«Тарантул»: Азбука классика; спб.; 2008 isbn 978 5 352 02249 8 Аннотация Роман


Название«Тарантул»: Азбука классика; спб.; 2008 isbn 978 5 352 02249 8 Аннотация Роман
страница5/7
Дата публикации11.06.2013
Размер1.41 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Банк > Документы
1   2   3   4   5   6   7
Часть третья

ЖЕРТВА
I
Терпение, повторял он про себя, сначала займемся Лафаргом, а потом можно подумать и об остальном.

Это ужасно! Все начинается снова… Ты ничего не понимаешь, или нет, напротив, понимаешь слишком хорошо: на этот раз Тарантул убьет тебя!
Вот уже три дня, как он не разговаривает с тобой. Он приносит тебе еду в комнату, но избегает даже смотреть на тебя… Когда он ворвался в комнату, чтобы остановить этого психа Варнеруа, его занесенную над тобой руку с хлыстом, ты не могла прийти в себя от изумления. Он впервые дал слабину, впервые позволил себе жалость. Вернувшись в Везине, он был сама нежность, он так сочувствовал твоим страданиям. Он смазал твои раны мазью, и глаза его были полны слез. Ты не могла прийти в себя от изумления.

Этим утром он, как всегда, отправился в клинику, тебе хорошо были слышны все его передвижения. Но он вдруг вернулся без предупреждения, набросился на тебя, оглушил, и вот ты вновь стала пленницей, сидишь в темноте, в каком то подвале.

Ад возвращается, как тогда, четыре года назад, после того как он захватил тебя в лесу.

Он убьет тебя, этот сумасшедший Тарантул, он совсем спятил. Ну да, у Вивианы опять кризис, он ездил к ней в Нормандию, и он не вынес всего этого. Ему уже недостаточно просто заставлять тебя заниматься проституцией. Что он придумает на этот раз?

Но ведь в последние месяцы он очень изменился. Стал не таким злобным. Конечно, он по прежнему орал в свой проклятый интерфон, чтобы застать тебя врасплох.

В конце концов, может, так оно и лучше – умереть? Тебе никогда не хватало смелости покончить с собой. Он подавил в тебе всякую тягу к сопротивлению. Ты стал его вещью! Ты стала его вещью! Тебя больше не существует!

Тебя порой посещала мысль о спасении, но куда тебе было идти в таком виде? Встретиться с матерью, с друзьями? С Алексом? Кто может узнать тебя? Тарантул добился своей цели… Он навсегда привязал тебя к себе.

Ты надеешься, что это «навсегда» все таки скоро кончится. Пусть все кончится, пусть он перестанет тобой манипулировать!

Он так крепко завязал веревку, невозможно даже пошевелиться. Бетон погреба царапает твою кожу. Веревка натирает груди, она так сильно их сдавливает. Они болезненно ноют.

Твои груди…

Твои груди… Он так заботился о том, чтобы они выросли. Они стали набухать вскоре после начала курса уколов. Вначале это не слишком тебя беспокоило, появление этих жировых отложений можно было объяснить праздностью и отсутствием физической активности. Но во время своих посещений Тарантул внимательно ощупывал твою грудь и качал головой. Теперь не осталось никаких сомнений. Твои глаза с ужасом смотрели, как грудь набухает, принимает форму. Эти изменения молочных желез становились заметнее день ото дня, в то время как член по прежнему оставался безнадежно вялым. Невозможно было сдержать слезы. Тарантул успокаивал тебя: все идет хорошо. Может быть, тебе чего нибудь не хватает? Что может он тебе подарить из того, чего у тебя еще нет? Он был таким милым, таким предупредительным.

В конце концов слезы иссякли. Чтобы забыться, приходилось проводить долгие часы за пианино, за альбомом для рисования.

Ничего не менялось, Тарантул приходил все чаще. Это было смешно. Вы знали друг друга уже два года, он подавил твою стыдливость; в начале твоего заключения тебе случалось справлять перед ним нужду, но вот эти набухшие бугорки хотелось спрятать. Тебе постоянно приходилось переделывать халат, чтобы уменьшить вырез декольте. Тарантул заставил тебя примерить бюстгальтер. Это было не так уж и нужно: твои груди, маленькие, твердые, прекрасно могли без него обойтись. Но с ним было и вправду лучше. Лифчик, корсаж: так тебе было удобнее.

Постепенно тебе удалось привыкнуть к своему новому телу, оно стало тебе родным, как прежде стали привычными цепи, этот подвал, уколы. И потом, что толку ломать голову, все равно ничего нельзя изменить.

А еще твои волосы… Поначалу Тарантул их стриг. Затем позволил им отрастать. Возможно, это было действие уколов, желатиновых капсул, пилюль? Они становились длинными и пышными. Тарантул давал тебе шампуни, средства для укладки. Уход за ними стал доставлять тебе удовольствие. Можно было пробовать различные прически, шиньон, хвост, тебе пришло в голову их завить, с тех пор это вошло в привычку.

Он убьет тебя. В подвале очень жарко, вот опять, как когда то давно, невыносимо хочется пить… Только что он окатил тебя ледяной водой, но напиться тебе не удалось.

Ты ждешь смерти; больше ничего не имеет значения. Ты вспоминаешь лицей, деревню и девиц, девиц. И своего приятеля Алекса. Никого из них ты больше не увидишь, ты вообще больше никогда никого и ничего не увидишь. Ты привык к одиночеству: твоим единственным спутником стал Тарантул. Временами тебя вдруг охватывала ностальгия, случались приступы депрессии. Он давал тебе успокоительное, осыпал подарками, сволочь, и все для того, чтобы приволочь тебя сюда…

Чего он ждет? Должно быть, в этом и состоит особая жестокость, удовольствие от томительного ожидания, подготовка убийства как постановка спектакля: выходы, мизансцены.

Интересно, он убьет тебя сам или отдаст в руки какого нибудь Варнеруа?

Нет! Он больше не может выносить, что другие тебя трогают, приближаются к тебе, тебе это стало ясно, когда он ударил этого ненормального Варнеруа! Он делал тебе больно своим хлыстом.

Может быть, в этом есть какая то твоя вина? В последнее время тебе случалось иногда насмехаться над ним… Когда он входил в комнату, а ты сидела за пианино, твои пальцы наигрывали «The Man I Love», мелодию, которую он ненавидит. Или, что еще хуже, тебе случалось его провоцировать. Вот уже много лет он живет один. Может, у него была любовница? Нет… он не способен на любовь.

Тебе приходилось замечать смущение, которое охватывало его, когда он видел тебя обнаженной. Ты уверена, что он хочет тебя, но ему противно тебя касаться, он испытывает отвращение, это естественно, его можно понять. Но он все равно желал тебя. Ты все время оставалась голой в своей комнате, однажды ты повернулась к нему, когда сидела на крутящемся табурете перед пианино, бесстыдно раздвинула ноги. Его кадык дернулся, он покраснел. От этого он свихнулся еще сильнее: желать тебя после всего, что он с тобой сделал. Желать тебя вопреки тому, кто ты есть!

Сколько времени собирается он гноить тебя в этом подвале? В первый раз, после той погони в лесу, он оставил тебя одну, в полной темноте, на целую неделю. На неделю! Потом он тебе сам об этом сказал.

Да, если бы тебе не пришло в голову так играть с его желаниями, может быть, он и не стал бы тебе сегодня мстить?

Да нет же, думать так – это просто абсурд… Это все из за Вивианы, Вивианы, которая вот уже четыре года находится в психиатрической клинике…. Чем больше проходит времени, тем больше становится очевидным, что она неизлечима… А он все не может осознать это. Он не желает смириться с тем, что это жалкое существо – его дочь. Сколько ей теперь лет? Тогда ей было шестнадцать, теперь двадцать. А тебе было двадцать, а сейчас двадцать четыре…

Умереть в двадцать четыре года – это несправедливо. Умереть? Но ведь ты уже умер, два года назад. Винсент умер два года назад. А тот призрак, который его пережил, – он никто.

Это и в самом деле всего лишь призрак, но он может еще страдать, и страдания эти продлятся до бесконечности. Ты больше не хочешь, чтобы он манипулировал тобой, вот нужное слово, ты устал от его мерзостей, от его гнусных делишек. Тебе еще предстоит страдать. Бог знает, на какие уловки он еще способен! Он просто профессионал пыток, и он тебе это доказал.

Ты дрожишь, тебе хочется курить. Тебе не хватает опиума, вчера он тебе его давал, и ты взял. Эта минута, когда по вечерам он приходит к тебе, готовит трубку, одно из самых больших твоих удовольствий. В первый раз было противно, тебя даже вырвало. Но он настаивал. Это было в тот самый день, когда перед тобой со всей очевидностью встал факт: твои груди росли! Он застал тебя, когда ты плакал один в подвале. Чтобы тебя утешить, он подарил тебе новый диск.

Не в силах говорить от рыданий, ты показал ему свою грудь. Он вышел, но вернулся буквально через несколько минут, неся необходимое: трубку, маленькие шарики. Подарок, начиненный отравой. Тарантул – это ядовитый паук, у которого много видов яда. Ты позволил себя убедить и через какое то время уже сам просил наркотик, если ему вдруг случалось пропустить ежедневный ритуал. Твое первоначальное отвращение давно забылось. Однажды, выкурив трубку, ты заснул в его объятиях. Ты выдыхал последние облачка опиумного дыма, сидя рядом на софе, он прижимал тебя к себе. Он машинально гладил твою щеку. Его рука ласкала гладкую кожу. Сам того не желая, ты в определенном смысле облегчил ему задачу: у тебя никогда не росла борода. Когда вы с Алексом были еще детьми, вы с нетерпением поджидали, когда над верхней губой станут расти волоски, появится хоть какой нибудь пушок. Довольно скоро у Алекса начали пробиваться усы, сначала реденькие, потом все более обильные и густые. А твоя кожа оставалась младенчески гладкой. Что ж, для Тарантула одной заботой меньше. Но, как он тебе сказал, это не имело никакого значения. В любом случае благодаря инъекциям эстрогенов растительность на лице исчезла бы. Но ты так злился оттого, что получалось, будто ты помог ему, со своей смазливой девчоночьей мордашкой, как говорил Алекс…

Твое стройное тело с хрупкими запястьями и лодыжками сводило с ума Тарантула. Однажды вечером он даже спросил тебя: может, ты тоже гомосексуалист? Тебе было непонятно, что означает это «тоже». Нет, гомиком ты не был. Не то чтобы вообще не возникало искушения, но по настоящему ты никогда не пробовал. Тарантул тоже не был голубым, как ты поначалу решил. Тебе пришло такое в голову в тот первый день, когда он щупал тебя. Ты перепутал осмотр и ощупывание. Вспомни, тогда, в самом начале, ты был еще привязан. Ты робко протянул к нему руку. И он отхлестал тебя по щекам.

Тогда ты не мог прийти в себя от изумления. А зачем вообще он захватил тебя, разве не для того, чтобы использовать как сексуальную игрушку? Это было единственное объяснение его поведению, которое пришло тебе в голову… Грязный педик, гнусный маньяк, ему нужно было заполучить хорошенького мальчика в безраздельное пользование. При этой мысли тебя охватило бешенство, но потом ты сказал себе: ничего, я сыграю с ним в эту игру, пусть делает, что ему вздумается, в один прекрасный день я все равно сбегу, потом вернусь с Алексом, и мы разорвем ему глотку!

Но тебе пришлось играть совсем в другую игру, и против твоей воли. Ту, правила в которой устанавливал Тарантул: сколько выпало очков, на то количество клеток и передвигается фишка, а все в целом представляло собой лестницу, ведущую вниз… Клетка/страдание, клетка/подарок, клетка/уколы, клетка/пианино… Клетка/Винсент, клетка/Ева.
Вторая половина дня выдалась для Лафарга утомительной: многочасовая операция, ребенок с обожженными лицом и шеей, нужно было пересадить кожу, тщательно нарезанную на лоскуты.

У выхода из клиники он отпустил Роже и вернулся в Везине один, по пути остановившись у цветочного магазина, в котором заказал великолепный букет.

Когда он увидел, что вход на второй этаж открыт, а на двери в квартиру Евы отодвинуты задвижки, то отшвырнул цветы и, взбешенный, взбежал по лестнице. Табурет у пианино был опрокинут, ваза разбита. Платье и белье валялись на полу, покрывало исчезло. Туфли на высоких каблуках тоже стояли здесь, возле кровати, одна туфля была расплющена.

Ришар вспомнил одну странную подробность: решетка входных ворот была распахнута настежь, хотя утром Роже, как всегда, запер ее. Доставка товаров на дом? Лина, без сомнения, перед тем, как отправиться в отпуск, сделала кое какие заказы… Но почему отсутствовала Ева? Она сбежала… Принесли заказ, дома никого не было, Ева уговорила его отпереть замки.

Ришар в панике метался по комнате. Почему она оставила одежду, которую подготовила, это же было видно, специально сложила на кровати. И куда делось покрывало? Нет, эта история с доставкой не выдерживала никакой критики. Тем не менее однажды такое чуть было не случилось, это было около года назад, тоже во время отпуска Лины. К счастью, Ришар вернулся как раз вовремя, чтобы услышать, как Ева умоляет за дверью. Он успокоил парня, привезшего продукты из супермаркета: все в порядке, у его жены тяжелая депрессия, вот зачем эта запертая дверь и замки…

Что касается Лины и Роже, то этого мнимого «психического расстройства» Евы было вполне достаточно, чтобы избежать ненужных расспросов. Впрочем, Ришар был очень внимателен и нежен к жене, в этом году все чаще позволял ей выходить на улицу… Она даже иногда ужинала в гостиной на первом этаже. Умалишенная проводила дни напролет за пианино или мольбертом. Лина, ведя хозяйство в доме, не проявляла никакого любопытства.

Ничего необычного не было. Еву осыпали подарками. Лина однажды приподняла белую ткань, закрывавшую мольберт; увидев картину, где был изображен Ришар, но переодетый женщиной, в образе травести у стойки ночного бара, она сказала себе, что и в самом деле у хозяйки не все в порядке с головой. Хозяин достоин уважения, раз терпит все это: лучше было бы поместить ее в клинику, но как это выглядело бы, вы сами понимаете: жена профессора Лафарга в сумасшедшем доме! Достаточно того, что там находится его дочь!

Ришар в отчаянии упал на кровать. Он мял в руках платье Евы и тряс головой, словно пытаясь избавиться от наваждения.

Зазвонил телефон. Он поспешил на первый этаж и снял трубку. Голос был ему незнаком.

– Лафарг? Твоя жена у меня…

Сколько вы хотите, говорите, я заплачу… Ришар кричал, не в силах сдерживаться, голос его не слушался.

– Не напрягайся, мне надо совсем не это, плевал я на деньги. Вообще то потом поглядим, может, и монет подкинешь…

– Умоляю, скажите, она жива?

– Жива, жива.

– Только не делайте ей больно!

– Не бойся, ничего с ней не будет.

– Тогда что?

– Надо встретиться. Разговор есть. Алекс назначил Лафаргу встречу: сегодня в десять вечера, в аптеке у Оперы.

– Как я вас узнаю?

– Не волнуйся! Я сам тебя узнаю… Приходи один, и не вздумай валять дурака, а то ей не поздоровится.

Ришар стал заверять, что все будет в порядке. Собеседник уже повесил трубку.

Ришар сделал то же самое, что Алекс несколько часов назад. Он взял бутылку скотча и отхлебнул прямо из горла. Он спустился в подвал, чтобы убедиться, что там все в порядке. Двери были закрыты, так что здесь неожиданностей быть не должно.

Что это за тип? Бандит, конечно. Однако никакого выкупа он не потребовал, по крайней мере пока. Ему нужно что то другое, но что?

Про Еву он ничего не сказал. Первое время, когда у него появился Винсент, Лафарг принимал все меры предосторожности, чтобы присутствие пленника осталось в тайне. Впрочем, когда ситуация с Евой более или менее прояснилась, он уволил двоих слуг, предшественников Лины и Роже, которые работали у него уже давно. Он боялся, как бы полиция не напала на след. Родители Винсента не прекращали поисков, ему это было известно из местных газет… Разумеется, все прошло успешно, он захватил Винсента глубокой ночью, далеко от деревни, уничтожил все следы, но кто знает?.. Поскольку он написал заявление в полицию по поводу Вивианы, кто то случайно мог сопоставить факты… Маловероятно, но, в принципе, возможно.

С тех пор прошло много времени. Пол го да, год, затем два, теперь уже четыре… Дело было забыто и похоронено.

Если бы этот тип узнал, кто такая Ева, он бы разговаривал совсем иначе, он не сказал бы «твоя жена». Он явно думал, что Ева и Ришар женаты. Лафарг появлялся иногда с ней на людях, и все думали, что он завел молоденькую любовницу. Вот уже четыре года, как он порвал всякие связи с прежними приятелями, которые объясняли его затворничество болезнью Вивианы. Бедняга Ришар! – говорили они, судьба наносит ему удар за ударом: жена погибла в автокатастрофе десять лет назад, теперь вот дочь оказалась в психиатрической клинике, какая судьба!..

Люди, которых он знакомил с Евой, были всего лишь коллегами по работе, сотрудниками. Когда он изредка появлялся на приемах, никто не удивлялся присутствию рядом с ним женщины. Восхищенный шепот, который сопровождал появление этой «любовницы», наполнял его радостью и… профессиональной гордостью.

Нет никаких сомнений, этот тип ничего не знает о Винсенте. Тогда что ему нужно?

На свидание с Алексом Лафарг явился раньше условленного времени. Он топтался на тротуаре, не обращая внимания на людей, которые со всех сторон толкали его, входя в аптеку или выходя оттуда.

Каждые пятнадцать секунд он бросал нетерпеливый взгляд на часы. Наконец Алекс появился, предварительно убедившись, что врач действительно пришел один.

Ришар всматривался в лицо Алекса, квадратное, грубое.

– Ты на машине?

Ришар указал на припаркованный неподалеку «мерседес».

– Поехали…

Алекс знаком велел ему сесть за руль и завести мотор. Из кармана он вытащил кольт и положил его себе на колени. Ришар внимательно разглядывал спутника, стараясь отыскать хоть что нибудь, проливающее свет на его поведение. Поначалу Алекс хранил молчание. Он говорил только «прямо», «налево», «направо»; «мерседес» покинул квартал Оперы и теперь описывал круги по всему Парижу, от площади Согласия по набережным, от Бастилии до Гамбетта… Алекс не отрывал глаз от зеркала заднего вида. Убедившись, что Ришар не звонил в полицию, он решился наконец заговорить:

– Ты хирург?

– Да… Я руковожу отделением восстановительной хирургии в…

– Знаю, а еще у тебя клиника в Булони. Твоя дочь сумасшедшая, она сидит в психушке, в Нормандии, видишь, я все о тебе знаю. А твоя жена ничего, сейчас она привязана к батарее, в подвале, так что слушай меня внимательно, а не то больше никогда ее не увидишь… Я тебя видел по телевизору.

– Да, я давал интервью месяц назад, – согласился Ришар.

– Ты рассказывал, как переделываешь носы, как разглаживаешь кожу у старух, и все такое, – продолжал Алекс.

Ришар уже все понял. Он вздохнул. Ева тут была ни при чем, этому типу нужен был он сам.

– Меня ищет полиция. Я завалил одного копа. Мне конец, если физиономию не поменяю. А займешься этим ты… Ты же говорил, что давно это делаешь. Я один, у меня никого нет, терять мне нечего. Если попробуешь настучать полиции, твоя жена сдохнет с голоду у меня в подвале. Если вздумаешь со мной шутить, повторяю, терять мне нечего. Я на ней отыграюсь. Если меня схватят по твоей милости, я никогда не скажу, где она, и она сдохнет и еще помучается перед смертью.

– Понятно, я согласен.

– Ты уверен?

– Конечно, только пообещайте, что не сделаете ей ничего плохого.

– Значит, любишь ее? – кивнул Алекс.

Бесцветным голосом, еле слышно, Ришар произнес что то вроде «да».

– Ну и как это все будет? Ты меня приведешь в отделение, или нет, давай прямо в свою клинику, так будет лучше.

Ришар вел машину, судорожно стиснув руль руками. Во что бы то ни стало надо было убедить этого типа приехать в Везине. Сразу видно, соображает он не очень хорошо. Наивность его поступка прямо таки бросалась в глаза. Ему даже не пришло в голову, что, когда ему дадут анестезию, он полностью окажется в руках хирурга. Идиот, самый настоящий идиот! Он верил, что, похитив Еву, сможет выкрутиться. Право, это даже смешно. Да, его нужно уговорить приехать в Бенине, в клинике Лафарг был бессилен и дурацкий план похитителя имел бы все шансы осуществиться, потому что никогда и ни за что на свете Ришар не стал бы вмешивать в это дело полицию.

– Послушайте, – сказал он, – мы можем выиграть время. Такого рода операции нужно долго и тщательно готовить. Надо делать анализы, исследования, вы хоть представляете, что это такое?

– Не считай меня полным кретином…

– Так вот, если вы появитесь в клинике, возникнет много вопросов, такие хирургические вмешательства расписаны на много недель вперед, существует очередь, план…

– А разве не ты хозяин? – удивленно спросил Алекс.

– Я, но, если вас разыскивают, вы должны понимать, что чем меньше людей вы встретите, тем лучше будет для вас.

– И что теперь?

– Мы поедем ко мне, я покажу вам, что возможно сделать в вашем случае: рисунок нового носа, потом, у вас второй подбородок, можно его убрать, ну и все такое…

Алекс по природе был недоверчив, но тут ему пришлось согласиться, – аргументы были убедительны. Похоже, все идет, как предполагалось: эскулап трясется за свою бабу.

Когда они приехали в Везине, Лафарг предложил Алексу расположиться поудобнее. Они находились в кабинете; Ришар достал папку с фотографиями и отыскал изображение человека, смутно напоминавшего Алекса. Белым фломастером он заштриховал нос и начертил новые контуры, уже черным цветом. Алекс следил за его действиями, не в силах скрыть изумления. Потом Лафарг проделал то же самое с двойным подбородком. На отдельном листе бумаге он быстро набросал портрет Алекса таким, какой он есть, анфас и в профиль, и другой, изображающий новое лицо Алекса.

– Ну, супер! Если ты меня таким сделаешь, можешь за свою жену не беспокоиться.

Алекс взял первый рисунок и порвал его на мелкие кусочки.

– Надеюсь, после операции ты не побежишь в полицию, чтобы сделать фоторобот? – обеспокоенно поинтересовался он.

– Не говорите глупостей, все, что мне нужно, это получить Еву.

– Так ее зовут Ева? Ладно… Имей в виду, меня не проведешь.

Лафарг был отнюдь не глуп: в любом случае этот тип явно намеревался прикончить его сразу после операции. Что касается Евы…

– Послушайте, не будем терять время. Прежде чем приступить к операции, я должен провести исследования, – заявил он. – Здесь, в подвале, у меня оборудована небольшая лаборатория, мы можем отправиться туда немедленно.

Алекс нахмурил брови.

– Здесь?

– Ну да, – раздраженно ответил Ришар и заставил себя улыбнуться. – Я довольно часто работаю вне клиники.

Они одновременно поднялись, и Ришар показал лестницу, ведущую в подвал. Помещение было очень большим, там имелось несколько дверей. Лафарг открыл одну из них, зажег свет и вошел. Алекс последовал за ним. Он вытаращил глаза, пораженный открывшимся перед ним зрелищем: на каменном полу выстроились непонятные аппараты, в застекленном шкафу блестели инструменты. Сжимая в руке кольт, он обошел этот операционный мини блок, оборудованный Ришаром со знанием дела.

Он остановился перед столом, осмотрел закрепленный над ним мощный осветительный прибор, который в данную минуту был потушен, взял в руки и повертел маску для наркоза, проверил содержимое стеклянных баллонов. Что в них находилось, он, разумеется, не имел представления.

– Это что такое? – спросил он, не в силах скрыть изумления.

– Это… моя лаборатория…

– Ты что, здесь людей оперируешь?

Алекс указал на стол, большой прожектор.

Он вспомнил, что вроде бы видел похожие предметы по телевизору во время того репортажа.

– Нет, конечно. Но, вы понимаете, мы должны делать опыты… на животных.

Ришар чувствовал, что по лбу его струится пот, сердце бешено стучало, но он изо всех сил старался не показать свой страх.

Алекс в недоумении покачал головой. Да, это правда, он слышал о таком, врачи проводят кучу всяких опытов на обезьянах и вообще…

– Но тогда, послушай, мне не нужно ехать в клинику. Ты будешь меня оперировать здесь. Да? Раз у тебя есть все, что нужно, – сам предложил он.

Руки Лафарга предательски дрожали. Он засунул их в карманы.

– Чего тут думать? У тебя проблемы? – настаивал Алекс.

– Да нет… ну, может, чего то и не хватает.

– Сколько времени мне нужно валяться в постели после операции?

– О, совсем недолго. Вы молоды, сильны, и потом, это не такое уж травмирующее хирургическое вмешательство.

– И я смогу сразу же снять повязки?

– Нет! Придется подождать, по крайней мере неделю, – решительно заявил Ришар.

Алекс задумчиво шагал взад и вперед по комнате, проводил рукой по инструментам.

– Если ты будешь оперировать здесь, риск есть?

Лафарг уверенно покачал головой: да нет же, нет никакого риска.

– И ты будешь один, разве тебе медсестра не нужна?

– Это не имеет никакого значения, я справлюсь и один. Главное, не торопиться.

Алекс рассмеялся и решительно хлопнул врача по спине.

– Знаешь, что мы сделаем? – сказал он.

– Я устроюсь у тебя, и когда ты будешь готов, сделаешь операцию. Ну, скажем, завтра, а?

– Да… завтра, если вы хотите… Но пока вы будете… в общем, выздоравливать, кто станет заботиться о Еве?

– Не бойся, она в хороших руках.

– А я думал, что вы один.

– Нет, не совсем, главное, ты не трясись, ей ничего не сделают… Оперировать меня будешь завтра. На всю эту неделю мы останемся здесь вдвоем. Твоя служанка в отпуске, шоферу позвони и скажи, чтобы завтра не приходил… Если тебе здесь чего то не хватает, пойдем покупать вместе. Предупреди в клинике, что берешь отпуск. Давай, пошли…

Они поднялись на первый этаж. Алекс велел Ришару позвонить Роже прямо сейчас. Когда Ришар закончил разговор, Алекс показал ему на второй этаж.

Они поднялись в квартиру Евы.

– С твоей женой что, не все в порядке? Почему ты ее запираешь?

– Она… в общем, она странно себя ведет.

– Как дочь?

– Ну да, иногда…

Алекс запер дверь на все три замка и пожелал Лафаргу спокойной ночи. Внимательно осмотрев вторую комнату, он вышел прогуляться по парку. Ева, должно быть, начинала уже скучать там, в Ливри Гарган, но в целом все пока шло по плану… Через десять дней, сняв повязки, Алекс убьет Лафарга и – всем горячий привет! Через десять дней Ева, наверное, уже умрет. Но какое это имеет значение?

На следующее утро Алекс разбудил Лафарга очень рано. Тот спал на кровати прямо в одежде. Алекс приготовил завтрак, и они вместе поели.

– Пора ехать к тебе в клинику, чтобы взять то, что нужно. Ты будешь меня оперировать сегодня после обеда? – спросил он.

– Нет… надо еще анализы сделать, взять кровь.

– Ну да, понимаю, анализ мочи и все такое.

– Когда мне станут известны результаты, мы сможем начать. Скажем, завтра с утра.

Алекса это вполне устраивало. Докторишка производил впечатление человека точного и аккуратного. Отправляясь в Булонь, Алекс сам сел за руль «мерседеса». Лафарга он высадил прямо перед дверью клиники.

– Поторопись… а не то я приму меры.

– Не беспокойтесь, я буквально на одну минуту.

Ришар вошел в свой кабинет. Секретарша удивилась, увидев его так рано. Он попросил ее позвонить в Париж предупредить, что он не сможет сегодня присутствовать на утренней консультации. Затем, порывшись в шкафу с медикаментами, он достал оттуда два первых попавшихся флакончика, мгновение подумал и пошел за коробочкой со скальпелями, полагая, что эта деталь должна произвести на Алекса еще большее впечатление и окончательно убедить в серьезности его намерений.

Когда он снова сел в машину, Алекс прочел этикетки на лекарствах, открыл чехол со скальпелями и осторожно положил все это в отделение для перчаток. Возвратившись в Везине, они спустились в лабораторию. Лафарг взял у бандита анализ крови. Склонившись над микроскопом, он рассеянно смотрел на пластинку, смешал наугад несколько капель каких то реактивов и, наконец, стал расспрашивать Алекса о перенесенных заболеваниях.

Алекс был на седьмом небе. Он наблюдал за Лафаргом, заглядывал ему через плечо и даже на несколько секунд прижался глазом к окуляру микроскопа.

– Прекрасно, – сказал Ришар, – пока все в порядке. Нам даже не нужно ждать завтрашнего дня. Ваше здоровье выше всяких похвал. Вам нужно сегодня как следует отдохнуть. От обеда следует воздержаться, а вечером я уже смогу провести операцию.

Он приблизился к Алексу, прощупал нос и шею. Алекс вытащил из кармана набросок своего нового лица и развернул его.

– Вот так? – спросил он, показывая рисунок.

– Да… именно так, – подтвердил Лафарг.

Вытянувшись на кровати Лафарга, который устроился в другой комнате, Алекс несколько часов наслаждался отдыхом. Ему хотелось немного выпить, но это было запрещено. В шесть вечера он отправился за хирургом. Он чувствовал напряжение: мысль о том, что вскоре предстоит оказаться на операционном столе, не давала ему покоя. Ришар успокоил его, заставил раздеться. Алекс нерешительно отложил свой кольт.

– Не забудь о жене, эскулап, – пробормотал он, вытягиваясь на столе.

Ришар включил мощную лампу. Яркий свет казался просто ослепительным. Не выдержав его накала, Алекс прикрыл глаза. Вскоре рядом появился Лафарг в белом балахоне и маске. Успокоившись, Алекс улыбнулся.

– Начнем? – спросил Лафарг.

– Начнем… И не делай глупостей, если хочешь увидеть свою жену!

Ришар запер дверь блока, достал иглу, приблизился к Алексу.

– Этот укол поможет расслабиться. Затем, через четверть часа, я вам дам анестезию.

– Понял… Только без глупостей.

Кончик иголки осторожно вошел в вену.

Алекс видел над собой улыбающееся лицо хирурга.

– Без глупостей! Давай без глупостей…

Внезапно он погрузился в сон. В последнее мгновение бодрствования он успел понять, что только что произошло нечто непредвиденное.

Ришар сорвал маску, погасил лампу и взвалил бандита себе на спину. Открыв дверь блока, он вышел в коридор и, спотыкаясь, дошел до другой двери, ведущей в подвал.

Повернув в замке ключ, он вошел внутрь и понес Алекса к стене, поросшей мхом. Диван и кресло по прежнему находились здесь, так же как и другие вещи, прежде принадлежавшие Винсенту. Он приковал Алекса цепью к стене, стянул оковы потуже, вынув для этого несколько звеньев. Затем он вернулся обратно в блок, взял в ящике шкафа катетер и прикрепил его к вене предплечья: если Алекс проснется, он, даже связанный, сможет бороться и не даст Ришару сделать новый укол… Лафарг не сомневался, что этому типу, затравленному и загнанному полицией в угол, терять действительно нечего, он найдет силы сопротивляться «классической» пытке, по крайней мере некоторое время. А Ришар спешил… Теперь оставалось только ждать.

Сбросив белый балахон прямо на пол, он отправился наверх за бутылкой скотча и стаканом. Затем, вернувшись, он устроился в кресле прямо напротив Алекса. Наркоз был слабым, пленник должен был вот вот проснуться.
1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

«Тарантул»: Азбука классика; спб.; 2008 isbn 978 5 352 02249 8 Аннотация Роман icon«Гордость и предубеждение»: Азбука классика; спб.; 2005 isbn 5 352 01536 4
Это — «Гордость и предубеждение» Джейн Остен. Книга, без которой сейчас не существовало бы, наверное, ни «психологического» романа,...
«Тарантул»: Азбука классика; спб.; 2008 isbn 978 5 352 02249 8 Аннотация Роман icon«Басни»: Азбука-классика; Санкт-Петербург; 2008 isbn 978-5-91181-799-2
По преданию, древнегреческий баснописец Эзоп жил в VI веке до н. э. О нем писали Геродот и Платон. Первый сборник из его устных басен...
«Тарантул»: Азбука классика; спб.; 2008 isbn 978 5 352 02249 8 Аннотация Роман icon«Последнее танго в Париже»: Азбука Классика; Москва; 2003 isbn 5 352 00917 3
Книга написана автором по его (совместному с Ф. Аркалли) сценарию и вышла в свет одновременно с фильмом Б. Бертолуччи с Марлоном...
«Тарантул»: Азбука классика; спб.; 2008 isbn 978 5 352 02249 8 Аннотация Роман iconВпусти меня
Издательская Группа «Азбука-классика»; Санкт-Петербург; 2009; isbn 978-5-9985-0445-7
«Тарантул»: Азбука классика; спб.; 2008 isbn 978 5 352 02249 8 Аннотация Роман icon«Лемони Сникет. Кровожадный Карнавал.»: Азбука классика; спб.; 2005 isbn 5 352 01409 6
Кровожадном Карнавале, они сумели одурачить графа Олафа, который, что и говорить, знал толк в маскировке и лицедействе. И самое главное,...
«Тарантул»: Азбука классика; спб.; 2008 isbn 978 5 352 02249 8 Аннотация Роман iconЯнуш Вишневский Одиночество в Сети «Одиночество в Сети»: Азбука Классика;...
Герои «Одиночества в сети» встречаются в интернет чатах, обмениваются эротическими фантазиями, рассказывают истории из своей жизни,...
«Тарантул»: Азбука классика; спб.; 2008 isbn 978 5 352 02249 8 Аннотация Роман iconЯнуш Вишневский Одиночество в Сети «Одиночество в Сети»: Азбука Классика;...
Герои «Одиночества в сети» встречаются в интернет чатах, обмениваются эротическими фантазиями, рассказывают истории из своей жизни,...
«Тарантул»: Азбука классика; спб.; 2008 isbn 978 5 352 02249 8 Аннотация Роман iconСписок новинок
Т, 2009; Санкт-Петербург : Астрель-спб, 2009 (Минск). 411, [2] с.; 20 см. Первая книга цикла "Воздаяние храбрости" "Черный гусар"....
«Тарантул»: Азбука классика; спб.; 2008 isbn 978 5 352 02249 8 Аннотация Роман icon«Человеческое, слишком человеческое»: Азбука-классика; спб.; 2007 isbn 978-5-91181-562-2
«меланхолично-смелой» книге Ницше призывает к перевороту всех привычных оценок и ценимых привычек, который осуществил он сам: «Это...
«Тарантул»: Азбука классика; спб.; 2008 isbn 978 5 352 02249 8 Аннотация Роман icon«Воин Рэдволла»: Азбука классика; спб; 2003 isbn 5 352 00205 5 Оригинал:...
Страна Цветущих Мхов мягко мерцала в туманной дымке, купалась в нежных росах рассвета, расцветала под солнечными лучами полдня, таяла...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница