Genre child tale Author Info Туве Марика Янссон Комета прилетает в долине муми-троллей все время что-нибудь происходит. Иногда забавное, иногда очень опасное


НазваниеGenre child tale Author Info Туве Марика Янссон Комета прилетает в долине муми-троллей все время что-нибудь происходит. Иногда забавное, иногда очень опасное
Дата публикации18.07.2013
Размер0.75 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
Genre child_tale Author Info Туве Марика Янссон Комета прилетает В Долине муми-троллей все время что-нибудь происходит. Иногда забавное, иногда очень опасное. Вот и сейчас, когда, казалось бы, ничто не предвещало беды, на землю движется Комета из космоса. Что же будет с Долиной, уютным домиком муми-троллей и всей Землей? Еще есть время и можно успеть найти далекую обсерваторию и профессора, который подскажет, как всех спасти. 1.0 — создание файла (scan, ocr, spell check) by Indigo Туве Янссон Комета прилетает В то самое утро, когда папа Муми-тролля построил наконец мост через реку, маленький зверек Снифф сделал открытие. Он нашел новую, никому не известную дорогу. Она уползала в дремучий темный лес, и Снифф долго стоял, глядя ей вслед. «Я расскажу об этом Муми-троллю, подумал он. Нам нужно изучить эту дорогу вместе, один я не осмелюсь». Он положил две веточки крест-накрест и помчался домой во всю прыть. Долина, где они жили, была очень красива. Здесь было множество деревьев с пышными кронами и полным-полно счастливых маленьких зверюшек. Через долину протекала река. Она делала петлю у голубого дома муми-троллей и убегала в другие края, к другим зверюшкам, которым невдомек было, откуда она течет. «Удивительные все же эти дороги и реки, — размышлял Снифф. — Смотришь, как они убегают вдаль, и тебе самому хочется очутиться где-то далеко. Бежишь за ними поглядеть, где же они кончаются…» Когда Снифф вернулся домой, Муми-тролль сидел на дереве и подвешивал качели. — Привет! — сказал Снифф. — Я нашел совершенно новую дорогу. Похоже, она опасная. — В самом деле опасная? — Я бы сказал, ужасно опасная, — с серьезным видом ответил зверек Снифф. — Тогда нужно прихватить с собой бутерброды, — решил Муми-тролль. — И сок. Он подошел к кухонному окну и сказал: — Послушай, мама! Мы идем прогуляться и не будем обедать дома. — Вот как, — ответила мама. — Ну хорошо. Она взяла корзинку, стоявшую рядом со столом, на котором моют посуду, и положила в нее бутерброды. Потом зачерпнула лапой пригоршню карамелек из банки. Из другой банки взяла два яблока, достала приготовленные накануне четыре маленькие колбаски и бутылку сока, которая всегда стояла на полке над плитой. — Отлично, — сказал Муми-тролль. — Ну, пока! Мы придем поздно, когда, точно не знаю. — Пока! — ответила мама. Муми-тролль и Снифф прошли по саду, потом по лугу и склону холма к опушке темного леса, в который еще не заглядывали. Тут они поставили корзинку и поглядели вниз на долину. Дом муми-троллей казался отсюда крошечной точкой, а река — узенькой ленточкой. Качелей вовсе не было видно. — Так далеко от мамы ты никогда еще не уходил, — сказал зверюшка Снифф. — А вот я был здесь, и совсем один. А сейчас ты увидишь мою новую дорогу. Я сам ее нашел. Он начал сновать туда-сюда, приглядываться и принюхиваться с важным видом, поглядел, высоко ли стоит солнце, и под конец закричал: — Здесь! Я нашел ее! Здорово? Ну что ты скажешь? Правда, она кажется опасной? Иди первым. Муми-тролль вошел очень осторожно в зеленый сумрак. Вокруг царила тишина. — Погляди во все стороны, нет ли где какой-нибудь ужасности, — шепнул Снифф. — Я не могу глядеть сразу во все стороны, — возмутился Муми-тролль. — Назад гляди ты, туда я поглядеть не успею. — Нет, нет, только не назад! — испугался Снифф. — Гораздо хуже, когда кто-то подкрадывается сзади, чем спереди. Давай-ка бери это на себя! — Тогда ты иди первым, — предложил Муми-тролль. — Нет уж, этого я тоже не хочу! — крикнул Снифф. — А разве нельзя нам идти рядом? И они пошли рядом, углубляясь все дальше в лес. В лесу становилось все зеленее и все темнее. Дорога сначала поднималась вверх, потом пошла вниз и становилась все уже и уже. Под конец она вовсе кончилась. Вокруг были лишь мох да папоротники. — Дорога должна вести куда-то, — сказал Муми-тролль. — Она не может кончаться ни с того ни с сего. Тут что-то не так. И он сделал несколько шагов по замшелой земле. — А что если мы не сумеем вернуться домой, — шепнул Снифф. — Помолчи-ка немножко, — ответил Муми-тролль. — Ты слышишь что-нибудь? Откуда-то из-за деревьев доносился слабый шум. Он сделал еще несколько шагов, поднял мордочку и принюхался. Ветер был влажный и пахнул приятно. — Это море! — воскликнул Муми-тролль и побежал, потому что больше всего на свете любил купаться. — Погоди! — крикнул Снифф. — Не бросай меня одного. Но Муми-тролль остановился, лишь когда увидел море. Тут он торжественно сел на песок и стал смотреть на волны, которые с белой пеной на гребнях катились одна за другой. Чуть погодя из леса вышел Снифф. Он сел рядом с Муми-троллем и сказал: — Ты убежал от меня. Оставил меня одного среди ужасностей! — Знаешь, я сильно обрадовался, — объяснил Муми-тролль, — я знал про долину, про реку и гору, но не знал, что у нас есть еще и море. Погляди, какие волны! — Похоже, они холодные и злые! — сказал Снифф. — Если окунешься в них, будешь мокрый, а поплывешь на них, тебя укачает и стошнит. — Неужели ты не любишь нырять? — удивился Муми-тролль. — А ты умеешь нырять с открытыми глазами? — Умею, но не хочу, — ответил Снифф. Муми-тролль поднялся и пошел прямо к морю. — Смотри! Это на твой страх и риск! — крикнул Снифф. — Кто знает, что там на дне! Но Муми-тролль нырнул в большую, пронизанную солнцем волну. Сначала он увидел только зеленые пузыри света, потом леса водорослей, качающихся над песком, красиво расчесанные и украшенные ракушками, розовыми внутри, белыми снаружи. Дальше вода темнела, там была черная бездонная дыра. Тогда он повернул назад, прыгнул на волну и вернулся с ней на берег. А на берегу Снифф сидел и звал на помощь. — Я думал, что ты утонул! — воскликнул Снифф. — Или что тебя съела акула. Что бы стало со мной без тебя? — Не говори глупостей, — ответил Муми-тролль. — Я привык к морю. Но пока я плавал, у меня возникла идея. Отличная идея. Но это тайна. — Большая тайна? — спросил Снифф. — Надо ли мне давать клятву: «Пусть бездна поглотит меня»? Муми-тролль кивнул. — Пусть бездна поглотит меня, — протараторил Снифф. — Пусть грифы склюют мои высохшие кости, пусть мне никогда больше не пробовать мороженого, если не сохраню эту тайну. — Я стану ловцом жемчуга и буду прятать жемчуг в ящике. Все белые камешки — это жемчужины. Все, которые очень белые и очень круглые. — Я тоже хочу быть ловцом жемчуга! — закричал Снифф, — Я буду искать его на берегу. Тут полным-полно круглых белых камней. — Ты ничего не понимаешь. Они бывают жемчужинами, только когда лежат в воде. Ну, пока! — сказал Муми-тролль и снова вошел в воду. — А кем же тогда буду я? — крикнул Снифф ему вслед. — Ну, ты можешь быть тем, кто ищет ящик для ловца жемчуга, — ответил Муми-тролль и нырнул. Снифф медленно побрел по берегу. — Ты все интересное забираешь себе, — пробормотал он под нос, — только потому, что я такой маленький. Он стал искать ящики, но не нашел ни одного. На берегу были только водоросли и обломки досок. Берег был длинный и пустынный и обрывался у подножья высокой и крутой скалы. Она была мокрая от морской пены. «Мне это уже вовсе не интересно, — думал Снифф. — Не хочу больше быть маленьким. И играть мне не с кем…» И тут зверек Снифф увидел котенка, который ходил по вершине скалы сам по себе. Котенок был черный с белыми пятнами, с очень тоненьким, торчащим вверх хвостом. Снифф так сильно обрадовался, что у него защемило сердце. — Котеночек! — крикнул он. — Кисочка-мурысочка, спускайся вниз и поздоровайся со мной. Мне ужасно скучно! Котенок сверкнул желтыми глазами, бросил на Сниффа взгляд через плечо и пошел дальше. А Снифф стал карабкаться по скале. Он все лез и лез по мокрой крутой скале и не переставая звал котенка. Когда же он наконец забрался наверх, эта маленькая киска пошла по узенькому выступу скалы. — Не уходи! — крикнул Снифф. — Ты мне нравишься! Но киска шла все дальше и дальше. Внизу шумело море. Зверюшка Снифф чувствовал, что ноги у него слабеют и сердце колотится. И все же он пополз за киской. Он полз очень осторожно и все время думал: «Этот маленький хорошенький мягкий котенок мой. Ведь он меньше меня… О покровитель маленьких зверьков, будь добр, будь добр и дай мне поймать эту киску. Дай мне похвастаться перед Муми-троллем…» Никогда еще ему не было так страшно, и никогда он еще не был таким храбрым. И вдруг он увидел пещеру. Снифф затаил дыхание. Настоящая пещера, какую можно найти только раз в жизни, а может, даже не найти никогда. На полу мелкий песок, стены гладкие и темные. В потолке пещеры дыра — окно в небо, и солнце нагрело песок. Он вошел в пещеру, лег животом на солнечную полоску и подумал: «Я буду жить здесь всю жизнь. Прибью на стены маленькие полочки, устрою себе постель на песке, а по вечерам буду зажигать свет. Интересно, что на это скажет Муми-тролль?» Неласковый котенок исчез. Дорога назад показалась не очень опасной. Может ли что-нибудь случиться с тем, кто только что нашел пещеру? Муми-тролль все еще ловил жемчуг. Он скакал по волнам, как пробка, а на берегу лежала целая куча белых круглых камешков. — Ага, это ты! А где ящик? — спросил он. — Выходи на берег! Немедленно выходи из воды! — крикнул Снифф. — Я что-то нашел! Ты даже представить себе не можешь, до чего там опасно. — Ну и как этот ящик, ничего? — спросил Муми-тролль, шлепая по отмели к берегу с полными лапами жемчужин. — Какой там еще ящик! — возмутился Снифф. — Дались тебе эти старые ящики! Говори: «Пусть бездна поглотит меня…» и так далее… Да ладно, сейчас некогда, не до того. Я нашел пещеру! У меня будет собственная пещера! — Настоящая? — спросил Муми-тролль. — С дырой, в которую можно заползти? С каменными стенами и песчаным полом? — Со всем, со всем, что бывает в пещерах! Снифф был сам не свой от радости, он еле держался на ногах. — И я позволю тебе хранить жемчуг в моей пещере, — продолжал Снифф. — Если ты дашь мне половину или хотя бы три пригоршни жемчужин! В пещере жемчужины стали еще лучше и белее. Муми-тролль и Снифф лежали на песке и смотрели сквозь голубое окно в небо. Время от времени в лаз залетали соленые брызги, а солнечная полоска на песке становилась все шире и шире. Сниффу ужасно хотелось рассказать про котенка, но он решил промолчать. Сначала нужно найти эту киску и подружиться с ней. Она должна будет ходить за ним повсюду. И в один прекрасный день они вдвоем придут на веранду, а Муми-тролль спросит: «Неужели это правда?» Нужно будет оставлять в саду блюдечко с молоком. Каждый вечер… Снифф вздохнул. — Я проголодался, — сказал он. — Надо же, когда ты счастлив, то забываешь про еду! Вечерело, когда Муми-тролль и Снифф вернулись назад, в голубой дом в долине. К вечеру река текла медленнее, а через нее был переброшен сияющий свежими пестрыми красками новенький мост. Муми-мама укладывала ракушки вокруг клумб. — Хорошо вы провели время? — спросила она. — Мы ушли отсюда миль на десять[1], — рассказал Муми-тролль, — я видел море! Я нырял в огромные волны и нашел что-то замечательное. Оно начинается на Ж и кончается на Г. Но я не могу рассказать тебе, потому что это тайна! — А я нашел что-то, что начинается на П и кончается на А! — крикнул Снифф. — А в середине две Е и одна буква Р. Но что это, я не скажу! — Удивительно, — сказала мама, — столько событий за один день! Суп в духовке. Да не гремите очень-то, папа пишет. И она продолжала раскладывать ракушки. По очереди: голубую, две белые и одну красную. Получалось очень красиво. Она тихонько насвистывала и думала о том, что собирается дождь. Беспокойный ветер, вздыхая, раскачивал ветки и шевелил листья, поворачивая их изнанкой вверх. По небу плыли длинные серые тучи. «Надеюсь, сильного ливня с наводнением не будет», — подумала мама. Она собрала лишние ракушки и пошла в дом. Как раз в эту минуту упали первые капли. Снифф и Муми-тролль заснули в гостиной на ковре. Мама накрыла их одеялом, потом села у окна и стала смотреть на дождь. Дождь был сильный и серый, он принес с собой ранние сумерки. Он стучал мягкими лапами по крыше, шелестел в саду. А далеко от дома муми-троллей капал в пещеру Сниффа. А где-то в своем собственном тайном месте свернулся клубком и закрылся хвостиком неприветливый котенок. Поздно ночью, когда все спали, Муми-папа услышал какие-то жалобные звуки. Он сел в кровати и прислушался. Дождь журчал в водосточных трубах, разбитое окно на чердаке, как всегда, хлопало под ветром. Вот снова раздался жалобный звук. Папа надел ночную пижаму и решил пройтись по дому. Он заглянул в ярко-голубую комнату, потом в желтую и под конец в комнату с обоями в крапинку. Но всюду было тихо. Тогда он отворил дверь веранды и сунул голову под дождь. Он посветил карманным фонариком на лестницу и на траву, и от света дождевые капли засверкали, как алмазы. Ветер бушевал нещадно. — Это что еще там такое? — удивился папа. На траве сидел кто-то мокрый, несчастный, усатый и большеглазый. — Я, — раздался слабый голос, — Выхухоль, бездомное существо. Половина моего дома рухнула, когда вы строили мост через реку. Это, конечно, не так уж важно. А другую половину унес ливень. Это, право, тоже совсем не важно. Ведь философу все равно, будет он жить или умрет. Но после такой простуды я, по совести говоря, не знаю, что со мной станется. — Мне ужасно жаль, — ответил папа. — Я не знал, что вы живете под мостом. Входите, пожалуйста, в дом. Моя супруга, без сомнения, постелет вам где-нибудь. — Мне не нужна кровать, — грустно сказал философ. — Кровати — это роскошь. Мне хорошо жилось в самой обыкновенной дыре. Правда, философу все равно, хорошо ему или плохо. Но что ни говори, дыра была хоть куда. Бездомный философ стряхнул с себя воду и прислушался. — Что это за дом? — спросил Выхухоль. — Самый обыкновенный муми-дом, — ответил папа. — Я сам построил его. Не желаете ли стаканчик яблочного вина? Очень помогает от простуды. — Это совершенно лишнее, — ответил гость. — Но, пожалуй, не помешает. Папа Муми-тролля прокрался на цыпочках в кухню и открыв шкаф, не зажигая свет. Он потянулся, пытаясь нашарить бутылку с яблочным вином на верхней полке. Шарил, шарил и вдруг уронил глиняную миску. Она упала со страшным грохотом. Весь дом проснулся. Послышались голоса, захлопали двери, прибежала мама Муми-тролля со свечой в лапе. — Ах, это всего лишь ты! — воскликнула она. — А я думала, какой-нибудь злодей. — Я хотел достать бутылку яблочного вина, — объяснил папа, — а какой-то осел поставил эту дурацкую миску на самый край полки. — И хорошо, что она разбилась, — успокоила его мама. — Это была ужасно некрасивая миска. Встань лучше на стул. И налей и мне рюмочку. Папа встал на стул, достал бутылку и три рюмки. — А для кого это третья? — удивилась мама. — У нас гостит Выхухоль, — ответил папа. — Его дом рухнул, теперь он будет жить у нас. Они зажгли керосиновую лампу на веранде и выпили по рюмочке. Муми-троллю и Сниффу разрешили тоже посидеть с ними и выпить молока. Дождик продолжал танцевать по крыше, а ветер вконец разбушевался. Он завывал в печной трубе, а печные заслонки жалобно дребезжали. Выхухоль уткнулся носом в окно веранды и уставился в темноту. — Это ненатуральный дождь, — сказал гость. — А разве не все дожди натуральные? — удивился папа. — Не хотите ли еще рюмочку? — Пожалуй, только не полную. Спасибо, спасибо. Мне уже гораздо лучше. Конец света не слишком беспокоит меня, но все же не хочется гибнуть с холодным брюхом. — Ну что вы! — испугалась мама. — Наводнения не будет, я уверена. Философ фыркнул: — Вы не знаете, госпожа, о чем я говорю. Разве вы не ощущали что-то странное в воздухе последнее время? У вас не было предчувствий? Мурашки не бегают у вас по затылку? — Нет, — удивилась мама. — А что, нас поджидает какая-нибудь ужасность? — прошептал Снифф, широко раскрыв глаза. — Кто знает? — пробормотал Выхухоль. — Космос велик, а Земля ужасно маленькая и жалкая. — Я думаю, нам пора ложиться спать, — поспешно сказала мама. — Вредно рассказывать на ночь страшные истории. Чуть погодя огни были погашены и все в доме уснули. Но дождь лил, и ветер бушевал до самого утра. Погода на следующий день была пасмурная. Муми-тролль проснулся и вышел в тихий мокрый сад. Ветер стих, дождь перестал лить. Но все выглядело как-то по-другому. Он долго стоял, озираясь по сторонам и принюхиваясь, прежде чем догадался, в чем дело. Все стало серым! Не только небо и река, но и деревья, земля, дом! Все стало совершенно серым и выглядело удручающим, каким-то мертвым. — Какой ужас, — медленно произнес Муми-тролль. — Какой ужас! Под серыми яблонями в сером папином гамаке он увидел Выхухоля. Выхухоль, выйдя пораньше из дома, пошел к гамаку Муми-папы, улегся в него и уставился на серые яблони. — Послушайте! — крикнул Муми-тролль, — Что случилось? Отчего все стало серым? — Не мешай мне, — раздалось из гамака. — Бегай и играй. Играй, покуда можно. Мы ничего не сможем поделать, нужно принимать все философски. — С чем поделать? — крикнул Муми-тролль. — С гибелью Земли, ясное дело, — спокойно объяснил гость. Муми-тролль резко повернулся и помчался в кухню, где его мама накрывала стол к утреннему кофе. — Мама! — закричал он. — Все стало серым, и Выхухоль говорит, что Земля погибнет. Иди посмотри! Мама сняла кофейник с огня и вышла с ним в сад. — Фу, как некрасиво! — воскликнула она. — Кто это так ужасно напылил? — Она провела лапой по листочку, и лапа стала серой и немножко липкой. — Он сказал, что этот дождь был ненатуральный! — крикнул Муми-тролль, в воздухе носится что-то странное, и по шее ползают мурашки. А еще Земля слишком маленькая… — Видно, гость был немножко взволнован, — объяснила мама. — И неудивительно, раз его дом обрушился и брюхо замерзло. После кофе я попробую убрать здесь пыль, хотя бы немного. Успокойся и не пугай зря Сниффа. Она вошла в дом и отыскала папу Муми-тролля. — Ты видел, как все выглядит? — спросила она. — Конечно, — ответил папа. — И принюхался. Пахнет фосфором. Удивительно интересное явление. — Но это пугает детей, — возразила мама. — А этот философ пугает их еще сильнее. Не можешь ли ты попросить его говорить о чем-нибудь более приятном или вообще молчать? — Попытаюсь, — пообещал Муми-папа. — Но боюсь, что он так долго жил в одиночестве, что привык говорить все, что ему хочется. И папа был прав. За утренним кофе Выхухоль построил на веранде весь Космос. — Вот это Солнце, — бездомный философ показал на сахарницу, а все эти сухарики — звезды. А вот эта крошечка сухарика — Земля. Видите, какая она маленькая? А Космос такой огромный, что ему нет конца. Он черный как уголь. И там, наверху, в темноте, движутся небесные чудища: Скорпион, Медведица, Овен… — Ну, ну… — перебил его папа. Но Выхухоля было не остановить: — А для следующей Солнечной системы на этом столе места не хватит. Ее надо разместить в саду. И он швырнул бутерброд в сад. — А скажи-ка, — сказала мама, убирая оставшиеся бутерброды, — много ли этих самых солнечных систем? — Полным-полно, — ответил философ с мрачным удовольствием, — поэтому нетрудно понять, как мало значит, погибнет Земля или нет. Мама вздохнула. — А я не хочу погибать! — крикнул Снифф. — Я нашел пещеру! Я не успею погибнуть! Папа наклонился к Выхухолю и сказал: — Не хотите ли полежать и помечтать в гамаке? Это очень приятное занятие. — Вы просто хотите отделаться от меня. Он подул на крошку сухарика, которую назвал Землей, и она слетела со стола. Муми-тролль взвизгнул. — Пошли скорее к реке, — поспешно предложила мама. — Я покажу вам, как можно делать кораблики из тростника. День этот тянулся очень долго. Снифф и Муми-тролль не захотели идти в пещеру. Вдруг уйдешь из дома, а в это время Земля погибнет. Ловить жемчуг вдруг показалось им просто глупым занятием. Они уселись на лестнице веранды и стали говорить о Космосе, который, оказывается, вовсе не голубой, а черный и в котором Солнечная система значит не больше, чем выброшенный бутерброд. — Мы должны заставить их заняться чем-нибудь, — озабоченно сказала мама папе Муми-тролля. — Они не хотят играть. И не могут думать ни о чем другом, кроме гибели Земли. А все это Выхухоль со своей болтовней. — Надо отослать их куда-нибудь ненадолго, — предложил папа. — Наш гость болтал что-то про обсерваторию. — Про что? — Об-сер-ва-то-рию. Она вроде бы находится где-то на берегу реки, вниз по течению. Это такое место, где смотрят на звезды. Если этих детей сейчас интересуют одни только звезды, почему бы им не поглядеть на них? — Это ты славно придумал, — ответила мама, продолжая стирать пыль с сирени. Поразмыслив хорошенько, она подошла к лестнице, где сидели Снифф и Муми-тролль. — Мы с папой решили, что вам надо отправиться на прогулку, — сказала она. — Милая мама, — ответил Муми-тролль, — до прогулок ли нам сейчас, когда Земля может погибнуть в любую минуту. — Космос черный как уголь, и в нем полным-полно опасных звезд, — проговорил Снифф. — Я знаю, — сказала мама, — вот вы и отправитесь поглядеть на эти звезды. Выхухоль уверен, что недалеко от нас есть такое место, где смотрят на звезды. Нам всем не терпится узнать, как велики эти звезды и в самом ли деле Космос черный. — Ты хочешь сказать, что тогда тебе будет спокойнее? — спросил Муми-тролль. — Вот именно, — ответила мама. Муми-тролль тут же поднялся и сказал: — Мы это узнаем. Не волнуйся. Может, Земля намного больше, чем мы думаем. У Сниффа от волнения задрожали лапы. Он подумал: «Я тоже отправлюсь туда. Я вовсе не такой уж маленький!» Он повернулся к маме Муми-тролля и сказал: — Не волнуйся. Мы все уладим. Только не забывай каждый день ставить на лестнице блюдечко с молоком. Я не скажу зачем, это тайна. В день торжественного отплытия Муми-тролль проснулся очень рано и подбежал к окну поглядеть, какая стоит погода. За окном было по-прежнему пасмурно. Над склоном горы низко висели тучи, ни один листик в саду не шевелился. — Снифф! Просыпайся! Пора собираться! — крикнул он. Он мигом сбежал с лестницы, чувствуя себя ужасно храбрым и сильным. Мама собирала их в дорогу. Она укладывала в пакет бутерброды. На столе в гостиной стояло множество рюкзаков и коробок. — Милая мама, — сказал Муми-тролль, — мы никак не сможем взять все это с собой. Над нами будут смеяться. — В горах холодно, — объяснила мама и уложила в рюкзак два свитера и сковородку для оладий. — У вас есть компас? — Есть, — ответил Муми-тролль. — Убери хотя бы тарелки. Мы будем есть на зеленых листьях. — Как хочешь, дорогой, — ответила мама и вынула тарелки из коробки. — Папа снаряжает для вас плот. Выхухоль спит. А где Снифф? — Здесь, — сердито ответил сонный Снифф. Его заспанная мордочка сморщилась. Он зашлепал лапками вниз по лестнице, потом взглянул на блюдечко с молоком, и сон разом слетел с него. Блюдечко было неполное, значит, молока точно стало меньше. Стало быть, киска приходила сюда. Она придет снова, будет сидеть и ждать его. И пусть Космос вытворяет что угодно! У берега стоял на причале плот с поднятым парусом. — Держитесь на середине реки, — велел папа. — А когда увидите такой странный дом с круглой крышей, знайте, это обсерватория. Выхухоль говорит, что там живет тьма профессоров, которым нет дела ни до чего, кроме звезд. Больших и малых, каких угодно. Ловите канат! Ну, пока! — Пока! До свиданья! — крикнули Муми-тролль и Снифф. Плот заскользил вниз по реке. — Счастливого путешествия! — крикнула мама. — Возвращайтесь в воскресенье, у нас будет райский мусс на сладкое! Не забывайте надевать шерстяные брюки, если похолодает! Желудочные порошки в левом кармане рюкзака! Но плот уже скользнул за первый поворот, и одинокая манящая река понесла их в неизвестность. Постепенно берега становились все выше и круче. Вдали темной тенью поднималась к небу Одинокая гора. Река была серая, как небо. Вокруг стояла тишина. Не пели птицы, не плескались рыбы. И ни одной обсерватории им не попадалось на пути. Маленький зверек Снифф хныкал, что хочет стоять у руля. Но рулить ему быстро надоело. — Скоро ли мы приплывем туда? — спросил он. — Это очень большое и важное путешествие, — ответил Муми-тролль. — Не многим зверькам выпадает честь совершить его. — Но ведь это скучно, — возразил Снифф. — Никаких приключений. Одни серые берега. И мы ничего не делаем. А ведь можно было ловить жемчуг и прибивать в пещере маленькие полочки. — Жемчуг! — сказал Муми-тролль. — Да это всего лишь белые камушки. А сейчас мы заняты важным делом, неужели тебе не ясно? Земля может погибнуть в любую минуту. И мы должны выяснить, чем можно помочь. Я даже не могу говорить ни о чем, только об опасных звездах. — Мы уже говорили об этом вчера, — упрекнул его Снифф. Река убегала вдаль, серая и молчаливая. В сумерках они увидели с полсотни хатифнаттов, которые брели на восток. — Поздно они что-то нынче гуляют, — сказал Муми-тролль. — Ты видел их когда-нибудь вблизи? Они ничего не говорят и никого не замечают. Просто идут и идут, машут лапами, уставясь на горизонт. Папа говорит, что они никак не могут дойти туда, куда стремятся, и не могут остановиться… Снифф поглядел на хатифнаттов. Они были очень маленькие, белые, и лиц у них не было вовсе. — Нет, — заявил Снифф. — Я не видел вблизи ни одного хатифнатта и видеть не хочу. Скоро ли мы приплывем? Муми-тролль вздохнул и вырулил на повороте поближе к середине реки. И тут он увидел на берегу что-то странное, похожее на ярко-желтую сахарную головку. За всю дорогу это был первый яркий предмет. — Что это там такое? — спросил Снифф. — Никак обсерватория? — Нет, ответил Муми-тролль. — Это палатка, желтая палатка. А в ней горит свет… Они подплыли ближе и услышали, что в палатке кто-то играет на губной гармошке. Муми-тролль повернул руль, и плот медленно пристал к берегу. — Привет! — осторожно крикнул он. Музыка смолкла. И из палатки вышел какой-то мумрик в старой зеленой шляпе, с трубкой во рту. — Привет, — ответил мумрик. — Бросайте канат. У вас нет случайно кофе на борту? — Целая банка! — крикнул Снифф. — И сахар есть. Меня зовут Снифф, я проплыл самое малое сто миль и почти все время стоял у руля. А дома у меня есть тайна. Она начинается на К и кончается на А. А это Муми-тролль. Его папа построил целый дом! — Вот как? — удивился мумрик и посмотрел на них внимательно. — А меня зовут Снусмумрик. Он развел возле палатки костер и поставил кофейник на огонь. — И ты живешь здесь совсем один? — спросил Муми-тролль. — Я живу то здесь, то там, — объяснил Снусмумрик и достал три чашки. — Сегодня я оказался здесь. А завтра буду где-нибудь в другом месте. Мне нравится жить в палатке. А куда вы плывете? — В обсерваторию, — серьезно ответил Муми-тролль. — Мы хотим поглядеть на опасные звезды и узнать, в самом ли деле Космос черный. — Это будет долгое путешествие, — сказал Снусмумрик и замолчал. Когда кофе был готов, Снусмумрик разлил его по чашкам и сказал: — Кто знает, что у этих комет на уме. Прилетают и улетают когда хотят. Может, комета к нам никогда не прилетит. — А что такое комета? — спросил Снифф, и глаза у него стали совсем черные. — Неужели ты не знаешь? — удивился Снусмумрик. — Ведь вы отправились поглядеть на опасные звезды? Комета — это одинокая звезда, потерявшая равновесие и упавшая в Космос. А за ней тянется огненный хвост. Остальные звезды ходят кругами по своему пути, а комета может появиться где угодно. Например, здесь, у нас. — И что тогда будет? — прошептал Снифф. — Будет плохо, — ответил Снусмумрик. — Земля разобьется на мелкие куски. — А откуда ты все это знаешь? — вспылил Муми-тролль. Снусмумрик пожал плечами. — Слыхал, — ответил он. — Хотите еще кофе? — Нет, спасибо, — сказал Муми-тролль, — что-то не хочется. — И мне не хочется! — воскликнул Снифф. — Мне что-то нездоровится… Сейчас меня вырвет! Они долго сидели молча и смотрели на пустынный берег. Снусмумрик достал губную гармошку и стал играть какую-то непонятную вечернюю песню. Теперь у ужасности появилось имя — комета. Муми-тролль смотрел на спокойное серое будничное небо. Но теперь он знал, что где-то за одеялом облаков летит огненная звезда, комета с длинным светящимся хвостом. Она подлетает все ближе и ближе… — А когда она прилетит? — вдруг спросил он. — Спросите в обсерватории, — сказал Снусмумрик и поднялся. — Но нынче вечером она точно не прилетит. Может, прогуляемся немного, пока не стемнело? — Куда прогуляемся? — жалобно спросил Снифф. — Куда угодно, — ответил Снусмумрик. — Но если ты хочешь увидеть что-нибудь интересное, можем поглядеть на гранатовое ущелье. — Гранатовое? — крикнул Снифф. — И там настоящие гранаты? — Не знаю, но только уж очень они красивые, — объяснил Снусмумрик. Они удалились от берега, пробираясь между валунами и колючими кустами. — Жаль что сегодня пасмурно, на солнце они сверкают еще ярче, — сказал Снусмумрик. Снифф не отвечал. От любопытства усы у него топорщились, он и думать забыл про тошноту. Они осторожно подошли к дикому ущелью, где землю пересекали глубокие трещины. В сумерках ущелье казалось таким заброшенным. Они разговаривали шепотом, чтобы не нарушить эту жуткую тишину. — Идите осторожно, — тихонько сказал Снусмумрик. — Вот, смотрите! Они наклонились. В глубине этого узкого ущелья в сумеречном свете сверкали мириады красных камней. Бесчисленные кометы в черном Космосе… — И все они твои? — спросил Снифф. — Пока я живу здесь, — весело ответил Снусмумрик, — все, на что я смотрю, мое. И я этому радуюсь. Вся Земля моя, если хочешь знать. — А нельзя ли мне взять несколько камушков? — снова спросил Снифф, — На них можно купить корабль или самокат… — Бери сколько хочешь, — ответил Снусмумрик и засмеялся. Снифф начал осторожно спускаться в ущелье. Он оцарапал нос и несколько раз чуть было не свалился вниз, но упорно продолжал идти к цели. Наконец, спустившись на дно ущелья, он стал дрожащими лапами собирать гранаты. Куда было жемчужинам Муми-тролля до этих камней! Горка сверкающих камушков все росла и росла, он шел по ущелью все дальше и дальше, притихший от счастья. — Эй! — крикнул сверху Муми-тролль. — Скоро ты поднимешься к нам? — Погодите! — закричал Снифф, — Их здесь еще так много!.. — Скоро выпадет роса и станет холодно! — крикнул Снусмумрик. — Ладно! — ответил Снифф. — Сейчас… вернусь!.. А сам пошел дальше по ущелью, увидев два крупных сверкающих граната. И тут случилось ужасное. Гранаты зашевелились и заморгали. Они придвинулись ближе. А за ними двигалось, холодно шурша по камням, чешуйчатое тело. Снифф испустил вопль, повернулся и пустился наутек. Он бежал, подпрыгивая, падал, поднимался и снова мчался к скалистой стене ущелья. Потом начал карабкаться вверх, цепляясь за стену мокрыми от страха лапами. Внизу под ним раздавалось медленное угрожающее шипение. — Что это с тобой? Почему ты вдруг так заторопился? — удивился Муми-тролль. Снифф не отвечал, а полез еще быстрее и бессильно рухнул на землю. Муми-тролль и Снусмумрик склонились над пропастью и поглядели вниз. Они увидели огромную ящерицу, сидевшую на куче гранатов. — Клянусь хвостом! — прошептал Муми-тролль. Снифф сидел на земле и плакал. — Все уже позади, — сказал Снусмумрик. — Не плачь, дружок! — Гранаты! — всхлипывал Снифф, — Мне не удалось взять ни одного! Снусмумрик сел рядом с ним и стал успокаивать его: — Я знаю. Всегда тяжело, когда хочешь что-то иметь, унести его с собой, чтобы оно принадлежало только тебе. А я просто смотрю на них, а когда ухожу, они остаются у меня в памяти. Есть более приятные занятия, чем таскать чемоданы. — Ведь я мог бы положить их в рюкзак, — мрачно сказал Снифф. — Одно дело смотреть на них, а другое — трогать их и знать, что они твои собственные. Он встал и громко высморкался в лапу. Задумчивые и печальные, они пошли назад по темной равнине. Путешествовать со Снусмумриком было куда веселее. Он наигрывал песенки, которых они раньше никогда не слышали, учил их играть в покер и удить рыбу на крючок. И рассказывал им страшные и совершенно невероятные истории. Река тоже повеселела, она бежала быстрее, там и сям закручиваясь в небольшие водовороты. Она стала уже, а Одинокие горы приблизились. Вершины гор тонули в облаках, которые по-прежнему висели над землей тяжелым одеялом. Но обсерватории все не было видно. — Расскажи что-нибудь, — попросил Снифф. — Только не про комету! Что-нибудь веселенькое. Снусмумрик сидел у руля. — Хотите послушать про огнедышащую гору? — спросил он. Они кивнули с серьезным видом. Снусмумрик набил трубку, раскурил ее и сказал: — Вот как это было. Пришел я однажды в такое место, где земля была сплошь покрыта лавой. Под лавой что-то бурлило день и ночь. Это земля спала там в глубине и время от времени шевелилась во сне. Лава была разлита как попало, а над ней поднимался горячий пар, от которого все вокруг казалось каким-то ненастоящим. Я пришел туда вечером усталый, и мне захотелось выпить чаю. Приготовить его легко, всего лишь взять и наполнить кастрюлю кипящей водой из горячего источника. — Так и обжечься недолго, — сказал Муми-тролль. — Я шел на ходулях, — объяснил Снусмумрик, — на ходулях можно пройти где угодно. Правда, ходить нужно осторожно, чтобы не застрять в какой-нибудь трещине. Ну вот, я выпил чаю в самом прохладном месте, какое там только можно было найти. Повсюду слышалось шипение и поднимался пар. Вокруг не было ни единого живого существа, ни одной зеленой травинки. И вдруг земля, спящая под лавой, проснулась. Прямо передо мной с шумом открылся кратер, и оттуда вырвался красный огонь и огромное облако пепла. — Огнедымящая гора! — закричал Снифф. — И что ты сделал? — Я просто смотрел. Это было страшное, но прекрасное зрелище. Я увидел тысячи огненных духов, которые вырывались из земли и летали вокруг. Потом там стало слишком жарко и слишком много сажи. И я ушел. Внизу, на склоне горы, я нашел ручей и лег на живот, чтобы напиться. Вода была, разумеется, теплая, но не кипящая. И тут сюда приплыл один из огненных духов. Он упал в воду и почти совсем погас. У него горела только одна голова, а все остальное шипело и дымилось. Он кричал изо всех сил, чтобы я спас его. — И ты его спас? — спросил Снифф. — Ну конечно спас. Он ведь не сделал мне ничего плохого. Но тут уж я обжегся. На берегу он снова разгорелся. На радостях дух сделал мне подарок, а потом улетел. — А что за подарок? — воскликнул Снифф. — Бутылочку подземного масла для загара. Огненные духи натираются им, когда опускаются к центру Земли. — И можно пройти через огонь, если натереться этим маслом? — спросил Снифф, вытаращив глаза. — Ясное дело, — ответил Снусмумрик. — И ты говоришь это только сейчас? — крикнул Муми-тролль. Ведь тогда мы все спасены. Когда прилетит комета, мы просто-напросто возьмем и… — Но у меня его почти не осталось, — огорченно объяснил Снусмумрик. — Понимаете, я спасал кое-что из горящего дома. Ведь я не знал… И теперь его осталось чуть-чуть на донышке бутылочки. — Может, все-таки хватит на маленького зверька, ну, скажем, моей величины? — спросил Снифф. Снусмумрик поглядел на него. — Может, и хватит, — ответил он. — Только на хвост определенно не останется. Хвост у тебя сгорит, ничего не поделаешь. — Что ты говоришь! — огорчился Снифф. — Тогда пусть лучше все горит! А на маленького котенка хватит? Но Снусмумрик его не услышал. Он сидел выпрямившись и старательно принюхивался. — Река, — сказал он. — Вы ничего не замечаете? — Это какой-то новый звук, — ответил Муми-тролль. И в самом деле река что-то бормотала. Повсюду вода завихрялась в большие воронки. — Убери парус! — велел Муми-тролль. Течение стало очень сильным. Река неслась вперед так стремительно, будто она долго путешествовала и вдруг заметила, что до дома ей уже совсем недалеко. Берега подступили к ним, а на берегах горы лезли вверх все выше и круче. — Мне, пожалуй, хочется на берег, — сказал Снифф. — Мы не можем сойти на берег, — ответил Снусмумрик, — нам придется плыть, покуда река не успокоится. Но она все не успокаивалась. Берега сдвинулись еще ближе, они зажали бурную реку в узком русле. Река текла здесь между Одинокими горами. Плот крутился в водоворотах на дне глубокого ущелья, и полоска неба над ними становилась все уже и уже. Откуда-то из глубины гор слышался глухой и страшный грохот. Муми-тролль поглядел на Снусмумрика, чтобы увидеть, не боится ли он, но тот по-прежнему держал во рту трубку, хотя она погасла. Мимо мелькали отвесные мокрые черные скалы, грохот нарастал. Плот резко качнулся и взлетел в воздух… — Держитесь за что попало, мы падаем! — крикнул Снусмумрик. Несколько мгновений они не видели ничего, кроме белой пены, и слышали лишь рев волн. Они не услыхали отчаянного крика Сниффа: — Почему здесь так темно? И никто ему не ответил. Маленький плот затрещал и рухнул вниз, в водопад. Дальше они поплыли в полной темноте. Пенистые бело-зеленые волны светились в темноте, все остальное было черным-черно. Отвесные скалы сомкнулись в узкий туннель, по которому волны гнали беспомощный плот. Время от времени он натыкался на скалистую стену и крутился на месте. Шум водопада за ними постепенно слабел и наконец замер. Они по-прежнему плыли во мраке. Но теперь вокруг стояла тишина. — Вы еще здесь? — дрожащим голосом спросил Снифф. — Мне кажется, я здесь, — ответил Муми-тролль. — Будет что рассказать маме! Вот зажглась узенькая полоска света. Это Снусмумрик нашел свой карманный фонарик. Свет робко плясал на черной воде и мокрых скалах. — По-моему, проход становится все уже, — со страхом сказал Муми-тролль. — А ты на это что скажешь? — Ну разве что немножко, — попытался успокоить его Снусмумрик. Но это ему не удалось. Мачта вдруг затрещала и повалилась на плот. — Помоги мне сбросить мачту в воду, — крикнул Снусмумрик. — Да побыстрее! Мачта плюхнулась в воду и исчезла. Они подождали, тесно прижавшись друг к другу. Вдруг Снифф почувствовал, как что-то коснулось его ушей. — Ой! — закричал он. — Я задел потолок ушами! Он упал на живот и сжал мордочку лапами. И тут плот дернулся и остановился. — Сидите тихо! — крикнул Снусмумрик, — Не шевелитесь! Туннель наполнился слабым серым светом, при котором они едва могли разглядеть друг друга. Снусмумрик зажег карманный фонарик и смотрел на воду. — Это мачта, — сказал он. — Она встала поперек, и мы наткнулись на нее и застряли. Поглядите, от чего она нас спасла! Они поглядели. Стремительно мчавшаяся черная вода исчезала впереди, падая со страшным ревом в бездонную пропасть. — Хватит с меня, — завопил Снифф. — Надоели вы мне со своими путешествиями, с кометами и вообще!.. Это все вы виноваты! Я говорил, что хочу сойти на берег! И все из-за того, что я такой маленький. — Послушай-ка! — сказал ему Снусмумрик. — Я знаю, что при любой опасности можно найти выход и спастись. A ну взгляни вверх. Снифф высморкался и взглянул вверх. Он увидел в скале вертикальную расщелину и высоко наверху полоску серого неба. — Ну и что! — хмыкнул он. — Я ведь не муха. А если бы даже и был мухой, было бы не легче. У меня часто кружится голова. Это после того, как я в детстве переболел воспалением уха. И он заплакал. Тогда Снусмумрик достал свою губную гармошку и заиграл. Он играл песенку о приключениях, не простых, а ужасно опасных. О спасении и вообще о всяких неожиданностях. Понемногу Снифф успокоился и вытер мокрые от слез усы. А песенка полетела вверх по расселине в скале, отозвалась громким эхом и разбудила одного хемуля, который спал, держа в лапе сачок для ловли бабочек. — В чем дело? — спросил Хемуль и огляделся. Он взглянул на небо, посмотрел в сачок, отвернул крышку банки, в которой хранил пойманных жуков, и заглянул в нее. — Интересно, что это за шум? — продолжал он. — Кто это здесь шумит? (У него не было музыкального слуха.) Хемуль взял увеличительное стекло и стал ползать по траве. Он искал, прислушивался, принюхивался, приглядывался и постепенно добрался до края глубокой трещины в горе. Оттуда доносился какой-то странный шум. Это, должно быть, какие-то совершенно необыкновенные насекомые, — пробормотал он себе под нос. — Наверное, очень редкие и, быть может, еще никем не открытые. Мысль об этом сильно взволновала Хемуля, и он опустил голову в расселину, чтобы получше рассмотреть, кто там шумит. — Поглядите-ка! — крикнул Муми-тролль. — Хемуль! — Спаси нас, спаси! — завопил Снифф. — Я вижу, они вовсе спятили, — пробормотал Хемуль и сунул вниз свой сачок. Сачок тут же стал такой тяжелый, что Хемуль с трудом вытянул его назад. — Ну и ну! — воскликнул Хемуль, вытряхивая из сачка Муми-тролля, Снусмумрика, Сниффа и два рюкзака. — Большое спасибо, — сказал Муми-тролль. — Ты спас нас в последнюю минуту. — Значит, я спас вас? — удивился Хемуль. — А я всего лишь искал редких насекомых, которые шумели внизу. (Вообще-то хемули довольно бестолковые, но добрые, если только их не разозлишь.) — Скажи, это Одинокие горы? — спросил Снифф. — Понятия не имею, — ответил Хемуль. — Но здесь водятся очень интересные ночные бабочки. — Да, это Одинокие горы, — сказал Снусмумрик. Вокруг них тянулась цепь высоких гор, бесконечно пустынных и серых. Здесь было тихо и прохладно. — Ну а где же наша обсерватория? — снова спросил Снифф. — Этого я тоже не знаю, — ответил Хемуль, которому надоели вопросы. — А что вы знаете о ночных бабочках? Позвольте поинтересоваться. — Нас интересуют только кометы, — ответил Снифф. — А что, они тоже редкие? — с любопытством спросил Хемуль. — Пожалуй, — ответил Снусмумрик. — Они появляются примерно раз в сто лет. — Невероятно! — сказал Хемуль. — Надо будет поймать ее. И как они выглядят? — Они красные с длинным хвостом. Хемуль достал свою записную книжку и записал это. — Это, наверное, родственницы Filicharcus Snufsigalonica, — пробормотал он. — Еще один вопрос к вам, мои ученые Друзья, чем питаются эти удивительные насекомые? — Хемулями, — ответил Снифф и захихикал. Хемуль покраснел. — С наукой шутить нельзя, — сказал он. — Прощайте. Позвольте откланяться. Он собрал все свои банки, взял сачок для бабочек и ушел по тропе между Одинокими горами. — Он решил, что комета — это жук или еще что-нибудь в этом роде! — с восторгом закричал Снифф. — Какая чушь! Ну дела! Теперь я хочу кофе! — Кофейник остался на плоту, — объяснил Снусмумрик. Муми-тролль, любитель кофе, бросился к краю ущелья и заглянул вниз. — Плот исчез! — крикнул он. — Кофейник провалился под землю! Что же мы будем делать без кофе? — Будем есть оладьи, — сказал Снусмумрик. Они развели огонь, стали печь оладышки и есть их одну за другой прямо со сковороды — ведь это самый лучший способ есть оладьи. Когда все оладьи были съедены, они выбрали самую высокую гору и стали взбираться на вершину. Ведь обсерваторию скорее всего построили поближе к звездам. Был поздний вечер. Древние горы величественно дремали. Их вершины смотрели друг на друга через пропасть, куда заполз туман, серо-белый, холодный как лед. Время от времени от больших тяжелых туч отрывался клочок и скользил по горному склону, на котором гнездились орлы и кондоры. На одной из горных вершин горел крошечный огонек. Если подойти ближе, можно было разглядеть, что это освещенная изнутри желтая палатка. Губная гармоника Снусмумрика звучала так одиноко в этой пустынной глуши, а где-то далеко сидела гиена и, подняв морду, прислушивалась. Она никогда прежде не слышала музыки. Потом она завыла, жутко и протяжно. — Это еще что за вой? — спросил Снифф и придвинулся поближе к огню. — Пустяки, — ответил Снусмумрик. — А теперь послушаем песенку про шмеля, который отправился на карнавал. — И он заиграл снова. — Хорошая песня, — сказал Муми-тролль. — Но я так и не понял, что он там делал и веселый ли это был карнавал. Лучше расскажи нам что-нибудь. Снусмумрик подумал немного. А потом спросил: — Рассказывал я вам про снорков, которых я повстречал несколько недель назад? — Нет, — ответил Муми-тролль. — А кто такие снорки? — Неужели ты не знаешь, кто такие снорки? — удивился Снусмумрик. — А ведь, похоже, они тебе родня. Уж очень ты на них похож. Правда, ты белый, а они разноцветные. К тому же они меняют расцветку, когда волнуются. В глазах у Муми-тролля мелькнул злой огонек. — Никакая они мне не родня, — рассердился он. — Не могут у меня быть родственники, которые меняют окраску. Есть только одна порода муми-троллей, и все они белые. — И все же снорки очень похожи на тебя, — спокойно повторил Снусмумрик. — Я имею в виду не цвет. А фигуру. Этот снорк, о котором я говорю, любит все улаживать и выяснять. Очень нудный. Его младшая сестренка слушает, что говорят, а думает о другом. Может, о самой себе. Она вся покрыта мягким пушком, а на лбу у нее челка, которую она все время расчесывает. — Вот чудачка, — сказал Муми-тролль. — Ну и что потом? — спросил Снифф. — Да ничего особенного, — ответил Снусмумрик. — Она плетет из травы маленькие спальные циновки и варит целебные супы, когда у кого-нибудь болит живот. За уши она вставляет цветы, а на левой ноге носит браслет. — Но ведь это вовсе никакой не рассказ! — воскликнул Снифф. — Ничего захватывающего в этом нет! — Неужели ты считаешь, что встретить снорка, который меняет окраску, совсем неинтересно? — удивился Снусмумрик и снова стал играть. — Не только барышня чудачка, а и сам-то ты чудак! — сказал Муми-тролль. Он залез в спальный мешок и повернулся мордочкой к стенке палатки. Но ночью ему приснилась эта маленькая фрёкен Снорк, похожая на него самого. И он подарил ей розу, чтобы она носила ее за ухом. — Какая чушь! — воскликнул Муми-тролль, проснувшись на следующее утро. В палатке стояла холодина. Снусмумрик кипятил чай. — Сегодня мы поднимемся на самую высокую вершину, — сказал он. — А почем ты знаешь, что нам надо именно туда? — спросил Снифф, вытягивая шею, чтобы увидеть вершину. Но она спряталась в тяжелых серых тучах. — Нет, вы только посмотрите! — воскликнул Снусмумрик. — Повсюду набросаны окурки! Это все профессора набросали! — В самом деле, — хмуро сказал Снифф, недовольный оттого, что сам их не заметил. Они пошли вверх по извилистой горной тропинке, на всякий случай обвязав животы одной спасательной веревкой. — Помните, если что, так вы будете виноваты, — крикнул Снифф, который шел последним. — И не забудьте про мое воспаление уха! Гора становилась все круче и круче, они поднимались все выше и выше. Все вокруг них было древним, огромным и одиноким, ужасно одиноким. Между вершинами голых скал парил кондор на распростертых крыльях — единственное живое существо в Одиноких горах. — Какая здоровенная птица, — сказал Снифф, — ей наверное, здесь очень одиноко. — У него здесь где-нибудь есть жена и целая куча маленьких кондорят, — возразил Снусмумрик. Кондор величественно проплыл дальше, поводя туда-сюда крючковатым клювом и глядя на все холодными глазами. Пролетая над ними, он вдруг остановился. Крылья его слегка подрагивали. — О чем он сейчас думает? — спросил Снифф. — Вид у него злобный, — сказал Муми-тролль — Мне кажется, он думает о нас… И тут Снусмумрик крикнул: — Он летит на нас! И они, все трое, упали и прижались к скале. Шумя крыльями, кондор ринулся на них. Они забились в узенькую трещину и прижались к скале еще сильнее, крепко уцепившись друг за друга, беспомощные и перепуганные насмерть. Вот он уже здесь. Он налетел как вихрь, хлопая крыльями по скале. Ах как стало темно! Как страшно! И вдруг снова наступила тишина. Они, дрожа, высунули мордочки. Под ними, глубоко внизу, в темной пропасти кондор описывал большой полукруг. Потом быстро поднялся и полетел над горами. — Ему стыдно за неудачу, — сказал Снусмумрик. — Кондоры очень гордые. В другой раз он на нас не нападет. — Нужен мне этот кондор со своими кондорятами! — закричал взволнованный Снифф. — Куда как трогательно! Да еще эти гигантские ящерицы и водопады, которые уходят прямо под землю! Не слишком ли много приключений для такого маленького зверька, как я? — Самое большое приключение еще впереди, — сказал Муми-тролль. — Наша комета. Все трое поглядели на тяжелые облака. — Хотелось бы, чтобы небо прояснилось, — заметил Снусмумрик. Он поднял оброненное кондором перо и прицепил его себе на шляпу. — Пошли! — добавил он. — Надо идти дальше. После обеда они вскарабкались так высоко, что попали в тучу. Сразу их облепил холодный туман. Кроме серой пустоты, они не видели ничего. Скала стала скользкой, идти по ней было страшно. Они жутко замерзли, и Муми-тролль печально думал о своих шерстяных брючках, которые теперь плыли вместе с плотом к центру Земли. — Я думал, что тучи мягкие, пушистые, что идти по ним приятно, — сказал Снифф, чихая. — До чего же мне надоело это дурацкое путешествие! — Что это там? — спросил Муми-тролль, резко останавливаясь. — Там что-то блестит… — Бриллиант? — оживился Снифф. — По-моему, это маленький браслет, — ответил Муми-тролль и углубился в туман. — Берегись! — крикнул Снусмумрик. — Он лежит на самом краю пропасти! Муми-тролль очень осторожно пошел дальше. Он лег на живот возле самой пропасти и протянул лапу. — Держите веревку! — крикнул он. Снусмумрик и Снифф держали веревку изо всех сил, а Муми-тролль подполз к краю пропасти. — Да, — печально ответил Снусмумрик. — И она была такая красивая! Вечно рвала цветы в самых опасных местах! — Теперь она, наверное, разбилась всмятку, — сказал Снифф. Наконец они сели отдохнуть, молча уставившись на клубящуюся серую дымку. И тут в тучах открылся клочок неба. Внезапно все море облаков оказалось под ними. Теперь сверху облака казались такими мягкими и красивыми, что хотелось бродить по ним, нырять в них, танцевать на них! — Вот мы и над облаками, — торжественно сказал Снусмумрик. Они огляделись вокруг, посмотрели на небо, которого так давно не видели. — А что это с ним? — с ужасом шепнул Снифф. Небо было не синее. У него был какой-то странный красноватый оттенок. — Может, это просто солнечный закат, — неуверенно сказал Снусмумрик. — Ясное дело, — согласился Муми-тролль. — Это просто солнце садится. Но они знали, что солнечный закат тут ни при чем. Это комета разлила свой красный свет на вечернем небе. Она была на пути к земле и ко всему, что жило и ползало по ней. На самой высокой вершине колючей горной гряды стояла обсерватория, где профессора делали массу замечательных открытии, выкуривали тысячи сигарет и жили в одиночестве рядом со звездами. В башне обсерватории верхушка круглого стеклянного потолка была украшена стеклянным шаром. Шар этот все время медленно вращался. Муми-тролль шел первым. Он открыл дверь и благоговейно остановился на пороге. Внутри башни была одна огромная комната, где самый большой в мире телескоп постоянно наблюдал за звездами. Он медленно вращался, вглядываясь в Космос, не грозит ли оттуда опасность, и мурлыкал, словно кошка. Бесчисленные маленькие профессора суетились повсюду, карабкались вверх и вниз по блестящим латунным лестницам. Они что-то подкручивали, измеряли, настраивали и то и дело что-то записывали в записные книжки. Они очень торопились и все подряд курили сигареты. — Добрый вечер, — сказал Муми-тролль. Но никто его не заметил. Тогда он осторожно подошел и дернул первого попавшегося профессора за полу пиджака. — Ты опять здесь! — сказал профессор. — Простите, но я никогда раньше здесь не был, — застенчиво ответил Муми-тролль. — Значит, это был кто-то очень похожий на тебя, — объяснил профессор. — Просто покоя не дают. Некогда нам заниматься посторонними, которые болтаются здесь и задают детские вопросы. Да еще с браслетами на ногах, клянусь своим хвостом! Эта комета — самое интересное, что я видел в своей жизни!.. Что тебе от меня надо? — Ничего особенного, — пробормотал Муми-тролль. — Я только хотел спросить, пушистая она или нет? Я имею в виду ту, которая была здесь до меня, и был ли у нее цветок за ухом? Профессор поднял лапы к небу и вздохнул. — Пух и цветы меня не интересуют. Браслеты на ногах тоже, — ответил он. — Неужели для тебя в самом деле важно, потеряла ли фрёкен браслет с ноги? И это в такое время когда мы ожидаем комету! — Для меня важно, — ответил серьезно Муми-тролль. — Большое спасибо. — Не за что, — сказал профессор и неслышными шагами пошел к своему телескопу. — Ну, что он сказал? — шепнул Снифф. — Прилетит комета? — Когда она рухнет на нас? — спросил Снусмумрик. — Об этом я забыл спросить, — ответил Муми-тролль. — Но фрёкен Снорк была здесь. Она не упала в пропасть! — Какой же ты глупый! — рассердился Снифф. — Пойду я сам и спрошу. А вы тут пока поглазейте. И маленький зверек Снифф подошел к другому профессору и сказал ему: — Я много слышал о том, как вы, дядя, здорово умеете открывать кометы! — Слышал? — радостно сказал профессор. — Это необыкновенно красивая комета. Я хочу, чтобы ее назвали в мою честь. Иди взгляни на нее. Снифф поднялся вслед за профессором по всем лестницам. Он стал первым маленьким зверьком, кому довелось поглядеть в самый большой на свете телескоп. — Ну, не правда ли, это красивая комета? — спросил профессор. — Космос черный, совсем черный, — прошептал Снифф. Он до того испугался, что шерсть у него на затылке встала дыбом. В этом мраке мерцали большие звезды. Они казались живыми и были такой величины, как объяснял Выхухоль. А далеко в глубине между ними горело что-то красное, словно зловещий глаз. — Это комета, — сказал Снифф — Вот это красное пятно — комета. И она прилетит сюда. — Конечно, прилетит, — согласился профессор. — Это и есть самое интересное. Она с каждым днем будет все больше, все краснее и красивее! — Но ведь сейчас она стоит на месте, — сказал Снифф. — И хвоста у нее я не вижу. — Хвост у нее сзади, — объяснил профессор. — Она летит прямо на нас, поэтому и кажется, что она неподвижна. Не правда ли, она красива?! — Ну да, — ответил Снифф. — Конечно, красный цвет красивый. А когда она прилетит сюда? — Он как зачарованный смотрел в телескоп на маленькую красную искру. — По моим подсчетам, она должна коснуться Земли седьмого августа в двадцать часов сорок две минуты. Возможно, на четыре секунды позднее. — И что тогда будет? — Что будет? Я пока еще не успел об этом подумать. Но позднее я подробно опишу ход событий. Снифф стал спускаться по лестнице. Ноги у него дрожали. На полпути он остановился и спросил: — Какое сегодня число? — Третье августа, — ответил профессор. — Точное время семь часов пятьдесят три минуты. — Пожалуй, нам пора возвращаться домой. Пока! Когда маленький зверек Снифф вернулся к своим друзьям, он стал намного выше ростом. — Он черный, сказал он. — Как уголь. — Кто? — удивился Муми-тролль. — Понятное дело, Космос. А комета красная, сзади у нее хвост. И она КОСНЕТСЯ Земли седьмого августа в двадцать часов сорок две минуты. Возможно, на четыре секунды позднее. Мы с профессором это вычислили. — Тогда нам нужно поскорее возвращаться домой Я забыл, что-то важное ждет нас в воскресенье. Ты не помнишь? — Райский мусс, — пренебрежительно ответил Снифф. — Какое ребячество! Во всяком случае, с точки зрения того кто смотрел в телескоп. — Но нам все равно нужно торопиться, — пробормотал Муми-тролль. Он распахнул дверь и выбежал из обсерватории. — Не волнуйтесь! — воскликнул Снусмумрик. — Мы рухнем в пропасть вниз головой, если будем мчаться с такой скоростью. Ведь комета прилетит только через четверо суток. — Да ну ее, эту комету! Папа с мамой все уладят, только бы нам вовремя вернуться домой… Но мы должны найти фрёкен Снорк! Ведь она не знает, что я нашел ее браслет! Он исчез в темноте и потянул за собой веревку, а вместе с ней Снусмумрика и Сниффа. Зловещий красноватый цвет с неба становился ярче. Тучи уплыли и обнажили горы, освещенные этим странным вечерним светом. Далеко внизу виднелась узкая полоска реки и темные пятна леса. «Да, — подумал Муми-тролль, — лучше поскорее вернуться домой. И браслет фрёкен Снорк нужно вернуть независимо от того, прилетит комета или нет». Четвертого августа туч на небе не было, но солнце затемняла какая-то странная тень. Они брели всю ночь. Когда солнце поднялось над Одинокими горами и выкатилось на красное небо, оно казалось просто черным. Становилось теплее. Снифф начал хныкать: — Я устал. Мне все надоело. Теперь ваша очередь нести палатку. И сковородку. — Это хорошая палатка, — сказал Снусмумрик, — но не надо стремиться иметь слишком много вещей. Выбрось палатку и сковородку тоже, все равно нам больше нечего на ней жарить. — Выбросить? Ты не шутишь? — удивился Снифф. — А куда? Прямо в пропасть? Снусмумрик кивнул. Снифф подошел к обрыву. — Ведь в палатке можно жить. Я мог бы взять ее себе насовсем, пока не умру. Милый Муми-тролль, посоветуй, я не знаю, что мне делать. — Ведь у тебя есть пещера, — ласково ответил Муми-тролль. Тогда зверек Снифф засмеялся и подбросил вверх сковородку. Она подпрыгнула высоко и полетела вниз, ударяясь об острые камни и звеня, как фанфары. — Великолепно! — крикнул Муми-тролль и побросал вниз кастрюли, которые зазвенели и забренчали еще громче. Этот шум не стихал долго, пока наконец последняя кастрюля не умолкла, упав на дно пропасти. — Ну как, легче тебе теперь? — спросил Муми-тролль. — Нет, — ответил Снифф. Мордочка у него сильно побледнела. — Теперь у меня кружится голова! Он растянулся на земле и отказался идти дальше. — Послушай, — сказал Муми-тролль, — нам надо торопиться. Я должен как можно скорее найти эту маленькую… — Знаю, знаю! — перебил его Снифф, — Эту дурацкую фрёкен Снорк! Не трогай меня, а не то меня вырвет! — Оставь его в покое, ему дурно, — сказал Снусмумрик. — Давай катать камни, пока он не придет в себя. Ты когда-нибудь катал камни? — Нет, — признался Муми-тролль. Снусмумрик выбрал большой валун на самом краю обрыва. — Смотри! — крикнул он и качнул камень. — Раз, два, три! И камень покатился вниз. Они подбежали к краю пропасти и посмотрели вниз. Камень плясал и гремел как гром, увлекая за собой целую массу мелких камней. И грозное эхо долго-долго раздавалось в ущелье. — Получился настоящий камнепад! — с восторгом выпалил Снусмумрик. — Я тоже попробую! — крикнул Муми-тролль. Он подбежал к самому большому валуну, который еле удерживался на самом краю пропасти. — Осторожнее! — предупредил его Снусмумрик. Но было уже поздно. Валун с грохотом полетел вниз, а вслед за ним упал и бедный Муми-тролль. Если бы живот у него не был обвязан спасательной веревкой, на свете стало бы одним Муми-троллем меньше. Снусмумрик мгновенно бросился на землю и уперся ногами. Последовал сильный рывок, и Снусмумрик еле удержался на месте. А в пропасти беспомощно болтался довольно тяжелый Муми-тролль. Снусмумрик медленно заскользил к обрыву. Веревка между ним и Сниффом натянулась и потащила Сниффа по земле за Снусмумриком. — Не надо! — захныкал Снифф, — Отстаньте от меня, мне нездоровится!.. — Тебе станет еще хуже, когда ты свалишься в пропасть! — крикнул Снусмумрик. — Держись и тяни! А в пропасти Муми-тролль орал во все горло: — Помогите! Вытащите меня! Снифф поднял мордочку и позеленел еще сильнее, на этот раз от испуга. Он попробовал уползти подальше, метался туда-сюда, упирался лапами и хвостом. Веревка зацепилась за камни, и они перестали скользить к обрыву. — А теперь тяни, велел ему Снусмумрик. — Начинай тянуть, когда я скажу «давай!». Да не сейчас, погоди! А теперь давай! И они потянули веревку изо всех сил. Вытягивали ее кусочек за кусочком. И наконец на краю обрыва показался Муми-тролль. Сначала уши, потом глаза, потом еще часть мордочки, а потом и весь Муми-тролль. — Клянусь своим хвостом! — воскликнул он. — Вот бы мама увидала это! — Привет! — сказал Снифф. — Рад тебя видеть целым и невредимым. Это я удержал веревку! Они сели и долго молчали, чтобы успокоиться. Потом Муми-тролль вдруг сказал: — Какие же мы были дураки! — В самом деле, — согласился Снифф. — Это просто непростительно! — продолжал Муми-тролль. — Преступно. Подумать только, а вдруг мы свалили эти камни на голову маленькой фрёкен Снорк! — Тогда она превратилась в лепешку, — сказал Снифф. Муми-тролль вскочил на ноги. — Мы должны идти, — воскликнул он. — Немедленно! И они стали спускаться, а над ними светило тусклое солнце на красноватом небе. Между камнями под горой тек маленький ручей. Он был очень мелкий, и на дне его поблескивало кошачье золото[2]. На берегу ручья сидел Хемуль. Он опустил усталые ноги в воду и потихоньку вздыхал. Рядом с ним лежала толстая книга «Насекомые северного полушария, их привычки и повадки». — Странно, — сказал он, — ни одного насекомого с красным хвостом. Наверно, его можно было бы отнести к виду Dideroformia Fnatopogetes, но ведь это очень распространенные насекомые, и хвоста у них нет. И он снова вздохнул. — Привет, — сказал Муми-тролль, выходя из-за скалы. — Ах как я испугался! — воскликнул Хемуль. — Вы опять здесь. А я думал, опять начался камнепад. Сегодня утром был просто какой-то ужас. — А что такое было? — спросил Снифф. — Да камнепад же. Кошмарный. Повсюду прыгали камни величиной с дом, они разбили мою лучшую стеклянную банку! Мне тоже досталось. Вы только поглядите, какая шишка у меня на голове! — Я боюсь, что мы случайно сбросили несколько камней по дороге сюда. Просто трудно было удержаться и не столкнуть такие большие и круглые камни… — Так ты хочешь сказать, что это вы устроили камнепад? — медленно спросил Хемуль. — И как я только не догадался. Понятно. Я и всегда был о вас не очень-то высокого мнения. А теперь даже не уверен, что захочу впредь водить с вами знакомство. Он отвернулся от них и стал плескать воду на свои усталые ноги. Немного погодя он спросил: — Так вы еще не ушли? — Скоро уйдем, — ответил Снусмумрик. — Мы только хотели спросить, не заметили ли вы, что небо стало какого-то странного цвета? — Странного цвета? — удивился Хемуль. — Да, красного, — сказал Муми-тролль. — Послушайте, — ответил Хемуль, — по мне, небо может быть хоть в полоску, если это ему нравится, меня это ничуть не тревожит. Я на небо гляжу редко. Меня волнует лишь, что мой прекрасный ручей высыхает. Этак скоро негде будет ноги полоскать. — Но ведь речь идет о большой опасной комете, — начал было Муми-тролль. Тут Хемуль поднялся, собрал свои пожитки и перешел на другую сторону ручья. — Пошли! — сказал Снусмумрик. — Он предпочитает сидеть в одиночестве. Идти здесь было приятнее, землю покрывали лава и мох, кое-где росли цветы. Вдали показался лес. — В какой стороне ваш дом? — спросил Снусмумрик. — Нужно идти напрямик, если мы хотим успеть туда раньше кометы. Муми-тролль взглянул на компас. — Чудеса какие-то, — сказал он, — стрелка крутится и крутится. Может, она боится кометы? — Очень может быть, — ответил Снусмумрик. — Придется идти наугад. По правде сказать, я никогда не верил компасам. Тем, кто чувствует правильный путь, они только мешают. — А вот я чувствую голод! — заявил Снифф. — Почему мы так долго ничего не едим? — Потому что еда у нас кончилась, — ответил Снусмумрик, — пей сок и думай о чем-нибудь приятном. Потихоньку они дошли до небольшого озера. Оно обмелело, и воды в нем осталось как в мелкой луже. От него плохо пахло, а по берегам грудами зеленой слизи лежали водоросли. Купаться в озере уже не хотелось. — Наверно, у него на дне дыра! — крикнул Снифф. — И вода утекает в нее. — Ручей Хемуля тоже обмелел, — сказал Муми-тролль. Снифф заглянул во фляжку с соком. — Фляжка тоже обмелела! — воскликнул он. — Ну нет! — сказал Муми-тролль. — Это ты выпил сок. Не будь ослом! — Сам ты осел! — рассердился усталый и голодный Снифф. И тут они услышали, что кто-то кричит: «Помогите!» Крик доносился из лесу. Кто-то кричал тоненько и пронзительно. У всех троих шерсть на затылке встала дыбом. Муми-тролль помчался на крик, как ядро из пушки. — Погоди! — заорал Снифф. — Я не поспеваю за тобой! Ой! Ай! Спасательная веревка сдавила ему живот и поволокла по земле. Но Муми-тролль и Снусмумрик не остановились, пока веревка не зацепилась за дерево и они оба не рухнули на землю. — Уберите эту Моррову веревку![3] — рассердился Муми-тролль. — Ты что это ругаешься! — сказал Снифф. — Да, ругаюсь! — рявкнул Муми-тролль. — Ведь это фрёкен Снорк зовет на помощь! Я знаю, что это она! — Успокойтесь вы оба, — сказал Снусмумрик. Он взял нож и разрезал веревку. Муми-тролль снова пустился бежать со всех своих коротких ножек. Пробежав немного, он встретил снорка, посиневшего от ужаса. — Какой-то страшный куст сейчас сожрет мою сестру! — крикнул он. И это была чистая правда. Ядовитый куст, близкий к опасному виду Ангостур, ухватил фрёкен Снорк за хвостик и медленно тащил ее к себе своими живыми руками. А она, лиловая от ужаса, как ни одна фрёкен из рода снорков еще никогда не кричала. — Я иду! Я иду! — крикнул Муми-тролль. — Возьми это на всякий случай с собой, — сказал Снусмумрик и дал ему свой нож (со штопором и отверткой). -Постарайся разозлить его. Ангостуры очень обидчивы. — Паршивый ползучка! Мочалка для мытья посуды! — крикнул Муми-тролль. Ангостуру это вовсе не задело. — Грязная мочалка! Тобой впору горшки ночные мыть! — кричал Муми-тролль. — Старый облезлый крысиный хвост! Ты похож на кошмарный сон, который приснился объевшемуся за обедом дохлым поросенком! Тогда Ангостура взглянул на него всеми своими зелеными глазами и отпустил фрёкен Снорк. Одна из его длинных рук метнулась змеей и ухватила Муми-тролля за мордочку. — Держись! — крикнул Снусмумрик. — Гнида! — рявкнул Муми-тролль и в один миг отрезал руку Ангостуры. Зрители закричали «ура!». Муми-тролль прыгал туда-сюда, сердито махая хвостом, наскакивая на Ангостуру и придумывая все новые оскорбления. — Вот здорово! — с восторгом воскликнул Снифф. — Как много плохих слов ты знаешь! Битва становилась все яростнее. Ангостура дрожал от возмущения, а Муми-тролль покраснел от гнева и напряжения. Под конец уже нельзя было ничего разобрать, один сплошной клубок рук, хвостов и ног! Фрёкен Снорк схватила большой камень и бросила его в ядовитый куст. Но целиться хорошенько она не умела и попала Муми-троллю в живот. — Ой, какой ужас! — закричала она. — Я убила его! — Уж эти мне девчонки! — сказал Снифф. Но Муми-тролль и не думал умирать, а еще бодрее продолжал победоносно сражаться, пока от Ангостуры не остался один пень (правда, самые коротенькие руки он ему оставил). Потом он сложил ножик и сказал: — Ну вот, все в порядке. — Ах, какой ты храбрый! — прошептала фрёкен Снорк. — Да что там! Для меня это дело привычное, — ответил Муми-тролль небрежно. — Странно, — сказал Снифф. — Я лично еще ни разу не видел, чтобы ты… Но тут он громко взвизгнул, потому что Снусмумрик пнул его по ноге. — Ай, что это! — крикнула, подпрыгнув, фрёкен Снорк, ведь она еще не успела вполне успокоиться. — Не бойся, — сказал ей Муми-тролль, — я здесь и сумею защитить тебя. А теперь позволь мне подарить тебе кое-что. И он отдал ей золотой браслет на ногу. — О… о… о! — воскликнула фрёкен Снорк, прямо-таки пожелтев от радости. — Я так искала его. Подумать только, какая радость! Она тут же надела его на ногу и начала вертеться, любуясь им. — Она хныкала об этом браслете несколько дней подряд, — сказал Снорк. — Я ей говорю про комету, а она знай себе толкует про браслет. А вы интересуетесь кометой? — Да, — ответил Снусмумрик. — Прекрасно, — с облегчением сказал Снорк. — Тогда мы немедленно устроим совещание. Садитесь. Они сели. — Я назначаю себя председателем и секретарем, — продолжал Снорк. — Есть другие предложения? Других предложений не поступило, и Снорк постучал три раза карандашом по земле. — А что это такое? Ядовитый муравей? — спросила фрёкен Снорк. — Замолчи, ты мешаешь собранию, — оборвал ее Снорк. — Значит, что нам известно? Что это произойдет в пятницу седьмого августа в двадцать часов сорок две минуты. Возможно, на четыре секунды позднее. — Ядовитый муравей… — задумчиво сказал Муми-тролль. Он сидел и смотрел на челку фрёкен Снорк. У его мамы челки не было. Он видел челку впервые. — Почему меня вечно никто не слушает? — в отчаянии спросил Снорк. — Не знаю, — ответил Снифф, — а что, вас в самом деле никто никогда не слушает? — А ну, замолчите все и слушайте, что говорит Снорк! — рассердился Снусмумрик. — Он хочет, чтобы мы придумали спасательный план. — Мы идем домой, — объяснил Муми-тролль. — А вы, я надеюсь, пойдете с нами? — Этот вопрос мы обсудим на следующем собрании, — ответил Снорк. — А где ты живешь? — спросила фрёкен Снорк. — Я живу в очень красивой долине с папой и мамой. Папа сам построил наш дом и покрасил его в голубой цвет. Как раз перед отъездом я повесил для тебя качели в саду… — Вот еще выдумал! — воскликнул Снифф. — Да ты тогда еще даже не знал ее! Расскажи лучше про мою пещеру! Послушай-ка, фрёкен Снорк! У меня есть тайна, она начинается на букву К и оканчивается на А. И она ужасно преданная! — Не отклоняйтесь от главного вопроса! — взмолился Снорк и снова постучал карандашом. — Во-первых, нужно обсудить, успеем ли мы попасть в эту долину раньше кометы. Во-вторых, будет ли у нас больше шансов спастись в этой долине, чем в каком-либо другом месте. — До сих пор там было все хорошо, — заявил Снифф. — Моя мама все устроит. Ты бы видел, какая у нас там отличная пещера! — У меня, — поправил его Снифф. — А в пещере много жемчужин, я их сам наловил. — Жемчужин? — воскликнула фрёкен Снорк. — А можно делать из них браслеты, ну, кольца на ноги? — Еще бы! — обрадовался Муми-тролль. — И на ноги, и в нос, и в уши, и пояс на живот, и диадемы! — Этот вопрос мы обсудим позднее! — прервал его Снорк и вне себя застучал карандашом. — Хотите вы спастись или нет? — Ну вот, ты опять сломал карандаш, — заметила его сестра. — Мы можем спастись в этой пещере. Кто хочет обедать? — Ну конечно, мы можем спастись в пещере! — обрадовался Муми-тролль. — Какая ты умная! — В моей пещере! — крикнул Снифф. — Мы подкатим камни ко входу, заделаем щели в потолке, принесем туда побольше еды и маленький фонарь. Вот будет здорово! — Во всяком случае придется обсудить это на отдельном собрании, возразил Снорк. — Подумаем, как распределить работу по подготовке и так далее. — Ну конечно, раз ты хочешь, будет у нас еще одно собрание, — успокоила его фрёкен Снорк. — Только сейчас мне нужно немножко дров и воды для супа. И цветы на стол. — Какого цвета? — спросил Муми-тролль. Фрёкен Снорк посмотрела на себя, увидела, что она все еще желтая, и сказала: — Фиолетовые. Я думаю, что фиолетовые цветы подойдут мне больше всего. Муми-тролль помчался в лес. А Снорк и Снифф поплелись за дровами и водой. Снусмумрик зажег трубку. Он лег на спину и уставился на красное небо. — Эта идея с пещерой довольно удачна, — сказал он. — А ты не боишься кометы? — Нет, — ответила фрёкен Снорк. — Я не стану смотреть на нее и буду думать о чем-нибудь другом. Воды для супа Снифф не нашел. По запаху он вышел на маленькое озерцо, но на дне его осталось лишь немного ила, а все бедные кувшинки умерли. Он вернулся, опустив уши, и сказал: — Мне кажется, на всем свете больше не осталось воды Что скажут об этом рыбы? Остался один сок. — Тогда мы сделаем компот. С этим все ясно. — Нет, не ясно, — возразил ее брат, — должна же быть причина, почему вода исчезает… Он сел рядом с кучей палочек, которые принес. Палочки были все одинаковой длины, он их измерил. — Должна же быть какая-то причина, — повторил он печально. — Я думаю, в этом виновата комета, — сказал Снусмумрик. Они поглядели на небо. Начало смеркаться, и небо стало темно-красным. Между деревьями светилась маленькая красная искра, похожая на звезду. Но это была не звезда. Она не мигала, не сияла. Она горела. Совсем неподвижная, ведь хвост у нее был сзади. — Вон она! — воскликнул Снорк. Мордочка у фрёкен Снорк медленно позеленела. Прибежал Муми-тролль с букетом цветов. Он сорвал самые лиловые, какие только нашел. Фрёкен Снорк поглядела на цветы и сказала: — Пожалуй, мне подошли бы желтые, ведь я позеленела. — Нарвать других? — спросил Муми-тролль. — Нет, ответила она, — но завесь чем-нибудь эту комету, а то я не смогу сварить компот. Больше у снорков ничего с собой не было. После ужина они все улеглись на спальной травяной циновке, которую сплела фрёкен Снорк. Огонь медленно погас, и наступила ночь. Но над тихим спящим лесом светилась комета, горячая и зловещая. Весь следующий день они шли напрямик по лесу в Муми-дален. Снусмумрик играл для них, чтобы веселее было идти. Часов в пять они подошли к небольшой дороге с большим указательным щитом, на котором было написано: «Танцплощадка! Сюда! Магазин». — Ах! Я хочу танцевать! — воскликнула фрёкен Снорк и всплеснула лапками. — Не время сейчас танцевать, когда Земля на краю гибели, — ответил Снорк. — Но тогда это для нас последняя возможность потанцевать! — крикнула фрёкен Снорк. — Ну пожалуйста, милый братец! Ведь она погибнет только через два дня! — Может, купим лимонаду в магазине? — предложил Снусмумрик. — И дорога эта идет почти что в нашу сторону, — сказал Муми-тролль. — Можно ведь просто поглядеть на эту танцплощадку, когда будем проходить мимо… — вставил Снусмумрик. Снорк вздохнул. И они свернули на эту дорогу. Это была веселая дорожка, она петляла, изгибалась, прыгала туда-сюда и время от времени завязывалась в узел из чистого озорства. По такой дороге не устанешь идти и, пожалуй, быстрее дойдешь до цели, чем по прямой и скучной. — Мне кажется, мы уже вот-вот придем домой. — Расскажи мне немножко о долине, — попросила фрёкен Снорк. — В нашей долине не о чем тревожиться и тосковать, — начал рассказывать Муми-тролль. — Там просыпаешься веселый и засыпаешь вечером в хорошем настроении. Там есть дерево, по которому удобно лазить, на нем я построю домик. И еще один тайник. Я покажу его тебе. Мама обложила ракушками все клумбы, а на веранде у нас всегда солнце Там так хорошо пахнет! У нас есть свой мост, его построил папа И по мосту можно ездить. А еще я нашел море. У нас теперь собственный кусочек моря. — Раньше ты только и болтал о том, как хорошо в тех местах, где ты еще не бывал, — сказал Снифф. — Так это было раньше, — ответил Муми-тролль. Дорога сделала еще один крутой поворот, и они оказались возле магазина. И надо сказать, это был отличный магазин. Вокруг него цвели разные цветы на нарядных клумбах. А на столбе лежал серебряный шар, в котором отражались весь лес и белый дом с дерновой крышей. На вывесках можно было прочитать, что в магазине продается стиральный порошок, лакричные тянучки и масло для загара «Прима». Муми-тролль поднялся по лестнице и открыл дверь. Звякнул маленький колокольчик, и они вошли в магазин. Одна только фрёкен Снорк остановилась у столба и стала смотреться в серебряный шар. За прилавком сидела старушка с маленькими блестящими мышиными глазками и седыми волосами. — Надо же! — воскликнула она. — Как много маленьких детей! И что вы хотите? — Лимонада, — ответил Снифф, — лучше красного. — А есть у вас тетради в линеечку или в клеточку? — спросил Снорк. Ведь он собирался записать, что надо делать, если столкнешься с кометой. — Ну конечно есть, — сказала старушка. — Какую желаете? С голубой обложкой? — Желательно с обложкой другого цвета, голубые тетради нравятся очень немногим сноркам. — А я, пожалуй, куплю пару новых брюк, — сказал Снусмумрик. — Но они не должны выглядеть слишком новыми. Я чувствую себя хорошо только в брюках, которые уже приняли форму моего тела. — Вот, пожалуйста, примерьте, — ответила старушка. Она поднялась по стремянке и сняла брюки, висевшие под потолком. — Они, по-моему, слишком новые, — озабоченно сказал Снусмумрик, — нет ли каких-нибудь постарше? — Это самые старые брюки у меня в магазине, — объяснила старушка. — Но завтра они станут еще старше, — с надеждой сказала она и посмотрела на Снусмумрика поверх очков. — Ну ладно, — решил Снусмумрик. — Я зайду за угол и примерю их. Не знаю, впору ли они будут мне. И он исчез в саду. Снорк сел и стал делать записи в своей новой тетради с зеленой обложкой. — А что тебе угодно, милый Муми-тролль? — спросила старушка. — Диадему, — серьезно сказал Муми-тролль. — Диадему? — удивилась старушка. — А на что она тебе? — Он подарит ее фрёкен Снорк! — крикнул Снифф, который сидел на полу и потягивал лимонад через соломинку, — Он просто чокнутый после того, как встретил ее! — И вовсе он не чокнулся, — поправила его старушка — дарить даме украшение — самое обычное дело. Ты слишком мал, чтобы это понимать. Драгоценности — это единственный достойный подарок даме. — Ах! Ах! Ах! — насмешливо воскликнул Снифф и спрятал мордочку в стакане с лимонадом. Старушка оглядела все свои полки сверху донизу, но диадемы не нашла. — Может, она у вас под прилавком? — подсказал Муми-тролль. Старушка заглянула под прилавок. — Нет и там ее нет, — печально призналась она. — Но быть может пара маленьких снорковых перчаток вас устроит? — Сам не знаю, — ответил огорченный Муми-тролль. Но тут зазвонил дверной колокольчик, и в магазин вошла фрёкен Снорк. — Здравствуйте! — сказала она. — Какое замечательное зеркало у вас в саду, тетя! Я потеряла свое зеркальце, и теперь мне приходится смотреться только в лужи. А мордочка в них делается какой-то странной. Старушка подмигнула Муми-троллю. Она сняла что-то с полки и быстро сунула ему в лапу. Муми-тролль взглянул — это было маленькое круглое зеркало с серебряным ободком, а на его обратной стороне сверкала алая роза из рубинов. Он посмотрел на старушку и радостно засмеялся. Фрёкен Снорк ничего не заметила. — Скажите, тетя, у вас нет каких-нибудь медалей. — Каких-нибудь чего? — удивилась старушка. — Медалей, — ответила фрёкен Снорк. — Красивых звезд, которые мужчины любят носить на шее. — Ах да, разумеется! — воскликнула старушка, — Они называются медалями. Она снова оглядела все свои полки сверху вниз, посмотрела под прилавок, обшарила весь магазин. — Неужели, тетя, у вас не найдется одной-единственной медали? — спросила фрёкен Снорк со слезами на глазах. Старушка была в отчаянии, но тут ей в голову пришла идея. Она взяла стремянку и приставила ее к самой верхней полке. Потом сняла с полки шкатулку с елочными игрушками и осторожно вынула оттуда большую нарядную елочную звезду. — Надо же, как хорошо! — сказала она. — Все-таки у меня нашлась одна медаль! — Ой, какая красивая, — прошептала фрёкен Снорк, повернулась к Муми-троллю и сказала. — Это тебе. За то, что ты спас меня от ядовитого куста. Муми-тролль онемел от восторга. Он встал на колени, а она надела медаль ему на шею. Медаль ослепительно сияла. — Ах, если бы ты только видел, какой ты стал красивый, — сказала она. Тогда Муми-тролль достал зеркальце, которое держал спиной, и протянул ей: — А это тебе! Держи, а я посмотрюсь в него. И они стали по очереди смотреться в зеркальце. А в это время зазвонил дверной колокольчик, и вошел Снусмумрик. — Мне кажется, лучше подождать немного, пока брюки еще немножко постареют… Они еще не приняли форму моего тела. — Досадно, — согласилась старушка, — Но может быть, ты захочешь купить новую шляпу? Снусмумрик с испуганным видом надвинул свою старую зеленую шляпу глубже на глаза. — Большое спасибо, — ответил он. — Но я только что подумал о том, как опасно иметь много вещей. Снорк все время что-то писал в тетради. Наконец он встал и сказал: — Вот еще одна важная деталь, когда речь идет о комете. Нельзя слишком долго стоять в магазине и выбирать всякую всячину. Снифф! Допивай немедленно свой лимонад! Снифф залпом выпил бутылку и захлебнулся. Послышался странный звук, и весь лимонад очутился на ковре. — Меня вырвало! — крикнул он с упреком. — Вечно с ним такая история, — объяснил Муми-тролль. — Ну что, пойдем дальше? — Сколько мы вам должны? — спросил Снорк. Маленькая старушка принялась считать, а Муми-тролль вдруг вспомнил, что у него нет денег. Он поднял брови и поглядел вопросительно на остальных. Но по их мордочкам понял, что у них тоже ни пенни. Вот это номер! Старушка сказала, что они должны 40 пенни за тетрадь, 34 пенни за лимонад. Звезда стоила 3 марки и зеркало 5 марок, поскольку на обратной стороне были настоящие рубины. Итого 8 марок и 74 пенни. Ни один из них не вымолвил ни словечка. Фрёкен Снорк с глубоким вздохом положила зеркальце обратно на прилавок. Муми-тролль принялся развязывать шнурок, на котором висела медаль. Снифф поглядел на ковер, мокрый от лимонада. А Снорк стоял и думал, стала ли его тетрадь дороже или дешевле после того, как он сделал в ней записи. Маленькая старушка посмотрела на них поверх очков: — Вот что я вам скажу, детки мои. Снусмумрик не взял старые брюки, которые стоят ровно восемь марок. Вычитаем одну сумму из другой, и получается, что вы мне ничего не должны. — А это правильно? — удивился Муми-тролль. — Конечно правильно, — ответила старушка. — Ведь брюки остаются у меня. Снорк попытался сосчитать в уме, но не смог. Тогда он сделал следующую запись в тетради: Тетрадь — 40 пенни Лимонад (выплюнутый) — 34 пенни Медаль — 3 марки Зеркальце (с рубином) — 5 марок Итого: 8 марок 74 пенни Брюки — 8 марок 8 = 8 без 74 пенни. — Ну вот, — сказала фрёкен Снорк, — все сходится. — Но ведь получается, что семьдесят четыре пенни лишних. Нам надо их получить? — спросил Снифф. — Не будем мелочными, — заметил Снусмумрик, — скажем, что все сходится. Они поклонились старушке, а фрёкен Снорк сделала глубокий реверанс. В дверях она спросила: — А далеко отсюда до танцплощадки? — Совсем близко, — ответила старушка. — Пройдите немножко вперед. Но танцы начнутся, только когда взойдет луна. В лесу Муми-тролль вдруг остановился и сказал: — Эта крыша из дерна не очень-то надежна. Может, старушка захочет спрятаться в нашей пещере? — В моей пещере, — поправил его Снифф. — Ну что, пойти позвать ее? — Сходи, — согласился Снусмумрик. Снифф помчался по дорожке, а они сели на обочину и стали ждать его. — Ты умеешь танцевать этот новый танец, ну, ты знаешь, как он там называется? — спросила фрёкен Снорк. — Нет, — ответил Муми-тролль, — я люблю вальс. — Мы не успеем потанцевать, — заметил Снорк — Посмотрите на небо. Они посмотрели (кроме фрёкен Снорк). — Она стала больше, — сказал Снусмумрик. — Вчера была с муравьиное яйцо. А сейчас она похожа на апельсин думаю, что… — Но уж танго-то ты наверно сумеешь танцевать, — перебила его фрёкен Снорк. — Маленький шаг в сторону и два назад. — Это вроде бы легко, — согласился Муми-тролль. — Ах ты моя бестолковая сестренка, ты можешь когда-нибудь быть серьезной? — Но ведь мы говорили о танцах, — оправдывалась фрёкен Снорк. — А ты вдруг опять завел речь об этой комете. А мне вот хочется говорить про танцы! Брат и сестра начали снова медленно менять окраску. Но тут прибежал Снифф. — Она не хочет! — крикнул он. — Она укроется в погребе с вареньем! Но она велела передать всем спасибо и послала каждому по леденцу на палочке. — А ты случайно не выпросил их у нее? — спросил Муми-тролль. — Вовсе я не выпрашивал! — возмутился Снифф. — Она сказала, что дает их нам, потому что осталась должна семьдесят четыре пенни. Я только сказал, что она совершенно права. Они пошли дальше, и дорога двинулась вперед вместе с ними. Темное солнце опустилось к верхушкам елей, а после улеглось спать за горизонтом. Вместо него на небо выплыла луна, какая-то странная — тусклая, бледно-зеленая. Комета светила еще ярче. Теперь она была величиной с полную луну и освещала весь лес красным загадочным светом. Танцплощадка находилась на небольшой лесной полянке. Она была украшена венками и светлячками. На опушке сидел большой кузнечик и настраивал скрипку. На полянке было полно народу. Все сидели в ожидании танцев. Маленькие болотные привидения повылезали из высохших трясин и лесных озер. На танцплощадке было полно всякой мелюзги, а под березами сидели и сплетничали древесные духи (древесные духи — это маленькие дамочки с очень красивыми волосами, и живут они в стволах деревьев. По ночам они вылезают оттуда, чтобы покачаться на листьях. Вообще-то, они живут, как правило, в хвойных деревьях). Фрёкен Снорк достала зеркальце, чтобы причесать челку и поглядеть, хорошо ли она заткнула за ухо цветок. Муми-тролль поправил свою медаль. Он еще никогда не был на большом балу. — Как ты думаешь, кузнечик рассердится, если я немного поиграю на губной гармошке? — шепотом спросил Снусмумрик. — Сыграйте вместе, — посоветовал ему Снорк, — научи его играть вот эту песенку: «Все зверюшки прицепили бантики к хвостам». — Хорошая мысль! — согласился Снусмумрик. Он отвел кузнечика за куст, чтобы выучить его новой песне. Чуть погодя из-за куста понеслись негромкие звуки. Один, другой, потом много звуков, трелей и рулад. Букашки, древесные духи и болотные привидения перестали болтать и вышли на лужайку послушать. — Красивая музыка, — говорили они, — под нее вполне можно танцевать. — Мама, — сказала маленькая букашка, показывая на Муми-тролля, — вон стоит генерал. Вся семья подошла к нему, чтобы полюбоваться медалью. — Какая у тебя красивая челка, — сказали они фрёкен Снорк. Древесные духи посмотрелись по очереди в ее зеркальце с рубиновой розой на обратной стороне, а каждое болотное привидение нарисовало в записной книжке Снорка мокрый родовой знак[4]. Но вот зазвучала мелодия песенки «Все зверюшки прицепили бантики к хвостам», ни одна нотка не пропала даром. Из-за куста вышли Снусмумрик и кузнечик, старательно наигрывая. Тут поднялась ужасная суматоха, каждый стал искать себе пару, и минуту спустя пары уже кружились по танцплощадке. — Но ты танцуешь очень хорошо, — сказала фрёкен Снорк, — Что это за танец? — Мой собственный, — ответил Муми-тролль, — я только что придумал его. Снорк выбрал русалочку с окуневой травой в волосах, но двигать ногами в такт у него получалось плохо. Снифф кружился с самой крошечной малявкой и чувствовал себя очень большим. Было ясно, что малявка им восхищается. Комары плясали сами по себе, а изо всего леса к танцплощадке шли, ступая мягкими лапками, ползли и скакали новые гости поглядеть на танцы. Никто из них не думал о раскаленной комете, одиноко летевшей в черный Космос. Примерно в двенадцать часов на полянку выкатили большую бочку с яблочным вином и каждому дали по маленькому берестяному кубку. Светлячки улеглись на середине танцплощадки, сцепившись в большой шар, а все гости уселись вокруг и принялись за бутерброды, запивая их яблочным вином. — А теперь давайте рассказывать интересные истории, — предложил Снифф. — Ты можешь рассказать какую-нибудь интересную историю, малявочка? — Не-е-т, — застеснялась малявка, — ну разве что одну… — Тогда расскажи ее! — Жила-была лесная крыса, ее звали Пимпа, — пробормотала малявка и робко поглядела на Сниффа, прикрывая мордочку растопыренными лапками. — Ну и что же было дальше? — спросил малявку Снифф, подбадривая ее. — Вот и вся история, — прошептала малявка и спряталась во мху. Все просто покатились со смеху, а болотные привидения забили хвостами по барабану. — Сыграйте что-нибудь, чтобы можно было насвистеть этот мотивчик! — крикнул Муми-тролль. — Тогда сыграем песню бродяжек, — сказал Снусмумрик. — Но ведь она такая печальная, — возразила фрёкен Снорк. — Нет, сыграйте ее, — попросил Муми-тролль. — Ее так хорошо насвистывать. Снусмумрик стал играть, Муми-тролль насвистывать, а остальные напевать: Не повезло бродяжкам — дом не найти бедняжкам. Бредем, бредем одиноко. Ночи похолодали, ножки-крошки устали, а дом далеко-далёко. Фрёкен Снорк вздохнула. — Ну вот я и загрустила, — сказала она. — Эта песенка про нас. Это мы бредем, бредем одиноко, а дом далеко-далёко! И наши ножки-крошки устали. — Твои ножки устали от танцев, — засмеялся Снорк и осушил свой кубок. — И вовсе не так уж далеко наш дом! — крикнул Муми-тролль. — Мы придем домой, а у мамы обед готов. Она похвалит нас: «Молодцы, что нашли дорогу домой», а мы скажем ей: «Ты не знаешь, что с нами приключилось!» — И у меня будет жемчужный браслет на ногу, — прошептала фрёкен Снорк. — А из одной жемчужины мы сделаем тебе булавку для галстука. — Хорошо, — согласился Муми-тролль, — хотя я ношу галстук довольно редко. — А одну жемчужину я повешу на шею своей тайне, — заявил Снифф. — у меня есть тайна. Она начинается на К и оканчивается на А. Она все время скучала обо мне, пока я путешествовал. — Может, она кончается на КА? — спросил Снорк. — А вот и не скажу! — крикнул Снифф. — И не смей отгадывать! Снусмумрик играл одну песню за другой, сонные сумеречные песни, прощальные песни. Малявки и болотные привидения подались назад в лес. Древесные духи исчезли, а фрёкен Снорк уснула с зеркальцем в лапке. Наконец песни умолкли, и на лужайке стало тихо. Светлячки погасли. Медленно-медленно наступило утро. Пятого августа птицы уже не пели. Солнце светило так слабо, что его было почти не видно. Но над лесом стояла комета, большая, как колесо, а вокруг нее горело огненное кольцо. Снусмумрику не хотелось играть. Он шел поодаль, погруженный в раздумья. Остальные тоже молчали. Один Снифф то и дело хныкал, что у него болит голова. Было ужасно жарко. Но вот лес кончился. Перед ними открылись длинные песчаные дюны. Бесконечные мягкие песчаные холмы, кое-где поросшие диким овсом. Муми-тролль остановился и понюхал. — Я не чувствую запаха моря, — сказал он. — Здесь плохо пахнет… — Это просто пустыня, — мрачно заметил Снифф. — Пустыня, где наши кости побелеют, и никто их даже никогда не найдет. У меня голова болит! Идти по песку было тяжело. Они пошли дальше вверх и вниз, с холма на холм. — Поглядите-ка! — воскликнул Снорк. — Вон идут хатифнатты. Впереди по дюнам шествовала вереница хатифнаттов. Не отводя застывшего взгляда от горизонта, они шли и беспокойно махали лапами. — Они идут на восток, — сказал Снорк. — Может, лучше всего пойти за ними. Ведь вы знаете, у них особенное чутье. — Но ведь домой-то нам идти на запад, — возразил Муми-тролль. — Папа с мамой живут на западе. И он пошел напрямую к Долине муми-троллей. — А теперь я еще и пить хочу, — хныкал Снифф. Но никто ему не ответил. Песчаные дюны становились длиннее. Земля была покрыта морскими водорослями, которые в свете кометы казались красными. Здесь были галька и ракушки, куски коры, дерева и пробки — все, что можно найти на морском берегу. Но моря больше не было. Они стояли рядом и молча смотрели на эту картину. Там, где раньше было море, где на мягких голубых волнах качались чайки, зияла пропасть. Со дна этой пропасти поднимался пар, там что-то бурлило, оттуда плыл странный резкий запах. Перед их глазами берег обрывался, образуя зеленые скользкие ущелья. — Моря не стало, — слабым голосом сказала фрёкен Снорк. — Куда оно пропало? — Не знаю, — пробормотал Муми-тролль. — Хорошо, что мы не рыбы! — хихикнул Снифф, пытаясь казаться храбрым. Но Снусмумрик сел, опустил голову на лапы и закричал: — Прекрасное море! Совсем исчезло! Теперь не поплывешь, а яхте, не искупаешься, не поймаешь большую щуку. Не будет ни штормов ни прозрачного льда! Луна не будет больше отражаться в нем! А берег теперь уже вовсе не берег, а непонятно что! Муми тролль сел рядом с ним и сказал: — Оно вернется. Все вернется, когда комета улетит. Разве ты не веришь в это? Но Снусмумрик ему не ответил. — А как мы перейдем на другую сторону? — вдруг спросил Снорк. — Мы не успеем обойти эту дыру за два дня. Ответа он не получил. — Нам нужно устроить собрание, — продолжал Снорк. — предлагаю себя в качестве председателя и секретаря. У вас есть предложения? — Полететь, — сказал Снифф. — Идти дальше, — пробормотал Муми-тролль. — Не валяйте дурака, — ответил Снорк, — нам сейчас не до этого. Ваши предложения единогласно отклоняются. Предлагайте что-нибудь другое. — Предлагай сам! — сердито крикнул Муми-тролль. — Нечего тут предлагать! Запиши в своем блокноте, что, когда комета прилетит, от нас останется пюре. Ведь и Снусмумрик не верит, что мы можем спастись! Наступило полное молчание. Потом Снусмумрик поднялся и сказал: — Мы перейдем морское дно на ходулях. И тогда успеем. — Правильно! — крикнул Муми-тролль. — Прекрасная идея! Мы должны найти ходули! Должны спастись! Мы вернемся домой! Все бросились искать ходули. Нигде нельзя найти столько всякой всячины, как на морском берегу. Муми-тролль нашел веху, разломанную пополам. Фрёкен Снорк нашла палку от метлы и весло. Снусмумрик отыскал удочку и флагшток. Снифф нашел жердь для хмеля и ломаную переносную лестницу. А Снорк вернулся в лес и принес оттуда два тоненьких еловых ствола одинаковой длины. Потом они снова собрались и стали учиться ходить на ходулях. Снусмумрик уверенно шагал на ходулях взад и вперед и показывал, как это делается. — Шире шаг! — кричал он. — Спокойнее! Не думайте ни о чем! Ступайте как бы ощупью! Не смотрите вниз, когда теряете равновесие! — У меня кружится голова! Меня рвет! — вопил Снифф. — Послушай-ка, Снифф, — сказал Снусмумрик. — вполне возможно, на дне моря лежат затонувшие сокровища. Снифф тут же забыл про плохое самочувствие. — Посмотрите на меня! — воскликнула фрёкен Снорк. — Я научилась! Я научилась! Я ни о чем не думаю, иду ощупью! — Да уж мы тебя знаем, — ответил ее брат. Через час Снусмумрик сказал: — Ну, мне кажется, вы уже научились. Пора отправляться в путь. — Подождите немножко! Я должен еще чуть-чуть потренироваться! — попросил Снифф, глядя вниз на морское дно. — Ждать больше нельзя, — ответил Снусмумрик. — Помните, нужно остерегаться тины и трещин. За мной! Сунув ходули под мышку, они один за другим стали спускаться вниз при свете красных сумерек. Они цеплялись лапами водоросли и скользили и почти не видели друг друга из-за поднимающихся испарений. — Помните, что вам придется отвечать за меня! — заявил Снифф. — Да помним, помним, — ответил Муми-тролль. — успокойся. Перед ними простиралось морское дно. Это была печальная картина Красивые водоросли, прежде колыхавшиеся в прозрачной морской воде, теперь лежали мертвые, черные рыбы жалобно трепыхались в оставшихся кое-где лужах. Запах стоял отвратительный. Медузы и мелкие рыбешки валялись повсюду, с трудом глотая воздух, фрёкен Снорк бегала взад и вперед, опуская их в лужицы. — Вот так, вот так, — приговаривала она, — Скоро все опять будет хорошо… — Мне их очень жаль, — сказал Муми-тролль. — но всех спасти, я думаю, нам все равно не удастся. — Ну хотя бы несколько! — ответила фрёкен Снорк, вздыхая. Она встала на ходули и побрела за остальными. Комета много увеличилась. Она, казалось, тяжело дышала и трепетала, купаясь в водяных парах. А они, словно длинноногие букашки, брели все дальше и дальше по морскому дну. Здесь и там из песка вздымались огромные темные горы, вершины были раньше островками и рифами, к которым причаливали прогулочные корабли, возле них тогда плескались разные малявки. — Я никогда больше не буду плавать там, где глубоко, — заявил, вздрагивая, Снифф. — Подумать только, все это раньше лежало под тобой! Он поглядел вниз в трещину, где еще задержалась вода, там кишмя кишела таинственная жизнь. — Но это красиво, очень красиво! — воскликнул Снусмумрик. — И к тому же до нас здесь еще никто не бывал… — Вот он! — завопил Снифф. — Сундук с сокровищами! Ты говорил, что здесь лежат затонувшие сокровища! Он бросил ходули и стал вытаскивать сундук из песка. — Помогите! — крикнул Снифф, — Он заперт! Он застрял в песке! — Мы не можем унести его, — возразил Снорк. — Он слишком большой. Милый Снифф, поторапливайся! Ты найдешь кое-что получше, когда придешь домой. И маленький зверек Снифф поплелся дальше, сморщив в отчаянии мордочку. Скалы становились все выше и мрачнее, землю прорезали трещины, ходули то и дело застревали в них, и путешественники шли все медленнее и медленнее. Время от времени кто-то из них падал мордочкой вниз. Они уже больше не болтали а только шли, шли и шли… И вдруг перед ними оказался затонувший корабль. Бедняга выглядел ужасно печально. Мачта была сломана, а разбитые борта обросли ракушками и морской травой. Снасти унесло течение. Но носовая фигура сохранилась. Она смотрела поверх них куда-то вдаль и печально улыбалась, думая о своем. — По-твоему, они успели спастись? — прошептала фрёкен Снорк. — Конечно успели, — ответил Муми-тролль. — Ведь у них были спасательные шлюпки. Пойдем дальше. Это слишком печальное зрелище. — Погодите немножко! — крикнул Снифф и спрыгнул с ходулей. — Тут что-то блестит! Наверное, золото! Он подлез под остов корабля и начал рыться в водорослях. — Кинжал! — крикнул он, — Золотой! А на рукоятке драгоценные камни. Фрёкен Снорк наклонилась, чтобы поглядеть, и потеряла равновесие. Она качнулась вместе с ходулями вперед, потом назад, закричала тоненьким дискантом, описала дугу и рухнула в черное брюхо корабля. Муми-тролль бросился спасать ее. Он вскарабкался по ржавой якорной цепи, прошел, скользя, по кучам водорослей вдоль палубы и заглянул в темный трюм. — Где ты? — крикнул он. — Здесь! — пропищала фрёкен Снорк. — Ты ушиблась? — Нет, только испугалась. Муми-тролль спрыгнул в трюм. Вода доходила ему до живота. Мерзко пахло плесенью. — Вечно этот Снифф со своими драгоценностями! — сказал он. — Но я понимаю его, — возразила фрёкен Снорк. — Я обожаю драгоценные камни, золото и жемчуг! Может, и тут что-нибудь есть… Давай… — Здесь слишком темно. И могут прятаться какие-нибудь ужасности. — Понятно, — послушно ответила фрёкен Снорк. — Тогда подними меня, пожалуйста. И Муми-тролль подсадил ее на край люка. — Ну как вы там? — крикнул Снусмумрик. — Я снова спасена! — радостно ответила фрёкен Снорк и достала зеркальце, чтобы поглядеть, не разбилось ли оно. Но зеркальце, слава Богу, было цело, и рубины на его оборотной стороне не осыпались. В зеркальце она увидела свою мокрую челку, черный люк, уши Муми-тролля, а за ним в темноте что-то другое. И это другое шевелилось и медленно приближалось к Муми-троллю. — Берегись! — крикнула она. — Там что-то позади тебя! Муми-тролль оглянулся. Это была каракатица, самое опасное морское чудовище. Гигантская каракатица подползла к нему из темноты. Муми-тролль попытался вскарабкаться вверх, но доски были слишком скользкие. Он каждый раз сползал вниз и плюхался в воду. Фрёкен Снорк сидела наверху и кричала все еще продолжая держать зеркальце в лапе. А каракатица подползала все ближе. Внезапно она остановилась и зажмурилась. Зеркальце поймало огненный диск кометы и послало ослепительный зайчик прямо в морду каракатице. Она испугалась. Ведь каракатица всю свою жизнь прожила в темноте на дне глубокого моря. И вот темнота исчезла. И море исчезло. А тут еще этот отвратительный красный свет ударил ей в глаза! Каракатица вздохнула и осталась лежать в трюме, обхватив голову всеми своими руками-щупальцами. — Фрёкен Снорк, ты спасла мне жизнь! — воскликнул Муми-тролль. — Да еще каким остроумным способом! — Это получилось нечаянно, — ответила фрёкен Снорк — но я хотела бы спасать тебя от каракатиц каждый день! — Ну нет, уж это было бы слишком, — испугался Муми-тролль. — Пошли, я хочу убраться отсюда поскорее. Весь день они шли по пустынному морскому дну, опускаясь все глубже и глубже. Им попадались на пути огромные глубоководные раковины, вовсе не похожие на те, которые находят на берегу. Они были украшены зубцами и затейливыми извилинами и раскрашены в яркие цвета. — В них можно жить, — сказала фрёкен Снорк. — Слышите как они шумят? Может, в них кто-нибудь сидит и что-то шепчет? — Это море, — ответил Снусмумрик, — Раковина помнит море. Ему захотелось играть, и он достал губную гармошку. Но она не издала ни одного звука. Водяные пары прогнали все нотки Это плохо, — вздохнул огорченный Снусмумрик. — Папа починит ее, когда мы придем домой, — успокоил его Муми-тролль. — Он может починить все что угодно стоит ему только захотеть. — Скоро мы подойдем к самому глубокому месту, — предупредил Снусмумрик, — идите осторожно. Водорослей здесь больше не было. Покрытое серым илом морское дно резко пошло вниз. А потом вдруг дна вовсе не стало. Оно исчезло в пропасти среди теней и водяного пара Никто не подошел к краю пропасти, они молча стали огибать ее. Одна лишь фрёкен Снорк оглянулась и посетовала на то, что там осталась самая красивая раковина. Ослепительно-белая, она сияла в полумраке. Море в ней не пело. — Не подходи к ней, — сказал Муми-тролль. — Это опасное место. Там, внизу, прячутся невиданные чудовища. Они живут в тине… Наступил вечер. Они держались вместе, прислушиваясь к этой странной тишине. Все вокруг было мягким, мокрым и удивительно тихим. Им не хватало обычных негромких звуков, которые слышны по вечерам на земле: шелеста листвы под ветром, щебетанья птиц, шагов тех, кто спешит домой. Они не решались развести огонь и боялись заснуть по соседству с опасными чудовищами, которые, быть может, следили за ними, скрываясь в этой глубине. Наконец они забрались на высокий утес, где почувствовали себя в большей безопасности, и доели остатки хрустящих хлебцев из запаса фрёкен Снорк и ее брата. Муми-тролль вызвался первым стоять в карауле и предложил отдежурить также за фрёкен Снорк. Остальные уснули, тесно прижавшись друг к другу. А он сидел, уставясь на мертвое морское дно. В свете кометы оно казалось красным, а тени были черные, бархатные. Глядя на эту мрачную картину, Муми-тролль думал о том, как, должно быть, боялась Земля этого приближающегося к ней огненного шара. Он думал о том, как сильно любил все это: лес и море, дождь и ветер, траву и мох. О том, что жить без всего этого было бы невозможно. Но потом он вспомнил о маме и решил, что она знает, как все это спасти. Снифф проснулся и сказал: — Она прилетит завтра. Все взглянули на комету (фрёкен Снорк робко, из-под челки). Комета стала большая до ужаса. Вокруг нее полыхал венец дрожащих огней. Водяной пар исчез, открылась широкая панорама морского дна. — Доброе утро! — сказал Снусмумрик и надвинул шляпу на уши. — Пора отправляться в путь! Было время завтрака, когда им повстречался какой-то скрут на велосипеде. На спине у него сидел в мешке его малыш. На багажнике велосипеда лежал чемодан, масса узелков болтались, повешенные на руль. Лицо у Скрута было ужасно красное, и он, поглядев на них, даже не поздоровался. — Привет! — крикнул ему Муми-тролль. — Ты что, не узнаешь меня? Переезжать собрался?! Скрут слез с велосипеда и быстро сказал: — Из Долины муми-троллей уехали все до одного. Что же мне, оставаться и ждать комету? — А кто сказал, что комета упадет в Муми-дален? — спросил Снорк. — Выхухоль, — ответил Скрут. — Ну а мои папа с мамой? — крикнул Муми-тролль. — Они-то уж точно остались! Ведь они ждут меня! — Да, да, да, — нетерпеливо ответил Скрут, — они сидят на веранде. Но мне до этого дела нет! Между прочим, ты не успеешь… И Скрут покатил дальше. Волосы у него стояли дыбом. Они постояли и поглядели ему вслед. — Чемодан! — удивился Снусмумрик, — Узелки и пакеты! В такую-то жару! Пошли дальше! Немного погодя они повстречали несколько сотен хатифнаттов. Они шли на восток. На морском дне было полным-полно беженцев. Мелкий народец, малявки всякого рода, семейства мышей, мышиные тролли и лесные зверюшки. И все они бежали из Долины муми-троллей. Почти все шли пешком, некоторые, самые перепуганные, бежали, но семейные раздобыли телеги или даже коляски, а кое-кто прихватил с собой весь дом. Все они бросали испуганные взгляды на небо, и почти ни у кого не было времени поздороваться. — Как странно, — печально сказал Муми-тролль, я давно знаю многих из них, и мы давно не виделись. А ведь есть о чем поговорить, и особенно сейчас! — Они боятся! — объяснил Снусмумрик. — Да ну! — сказал Муми-тролль. — У себя дома ничего не страшно! — По-моему, мы ужасно храбрые! — крикнул Снифф и замахал кинжалом так, что драгоценные камни засверкали. — Я не считаю, что мы такие уж храбрые, просто привыкли к этой комете. Мы уже почти знакомы с ней. Мы первыми узнали про нее и видели, как она растет, становится все больше и больше. Подумать только, как ей, наверно, одиноко… — Да, — согласился Снусмумрик, — должно быть, очень одиноко тому, кого все боятся. Фрёкен Снорк взяла Муми-тролля за лапку. — Во всяком случае, — сказала она, — я обещаю не бояться, пока ты не боишься. И наконец они вышли на другой берег. Они спрыгнули с ходулей, стали валяться на песке, бегали по лесу, кричали, смеялись и обнимали друг друга. — Мы почти дома! — кричал Муми-тролль, — Торопитесь! Торопитесь! Папа с мамой сидят на веранде и ждут! Но дорога домой была гораздо длиннее, чем они думали. В лесу они встретили одного хемуля. Он сидел с альбомом для марок в лапах и разговаривал сам с собой. — Суматоха и беготня — сказал Хемуль. — Все суетятся и бегут, а в чем дело, ни один не скажет! — Привет! — крикнул Муми-тролль, — Ты случайно не родственник Хемулю, который любит ночных бабочек? — Он мой двоюродный брат по отцу, — ответил Хемуль с плохо скрываемым отвращением, — большой осел. Мы с ним больше не родня, я порвал с ним знакомство. — А почему? — удивился Снифф. — Он ужасно ограниченный. Ничем не интересуется, кроме своих насекомых. Насекомые, насекомые, насекомые — единственное, что его занимает. Провались земля у него под ногами, он и то не заметит! — Это Земля и собирается сделать, — объяснил Снорк. — Точнее завтра в двадцать часов сорок две минуты. — Что? — воскликнул Хемуль. — Стало быть, опять будет суматоха? Я целую неделю раскладывал марки, просмотрел каждый штамп. И чем же дело кончилось? Унесли мой стол! Вытащили из-под меня стул. Заперли дом! И теперь я сижу здесь, марки перепутаны, свалены в кучу. И никто не может объяснить мне, что происходит. — Милый Хемуль, — сказал Снусмумрик очень медленно и отчетливо. — Дело в том, что завтра прилетит комета, которая столкнется с Землей! — Столкнется? — повторил Хемуль. — Но при чем тут коллекция марок? — Коллекция ни при чем. При чем тут блуждающая хвостатая звезда. И когда она прилетит сюда, от твоих марок мало что останется. — Избави Бог! — воскликнул Хемуль и подобрал свои юбки (надо сказать, что этот хемуль носил юбки, почему — никто не знает. Может, ему в голову не приходило попробовать надеть брюки). — А куда же тогда мне деваться? — растерянно спросил он. — Ты можешь пойти с нами, — предложила фрёкен Снорк. — Можешь сам спрятаться и спрятать свои марки в нашей красивой пещере. — В моей красивой пещере, — поправил ее Снифф. И Хемуль отправился с ними в Муми-дален. Идти в компании с Хемулем было нелегко. Один раз им пришлось вернуться на несколько километров назад, чтобы подобрать марку с типографской опечаткой, которую он обронил. А два раза он поскандалил со Снорком о чем-то, чего ни один из них не понимал (они уверяли, что это дискуссия, но остальные приняли ее за обыкновенный скандал). Снифф шел отдельно от них и был необычно молчалив. Он думал о котенке. Не забыла ли мама Муми-тролля наливать ему в блюдечко молоко? А вдруг киска не поймет, что нужно любить его, Сниффа, и полюбит Муми-маму? Станет ли она ласкаться к нему, когда он придет, или уйдет прочь, задрав хвост? Этих кошек так трудно понять. Лучше всего просто намекать другим, что у тебя есть кто-то, кто тебя ужасно любит. Снифф очень гордился тем, что во время этого долгого путешествия он ни разу не промолвил ни словечка про какого-нибудь котенка. — Вы слышите? — спросил вдруг Снусмумрик и вынул трубку изо рта. — Подул ветер… Они остановились и прислушались. Откуда-то издалека из леса, доносился свист, который быстро перешел в тоненькое завывание. Но ветки деревьев не шевелились. — Поглядите! — закричал Снорк. Высоко над верхушками деревьев летело огромное облако. Оно поднималось и затмило все красное небо. И внезапно это облако нырнуло в лес. Это были кузнечики — миллионы больших зеленых кузнечиков. Они тут же стали пожирать лес. Они грызли его с хрустом. Обгладывали кору одного дерева за другим, грызли, рвали, срывали. Они собирались в кучи, прыгали, ползали. Фрёкен Снорк забралась на камень и кричала. — Миленькая, — сказал Снорк, — ведь это только кузнечики. Ведь ты помнишь кузнечика, который играл на скрипке на балу? — Но ведь они кишмя кишат! — крикнула фрёкен Снорк. — А один-то кузнечик не может кишмя кишеть! Не может! — А как вы думаете, они едят почтовые марки? — испуганно спросил Хемуль, обнимая альбом с марками. — Бедный красивый лес! — закричал Муми-тролль. — Вы только посмотрите, на что он стал похож! Деревья стояли голые, обглоданные. Земля была совершенно голая! Остался лишь единственный цветочек за ухом у фрёкен Снорк. Но вот огромное облако голодных кузнечиков поднялось в небо и улетело на запад. Лес снова затих. Снорк сел и записал в своей тетрадке: «Катастрофа номер один». — А знаете ли вы, что комета всегда влечет за собой катастрофы? — спросил он. — Какие катастрофы? — удивился Снифф. — Тучи кузнечиков, чуму, землетрясение, — перечислил Снорк, — наводнения, циклоны и тому подобное. — Одним словом, беспокойство, — пробормотал Хемуль. — Нет покоя, да и только! Они пошли дальше по обглоданному лесу. «Хоть бы они не сожрали наш сад! — думал Муми-тролль, — Мама бы этого просто не вынесла. И папин табак на грядках…» — Милый Снусмумрик, сыграй что-нибудь, — попросил он — Что-нибудь печальное. — Губная гармошка сломалась, — ответил Снусмумрик. — Вернулись только несколько ноток. — Ну сыграй тогда хотя бы их! И Снусмумрик сыграл песню бродяжек: ……….. бродяжкам, ……….. бедняжкам. Ночи ………………… ……………. одиноко, А мы ………………….. …………. далеко-далёко. — Это звучит просто ужасно, — заявил Хемуль. И их усталые ножки-крошки побрели дальше. Вечером подул ветер. Вначале это был обычный сердитый ветер. Но сила его все увеличивалась и достигла пяти, потом шести баллов. Скоро задул семибалльный, который перешел в шторм. Они шли по большому болоту, когда начало штормить. — Катастрофа номер два! — крикнул Снорк и помахал тетрадкой. — Идет циклон! И тут ветер вырвал у него из лапы тетрадку. Она полетела высоко-высоко, и вместе с ней улетели все указания, как можно спастись от кометы. — Нас несет к дому! — обрадовался Муми-тролль. — Как здорово, что ветер дует в нашу сторону! Ветер с воем настиг их на болоте. Он попытался сорвать шляпу с головы Снусмумрика, опрокинул Сниффа на голову, сорвал с Муми-тролля медаль и поднял ее к небу. — Мне страшно! — закричала фрёкен Снорк. — Держите меня за лапу! Муми-тролль крепко сжал ее лапку. «Ах, если бы у меня был большой воздушный шар! — подумал он. — Мы улетели бы домой… Прямиком к маме с папой…» И вдруг Хемуль взвыл сильнее туманной сирены. Шторм подхватил его альбом и понес его вместе со всеми марками, с типографскими опечатками, водяными знаками. Он полетел птицей и становился все меньше и меньше… Хемуль побежал за ним вдогонку. Шторм задрал его юбки, они развевались, хлопая на ветру. Хемуль порхал, как большой бумажный дракон, пока не зацепился за куст. Платье задралось ему на голову, и он потерял всякую надежду. Немного погодя он почувствовал, что кто-то тянет его за рукав. — Оставьте меня в покое, — взвыл он, — я несчастный Хемуль, потерявший альбом с марками! — Я знаю, — ответил Муми-тролль, — это очень печально. Но, к сожалению, мы должны одолжить у тебя платье Мы сделаем из него воздушный шар. Нам нужно поскорее добраться до дома. Комета прилетает! Будь добр, сними платье! — Не приставай ко мне! — истерично закричал Хемуль. — И не говори про кометы! Я их терпеть не могу! Шторм уже достиг десяти баллов. На горизонте показалось черное облако в виде спирали. Завихряясь, оно двигалось к ним все ближе и ближе. — Снимай платье! — заорал Снусмумрик. Никто не слышал, что Хемуль ответил. И хорошо, потому что он некрасиво выругался. Через секунду они стащили с него платье через голову. Это было огромное платье с воланами, которое Хемулю досталось от тетки по материнской линии. Стоило только завязать ворот и рукава, как оно превратилось в прекрасный воздушный шар. Черное облако было уже совсем близко. — Держись и не разжимай лапы! — приказал Снусмумрик. — Сейчас мы полетим за твоим альбомом! Все крепко ухватились за волан платья Хемуля, ветер влетел в него и поднял в воздух. Черное облако уже накрыло болото и с воем и ревом бросилось догонять их. Земля исчезла у них из-под лап. Наступила кромешная мгла. А они полетели далеко-далеко на запад в ночной мрак. Незадолго до полуночи циклон задохнулся и выбился из сил. Воздушный шар медленно опустился в лес и повис на высоком дереве. Долгое время все молчали. Они сидели, съежившись, на ветках, смотрели на красный сумрак леса и слушали, как циклон улетает прочь, все дальше и дальше. Под конец слышался только слабый вой, а вскоре он и вовсе затих. Наступила тишина. Тогда Снусмумрик спросил: — Ну как вы там? — Я-то здесь, — ответила самая маленькая тень. — Если только это я, а не какая-то несчастная соринка, которую унес шторм. Говорил я, что вы будете за меня отвечать! — Кто же это, как не ты! — сердито заметил Хемуль. — От тебя так легко не отделаешься. А я вот хочу спросить, получу ли я обратно свое платье? — Получай, пожалуйста, — ответил Снорк, — и спасибо, что одолжил нам его. — А где фрёкен Снорк? — крикнул Муми-тролль. — Здесь, — ответила она из темноты. — И зеркальце у меня сохранилось. — А у меня шляпа! — заявил Снусмумрик и засмеялся. — И губная гармошка! И перышко на шляпе! Хемуль натянул на себя платье. — Я вижу, вы в отличном расположении духа, — сказал он. — Терпеть не могу смятые воланы! Больше никто из них не смог сказать ни словечка. Они уснули на ветвях большого дерева. Усталые и измученные они проснулись на другой день лишь в двенадцать утра. В пятницу седьмого августа стояла ужасная жара, ветра не было вовсе. Никто из них не знал, который час. Они просто почувствовали, что уже поздно. Комета стала огромной, и было ясно видно, что она нацелилась на Муми-дален. Огненное кольцо вокруг нее пылало белым пламенем и светило с кошмарной силой. Муми-тролль первым слез с дерева. Он осторожно огляделся, понюхал воздух и закричал: — А здесь все зелено! Здесь повсюду листочки и цветы! Лес был не объеден, он выглядел здесь таким, каким и должен быть лес. Похоже было, что до дома недалеко. В этот день каждая малявка, каждый муравей забились поглубже в землю, а птицы молча сидели на деревьях и ждали. — Ну, дорогая сестричка, — сказал Снорк, — не хочешь ли ты сегодня заткнуть за ухо цветочек? — Как мило с твоей стороны подумать об этом, — ответила она, — но мне сегодня не до этого. Мне страшно. А Снифф думал про своего котенка. Сидит ли он на лесенке веранды? Скажет ли он что-нибудь, увидев его? Промурлыкает ли хотя бы что-нибудь? А вдруг он забыл его? Ведь котенок такой маленький! Снифф ужасно волновался. Под конец он даже начал потихонечку хныкать. — Все это прекрасно, скажу я тебе, — заметил Снусмумрик. — Но попробуй идти немножко быстрее. Нам нужно торопиться… — Торопиться! — воскликнул Хемуль. — Все торопятся! Все скандалят! Нет покоя на этой земле! — Он долго ходил и искал свой альбом, и мордочка у него сморщилась от горя. Стояла нестерпимая жара, а у них не осталось ни еды, ни питья. Они все шли и шли. «До чего странным становишься, когда сильно хочешь чего-нибудь, — думал Муми-тролль. — Мне кажется, что я точно чувствую вкусный запах свежих булочек». Он вздохнул и пошел дальше. Немного погодя он остановился, поднял мордочку, снова принюхался и помчался бегом. Лес стал редеть. Запах свежих булочек стал еще отчетливее. И вдруг он увидел Долину муми-троллей и свой голубой муми-дом, спокойный, привычный, такой же, как до их путешествия. А в доме его мама преспокойно пекла сдобное печенье с корицей. — Наконец-то мы дома! Мы дома! — закричал Муми-тролль. — Я знал, что все будет хорошо! Идите сюда! Поглядите! — Это про тот мост ты рассказывал? — спросила фрёкен Снорк. — А это наверняка дерево, по которому удобно лазить. Какой чудесный дом! Какая красивая веранда! Снифф поглядел на лесенку веранды. Но никакой котенок его там не ждал. Мама Муми-тролля сидела в кухне и украшала торт розовыми взбитыми сливками. На торте красовалась затейливая шоколадная надпись: «Моему любимому Муми-троллю». Верхушка торта была украшена звездой из глазури. Мама тихонько насвистывала песенку и время от времени поглядывала в окно. Муми-папа беспокойно ходил из одной комнаты в другую, явно не в себе. — Почему они не идут? — воскликнул он. — Уже скоро половина второго. — Придут, — ответила мама. — Не волнуйся. Приподними, пожалуйста, торт, я подстелю под него ажурную бумажку. Сниффу я позволю облизать блюдо, он это любит… Папа вздохнул и приподнял торт. — Не надо было разрешать им уезжать из дома, — сказал он, — но ведь мы не понимали… И тут они увидели Выхухоля. Философ вошел и уселся на дровяной ларь. — Ну, что там с этой кометой? — спросила мама. — Летит на всех парах, — ответил он сердито и добавил: — Нашли время печь торты! — А что, нужно было испечь печенье с корицей? — спросила мама. — Хм, может быть, несколько штучек, пока мы ждем. Съев три печенинки, он сказал: — Никак ваш сын бежит по мосту! В какой-то очень пестрой компании. — Муми-тролль? — крикнула мама и уронила лопаточку, которой снимала печенье, в ведерко с помоями. — И ты говоришь об этом только сейчас! Она выбежала из дома на пригорок, а папа бросился за ней. Вот он явился! А вот и Снифф… А с ними куча всякого народу, кого папа с мамой не знали. — Как же я ждала вас! — воскликнула мама. — Дай мне тебя обнять! Какие вы худые и грязные! Ах как я рада… Просто глазам своим не верю! — Мама! Папа! — закричал Муми-тролль. — Я сражался! Сражался с ядовитым кустом и победил! Чик-чик! И обрубил ему руки, под конец остался один только ствол! — Ах какой ты смелый! — воскликнула мама. — А кого это ты к нам привел? — Это фрёкен Снорк, — ответил Муми-тролль, — а это Снорк. А вот Снусмумрик, мой лучший друг. А это Хемуль, который собирает почтовые марки. Все пожали друг другу лапы. — Это интересно, — сказал папа Муми-тролля, — отличное хобби собирать марки. — И вовсе это не хобби! — рявкнул невыспавшийся Хемуль. — Это моя профессия. — Вот как, — ответил папа, — тогда вам, наверное, будет приятно посмотреть на альбом с марками, который вчера сюда принесло ветром? — Что? — заорал Хемуль. — Да, да, — подтвердила мама, — я поставила тесто подниматься вчера вечером, а наутро оно было усыпано противными маленькими клейкими бумажками. — Клейкими бумажками? — переспросил Хемуль, побледнев. — А они остались у вас? Где они? Отвечайте во имя всех нехемульских хемулей, вы их выбросили? — Вот они все. Сушатся, — ответила мама и показала на бельевую веревку, натянутую между кустами сирени. Хемуль бросил один-единственный взгляд на свой красный альбом и закричал от радости. И побежал, спотыкаясь, к маркам так быстро, как только ему позволяли оборванные воланы платья. — Везет же некоторым! — с горечью сказал Снифф. Киска не пришла его встречать. Он с упреком показал на блюдечко с молоком, стоявшее на лесенке веранды. — Похоже, что молоко прокисло, — заявил он. — Это все жара, — объяснила мама. — В такую жару все киснет. Но она так редко приходит пить… Дорогие детки, давайте завтракать. Входите в дом и познакомьтесь с Выхухолем. Но Снифф остался в саду. Он стал ползать в кустах и звать котенка. Поискал в дровяном сарае. Искал везде и звал без конца. Но котенок не пришел. Тогда Снифф пошел на веранду, где все остальные завтракали и говорили про комету. — Выхухоль сказал, что комета упадет нынче вечером на наш огород, — сказала Муми-мама. — Надо же, как раз сейчас, когда ветер сдул наконец с овощей эту противную серую пыль… Так что мне даже не пришлось ее смывать. Надо же! Значит, Космос в самом деле черный! Стало быть, ты его видел? — Конечно, я, — ответил Снифф, немного повеселев. — Я все разузнал для вас. А когда прилетит комета, вы можете спрятаться в моей пещере! — Подожди немного! — воскликнул Снорк. — Нам нужно устроить собрание и все обсудить! Большое собрание! Нельзя так сразу принимать важное решение. — Почему нельзя? — возразила фрёкен Снорк. — Что тут долго решать! Мы переберемся в пещеру и заберем с собой все свои драгоценности! Все стали кричать, перебивая друг друга, и махать лапами, а Снифф опрокинул на скатерть целый стакан молока. — Давайте устроим праздничный обед в пещере! — предложил Муми-тролль. — Пусть это будет пикник! — Да! — вспомнил Снифф. — Вы видели мой кинжал? Философ встал из-за стола и сказал: — С вами не соскучишься! К чему вся эта болтовня, когда от вас все равно останется мокрое место. Я пойду полежу в гамаке и подумаю. Пока! Может, мы больше и не увидимся. И он ушел. Они немного приутихли. А папа Муми-тролля глубоко вздохнул: — Не пойму, почему это Выхухоль действует на меня угнетающе. Уже три часа… Может, нам начать укладываться? Сколько вещей мы сможем расположить в пещере? Папа взглянул на Снорка и спросил: — Ты сможешь организовать переезд? Снорк покраснел от радости. — Попробую, — сказал он серьезно. — Но сначала дайте мне тетрадь в клеточку или линеечку, ручку, сантиметр и план пещеры с птичьего полета с точными размерами. Потом мне понадобится перечень всех ваших вещей. Обозначьте тремя звездочками самое необходимое и дорогое для вас и одной звездочкой те, без которых вы можете обойтись. — Мой список можешь уже получить! — сказал Снусмумрик со смехом. — Губная гармошка. Три звездочки! И вот начались большие сборы. Философ лежал в гамаке и смотрел на них. А Хемуль сидел под сиренью и сортировал почтовые марки. Муми-мама бегала по дому, искала веревки и оберточную бумагу. Она опустошила весь запас соленья и варенья и сняла занавески. Из комода вытащили все ящики, а постельное белье уложили на пригорке. Папа уложил чемоданы, узлы, мешочки, корзины и пакеты на тачку. А Снорк сидел за столом на веранде, разложив списки и расчеты. Он был совершенно счастлив. — А что мы будем делать с ракушками, которыми обложены клумбы? — спросила фрёкен Снорк. — Их надо взять с собой. На них три звездочки. Милый Снифф, ты можешь отнести торт в пещеру? Его нельзя везти на тачке… — Послушай, — сказал папа, — мы не можем выкопать все розы. У нас не хватит времени. — Выкопай только желтые, — ответила мама, — желтые надо взять с собой. И она побежала надергать редиски, хотя бы самой крупной. А папа перевозил вещи на тачке на песчаный берег, откуда Муми-тролль и Снусмумрик переносили вещи в пещеру. Это было похуже переселения в другую страну, ведь у них не было времени. Жара была нестерпимая, и мертвый берег освещал зловещий красный свет. Папа старался не смотреть на эту страшную картину. Он только гонял тачку взад-вперед, удивляясь, как это он ухитрился скопить за всю свою жизнь столько ненужных вещей. Время от времени он поглядывал на часы. «Это последняя поездка, — подумал он. — Я не собираюсь перевозить веревки от печных заслонок и ручки от шкафов!..» И он в последний раз покатил тачку в Муми-дален. А дома мама тащила ванну на пригорок. Снифф стоял рядом и держал в лапе блюдечко с молоком. — Ты не слушаешь меня, — сказал он. — Я тебя три раза спрашивал, где она. — Кто «она»? — растерянно спросила мама. — Моя киска! — крикнул Снифф. — Где моя кисочка, которая так сильно тосковала обо мне? Мы должны спасти ее! — Да-да, конечно, — ответила мама. — Твой секретный котенок… Дело в том, что я видела иногда только его хвостик. Он приходит по ночам и пьет молоко. — Так он не полюбил тебя? — Нет, — ответила мама. — Он очень самостоятельный. Вот увидишь, он сам справится. Кошки всегда справляются сами, они независимые… И тут явился папа, громыхая тачкой. — Везу в последний раз! — крикнул он. — Скоро половина седьмого, а нам еще надо заделать дырки на потолке в пещере… Зачем ты вытащила эту ванну, скажи ради всего святого? — Она совсем новая, — объяснила мама. — Ты ведь знаешь, как приятно в ней мыться, и к тому же… — Ну хорошо, хорошо, — ответил папа, — прыгай в нее, и я отвезу тебя в пещеру. А где Хемуль? — Он пересчитывает свои марки, — ответила фрёкен Снорк, держа в лапках семейный фотоальбом. — Как это Муми-тролль ухитрился так растолстеть в детстве? — Хемуль! — крикнул папа, — Прыгай в ванну, пора ехать! Сейчас комета прилетит! Хемуль взял альбом под мышку, послушно прыгнул в ванну, и папа повез их в пещеру. Снифф ушел из Долины муми-троллей последним. Он шел по лесу и все время звал киску. И наконец он увидел ее. Она сидела во мху и умывалась. — Привет! — крикнул Снифф, — Как ты себя чувствуешь? Киска перестала умываться и посмотрела на него. Снифф осторожно подошел поближе и протянул лапу. Кошечка немного отпрыгнула назад, чтобы он не смог до нее дотянуться. Он несколько раз попытался приласкать ее, но она все время ускользала от него, хотя и не уходила прочь. — Комета прилетает, — сказал Снифф. — Ты должна пойти с нами в пещеру, а не то она тебя раздавит в пюре. — Еще чего! — сказала киска и зевнула. — Обещай, что придешь! — строго сказал Снифф. — Обещай, слышишь? До двадцати часов! — Ладно, ладно, — пообещала киска. — Приду после, когда захочу. И снова стала умываться. Снифф поставил блюдечко с молоком на мох, постоял немножко и посмотрел на котенка. А потом побежал к песчаному берегу. Муми-тролли как раз втаскивали ванну на скалу. — Держи крепче! Тащи! — кричал папа Муми-тролля. — Она мне наехала на лапы! Не отпускай веревку! — Она скользит! И мыльница все время застревает! — ответил ему сын. Мама сидела на берегу и вытирала пот со лба. — Ну и переезд! — вздохнула она. — Что они делают? — спросил Снифф. — Ванна слишком велика, — объяснила мама. — Ее никак не втащить в пещеру. Снорк хотел устроить собрание по этому поводу, но нам некогда. Теперь они хотят втащить ее наверх, чтобы закрыть дырку в потолке. Охо-хо, хо-хо. — А я встретил свою киску, — сообщил Снифф. — И она обещала прийти до восьми часов. — Это хорошо, — сказала мама, — очень приятно. Ну, я пойду, постелю постели в пещере. Оказалось, что ванна закрыла почти всю дыру в потолке пещеры. Вот повезло! Понемногу все пожитки перетаскали в пещеру, и мама занавесила вход одеялом. — Ты думаешь, оно выдержит? — спросил Муми-тролль. — Мы сейчас обработаем это одеяло моим подземным маслом для загара, — сказал Снусмумрик. — Погляди-ка! Это масло выдержит любую жару. — А пятен от него не останется? — спросила мама. Она вдруг схватилась лапками за мордочку и воскликнула: — Где философ? — Он не захотел идти с нами, — объяснил папа. — Он сказал, что подобные вылазки ничего не дадут. И я не уговаривал его. Гамак я ему оставил. — Охо-хо! — вздохнула мама, продолжая готовить обед на примусе. Было без пяти семь. Они уже ели сыр на десерт, когда услышали, как кто-то царапается у входа в пещеру. Чья-то усатая мордочка высунулась из-под одеяла. — Вот как, значит, ты все-таки явился, — сказал Муми-тролль. — Что поделаешь, в этом гамаке такая жарища. И я решил: в пещере, наверное, прохладнее. Философ с достоинством прошествовал в угол и уселся. — Ты не встречал котенка, когда шел сюда? — спросил Снифф. — Нет. Папа Муми-тролля завел свои часы и сказал: — Ну вот, стало быть, мы уже готовы. Сейчас ровно восемь. — Тогда мы еще успеем съесть и торт, — решила мама. — Снифф, ты куда его поставил? — Куда-то вон туда, — ответил Снифф, показывая в угол. — Куда? — спросила мама. — Я его не вижу. Выхухоль, где торт? — Не видел я ни котят, ни тортов, — сердито ответил философ. — Я их не вижу, не пробую и не дотрагиваюсь до них. Мне не до того, я размышляю. Хемуль засмеялся и продолжал клеить марки в свой альбом. — Вы правы, — заметил он, — кругом суматоха, одна лишь суматоха. — Но где же он может быть? — воскликнула в недоумении мама. — Милый Снифф, не мог же ты съесть по дороге весь торт? — Он был слишком большой, — ответил, не смущаясь, Снифф. — Так ты все-таки съел его? — крикнул Муми-тролль. — Только звездочку на верхушке, и она была ужасно твердая, Морра ее побери! — еще громче крикнул Снифф в ответ и залез под матрац, не желая больше на них смотреть: ведь на торте было написано «Моему любимому Муми-троллю» а вовсе не «Моему любимому Сниффу». И кисонька не пришла, хотя был уже девятый час. — Ой-ой-ой! — воскликнула мама и села на стул, ведь она порядком устала. Фрёкен Снорк строго посмотрела на философа. — А ну-ка, поднимись на секунду, — велела она. — И не подумаю! — огрызнулся философ. — Ты сидишь на торте Муми-тролля, — сказала фрёкен Снорк. Тут философ взвился и… Ох! На что был похож его зад! Ох! На что был похож торт! — Ну зачем же это-то было делать! — воскликнул Муми-тролль. — И это торт в мою честь! — Теперь я буду ходить липкий всю жизнь! — завопил философ. — Я тут ни при чем! Сами виноваты! — Успокойтесь, успокойтесь, — сказала мама. — Ведь торт остался, только изменилась форма!.. Но никто ее не слушал. Снусмумрик захохотал. А Снифф, думая, что смеются над ним, вылез из-под матраца и закричал: — Плевать я хотел на ваши паршивые торты! Они ведь для Муми-тролля, а вовсе не для меня! Небось никто не подумает, что кошки любят сливки, никто о них не заботится! Пойду поищу свою маленькую кисоньку, одна она любит меня! Он юркнул под висящее у входа в пещеру одеяло и исчез. — Какой ужас! — воскликнула Муми-мама. — Конечно, надо было написать: «И моему любимому Сниффу». Как же это я не сообразила! — Теперь ты должна сделать для него что-нибудь очень приятное, — с серьезным видом сказал папа. Мама кивнула. Она решила подарить Сниффу изумруды своей бабушки. Из них получится прекрасное ожерелье для маленькой кошечки… Снусмумрик приподнял одеяло и выглянул из пещеры. — Может, мне сходить за ним? — спросил он. — Подожди немножко, — сказала мама. — Ему хочется побыть одному. Он скоро вернется. — Ну а что будет со мной? — не унимался перемазанный кремом философ. — Неужели никому здесь нет дела до того, как я выгляжу? — Никому, — откровенно признался Муми-тролль. — У нас есть дела поважнее. А это все пустяки. Снифф был до того расстроен и зол, что забыл, как страшно ему было раньше в лесу. Казалось, будто деревья вырезаны из красной бумаги. Лес стоял неподвижный, тени здесь не было вовсе, горячая земля хрустела под ногами. Снифф утешался лишь тем, что он произвел впечатление на остальных, что их сейчас, наверное, терзают угрызения совести. Он пошел дальше в лес, думая о том, как плохо они поступили с ним. Сердце его отчаянно колотилось. «Сейчас они сидят в пещере и лопают свой паршивый торт, — думал он. — А я один на всем белом свете не прячусь, хотя мне страшно. Плевать мне на них! Плевать на всех и на все! На кометы тоже. И на кошек. Абсолютно на все!» И тут навстречу ему вышла кошечка, задрав хвост трубой. — Привет! — холодно сказал Снифф и пошел дальше. Но минуту спустя он почувствовал, как что-то мягкое трется о его лапы. — Вот как, — сказал он, — так ты здесь. Обещала прийти и не пришла. Наплевать мне на тебя. — Привет! Привет! — ответила кисонька. — Погладь меня, я такая мягкая! Снифф не ответил. А кошечка замурлыкала. В притихшем лесу слышалось лишь мурлыканье маленькой кошечки. Снифф поглядел вокруг, и лапы у него задрожали. Дороги не было, вокруг был один лишь мох. Он не знал, в какую сторону идти к пещере. Никому не хотелось есть торт, и даже не потому, что в нем было полно волос. Философ сидел в корыте с горячей водой. Минуты шли. — Который час? — спросил Муми-тролль. — Двадцать пять минут девятого, — ответил папа. — Я должен пойти за ним. Дай мне часы, чтобы я мог рассчитать время. — Нет! Не пускайте его! — закричала фрёкен Снорк. Но мама сказала: — Это необходимо. Торопись, беги изо всех сил! Муми-тролль поднял одеяло и выскользнул наружу. На пустом берегу воздух был горячий как огонь. Он бежал, бежал и все время звал Сниффа. Было уже без одной минуты половина девятого. Оставалось одиннадцать минут. Он опрометью вбежал в красный лес. Сделал семь шагов и позвал Сниффа. Еще семь шагов и снова покричал… И вдруг издалека донесся слабый крик. Муми-тролль приложил лапы ко рту и изо всех сил завопил: — Снифф!!! И маленький зверек Снифф ответил ему, на этот раз уже громче. Они не сказали друг другу «Привет», когда встретились, а бросились бежать к пещере. За ними, подпрыгивая, бежала маленькая кошечка. А над ними стремительно мчалась комета, падая на обезумевшую от испуга, притаившуюся Долину муми-троллей. Оставалось шесть минут… Бежать по песку было тяжело, прыжки их замедлились, словно в каком-то кошмаре. Горячий воздух жег глаза, в горле пересохло… Вот наконец перед ними скала, она тоже покраснела. А у входа в пещеру стояла мама. Она что-то кричала и махала лапками. А они все карабкались и карабкались вверх… Вот осталось уже всего три минуты. И вдруг они почувствовали, что стало прохладнее. Они стояли в пещере… А здесь было спокойно, горела керосиновая лампа, будто ничего не случилось. — Позвольте мне представить вам мою кошечку, — дрожащим голосом сказал Снифф. А мама Муми-тролля торопливо ответила: — Какая хорошенькая маленькая кошечка! У меня для тебя есть подарок. Я решила подарить тебе изумруды моей бабушки в честь нашего знакомства, но забыла в этой суматохе взять их с собой… Ты, Снифф, можешь сделать из них ожерелье для кошечки… — Изумруды! — крикнул Снифф. — Фамильная драгоценность! Кошечке! Ах как замечательно! Ах как я счастлив! И в эту самую секунду раскаленная, объятая огнем комета рухнула на Землю. Керосиновая лампа упала на песок и погасла. Было точно двадцать часов сорок две минуты четыре секунды. В щелку под одеялом, обработанным подземным маслом для загара, проникал ослепительный красный свет, но в пещере царил кромешный мрак. Они забились в самый дальний угол пещеры и крепко обнялись. Град метеоритных камней барабанил по ванне, закрывавшей снаружи дырку в потолке. Хемуль лежал животом вниз на альбоме с почтовыми марками, чтобы ветер вдруг снова не унес его. Гора сотрясалась и дрожала, а комета выла, словно была смертельно испугана. А может, это Земля кричала от страха? Они долго лежали не шевелясь, крепко вцепившись друг в друга. Снаружи грохотало эхо разрушающихся гор и трескающейся Земли. Время тянулось страшно медленно, и каждому казалось, что он одинок в мире. Пролетела целая вечность, да не одна, а много вечностей, но вот на Земле наступила полная тишина. Они стали прислушиваться и убедились, что снаружи все стихло. — Мама, — шепнул Муми-тролль, — а что, Земля уже погибла? — Все позади, — ответила ему мама. — Может, мы и погибли, но во всяком случае все уже позади. — Чудо из чудес! — попробовал пошутить папа. Снорк засмеялся, и они снова притихли. Мама нашла керосиновую лампу и зажгла ее. Тут они увидели, что кошечка сидит на песке и умывается. — Как это было ужасно! — воскликнула фрёкен Снорк. — Я больше никогда не взгляну на часы. — Давайте ложиться спать, — сказала мама, — Не надо больше ни говорить о комете, ни думать о ней. И чтобы никто не выходил поглядеть, что творится снаружи. Успеем увидеть завтра. Когда они улеглись, натянув на мордочки одеяла, Снусмумрик достал свою губную гармошку. Он заметил, что все нотки вернулись к нему, все звуки, маленькие и большие, и сыграл колыбельную. Мама знала эту песенку и стала медленно напевать ее: Спите, малышки, небо темно. Блуждают кометы, им все равно. Не сбудется сон, Забудется он. Холоден Космос, ночь настает. На небе ветер овечек пасет. Скоро в пещере все стихло. Снифф несколько раз просыпался и чувствовал что-то мягкое, прильнувшее к его мордочке. Это была киска. Он обнял ее, и они оба уснули. Муми-тролль проснулся, не понимая, где он находится. Пещера была наполнена слабым сумеречным светом, пахло керосином. Тут он вспомнил, что случилось, и сел в постели. Все, кроме него, еще спали. Муми-тролль, мягко ступая лапками, подошел ко входу, медленно приподнял одеяло и выглянул наружу. Красный свет исчез. Небо было вовсе бесцветное. Вокруг стояла тишина. Муми-тролль вылез из пещеры и сел на камень. Он взял один из осколков метеорита, которые комета разбросала повсюду, и поглядел на него. Осколок был черный, колючий и очень тяжелый. Он взглянул вниз на длинный песчаный берег и пустынное море. Все было таким же бесцветным и тихим. Муми-тролль ожидал увидеть огромную дыру в Земле, какую-нибудь невероятную и ужасную перемену. Он не знал, что думать, ему было немножко страшно. — Привет! — сказал Снусмумрик. Он вышел из пещеры, сел рядом с Муми-троллем и зажег трубку. — Привет! Привет! — ответил Муми-тролль. — Значит, так вот все должно выглядеть после гибели Земли? Кругом одна пустота? — Мы не погибли, — ответил Снусмумрик. — Я думаю, что комета только задела Землю своим хвостом. А после снова улетела в Космос. — Ты хочешь сказать, что все осталось как было? — недоверчиво спросил Муми-тролль. — Смотри сам, — Снусмумрик указал ему трубкой, — море. Небо немного посветлело и стало видно, как на горизонте что-то шевелится, что-то оживает. — Разве ты не видишь? — сказал Снусмумрик. — Море возвращается. Они сидели тихо и ждали, а небо медленно светлело. Утреннее солнце взошло, и все казалось таким же, как всегда. Вот море покатило волны на свои прежние берега. Солнце поднималось, а море становилось все синее и синее. Заполняя глубокие впадины, волны ложились отдыхать на дно и зеленели. Вся плавающая, извивающаяся и ползающая мелюзга, успевшая спастись в иле и тине, весело шныряла в прозрачной воде. Водоросли и окуневая трава поднялись и стали расти навстречу солнцу. А морская ласточка полетела над морем, возвещая криком, что наступил новый день! — Море вернулось! — воскликнул папа Муми-тролля. Все проснулись и вышли из пещеры поглядеть на белый свет. Один лишь Хемуль не удивился, что Земля не погибла. Он вынес свой альбом на песчаный берег, чтобы окончательно привести его в порядок. И на всякий случай положил сверху по углам метеоритные осколки. Остальные уселись в ряд на камнях, повернув мордочки к солнышку. — Как зовут твою кошечку? — спросила фрёкен Снорк. — Это секрет, — ответил Снифф. Маленькая киска лежала у него на коленях и щурилась на солнце. — А теперь, — сказала мама, — я предлагаю взять наш торт и съесть его дома на веранде. Не пора ли нам пойти домой? Как вы думаете, лес, сад и дом остались на месте? — Я думаю, что все осталось на месте, — ответил Муми-тролль. — Пошли поглядим! Примечания 1 Шведская миля равна 10 км. 2 Так называют желтую слюду. 3 У муми-троллей это самое страшное ругательство, потому что Морра — страшная и коварная хищница. 4 В старину в Швеции и Финляндии на каждом крестьянском доме был свой родовой знак, рисунок вроде герба

Похожие:

Genre child tale Author Info Туве Марика Янссон Комета прилетает в долине муми-троллей все время что-нибудь происходит. Иногда забавное, иногда очень опасное iconТуве Марика Янссон Комета прилетает
Вот и сейчас, когда, казалось бы, ничто не предвещало беды, на землю движется Комета из космоса. Что же будет с Долиной, уютным домиком...
Genre child tale Author Info Туве Марика Янссон Комета прилетает в долине муми-троллей все время что-нибудь происходит. Иногда забавное, иногда очень опасное iconGenre child tale Author Info Николай Николаевич Носов Приключения...

Genre child tale Author Info Туве Марика Янссон Комета прилетает в долине муми-троллей все время что-нибудь происходит. Иногда забавное, иногда очень опасное iconМаленький театр фонтанного дома
Путешествие в страну Муми-Троллей начинается еще до начала спектакля. Уже в фойе дети вместе с музейным педагогом знакомятся с фрагментами...
Genre child tale Author Info Туве Марика Янссон Комета прилетает в долине муми-троллей все время что-нибудь происходит. Иногда забавное, иногда очень опасное iconТуве Янссон Шляпа волшебника Муми-тролли 3 Оригинал: Tove Jansson,...
Повесть сказка «Шляпа Волшебника» – одна из большой серии сказок о Муми троллях и их друзьях всемирно признанной финской сказочницы...
Genre child tale Author Info Туве Марика Янссон Комета прилетает в долине муми-троллей все время что-нибудь происходит. Иногда забавное, иногда очень опасное iconТуве Янссон Мемуары папы Муми тролля Муми-тролли 4 Оригинал: Tove...
Может быть, вам, юные читатели, и не верится, что все папы когда то были маленькими Но почитайте мемуары папы Муми тролля, и вы убедитесь...
Genre child tale Author Info Туве Марика Янссон Комета прилетает в долине муми-троллей все время что-нибудь происходит. Иногда забавное, иногда очень опасное iconТуве Янссон Маленькие тролли или большое наводнение Муми-тролли 1
Вторая мировая война, когда не только тебя, но и твоих мамы и папы еще не было на свете. На страницах этой книжки муми тролли появились...
Genre child tale Author Info Туве Марика Янссон Комета прилетает в долине муми-троллей все время что-нибудь происходит. Иногда забавное, иногда очень опасное iconGenre child prose Author Info Андрей Жвалевский Правдивая история...

Genre child tale Author Info Туве Марика Янссон Комета прилетает в долине муми-троллей все время что-нибудь происходит. Иногда забавное, иногда очень опасное iconGenre child prose Author Info Антуан де Сент Экзюпери Маленький Принц...

Genre child tale Author Info Туве Марика Янссон Комета прилетает в долине муми-троллей все время что-нибудь происходит. Иногда забавное, иногда очень опасное iconРоальд Даль Чарли и шоколадная фабрика Роальд Даль Чарли и шоколадная фабрика Посвящается Тео
Я читал волшебную, фантастическую историю о детях из маленького провинциального городка и в ее героях узнавал себя и своих друзей...
Genre child tale Author Info Туве Марика Янссон Комета прилетает в долине муми-троллей все время что-нибудь происходит. Иногда забавное, иногда очень опасное icon1. 0 — создание файла (scan, ocr, spell check) by Indigo
Вот и сейчас, когда, казалось бы, ничто не предвещало беды, на землю движется Комета из космоса. Что же будет с Долиной, уютным домиком...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница