла посмотреть, какие билеты послали Деннорантам....
С безошибочным чутьем опытной актрисы приурочивая жест к слову, она указала движением изящной головки на комнату, через которую только...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница