Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни


НазваниеПорой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни
страница18/38
Дата публикации20.07.2013
Размер4.3 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   38
Ричарду, чтобы поцеловала его, и потрепала его волосы. -

Предсказываешь, ему судьбу?

- Рассказал ему, что он найдет, что потеряет, - ответил он. -

Он такой чудной, дорогая! Он подумает, что ты - сон!

Ее волосы были длиннее, чем тогда, когда я ее в последний раз

видел, а лицо мягче. Она была одета в тонкий шелк лимонного

цвета. Закрытая свободная блузка могла бы показаться слишком

строгой, если бы шелк не был таким тонким. Широкий и яркий, как

солнечный свет, пояс охватывал ее талию. Просторные брюки из

белой парусины были без швов и доходили до самой травы,

закрывая все, кроме носков ее босоножек. Мое сердце чуть не

остановилось, мои защитные стены готовы были рассыпаться в этот

момент. Если мне суждено провести свою жизнь на земле в

обществе женщины, подумал я, пусть это будет эта женщина.

- Спасибо тебе, - сказала она. - Я специально оделась для

этого случая. Не часто нам представляется возможность

встретиться со своими предшественниками... не часто это

случается в середине жизни.

Она обняла его, когда он вылез из аэроплана, а затем

повернулась ко мне и улыбнулась. - Как ты себя чувствуешь,

Ричард?

- Преисполненным зависти, - ответил я.

- Не завидуй, - сказала она. - Этот аэроплан туда-то будет

твоим.

- Я не завидую аэроплану твоего мужа, - сказал я. - Я завидую

ему, потому что у него такая жена.

Она покраснела.

- Ты - тот, кто ненавидит брак, не так ли? Брак - это "скука,

застой и неизбежная потеря уважения друг к другу"!

- Может быть, не неизбежная.

- Это уже хорошо, - сказала она. - Как ты думаешь, твое

отношение к браку изменится когда-нибудь?

- Если верить твоему мужу, то да. Я не мог этого понять,

пока не увидел тебя.

То, что ты увидел, не поможет тебе завтра, - сказал Ричард из

будущего. - Эту встречу ты тоже забудешь. Тебе придется

самостоятельно научиться всему, делая открытия и совершая

ошибки. Она взглянула на него.

- В богатстве и в бедности.

Он едва заметно улыбнулся ей и сказала

- До тех пор, пока смерть не сблизит нас еще больше.

Они подшучивали надо мной, но я любил их обоих. Затем он

сказал мне:

- Наше время здесь подошло к концу. И тебе уже есть что

забывать. Полетай на аэроплане, если хочешь. А нам нужно

спешить обратно в мир своего бодрствования, который так далек

во времени от тебя, но так близок для нас. Я сейчас пишу новую

книгу, и если мне повезет, первым делом после пробуждения я

запишу этот сон на бумагу.

Он медленно протянул руку в направлении ее лица, будто желая

коснуться его, и исчез.

Женщина вздохнула, грустя от того, что время сна истекло.

- Он проснется, и я проснусь вслед за ним через минутку.

Она плавно сделала шаг в мою сторону и к моему изумлению

нежно поцеловала меня.

- Тебе будет нелегко, бедный Ричард, - сказала она.

- И ей тоже будет трудно. Той Лесли, которой я была. Вас

ждут трудные времена! Но не бойтесь. Если хочешь, чтобы

волшебство вошло в твою жизнь, откажись от своих защитных

приспособлений. Волшебство во много раз сильнее, чем сталь!

Ее глаза были подобны вечернему небу. Она знала. Как много

всего она знала!

Не переставая улыбаться, она исчезла. Я остался один на

поляне с аэропланом. Я не полетел на нем снова. Я стоял на

траве и запоминал все случившееся со мной, пытаясь навсегда

запечатлеть в своем уме ее лицо, ее слова - пока вся окружающая

обстановка не исчезла из виду.
Когда я проснулся, за окном было темно, стекло было усеяно

дождевыми каплями, а на дальнем берегу озера виднелась изогнутая дугой

линия вечерних огней. Я выпрямил ноги и сел в темноте, пытаясь

всномнить свой сон. Рядом с креслом был блокнот и ручка.

Мимолетное сновидение. Доисторическое летающее животное с

разноцветными перьями, которое перенесло меня и мир, где я встретился

лицом к лицу с женщиной, самой прекрасной из всех, когда-либо виденных

мной. Она сказала лишь одно слово: "Волишебство". Это было самое

красивое лицо...

Волшебство. Я знал, что во сне были еще какие-то события, но я не

мог их вспомнить. Меня переполняло одно чувство - любовь, любовь,

любовь. Она не была сном. Я прикасался к реальной женщине! Одетой в

солнечный свет. Это была живая женщина, а я не могу найти ее!

Где ты?

Чувство безысходности нахлынуло на меня, и я швырнул блокнот в

окно. Он отскочил, рассыпался и, роняя страницы, упал на разложенные

мной летные карты южной Калифорнии.

- Сейчас, черт набери! Где ты СЕЙЧАС?

Двадцать четыре
Когда это случилось, я был в Мадриде, игриво шатаясь сквозь турне

испанской репрезентации книги, давая интервью на языке, вызывающем у

телегостей и репортеров улыбку. Почему бы и нет? Разве мне не было

приятно, когда испанский или немецкий или французский или японский или

русский посетитель Америки, отпихнув переводчика, дает его или ее

интервью на английском? Ну, синтаксис слегка того, слова выбираются не

совсем так как местный бы их выбрал, но как прекрасно наблюдать, как

эти люди храбро балансируют на тонкой грани, стараясь с нами

говорить!

- События и идеи, о которых Вы пишете, сеньор Бах, вы в них верите,

работают ли они на Вас?

Камера загадочно гудит, ожидая, когда я переведу вопрос для

собственного понимания.

- Нет такого писателя во всем мире, - я говорил предельно

медленно, - который или которая бы смогли бы писать книгу на идеях, в

которые она или он не верили бы. Мы можем написать что-то настоящее,

если только верим по-настоящему. Я не настолько еще совершенен... как

сказать по-испански "избранный"... чтобы жить по идеям, чего мне

сильно хотелось бы, но я совершенствуюсь с каждым днем.

Языки - большая пушистая подушка, проложенная между нациями - то,

что другие говорят смазано и почти теряется в них, и когда мы говорим

согласно их грамматике, пух забивает нам рот. Одно другого стоит.

Какое удовольствие выразить идею фразами, пусть далекими словами,

медленно, и послать ее в плаванье через бездну, к разноязыким

человеческим сущностям.

Телефон в номере зазвонил поздно ночью, и, прежде чем я успел

подумать по-испански, сказал "АЛЛО". Маленький, придавленный голос

длинного-длинного расстояния:

- Привет, покоритель, это я.

- Вот так приятный сюрприз! Ну разве ты не прелесть, что

позвонила!

- Боюсь, у нас тут несколько ужасных проблем, и я должна была

позвонить.

- Что за проблемы?- Я не мог себе представите, какие проблемы могли

бы быть столь важными для Лесли, чтобы позвонить в полночь в Мадрид.

- Твой бухгалтер старается до тебя добраться, - сказала она. -

Тебе известно про IRS? Тебе никто не рассказывал? Твой деловой

менеджер говорит что-нибудь?

Длинная линия оттрещалась и отшипелась.

- Нет. Ничего. Что такое IRS? Что происходит?

- Служба налоговой инспекции. Они хотят, чтобы ты уплатил им

миллион долларов до понедельника или они ануллируют все чем ты

владеешь!

Это был удар такой силы, что это не могло быть правдой.

- Ануллируют все?- сказал я, - До понедельника? Почему понедельник?

- Они послали официальное уведомлением три месяца тому. Твой

менеджер тебе не сказал. Он говорит, что ты не любишь плохих

новостей...

Она сказала так печально, что я понял - она не разыгрывает. Как я

должен был поступить с деловым менеджером, финансовым менеджером...

зачем я нанял этих профессионалов? На самом деле я не нуждался в том,

чтобы нанимать экспертов для такой простой вещи как уплата подоходного

налога в IRS. Я бы мог это делать сам.

- Я могу тебе чем-нибудь помочь?- сказала она.

- Я не знаю.

Какое странное должно быть ощущение, когда увидишь самолет и дом

опечатанными.

- Я сделаю все, как ты хочешь, - сказала она. - Я в состоянии. Я

думаю мне нужно увидеться с адвокатом.

- Хорошая идея. Позвони моему адвокату в Лос-Анжелесе. Посмотри,

может у него в конторе есть кто-нибудь, кто разбирается в тарифах. И

не волнуйся. Это должно быть ошибка. Ты можешь себе представить,

миллион долларов по тарифу? Все что происходит, - это то, что я должен

потерять миллион долларов и это будет не по тарифу. Провод треснет. Я

поговорю с IRS, когда вернусь и увижу, что нужно предпринять, и мы

покончим со всем этим делом.

- О'кей, - сказала она, озабочено. - Я позвоню твоему адвокату

прямо сейчас. Поспеши домой, пожалуйста, как можно быстрей! - Голос у

нее был напряженный и испуганный.

- Я должен остаться дня на два, не больше. Не волнуйся. Мы все это

урегулируем и я тебя скоро увижу!

- И ты не волнуйся, - сказала она. - Уверена, что смогу что-нибудь

сделать...

Как странно, подумал я, залезая под одеяло в Мадриде. Она говорит

об этом так серьезно! Неужели это так для нее важно, что она

беспокоится!

Я подумал о менеджерах, которых нанял. Если все это было правдой,

каждый из них должен быть уволен. Держу пари, что у этой женщины

больше деловой смекалки в застежке для волос, чем у всех остальных

вместе взятых.

Что ты знаешь - я не должен был покупать на веру незаслуживающее

доверия. Или на большие оклады, или звания, или на положение, или на

внушительный счет.

И когда усталые руки опустились, я внезапно осознал: не они, но мы

испаряемся.

Ау, Richard, que tonto! Estoy un burro, estoy un burro estupido!

Интересно, подумал я. Меньше двух недель в Испании и уже думаю на

испанском языке.

Двадцать пять
В картотеке на ее столе мое внимание привлекла надпись "Ричард".

Я, решив, что это предназначено мне, принялся читать.
Лучащаяся синь спокойного рассвета

Росла с приходом дня, подобно счастью,

Все ярче, ярче голубые краски,

От самых нежных... до небесно-синих.

Полеты радости, порывы восхищенья

Быть выше высоты стремились.
Пока заката ласковые крылья

Не обняли нас розовой палитрой,

И мы соединились в ярко-красном

Прощании двоих влюбленных.

Душа Земли, Душа Небес,

Пронизанные красотой волшебной.
Настала ночь,

Малышка из ее владений, Луна,

Смеялась в стороне от темноты.

В ответ я подарила ей свой смех

И вот о чем подумала тогда я:
Что путешествуя над миром,

Наполненное вот таким же

Искристо-золотистым смехом небо

Заботится о том, чтоб Вы,

Сияющие Голубые Глазки,

Могли бы видеть и могли бы слышать,

Что как-то незаметно мы втроем

Соединились в радости волшебной,

Образовался мир из нас троих,

Хотя мы порознь, но едины мы,

Ведь расстоянья не имеют смысла.
И я уснула

В мире,

Улыбки полном.
Я прочитал все это один раз, и снова, затем еще раз, медленно.

- Маленькая вуки, - окликнул я ее. - Кто написал стихотворение про

малышку-Луну, смеющуюся к стороне от темноты? В картотеке на твоем

столике? Это ты написала?

Лесли отозвалась из гостиной, где вокруг нее раскинулись горы

различных инвестиционных бланков, прерии записей о расходах и доходах,

реки погашенных чеков. Первопроходец в чужой стране, окруженный

вагонами бумаги.

Лесли словно предчувствовала, что Департамент Налогообложения

предьаявит претензии. И теперь она работала с невероятной скоростью

над подготовкой фактического материала, поскольку до четверга, на

который были назначены переговоры, оставалось две недели.

- Прости, я не расслышала, - откликнулась она. -Да, это я написала.

^ НЕ ЧИТАЙ ЭТОГО. ПОЖАЛУЙСТА!

- Слишком поздно, - ответил я достаточно тихо для того, чтобы она

не услышала.

Порой нам интересно, сможем ли мы когда-либо узнать своих самых

близких друзей, то, о чем они думают, что в их сердце.

А потом нам вдруг попадается на глаза секретный листок бумаги, где

они передали чистоту своего сердца, подобную весне в горах. Я снова

перечитал стихотворение Лесли. Оно было датировано днем, когда я уехал

в Испанию, и теперь, на следующий день после моего возвращения, я,

общаясь всего лишь с листом бумаги, узнал, что чувствовала она тогда.

Оказывается, она поэт! И при том глубокий, благородный, смелый.

Написанное могло задеть меня только в случае его глубины. То же

касается полетов, фильмов, бесед, - незначительных на первый взгляд,

но трогающих душу.

Кроме нее, я ни с кем бы не отважился вести себя естественно, быть

таким же ребячливым, таким же глупым, таким же знающим, таким же

сексуальным, таким же внимательным и нежным, каким я был на самом

деле. Если бы слово "любовь" не было искажено лицемерием и

собственничеством, если бы это слово означало то, что подразумевал под

ним я, то я готов был признать, что люблю ее.

Я опять прочел стихи.

- Это прекрасное стихотворение, Лесли.- Прозвучало как-то слабо

и неубедительно. Поняла ли она, что я имел в виду?

Ее серебряный голос прозвенел мне в ответ тяжелой цепью.

- Черт побери,Ричард,я же просила тебя не читать!Это сугубо личное!

Когда я захочу, я сама позволю тебе все узнать! А теперь выйди из ка-

бинета, пожалуйста, выйди оттуда и помоги мне!

Стихотворение тотчас же разлетелось в моей голове на мелкие

черепки, словно глиняная тарелка, расстрелянная в упор. С неистовством

молнии. Леди, кто ты такая, чтобы кричать на меня! ТОТ, кто когда-либо

повышал на меня голос, виделся со мной в последний раз, в последний. Я

не нужен тебе. Что ж, ты меня и не получишь. Прощай... Прощай...

^ ПРОЩАЙ... ПРОЩАЙ!

После двухсекундной вспышки гнева я разозлился на самого себя. Я,

так дороживший личной неприкосновенностью, осмелился прочесть

стихотворение, которое, как дала понять мне Лесли, было очень личным.

Как бы я почувствовал себя, если бы она поступила со мной точно так

же? Непросто даже представить такое. Она имеет полное право вышвырнуть

меня из своего дома. А я вовсе не хочу положить конец нашим

отношениям, потому что никто и никогда не был мне так дорог, как

она... Стиснув зубы и не проронив ни слова, я направился в гостиную.

- Я очень сожалею о случившемся, - сказал я виновато, - и приношу

свои извинения. Это, действительно, беспардонный поступок, и я обещаю

тебе, что он никогда не повторится.

Неистовство охладевало. Расплавленный свинец опустили в лед.

Стихотворение по-прежнему напоминало рассеявшуюся пыль.

- Разве тебя это совсем не беспокоит? - Она была раздражена и

доведена до отчаяния.- Ты не сможешь прибегнуть к помощи юристов, пока
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   38

Похожие:

Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни iconРичард Бах Мост через вечность «Ричард Бах. Мост через вечность»:...
Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни одного храброго рыцаря, ни единой принцессы, пробирающейся тайными...
Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни iconКнига одного из самых популярных писателей современности, автора...
«Интимная теория относительности» рассказывает об относительности истины. Иногда нам кажется, что мы знаем о человеке все. Но достаточно...
Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни iconМы знаем как могучего, свирепого, но в тоже время добродушного и...
Но добродушие его, может быть, только нам кажется, и подлежит большому сомнению, свирепость же проявляется только в моменты, связанные...
Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни iconКогда мы познакомились, он представился Александром из Вертикоса....
Он рассказывал нам о тайге, какие где реки текут, где какой зверь ходит. Вместе с ним ходили на его любимое место, на высокий яр...
Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни iconЧерняховск! Много ли людей знает о существовании этого города?
И нам есть чем гордиться, ибо живём мы на великой земле, земле жестоких войн и мощной экономики, земле гордых и смелых людей. И пусть...
Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни iconГ. И. Гурджиев последний час жизни
Представьте, что вам осталось жить всего лишь несколько минут, может быть, час, и каким-то образом вы точно узнали, когда вам суждено...
Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни iconАлауэн: история одного клана
Не можешь встретить ту единственную, а любви и нежности очень хочется? Будем работать с тем что есть. На беду, не будем уточнять...
Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни icon   Рогоносец по воображению Комедия       А. П. Сумароков. Драматические произведения
Чей-то к нам прислан егерь; конечно, к нам гости будут, а барин еще почивает. Обыкновенно это, что те мужья долго с постели не встают,...
Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни iconИэн Макьюэн Цементный сад Иэн Макьюэн Цементный сад Часть первая 1
Я не убивал своего отца. И все же порой мне кажется, что я подтолкнул его к гибели. Хотя его смерть случилась в период моего взросления,...
Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни iconМасоны о себе Что такое Орден вольных каменщиков?
Данный вопрос звучит очень часто, нам кажется возможным осветить его в данном документе
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница