Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни


НазваниеПорой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни
страница6/38
Дата публикации20.07.2013
Размер4.3 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38

и тут же обрел над собой контроль.

- Вы хотите сначала купить аэроплан, а потом - научиться на нем

летать?- спросил я.

- Да. Тогда мне придется плать только за обучение, а не за

аренду аэроплана с инструктором. При длительном обучении так будет

дешевле? Вам не кажется, что это - мудро?

Мы поговорили об этом и через некоторое время я предложил ей время

от времени летать со мной на одном из моих самолетов.

- Новая "Озерная амфибия". - подумал я, - с ее сглаженными

обводами словно специально предназначенная для полетов сквозь будущие

и прошлые времена - вот та машина, которая ей понравится.

Через два часа я уже растянулся на кровати, представляя себе, как

она будет выглядеть, когда я встречусь с ней в следующий раз.

Долго ждать мне не пришлось. Она была восхитительна - гибкое

загорелое тело, прикрытое махровой тканью.

Потом полотенце упало, она скользула под одеяло и прильнула ко мне

в поцелуе. Но это не был поцелуй, говаривший:

Я-знаю-кто-ты-и-я-тебя-люблю. Он означал: давай займемся любовью

сегодня, а там будет видно.

Как приятно было просто наслаждаться, а не желать кого-то, кого

невозможно отыскать!

Семь
- Ты бы лучше не курила в доме, Кэти.

Она удивленно взглянула на меня, зажигалка замерла в дюйме от

сигареты.

- Ночью ты не возражал.

Я поставил тарелки в мойку, прошелся губкой по кухонной стойке.

Снаружи было уже тепло, только немного белых пушистых клочьев в

утренней вышине. Редкие облака на высоте шесть тысяч футов, видимость

- пятнадцата, миль в легкой дымке. Никакого ветра...

Она была так же притягательна, как и день назад. Мне хотелось бы

узнать ее получше. Неужели из-за сигарет мне придется прогнать

женщину, к которой я могу прикасаться и с которой я могу разговаривать

больше минуты?

- Разреши мне объяснить, что я думаю про сигареты, - сказал я.

Времени у меня было предостаточно, и я объяснил.

- ...и говорит всем окружающим, - закончил я, - говорит: "Ты для

меня значишь так немного, что мне нет никакого дела, что тебе дышать

нечем. Умирай, если хочешь, а я буду курить!" Не очень уважительная

привычка - курение. Это не то, что нужно делать для людей, которые

тебе нравятся.

Вместо того, чтобы в раздражении гордо хлопнуть дверью, она еще и

добавила:

- Ужасная привычка. Я знаю. Мне нужно подумать, как с ней

разделаться. Она бросила сигареты и зажигалку в сумочку.

... В какой-то момент физика себя исчерпала - захотелось

прославиться в качестве фотомодели. Потом пение. У нее был прелестный

голос, подобный зову сирен из туманного моря. Но каким-то образом

проходя мимо своих желаний, она стала делать карьеру, ее стремление

посвятить себя чему-то было утрачено, и она уцепилась за новую мечту.

В результате это обратилось уже в мою сторону - не помогу ли я ей

открыть маленький модный магазинчик?

Кэти была беззаботной и сообразительной, ей нравилась амфибия, она

тут же выучилась ею управлять, - и была непоправимо чужой. Как бы ни

была она хороша, она была чужеродным телом в моей системе, и система

быстренько заработала на то, чтоб вытеснить ее как можно мягче. Мы

никогда не смогли бы быть родственными душами. Мы были двумя

кораблями, которые встретились посреди океана. Каждый из них изменил

на какое-то время курс и мы пошли в одном направлении по пустынному

морю. Различные суда на своем пути в разные порты, - и мы это знали.

У меня было странное чувство, что я толкусь на месте, что я жду,

чтобы случилось нечто, после чего моя жизнь сможет снова обрести свой

странный и прекрасный путь, свою цель и направление.

Пока я - половинка пары, отделенная от своей любви, - думал я, - я

должен надеяться, что она пытается делать все, что может без меня,

чтобы мы каким-то образом обнаружили друг друга. В то же время, мой

ненайденный близнец, ждешь ли от меня того же? Насколько мы можем быть

близки, отдавая тепло чужим?

Дружба с Кати приятна как нечто временное, но это не должно стать

ловушкой, вмешаться, стать на дороге моей любви, когда бы она ни

пришла.

Это был чувственный, вечно новый поиск замечательной женщины.

Почему так угнетающе это чувство, что зима пришла слишком рано? Не

имеет значения, с какой скоростью река времени перекатила через свои

скалы и омуты, - мой плот налетел на оснеженные пороги. Это не

смертельно - быть остановленным на какое-то время. Несмотря на грохот,

я надеюсь, что это не смертельно. Но я выбрал эту планету и это время,

чтоб выучить какой-то трансцендентный урок, не знаю какой, встретить

женщину, не такую, как все. Вопреки этой надежде внутренний голос

предостерегает, что зима может превратить меня в лед еще до того, как

я вырвусь на свободу и найду ее.

Девять
Я тонул в деньгах. Люди в окружающем мире читали книги, покупали

экземпляры книг, которые я написал. Деньги от продажи каждой книги

приходили ко мне из издательств.

"Самолетами я могу управлять, - думал я, - но деньги действуют мне

на нервы. Может ли быть с деньгами авария?"

Пальмы покачивали листьями перед окном его офиса, солнечный свет

нагрел рапорты на столе.

- Я могу управлячть этим для тебя, Ричард. В этом нет проблем. Я

могу это сделать, если ты очень хочешь.

Он возвышался на дюйм над пятью футами; его волосы и борода

переливались от рыжего к седине вокруг глаз, меняющихся от эльфийской

озаренности до всезнания Святого.

Он был другом из дней моей журналистской работы, возглавлял

консалтинговое бюро по вкладам. Мне он понравился сразу после первой

же истории с передачей имущества, в которой он мне помог,

продемонстрировав спокойное знание бизнеса с первых дней нашей

встречи. Я полностью ему доверял, и ничто из того, что он говорил

сегодня, этого доверия не поколебало.

- Стэн, я даже не могу тебе передать, как я рад, - сказал я. - Все

было бы как надо, но я не знаю, что делать с деньгами. И еще бумажная

возня, и тарифные налоги. Я в этом ничего не понимаю, мне все это не

нравится. Сейчас все в порядке. Финансовый менеджер, - это полностью

твои дела, - и я свободен.

- Ты даже не хочешь в этом разобраться, Ричард?

Я снова посмотрел на графики инвестиций, которые он контролировал.

Все линии шли резко вверх.

- Ни малейшего, - сказал я. - Ну ладно, если я захочу разобраться,

то спрошу, - а это для тебя дополнительная нагрузка к тому, чем ты

занимаешься. Но все это от меня так далеко...

- Мне бы не хотелось, чтобы ты так говорил, - сказал он. - Это не

волшебство, это простой технический анализ конъюктуры рынка.

Большинство людей теряют прибыль по той причине, что у них нет

капитала, чтобы покрыть дополнительные расходы, когда рынок двинется

на них. Ты - такие как ты - не имеют проблем. Мы начинаем

инвестиционную деятельность осторожно, с большим капиталом в резерве.

Если мы начнем зарабатывать деньги по такой системе, то больше

выиграем потом. Когда мы пройдемся по тому, что и является основным в

получении прибыли, мы сможем пустить в оборот большие деньги и сделать

состояние. Но мы не должны нигде задерживаться, множество людей об

этом забывают. И поэтому так много денег, количество которых

уменьшилось! - он улыбнулся, заметив, что я совсем растерялся. Он

прикоснулся к графику.

- Сейчас обрати внимание на эту таблицу, на которой указаны цены на

фанеру на Чикагской бирже. Справа ты видишь начальное вложение,

выигрыш в том, что настоящая цена завышена вдвое, это прошедший

апрель. Мы начинаем продавать фанеру, продавать много фанеры. Прежде,

чем цена опустится, мы сможем много купить. Продавать по высоким и

покупать по низким - это то же, что покупать по низким и продавать по

высоким... Понимаешь?

Как мы сможем продавать... - Как это возможно - продавать до того,

как купим? Мы разве не покупаем перед тем, как продавать?

- Нет. - Объясняя, он был спокоен, как декан колледжа. - Это

фьючерсные товары. Мы обещаем продать позже по этой цене, зная, что до

того, как настанет момент, когда мы должны продавать, мы уже купим

фанеру, - или сахар, или медь, или зерно - по гораздо меньшей цене!

- Ox!?..

- Потом мы реинвестируем капитал. И вложим деньги. Офшорные

инвестиции. Неплохая идея - открыть офшорную компанию. Но Чикагская

Биржа это только место старта. Я бы предложил купить брокерское место

на Восточной Финансовой, чтобы не платить за участие в торгах. Позже,

мудрым поступком было бы получить контрольный пакет в какой-нибудь,

небольшой компании. Я проведу анализ. Но с той суммой денег, которой

мы располагаем, и при осторожной стратегии на рынке, провал

практически исключен.

Я возвращался успокоенный. Какая картина! И никоим образом мое

финансовое будущее не может не раскрыться, как парашют.

Я никогда не сумею так обращаться с деньгами, как Стэн. Столько

терпения, столько мудрости - и у меня не будет никаких финансовых

потрясений.

Какая мудрость - осознавая собственную слабость в этом вопросе,

найти старого надежного друга и отдать свои деньги под его контроль.

Восемь
Я чувствовал себя в самолете на высоте двух миль так, как будто

меня распластали на кухонном столе и затем вышвырнули за дверь. Одно

мгновение самолет во всей красе в дюймах от моих пальцев... я падал,

но я мог бы ухватиться и вернуться на борт, если бы в этом была

отчаянная необходимость.

В следующее мгновение уже поздно, ближайшая вещь, за которую я мог

бы ухватиться, - на высоте пятидесяти футов надо мной, улетает со

скоростью сто футов в секунду. Я беспрерывно падаю, падаю вниз. Только

стремительный полет вниз.

О, Бог мой, - думаю я. - Я уверен, что хочу это делать?

Если вы в нем одно мгновение, то свободное падение дает много

впечатлений. Но если вы начинаете заботиться о следующем мгновении,

они сильно тускнеют.

Я падаю в широком вихре, наблюдая за землей, - какая она большая,

какая тяжелая и плоская, и ощущая себя ужасно маленьким. Никакой

кабины, не за что ухватиться.

Не волнуйся так, Ричард, - подумал я. - Здесь справа на груди

кольцо, ты можешь потянуть за него в любой момент, когда захочется, и

раскроется парашют. Существует еще одно запасное кольцо, на случай,

если основной парашют подведет. Ты можешь потянуть сейчас, если

хочешь, но тогда ты должен откатиться испытать радость свободного

падения.

Я взглянул на высотомер на запястье. Восемь тысяч футов, семь

тысяч, пять... Дорога внизу на земле была мишенью из белого гравия, в

которую я попаду через несколько минут. Но посмотри на все это пустое

небо между сейчас и тогда! О, мой...

Какая-то часть в нас всегда является наблюдателем, и не имеет

значения, за чем он наблюдает. Следит за нами. Не заботится, счастливы

мы или несчастливы, хорошо нам или плохо, живы Мы или мертвы. Его

единственная работа - сидеть у нас на плечах и выносить, приговор:

стоящие мы человеческие особи или нет.

В данный момент наблюдатель уселся на мои резервные доспехи, одетый

в свою собственную куртку для прыжков и парашют, и комментирует мое

поведение.
Больше нервов, чем следует при такой сцене. Глаза слишком

широко раскрыты; слишком учащенное сердцебиение. Приятное

возбуждение смешано со слишком большой дозой испуга.

Степень качества весьма далекая от прыжка 29: С-минус.
Мой наблюдатель оценивает жестко. Высота пять тысяч двести...

четыре тысячи восемьсот. Выброшу руки перед собой в штормовой ветер -

и я приземлюсь на ноги: руки назад - и я нырну головой в землю. Именно

так, должно быть, и летают, - думал я, - без самолета, только нет

безнадежного желания подниматься так же быстро, как и спускаться.

Лететь вверх было бы чудесно даже на третьей скорости.
Витание в облаках во время свободною падения. Мысли

бесцельно блуждают. Изменение качества: Д- плюс.
Высота три тысячи семьсот футов. Еще высоко, но моя рука

потянулась к кольцу, я подцепил его правым большим пальцем, резко

дернул. Фал свободно выскользнул; я слышал дребезжание за спиной, - и

это должно было означать, что вытяжной парашютик открылся.
Рано дернул. Слишком рано лезть под купол. Д.
Дребезжание продолжалось. Но сейчас я мог получить шок от рывка

при открывании основного купола. Вместо этого я безудержно падал. Без

всяких причин мое тело стало вращаться.

Что-то..., - думал я, - что-то не так?

Я посмотрел через плечо туда, где дребезжание. Вытяжной парашют

бился и распластывался, пойманный стропами. Там, где должен быть

основной парашют, был узел спутанного нейлона, красное, и голубое, и

желтое шумело радостным водоворотом.

Шестнадцать секунд - пятнадцать - фиксировать, пока я не ударил

землю.

Она, вращаясь, смотрела на меня, а я собирался ударить это сияние

оранжевой рощицы. Может, в деревья, но скорее нет.

Срезать, - я должен выучиться этому на практике. Меня осенило, что

нужно сейчас срезать основной парашют и развернуть резервный из

укладки на груди. Хорошо ли это - неудача с парашютом на моем двадцать

девятом прыжке? Не думаю, что это хорошо.
Сознание вышло из-под контроля. Никакой дисциплины.

Д-минус.
Было редкостной удачей, что время шло так медленно. Секунда

проходила как минута.

И, вообще, почему это так трудно поднять руки к защелкам и

отделаться от развалин купола?

Мои руки весили тонны, и я по дюйму, медленно, с невероятными

усилиями тянулся к застежкам на плечах.

И чего стоит это племя? Они не объяснили мне, как это будет трудно

- дотянуться до защелок!

В дикой ярости на своих инструкторов я, преодолев последних

полдюйма, внезапно ухватился за защелки и, рванув, открыл.
Медленно, медленно. Слишком медленный путь.
Я прекратил вращаться, перевернулся спиной вниз, чтобы развернуть

резерв, и к своему немалому удивлению обнаружил, что спутанный нейлон

остался при мне.

Я был стремительно летящей падающей римской свечой, уставшей от

яркого горения, падающей материей, горящей ракетой, летящей с неба.

- Курсанты, послушайте, - сказал инструктор. - Такого с вами

случиться не может, но не забудьте: никогда не раскрывайте резервный в

несработавший основной, потому что он тоже не сработает. Будет что-то

вроде вывески парикмахерской, украшенной вымпелами, и это даже не

замедлит вашего падения! ВСЕГДА СБРАСЫВАЙТЕ ЕГО!

Но я действительно сбросил, но вот он - спутанный основной

продолжает болтаться на стропах.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38

Похожие:

Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни iconРичард Бах Мост через вечность «Ричард Бах. Мост через вечность»:...
Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни одного храброго рыцаря, ни единой принцессы, пробирающейся тайными...
Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни iconКнига одного из самых популярных писателей современности, автора...
«Интимная теория относительности» рассказывает об относительности истины. Иногда нам кажется, что мы знаем о человеке все. Но достаточно...
Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни iconМы знаем как могучего, свирепого, но в тоже время добродушного и...
Но добродушие его, может быть, только нам кажется, и подлежит большому сомнению, свирепость же проявляется только в моменты, связанные...
Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни iconКогда мы познакомились, он представился Александром из Вертикоса....
Он рассказывал нам о тайге, какие где реки текут, где какой зверь ходит. Вместе с ним ходили на его любимое место, на высокий яр...
Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни iconЧерняховск! Много ли людей знает о существовании этого города?
И нам есть чем гордиться, ибо живём мы на великой земле, земле жестоких войн и мощной экономики, земле гордых и смелых людей. И пусть...
Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни iconГ. И. Гурджиев последний час жизни
Представьте, что вам осталось жить всего лишь несколько минут, может быть, час, и каким-то образом вы точно узнали, когда вам суждено...
Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни iconАлауэн: история одного клана
Не можешь встретить ту единственную, а любви и нежности очень хочется? Будем работать с тем что есть. На беду, не будем уточнять...
Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни icon   Рогоносец по воображению Комедия       А. П. Сумароков. Драматические произведения
Чей-то к нам прислан егерь; конечно, к нам гости будут, а барин еще почивает. Обыкновенно это, что те мужья долго с постели не встают,...
Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни iconИэн Макьюэн Цементный сад Иэн Макьюэн Цементный сад Часть первая 1
Я не убивал своего отца. И все же порой мне кажется, что я подтолкнул его к гибели. Хотя его смерть случилась в период моего взросления,...
Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни iconМасоны о себе Что такое Орден вольных каменщиков?
Данный вопрос звучит очень часто, нам кажется возможным осветить его в данном документе
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница