Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru


НазваниеСобрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru
страница12/34
Дата публикации22.07.2013
Размер4.04 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   34
(один)
Пресветлый дух, ты дал мне, дал мне все, О чем просил я. Ты не понапрасну Лицом к лицу явился мне в огне. Ты отдал в пользованье мне природу, Дал силу восхищаться ей. Мой глаз Не гостя дружелюбный взгляд без страсти, — Но я могу до самого нутра Заглядывать в нее, как в сердце друга. Ты предо мной проводишь череду Живых существ и учишь видеть братьев Во всем: в зверях, в кустарнике, в траве. Когда ж бушует буря в темной чаще И, рушась наземь, вековая ель Ломает по пути стволы и сучья И грохоту паденья вторит даль, Подводишь ты меня к лесной пещере, И там, в уединенной тишине, Даешь мне внутрь себя взглянуть, как в книгу, И тайны увидать и тьмы чудес. Я вижу месяц, листья в каплях, сырость На камне скал и на коре дерев, И тени движущихся туч похожи На чудищ первобытной старины. Как ясно мне тогда, что совершенства Мне не дано. В придачу к тяге ввысь, Которая роднит меня с богами, Дан низкий спутник мне. Я без него Не обойдусь, наперекор бесстыдству, С которым обращает он в ничто Мой жребий и твое благословенье. Он показал мне чудо красоты, Зажег во мне и раздувает пламя, И я то жажду встречи, то томлюсь Тоскою по пропавшему желанью.

Входит  М е ф и с т о ф е л ь.
Мефистофель
Скажи, какой анахорет! Спасается в лесу под елью! Или спасенья от безделья Повеселее, что ли, нет?
Фауст
А у тебя других нет дел, Как докучать мне неотлучно?
Мефистофель
Шучу. Я спорить не хотел. Все время препираться скучно. Ты, брат, ворчун и нелюдим. Хоть разорвись ему в угоду, Одно лишь наказанье с ним. Нет от него житья-проходу.
Фауст
Еще «спасибо» говорить, Что ты пристал ко мне, как муха?
Мефистофель
О сын земли! Хочу спросить, Что б делал ты без злого духа? Не спас ли я тебя вполне От философского угара? И не благодаря ли мне Ты не сошел с земного шара? Так что ж ты разгонять тоску Засел совой под тенью граба И варишься в своем соку, Питаясь воздухом, как жаба? О, как в тебе еще, заметно, Сидит ученый кабинетный!
Фауст
Когда б ты ведал, сколько сил Я черпаю в глуши лесистой, Из зависти одной, нечистый, Ты б эту радость отравил.
Мефистофель
Вот неземное наслажденье! Ночь промечтать средь гор, в траве, Как божество, шесть дней творенья Обняв в конечном торжестве! Постигнуть все под небосводом, Со всем сродниться и потом С высот свалиться кувырком — Куда, сказал бы мимоходом,
(с презрительным жестом)
Но этого простейший стыд Мне выговорить не велит.
Фауст
Какая грязь!
Мефистофель
                      Какая грязь! Вся кровь от ярости зажглась: Как твой стыдливый слух тревожит, Едва я прямо назову То, без чего по существу Твоя стыдливость жить не может! Ну что же, лги и лицемерь, Насколько совести хватает, Однако вот о чем теперь: В своей конурке Гретхен тает, Она в тоске, она одна, Она в тебе души не чает, Тобой жива, тобой полна. Ее любовь, как ширь разлива, Без удержу, без берегов, А сам ты присмирел трусливо И руки умывать готов! Чем созерцать, как за опушкой Мерцает хор ночных светил, Ты б приунывшую подружку За жар любви вознаградил! Она в окошко наблюдает, Как тянут тучи без числа, И дни и ночи распевает: «Когда б я ласточкой была!» Она то шутит, то ненастье Туманит детские черты, Ее глаза по большей части Заплаканы до красноты.
Фауст
Змея! Змея!
Мефистофель (про себя)
                      Да, вижу я, Что клюнуло, душа моя!
Фауст
Сгинь, искуситель окаянный, О ней ни слова, негодяй, И чувственного урагана, Уснувшего, не пробуждай!
Мефистофель
А девочку терзает страх, Что ты остыл к ней и в бегах.
Фауст
Где б ни был я, в какие бы пределы Ни скрылся я, она со мной слита, И я завидую Христову телу: Его касаются ее уста.
Мефистофель
Я вспомнил пастбище средь роз И ланей, символы желанья.
Фауст
Прочь, сводник!
Мефистофель
                             Ты меня до слез Смешишь потоком этой брани. Создав мальчишек и девчонок, Сам бог раскрыл глаза с пеленок На этот роковой вопрос. Что ж растерялся ты? Вперед! Тебя свиданье с милой ждет, А не палач, не эшафот!
Фауст
Ах, даже к ней упав на грудь И в неге заключив в объятье, Как мне забыть, как зачеркнуть Ее беду, мое проклятье? Скиталец, выродок унылый, Я сею горе и разлад, Как с разрушительною силой Летящий в пропасть водопад. А рядом девочка в лачуге На горном девственном лугу, И словно тишина округи Вся собрана в ее кругу. И, видишь, мне, злодею, мало, Что скалы с места я сдвигал И камни тяжестью обвала В песок и щебень превращал! Еще мне надобно, подонку, Тебе в угоду, палачу, Расстроить светлый мир ребенка! Скорей же к ней, в ее уют! Пусть незаметнее пройдут Мгновенья жалости пугливой, И в пропасть вместе с ней с обрыва Я, оступившись, полечу.
Мефистофель
Опять кипит, опять в обиде! Ступай утешь ее, глупец! В смятенье выхода не видя, Ты думаешь: всему конец? Ты был всегда храбрец мужчина, Так что ж ты пятишься назад? Что оробел ты, дурачина, Когда тебе сам черт не брат?
<br /><span class="butback" onclick="goback(1857731)">^</span> <span class="submenu-table" id="1857731">КОМНАТА ГРЕТХЕН</span><br /> Гретхен (одна за прялкой)
           Что сталось со мною?            Я словно в чаду.            Минуты покоя            Себе не найду.            Чуть он отлучится,            Забьюсь, как в петле,            И я не жилица            На этой земле.            В догадках угрюмых            Брожу, чуть жива,            Сумятица в думах,            В огне голова.            Что сталось со мною?            Я словно в чаду.            Минуты покоя            Себе не найду.            Гляжу, цепенея,            Часами в окно.            Заботой моею            Все заслонено.            И вижу я живо            Походку его,            И стан горделивый,            И глаз колдовство.            И, слух мой чаруя,            Течет его речь,            И жар поцелуя            Грозит меня сжечь.            Что сталось со мною?            Я словно в чаду.            Минуты покоя            Себе не найду.            Где духу набраться,            Чтоб страх победить,            Рвануться, прижаться,            Руками обвить?            Я б все позабыла            С ним наедине,            Хотя б это было            Погибелью мне.
<br /><span class="butback" onclick="goback(1857732)">^</span> <span class="submenu-table" id="1857732">САД МАРТЫ<br /></span>
М а р г а р и т а  и  Ф а у с т.
Маргарита
Пообещай мне, Генрих!
Фауст
                                          Ах, Все, что в моих руках!
Маргарита
Как обстоит с твоею верой в бога? Ты добрый человек, каких немного, Но в деле веры просто вертопрах.
Фауст
Оставь, дитя! У всякого свой толк. Ты дорога мне, а за тех, кто дорог, Я жизнь отдам, не изощряясь в спорах.
Маргарита
Нет, верить по Писанию твой долг.
Фауст
Мой долг?
Маргарита
                   Ax, уступи хоть на крупицу! Святых даров ты, стало быть, не чтишь?
Фауст
Я чту их.
Маргарита
                Но одним рассудком лишь, И тайн святых не жаждешь приобщиться. Ты в церковь не ходил который год? Ты в бога веришь ли?
Фауст
                                      О милая, не трогай Таких вопросов. Кто из нас дерзнет Ответить, не смутясь: «Я верю в бога»? А отповедь схоласта и попа На этот счет так искренне глупа, Что кажется насмешкою убогой.
Маргарита
Так ты не веришь, значит?
Фауст
                                              Не коверкай Речей моих, о свет моих очей! Кто на поверку, Разум чей Сказать осмелится: «Я верю»? Чье существо Высокомерно скажет: «Я не верю»? В него, Создателя всего, Опоры Всего: меня, тебя, простора И самого себя? Или над нами неба нет, Или земли нет под ногами И звезд мерцающее пламя На нас не льет свой кроткий свет? Глаза в глаза тебе сейчас Не я ль гляжу проникновенно, И не присутствие ль вселенной Незримо явно возле нас? Так вот, воспрянь в ее соседстве, Почувствуй на ее свету Существованья полноту И это назови потом Любовью, счастьем, божеством. Нет подходящих соответствий, И нет достаточных имен, Все дело в чувстве, а названье Лишь дым, которым блеск сиянья Без надобности затемнен.
Маргарита
Почти что в этих выраженьях Так и священник говорит. Все это так. Но я в сомненьях.
Фауст
Об этом целый свет твердит, Любое сердце, кто как может, Как на душу господь положит, Так что же мне бояться слов?
Маргарита
Ты прав как будто поначалу, А присмотреться — свет Христов Тебя затронул очень мало.
Фауст
Дитя мое!
Маргарита
                  Не разберу, Чем друг твой мне не по нутру.
Фауст
Как так?
Маргарита
               В чем ваше кумовство? Как можешь ты терпеть его? Никто еще во мне так живо Не возбуждал вражды брезгливой, Как твой противный компаньон.
Фауст
О милочка, не страшен он!
Маргарита
При нем я разом холодею, Я с прочими людьми в ладу, Но так же, как душою всею Я твоего прихода жду, Так я чураюсь лиходея. Прости господь мои слова, Когда пред ним я не права.
Фауст
Что ж делать, уж такой чудила.
Маргарита
Я с ним бы дружбы не водила! Едва он в дверь, как всех буравит Его коварный, острый взор. Он так насмешлив и хитер И ни во что людей не ставит! Что он любви вовек не ведал, Как бы написано на нем. Мне радость в обществе твоем, Когда ж ты с ним и мы втроем, Боюсь, как он бы нас не предал.
Фауст
О, чуткость ангельских догадок!
Маргарита
Он мне непобедимо гадок. В соседстве этого шута Нейдет молитва на уста, И даже кажется, мой милый, Что и тебя я разлюбила, Такая в сердце пустота!
Фауст
Тут верх врожденной неприязни.
Маргарита
Но мне пора домой.
Фауст
                                   Постой. Хоть раз нельзя ли без боязни Побыть часочек мне с тобой Грудь с грудью и душа с душой?
Маргарита
Ax, если б я спала одна, Сегодня ночью, веришь слову, Я б не задвинула засова. Но рядом дремлет мать вполсна. Когда бы нас она застала, Я б тут же замертво упала!
Фауст
О, вздор! Вот с каплями флакон. Немного их накапай в воду, Дай выпить ей, и до восхода Ее охватит крепкий сон.
Маргарита
Ты у меня не знал отказа. А эти капли без вреда?
Фауст
Я б не дал их тебе тогда.
Маргарита
Чуть я тебя увижу, сразу Все рада сделать для тебя. Тебе я, кажется, любя, Так много отдала в прошедшем, Что жертвовать уж больше нечем.
(Уходит.) Мефистофель (входя)
Ну что, ушла твоя овца?
Фауст
Подслушивал?
Мефистофель
                          Узнал немало. Тебя, как старого глупца, Девица вере обучала? О, вера — важная статья Для девушек властолюбивых: Из женихов благочестивых Выходят смирные мужья.
Фауст
Проклятый изверг, не греши! Тебе ль понять, как в детской вере Ей страшно будущей потери Моей загубленной души!
Мефистофель
Все это, братец, только так, А ты поверил и размяк?
Фауст
О, помесь грязи и огня!
Мефистофель
Она, заметь, физьономистка И раскумекала меня, По-видимому, очень близко. Ум плутовской давно смекнул, Что хват я или Вельзевул. Так ночью?..
Фауст
                      Что тебе за дело?
Мефистофель
Одна отзывчивость всецело.
<br /><span class="butback" onclick="goback(1857733)">^</span> <span class="submenu-table" id="1857733">У КОЛОДЦА</span><br />
Г р е т х е н  и  Л и з х е н  с  кувшинами.
Лизхен
Ты новости слыхала о Варваре?
Гретхен
Нет. Редко вижу я кого в глаза.
Лизхен
Сивилла рассказала на базаре. Ну, доигралась эта егоза! А гонор был какой у этой твари!
Гретхен
Да что с ней?
Лизхен
                        Нос заткни, тяжелый дух! Две жизни в ней, и ест и пьет за двух.
Гретхен
Ах!
Лизхен
Поделом! Открылось в эти числа. А как она на парне висла! Припомни танцы, и гульбу, И громкую их похвальбу. Вертелась с ним неосторожно В саду, в распивочной, в пирожной, Себя считала краше всех, Воображала, что не грех Подарки брать от бедокура, С ним разводила шуры-муры. Забаловался молодец. Вот и девичеству конец.
Гретхен
Жаль бедную!
Лизхен
                          Жалеешь ты? А безотлучно день за прялкой Просиживать до темноты Нам не было с тобою жалко? Тем временем она тайком Ходила к своему миленку, Тоски не ведала с дружком. Теперь за это ветрогонка Отведает епитимьи: Наденет девка власяницу За эти подвиги свои.
Гретхен
Он должен был на ней жениться.
Лизхен
Найди такого дурака! Напутал, да и дал стречка. И то: не клином свет сошелся!
Гретхен
Он плохо с нею обошелся.
Лизхен
Брак не спасет от срамоты: На свадьбе парни ей цветы Сорвут со свадебной фаты, А девки перед дверью дома Насыплют отрубей с соломой.
(Уходит.) Гретхен (возвращаясь домой)
Как смело хмурила я брови, Как предавалась я злословью, Как я строга была, когда Случалась с девушкой беда! Как из избы тогда надменно Чужой я выносила сор! Как не жалела слов, позор Изобличая откровенно! И вдруг какая перемена! Сама не лучше я сестер. Куда я скроюсь с этих пор? Куда я сделанное дену? Но то, что сердце завлекло, Так сильно было и светло!
<br /><span class="butback" onclick="goback(1857734)">^</span> <span class="submenu-table" id="1857734">НА ГОРОДСКОМ ВАЛУ</span><br />
В углублении крепостной стены изваяние скорбящей божией матери, перед нею цветы в кувшинах. Г р е т х е н  ставит свои цветы к прочим.
Гретхен
К молящей Свой лик скорбящий Склони в неизреченной доброте, С кручиной Смотря на сына, Простертого в мученьях на кресте, И очи Возведши За помощью отчей в вышине! Кто знает, Как тают По капле силы у меня внутри? Лишь пред тобой я вся как на ладони. О, пожалей меня и благосклонней На муку и беду мою воззри! Где шумно, людно, Дышать мне трудно, Поднять глаза на посторонних срам, А дома волю Слезам от боли Даю, и сердце рвется пополам. Я эти цветики в букете Слезами облила, Когда сегодня на рассвете Их для тебя рвала. Меня застало солнце в спальной Давным-давно без сна. Я думою своей печальной Была пробуждена. Спаси меня от мук позора, Лицо ко мне склоня! Единая моя опора, Услышь, услышь меня!
<br /><span class="butback" onclick="goback(1857735)">^</span> <span class="submenu-table" id="1857735">НОЧЬ. УЛИЦА ПЕРЕД ДОМОМ ГРЕТХЕН</span><br />
В а л е н т и н, солдат, брат Гретхен.
Валентин
Зайду, бывало, пить в подвал И слышу, как иной бахвал Расписывает наобум Свою властительницу дум. И девушки на свете нет Красивей, чем его предмет. Я тихо сяду, как вошел, И локти положу на стол, И бороды курчавлю край, Пока болтает краснобай. Потом стакан свой подыму И говорю в ответ ему: «Кому какая по нутру, — Я выпью за свою сестру. Какую девушку в стране Поставишь с Гретхен наравне?» И прекращается вранье, Все чокаются за нее, Смолкают разом хвастуны И видят, что посрамлены. Теперь все по-другому здесь, Хоть на стену от злобы лезь! Терпеть, чтоб каждое дрянцо Могло бросать тебе в лицо Намеки, колкости, кивки, Двусмысленности и смешки! А чем мерзавцев этих мне На месте припереть к стене, Когда их сплетни не навет И в их словах обмана нет? Что за канальи там вдвоем Подкрадываются тайком? Поди любезник сестрин тут? Они живыми не уйдут.

Входят  Ф а у с т  и  М е ф и с т о ф е л ь.
Фауст
Дрожа от веянья прохлады И озаряя сумрак плит, Неугасимая лампада В соборной ризнице горит. Такой же мрак во мне точь-в-точь, Как эта полутьма и ночь.
Мефистофель
А у меня позыв другой, Какой-то зуд страстей угарных, Как по ночам весенним вой Котов на лестницах пожарных. Ведь я бродяга и шатун И славу о себе упрочу Опять Вальпургиевой ночью, А завтра ведь ее канун. Тогда по праву кутерьма И сходит целый свет с ума.
Фауст
А выйдет ли из-под земли Тот клад, светящийся вдали?
Мефистофель
Уж у поверхности покрышка, Нам не придется долго рыть. Набита золотом кубышка.
Фауст
Мозги б ты лучше понатужил И раздобыл жемчужин нить, Чтоб милой Гретхен подарить.
Мефистофель
Я там и жемчуг обнаружил.
Фауст
Прекрасно. К девушке под кров Ходить мне больно без даров.
Мефистофель
Напрасно! Выгоду свою Преследуй в жизни безвозмездно. Сейчас я Гретхен песнь спою Под кровом этой ночи звездной. Чтоб девушка попалась в сеть, О нравственности буду петь.
(Поет под гитару.)
      Смиряя дрожь,       Зачем под нож,       Катринхен, к милому идешь       И гибели не видишь?       Пусть он хорош,       Пусть он пригож, —       Ты девушкой к нему войдешь,       Но девушкой не выйдешь.       Он для проказ,       Не обручась,       Возьмет что надобно от вас,       И — с богом, до свиданья!       А нужен глаз,       На все отказ,       Чтоб честь осталась про запас       До самого венчанья.
Валентин (выступая вперед)
Кого ты пеньем манишь, крысолов? Сейчас расправлюсь я с тобой, нечистый! Сперва гитару на двадцать кусков, А после сокрушу и гитариста!
Мефистофель
Сломал гитару вдребезги мою.
Валентин
Я вам обоим череп раскрою.
Мефистофель (Фаусту)
Смелее, доктор! Шпагу вон! Вперед! Тесни его. Прижмись ко мне вплотную. Коли смелей, он целым не уйдет! Не отступай! Я хорошо фехтую.
Валентин
Так отражай!
Мефистофель
                       Ну что ж, и отразим.
Валентин
А если так ударю?
Мефистофель
                                Эка штука!
Валентин
Я бьюсь как будто с дьяволом самим, И вот уже он перешиб мне руку!
Мефистофель (Фаусту)
Коли!
Валентин (падая)
          Пропал!
Мефистофель
                        Несчастному капут. Теперь, пока не поздно, надо скрыться. Сейчас людей на помощь позовут. С полицией не трудно сговориться, Другое дело уголовный суд.

Уходят.
Марта (у окна)
Наружу все!
Гретхен (у окна)
                      Огня! Огня!
Марта
Эй, караул! Разбой, резня!
Народ
Вон труп, взгляни сюда!
Марта (выходя)
Лови убийц! Держи и бей!
Гретхен (выходя)
Кто здесь?
Народ
                    Сын матери твоей.
Гретхен
О боже, вот беда!
Валентин
Я умираю, — сказ простой, — И не увижу дня. Не войте, бабы, надо мной, Послушайте меня.

Все обступают его.

Еще ты, Гретхен, молода, И где тебе понять, куда Ведет твой глупый нрав. Но, шлюхой ставши невзначай, По правилам теперь гуляй, На все есть свой устав.
Гретхен
Брат! Господи! Не убивай!
Валентин
Ты к богу всуе не взывай, Что свершено, то свершено, Что будет, будет все равно. Теперь ты начала с одним, А после перейдешь к другим, Когда ж до дюжины дойдет, Столпится город у ворот. Когда на свет родится стыд, Еще он от народа скрыт, Его таят во тьме ночей, Надвинув шапку до ушей. Его не видно, и тогда Его прикончить не беда. Но не по дням, а по часам Растет и выпирает срам, И чем чудовищнее грех, Тем больше на виду у всех. Я твердо знаю: дни придут, Когда тебя весь честный люд, И стар и мал, исчадье тьмы, Чураться будут, как чумы. Ты будешь направлять стопы В обход, подальше от толпы. Тебе не даст проступок твой Блистать в цепочке золотой И в кружевном воротнике Отплясывать на пикнике. Ты будешь находить ночлег Средь оборванцев и калек. И если милостивый бог Простит по смерти твой порок, Ты смыть не сможешь на земле Клейма проклятья на челе.
Марта
Вам каяться теперь под стать, А не проклятья изрыгать.
Валентин
Ах, сводня, жалко, мочи нет, Сломал бы я тебе хребет Да все грехи бы искупил.
Гретхен
О брат мой, вынести нет сил!
Валентин
Не плачь, сказал я, брось тужить. Минувшего не воротить. Ты мне сама из-за угла Удар бесчестьем нанесла. Я честь солдатскую свою И душу богу отдаю.
(Умирает.)
<br />СОБОР<br />
Церковная служба с органом и пением. Г р е т х е н  в  толпе народа. Позади нее  з л о й  д у х.
Злой дух
       Иначе, Гретхен, бывало,        Невинно        Ты к алтарю подходила,        Читая молитвы        По растрепанной книжке,        С головкою, полной        Наполовину богом,        Наполовину        Забавами детства!        Гретхен!        Где ты витаешь?        Что тебя мучит?        Молишь у бога        Упокоения матери,        По твоей вине уснувшей        Навеки без покаянья?        Чья кровь        У тебя на пороге?        Что бьется под сердцем        Наполняя тебя        Содроганьем?
Гретхен
       Опять они,        Все те же, те же думы!        Никак от них,        Никак не отвяжусь.
Хор
       Dies irae, dies illa        Solvet saeclum in favilla.

Звуки органа.
Злой дух
       Настиг тебя гнев господень!        Трубный глас раздается!        Разверзаются гробы!        И из пепла        Душа твоя        Подымается        На вечные муки.
Гретхен
       Уйти, уйти!        Орган и пенье        Теснят дыханье,        Едва стою.
Хор
       Judex ergo cum sedebit        Quidquid latet, adparebit,        Nil inultum remanebit.
Гретхен
       Я задохнусь!        Как давят своды!        К дверям! К проходу!        Я чувств лишусь!
Злой дух
       Прячься — не скроешь        Греха и позора.        Воздуха? Света?        Их больше не будет.        Горе!
Хор
       Quid sum miser tunc dicturus?        Quem patronum rogaturus,        Cum vix justus sit securus?
Злой дух
       Праведные отвращают        Лицо от тебя.        Протянуть тебе руку, погибшей,        Боятся.
Хор
       Quid sum miser tunc dicturus?
Гретхен
Я падаю! Соседка! Вашу склянку!
(Падает в обморок.)
<br /><span class="butback" onclick="goback(1857736)">^</span> <span class="submenu-table" id="1857736">ВАЛЬПУРГИЕВА НОЧЬ</span><br />
Горы Гарца близ деревень Ширке и Эленд.

Ф а у с т  и  М е ф и с т о ф е л ь.
Мефистофель
Ты б не прельстился добрым метловищем? А я бы прокатился на козле. Нам далеко, и мы еще порыщем.
Фауст
Покамест ноги носят по земле, Еще я пешеход неутомимый. Уменьшив путь, пропустим много мимо, В самой прогулке радость ходоку. Я для того пошел пешком по скалам И в руки взял дорожную клюку, Чтобы внимать лавинам и обвалам. Уж дышит по-весеннему береза, И даже веселее ель глядит. Ужель весна тебя не молодит?
Мефистофель
Нет, у меня в душе стоят морозы, Но я люблю и стужу и буран. К тому ж ущербный месяц сквозь туман Льет тусклый свет с угрюмым видом скряги. Ни зги не видно, и при каждом шаге — Перед тобой, негадан и неждан, Ствол дерева, и камни, и коряги. Я у блуждающего огонька Спрошу, как лучше нам пройти к вершине. В горах нет лучшего проводника. Вот сам он, кстати, легок на помине. Не откажи, чем даром тратить пламя, Нам посветить и вверх взобраться с нами.
Блуждающий огонек
Не прекословлю никогда природе: Я двигаться зигзагами привык, Всегда с оглядкой, а не напрямик.
Мефистофель
Не подражай двуногому отродью, Валяй во имя черта по прямой, Иначе я задую пламень твой.
Блуждающий огонек
Вы кто-то здесь из признанных владык. Я подчиняюсь вам беспрекословно, Но ведь сегодня тут ночной содом. Неровный свет мой неповинен в том, Что нам тут выпадает путь неровный.
Фауст, Мефистофель и Блуждающий огонек (поочередно)
Путь лежит по плоскогорью, Нас встречает неизвестность. Это край фантасмагорий, Очарованная местность. Глубже в горы, глубже в горы! Чудеса! Деревья бора Скачут в чехарде средь луга Через головы друг друга. Горы нагибают спины, Чтоб перемахнуть вершины. Мелких волн курчавя гребни, Ручеек бежит по щебню. Что мурлычет он ворчливо День и ночь без перерыва? Обвиненье ли в измене Пенят бешено каменья? Отзвук ли времен счастливых Слышен в этих переливах? И о том, что память прячет, Эхо, вспоминая, плачет? Переклички стай совиных Отзываются в долинах. Слышен, далью повторенный, Хохот филина бессонный. Месяц осветил тропинку, Блещет ящерицы спинка. По-гадючьи, змей проворней, Расползлись под нами корни, А над нами, пальцы скрючив, Виснет путаница сучьев. Темный лес оплел дорогу Щупальцами осьминога, И кишмя-кишит под мхами Разномастными мышами. А светящиеся мушки Вьются на его опушке Кучами, несметным скопом, Огненным калейдоскопом. Но скажите мне по чести, Не стоим ли мы на месте? Может, все, что есть в природе, Закружившись в хороводе, Мчится, пролетая мимо, Мы же сами недвижимы?
Мефистофель
Ухватись за мой камзол. Видишь, в недрах гор взошел Царь Маммон на свой престол. Световой эффект усилен Заревом его плавилен.
Фауст
Как облик этих гор громаден! Как он окутан до вершин Ненастной тьмой глубоких впадин И мглой лесистых котловин! Как угольщики, черномазы Скопившиеся в них пары, Как будто это клубы газа Из огнедышащей горы. И правда, языком багряным Бросаясь к облакам седым, Здесь пламя борется с туманом И пробивается сквозь дым. Вон искры отлетают блесткой, Вон в виде крупного зерна. Но вот скала у перекрестка Вся доверху озарена!
Мефистофель
Маммон залить не поскупился Иллюминацией чертог. Я рад, что ты сюда явился. Уж начался гостей приток.
Фауст
Скопленья шумного кортежа Столкнут меня с тропы проезжей!
Мефистофель
Скорей за что-нибудь схватись, А то сорвешься с кручи вниз. На курганы лег туман, Завывает ураган. Гул и гомон карнавала Распугал сычей и сов. Ветер, главный запевала, Не щадит красы лесов. И расселины полны Ворохами бурелома И обломками сосны, Как развалинами дома, Сброшенного с крутизны. И все ближе, ближе вой, Улюлюканье и пенье Страшного столпотворенья, Мчащегося в отдаленье На свой шабаш годовой.
Ведьмы (хором)
На Брокен ведьмы тянут в ряд. Овес взошел, ячмень не сжат. Там Уриан, князь мракобесья, Красуется у поднебесья. По воздуху летит отряд, Козлы и всадницы смердят.
Голос
Старуха Баубо мчит к верхушке Верхом на супоросой хрюшке.
Хор
Колдунье и свинье почет. Вперед за бабкою, вперед! Всей кавалькадой верховых, Чертовок, ведьм и лешачих!
Голос
Откуда ты?
Второй голос
                     От Ильзенштейна, Лесной тропою чародейной. К сове наведалась в дупло, Та как надулась, и пошло!
Третий голос
Освободи проезд, не мешкай!
Второй голос
Подумаешь, какая спешка! Да не пыхти ты, не потей, Я вся в следах твоих когтей.
Ведьмы (хором)
Нельзя ли чуть порасторопней? Так в давке сжали, что хоть лопни! Не тыкай вилами в живот! Задушите в утробе плод!
Колдуны Половина хора
Ползут мужчины, как улитки, А видите, как бабы прытки. Где пахнет злом, там бабий род Уходит на версту вперед.
Другая половина
Еще довольно это спорно. Как ваша баба ни проворна, Ее мужчина, хоть и хром, Опередит одним прыжком.
Голос (сверху)
Пожалуйте к нам наверх с плеса!
Голос (снизу)
Сейчас взберемся на утесы. Мы вымылись водой холодной, Зато и дочиста бесплодны.
Оба хора
Стих ветер. Месяц со звездой Пропал за облачной грядой. Мы ж вихрем огненным летим, И веселимся, и галдим.
Голос (снизу)
Стой! Стой!
Голос (сверху)
                      Что там за образина Зовет меня со дна теснины?
Голос (снизу)
Мне хочется со всей гурьбой! Прошу вас взять меня с собой. За триста лет я еле-еле Наружу выполз из ущелья.
Оба хора
Сядь на козла, садись на шест, На вилах соверши свой въезд. Но знай: ты попадешь туда Сегодня или никогда.
Полуведьма (внизу)
С начала дня я семеню, А их никак не догоню. И дома маета внизу, И до хребта не доползу.
Ведьмы (хором)
Втиранье ускоряет прыть, Рвань может парусом служить, Садись в корыто, и айда! Сегодня или никогда.
Оба хора
Когда ж у ног увидим кряж, Опустится весь поезд наш, Рассядемся всем нашим роем, Толпой своей хребет покроем.
(Садятся на землю.) Мефистофель
Срамниц, страшилищ всяких, рож! А крик какой, какой галдеж! Поистине живой пример Мегер и фурий без манер. Мне руку в свалке протяни, — Нас разлучат средь толкотни. Где ты?
Фауст (издали)
              Я здесь.
Мефистофель
                             Нашел едва. Вступлю в хозяйские права. Эй, рвань, с дороги свороти И дайте дьяволу пройти! Давай-ка, доктор, вон из давки И этой дикой тесноты Переберемся под кусты И мирно посидим на травке.
Фауст
Нет, у тебя все парадоксы! На Брокен совершить подъем, Куда весь ад на шабаш стекся, Чтоб тут сидеть особняком!
Мефистофель
Я враг таких больших компаний, И мне милее у костра Ночные толки на поляне.
Фауст
А я б взошел на верх бугра. Там весь ваш цвет в разгаре пьянства, Все дьявольское атаманство. И сатана у самых круч Ко многим тайнам держит ключ.
Мефистофель
Там и загадок новый узел. Нет, царедворцы не по мне, Меня б их вид переконфузил. Давай побудем в тишине. Лишь в маленьком кружке интимном Есть место тонкостям взаимным. Здесь, видишь ли, полутемно, И это лучше полусвета. На старых ведьмах домино, Молоденькие же раздеты. Будь с ними ради этикета Любезен, так заведено. Но, слышишь, — музыка давно. Как им играть не опротивит, Когда так зверски все фальшивят? Но пусть в разброде струнный хор, Составим пары для кадрили. Что скажешь ты? Какой простор! Кругом до самых дальних гор Пылает за костром костер. Ты видишь зрелище обилья, Танцоров, пьяниц и обжор. Найди, где лучше бы кутили.
Фауст
Ты выступишь как сатана Или в обличье колдуна?
Мефистофель
Я б предпочел инкогнито огласке, Но принято встречаться на пиру При орденах, в открытую, без маски. У нас не носят ордена Подвязки, Мое копыто больше ко двору. Мой знак отличья оползла улитка, Ей и тебя пронюхать удалось. Таиться здесь — бесплодная попытка, Здесь сразу видят каждого насквозь. Пройдемся вдоль костров по этим скатам. Ты будешь женихом, я буду сватом.
(К группе старичков вокруг полупотухшего костра.)
Что вы засели здесь в тени ракит? Поближе к поколенью молодому! Там в середине спор вовсю кипит. Отмалчиваться можно ведь и дома.
Генерал
Стоишь за честь и гордость наций, Как вдруг на них находит стих: Народы вероломней граций И любят только молодых.
Министр
Все изолгались, вот в чем горе. Былой уклад невозвратим. Покамест были мы в фаворе, Век был взаправду золотым.
Разбогатевший делец
И мы ловить умели случай, И мы хватали через край, Вдруг все закрылось черной тучей, И славные деньки прощай.
Писатель
К чему писать большие книги, Когда их некому читать? Теперешние прощелыги Умеют только отрицать.
Мефистофель (вдруг на вид страшно состарившись)
Не день ли скоро Страшного суда? Как погляжу на этих я каналий, Вся бочка вытекла, на дне бурда, — Невольно мысль приходит о финале.
Ведьма-старьевщица
Эй, судари, а ну-ка к нам! Сговорчивее нет торговки. Таким приличным господам Свой хлам продам я по дешевке. Ни на каких торгах земли Добра такого не найдете. Все то, что тут лежит в пыли, Обломки эти и лохмотья Несчастье людям принесли. Здесь все клинки от крови ржавы, На рюмках — отпечатки губ С остатками былой отравы, Колечком каждым душегуб Надругивался над невинной, Здесь нет ни одного ножа, Который не вонзили в спину Из мести или грабежа.
Мефистофель
Ну что ты вынесла на рынок? Ведь это заваль, старина! Нет у тебя, кума, новинок? Теперь иные времена.
Фауст
И публика, и самый торг, И ярмарка — один восторг!
Мефистофель
К вершине двинулся поток. Пихаешь в бок, сбивают с ног.
Фауст
Кто там?
Мефистофель
                Лилит.
Фауст
                           На мой вопрос, Пожалуйста, ответь мне прямо. Кто?
Мефистофель
         Первая жена Адама. Весь туалет ее из кос. Остерегись ее волос: Она не одного подростка Сгубила этою прической.
Фауст
Вон две сидят. Я — к молодой, А ты ступай к другой, седой.
Мефистофель
Представимся сейчас же им И танцевать их пригласим.
Фауст (танцуя с молодою)
Я видел яблоню во сне. На ветке полюбились мне Два спелых яблока в соку. Я влез за ними по суку.
Красавица
Вам Ева-мать внушила страсть Рвать яблоки в садах и красть. По эту сторону плетня Есть яблоки и у меня.
Мефистофель (танцуя со старухою)
Я видел любопытный сон. Ствол дерева был расщеплен. Такою складкой шла кора, Что мне понравилась дыра.
Старуха
Любезник с конскою ногой, Вы — волокита продувной. Готовьте подходящий кол, Чтоб залечить дуплистый ствол.
Проктофантасмист (Задопровидец)
Проклятая, безмозглая орда! Доказано как будто всесторонне: У духов нет конечностей. Тогда Как можете ходить вы в котильоне?
Красавица (танцуя)
Что взъелся он на наш невинный бал?
Фауст (танцуя)
Завистник и дурак, вот и пристал. Он просто глуп, как дважды две четыре, И все не по нутру ему, придире. Лишь в пересудах он находит вкус, И сам как бы ходячий комментарий К делам, к словам, к вещам, ко всякой твари, К тому, что с вами в паре я кружусь.
Проктофантасмист
Вы тут еще? Ведь я сказал вам: сгиньте! В наш просвещенный век я слишком тих. В природе нет кикимор и шишиг! Что ж вы толчетесь в этом лабиринте И в Тегеле на чердаках моих Обосновались в виде домовых?
Красавица
Как терпят скучных приставал таких!
Проктофантасмист
Я, духи, это вам в лицо скажу: Сегодня я не одержал победы, Но я еще раз как-нибудь приеду И уж тогда конец вам положу!

Танцы продолжаются.

Не пощажу ни сил своих, ни дней, Чтоб извести поэтов и чертей.
Мефистофель
Сейчас он в лужу сядет для поправки. Он гнев смиряет, охлаждая зад. Поставленные к копчику пиявки От вида духов дух его целят.
(Фаусту, переставшему танцевать.)
Что ж даму упустил ты в заключенье И почему упорно так молчишь?
Фауст
Ах, изо рта у ней во время пенья Вдруг выпрыгнула розовая мышь.
Мефистофель
Ну что ж, не каждое ведь лыко в строку. Благодари, что мышка не сера, И не горюй об этом так глубоко!
Фауст
Затем…
Мефистофель
              Ну, что ж?
Фауст
                                 Взгляни на край бугра. Мефисто, видишь, там у края Тень одинокая такая? Она по воздуху скользит, Земли ногой не задевая. У девушки несчастный вид И, как у Гретхен, облик кроткий, А на ногах ее — колодки.
Мефистофель
Зачем смотреть на тот курган? Ведь это призрак, истукан Из тех видений и иллюзий, Вблизи которых стынет кровь. Пожалуйста, не прекословь. Небось ты слышал о Медузе?
Фауст
Покойница, которой глаз Рука родная не закрыла! Да, это тело Гретхен милой, Которая мне отдалась!
Мефистофель
Тут колдовской обычный трюк: Все видят в ней своих подруг.
Фауст
Как ты бела, как ты бледна, Моя краса, моя вина! И красная черта на шейке, Как будто бы по полотну Отбили ниткой по линейке Кайму, в секиры ширину.
Мефистофель
Ей голову срубил Персей. Она снимается, как крышка. Для обезглавленной ловчей Брать иногда ее под мышку. Зачем ты растравляешь боль? Смотри, как шумно на поляне, Как в Пратере во дни гулянья. Театр приехал на гастроль. Повеселить тебя позволь. Что тут дают?
Sеrvibilis (Подлиза)
                         Сейчас начнут премьеру Седьмую, между прочим, за сезон. Театр привержен к новостям без меры. Однако перейдемте в павильон. Идет любительское обозренье В любительском к тому же исполненье. Я тоже труд любителей делю: Я поднимать им занавес люблю. Поэтому я должен удалиться.
Мефистофель
На Брокене и место этой птице.
<br /><span class="butback" onclick="goback(1857737)">^</span> <span class="submenu-table" id="1857737">СОН В ВАЛЬПУРГИЕВУ НОЧЬ, ИЛИ ЗОЛОТАЯ СВАДЬБА ОБЕРОНА И ТИТАНИИ</span><br />
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   34

Похожие:

Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconСобрание сочинений в десяти томах. Том шестой. Романы и повести в...
Иоганн Вольфганг Гете Собрание сочинений в десяти томах. Том шестой. Романы и повести
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconСобрание сочинений в десяти томах. Том первый. Стихотворения в первый...
Иоганн Вольфганг Гете Собрание сочинений в десяти томах. Том первый. Стихотворения
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconСобрание сочинений в десяти томах. Том Драмы в прозе Художественная литература
Иоганн Вольфганг Гете Собрание сочинений в десяти томах. Том четвертый. Драмы в прозе
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconСобрание сочинений в десяти томах. Том Из моей жизни: Поэзия и правда Художественная литература
Иоганн Вольфганг Гете Собрание сочинений в десяти томах. Том третий. Из моей жизни: Поэзия и правда
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconСобрание сочинений в 10 томах. Т. Драмы в стихах. Эпические поэмы Художественная литература
Иоганн Вольфганг Гете Собрание сочинений в десяти томах. Том пятый. Драмы в стихах. Эпические поэмы
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconСобрание сочинений в десяти томах. Том седьмой. Годы учения Вильгельма...
Иоганн Вольфганг Гете Собрание сочинений в десяти томах. Том седьмой. Годы учения Вильгельма Мейстера
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconПоложение о проведении конкурса-творческой лаборатории «Что для меня «Фауст» сегодня?»
Фауста как художественного и легендарного персонажа и раскрывающих актуальность тем, поднимаемых трагедией И. В. Гете «Фауст» для...
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconИоганн Гете Фауст Большая иллюстрированная библиотека классики
Советский читатель давно оценил бессмертное творение Иоганна Вольфганга Гете – его трагедию «Фауст», один из замечательных памятников...
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconИоганн Гете Фауст Большая иллюстрированная библиотека классики
Советский читатель давно оценил бессмертное творение Иоганна Вольфганга Гете – его трагедию «Фауст», один из замечательных памятников...
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconТомас Манн Волшебная гора. Часть I zmiy «Томас Манн. Собрание сочинений в десяти томах. Том »
Швейцарские горы Давоса. Международный санаторий «Берггоф» для туберкулезных больных, почти отрезанный от остального мира. Годы перед...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница