«Тарантул»: Азбука классика; спб.; 2008 isbn 978 5 352 02249 8 Аннотация Роман


Название«Тарантул»: Азбука классика; спб.; 2008 isbn 978 5 352 02249 8 Аннотация Роман
страница6/7
Дата публикации11.06.2013
Размер1.41 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Банк > Документы
1   2   3   4   5   6   7

II
Алекс медленно выходил из состояния сна. Лафарг ждал, наблюдая за его реакцией. Не в силах больше терпеть, он встал и резко ударил его по щеке, чтобы побыстрее привести в сознание.

Алекс увидел цепи, этот подвал, беспорядочно загроможденный мебелью, забавные нарисованные окна обманки на стенах, море, горы… Он усмехнулся. Все было кончено. Он не скажет, где находится девка, пусть его пытают, ему все равно, смерти он не боится…

Врач наблюдал за ним, сидя в кресле и потягивая из стакана. Это был виски: бутылка стояла прямо на полу. Ну и сволочь! Он его все таки поимел, как последнего кретина. Ублюдок, как он тебя обошел, а ты и уши развесил… Алекс вынужден был признать, что остался в дураках.

– Значит, так, – произнес наконец Лафарг, – Ева находится в каком то подвале, привязана к радиатору. Одна.

– И она сдохнет там. Ты никогда не узнаешь, где она, – брызгал слюной Алекс.

– Вы с ней грубо обращались?

– Нет… Я хотел ее трахнуть, но решил оставить это удовольствие на потом. А надо было, а? Запомни, больше никто никогда на ней скакать не будет. Никогда. Раньше чем через две недели туда никто не заявится. А тогда будет уже поздно. Она сдохнет без воды и жратвы. И ты сам в этом будешь виноват. Когда нибудь ты увидишь ее скелет. Как тебе с ней было в кровати, а?

– Замолчите, – прошептал Лафарг, сжимая зубы. – Вы мне сейчас же скажете, где она…

– И не надейся, ты, ублюдок. Можешь на куски меня резать, я ничего тебе не скажу. Мне уже все равно. Если ты меня не прикончишь, так полиция достанет. Терять мне нечего, так и так сдохну, но и ты у меня поплатишься. Ничего не узнаешь.

– Узнаю, ты заговоришь, скотина безмозглая.

Ришар приблизился к Алексу, и тот плюнул ему прямо в лицо. Врач прижал его руку к стене, вывернув ладонь. Запястье было крепко привязано а широкие ремешки сверхпрочной изоляционной ленты, надежно приклеенные скотчем к бетону, пресекали всякую попытку пошевелить рукой.

– Смотри! – сказал Ришар.

Он указал на введенный в вену катетер. Алекса прошиб пот, он зарыдал от бессилия. Сволочь, он все таки его заставит говорить. С помощью лекарств.

Ришар показал ему иглу, которую ввел в катетер. Он медленно нажал на поршень. Алекс бился и выл, пытаясь выдернуть цепи, но все напрасно.

Теперь лекарство находилось уже в нем, текло по его венам. Он почувствовал, как на него накатывает дурнота, какой то ватный туман заволакивал понемногу его разум. Он перестал кричать и биться. Его остекленевший взгляд впился в Лафарга, тот смотрел на него, злобно усмехаясь.

– Как тебя зовут?

Ришар схватил его за волосы, поддерживая голову, которая безвольно заваливалась вперед.

– Барни… Алекс.

– Ты помнишь мою жену?

– Да…

Несколько минут спустя Лафарг уже знал адрес тайного дома в Ливри Гарган.

Низко по полу стелется стылое дыхание проникающего с улицы воздуха. Ты извиваешься, пытаясь перевернуться на бок, прижимаешься щекой к полу и наслаждаешься этими крохами свежести. Высохшее горло нестерпимо болит. Пластырь, заклеивший рот, стягивает кожу на лице.
Дверь открывается. Зажигается свет. Это Тарантул. Он бросается к тебе. Почему у него такой потрясенный вид? Он берет тебя на руки, осторожно, стараясь не причинить боли, отдирает клейкую ленту, вытаскивает кляп, покрывает лицо поцелуями, называет тебя «малышкой», в остервенении набрасывается на веревки, зубами развязывает узлы. Твои затекшие члены болезненно ноют, кровь вновь начинает свободно циркулировать в венах, путы уже не мешают.

Тарантул держит тебя в объятиях, прижимает к себе. Его рука, зарывшись в твои волосы, ласкает затылок. Он приподнимает тебя и почти выволакивает вон из этого ужасного подвала.

Ты осознаешь, что вы сейчас находитесь не в Везине, но в каком то другом доме… Что все это значит? Ударом ноги Тарантул открывает дверь. Это кухня. Не отпуская тебя, он берет стакан, наполняет его водой, заставляет тебя выпить, и ты пьешь долго, медленными глотками.

Тебя кажется, что в лёгких осело несколько кшограммов пыли; а теперь вот эта вода во рту: никогда еще тебе не доводилось испытывать таких приятных вкусовых ощущений.

Тарантул выносит тебя в гостиную, обставленную грубой дешевой мебелью. Он сажает тебя в кресло, становится перед тобой на колени, прижимается лбом к твоему животу, и его руки обвивают твою талию.

Тебе кажется, что все это происходит не с тобой, ты не присутствуешь при этом, но наблюдаешь откуда то извне, ты – зрительница в этом театре абсурда. Тарантул куда то пропал. Вот он возвращается, неся покрывало, которое оставил в подвале; он заворачивает тебя в это покрывало и выносит. На улице темно.

«Мерседес» ждет перед домом. Тарантул сажает тебя на переднее сиденье, сам устраивается за рулем.

Он говорит с тобой, начинает рассказывать какую то невероятную, безумную историю. Ты рассеянно слушаешь. Тебя, оказывается, похитил какой то бандит, чтобы его шантажировать… Бедный Тарантул, он сошел с ума, он путает вымысел с реальностью, он сам уже не различает, где кончается жизнь и начинается спектакль, поставленный им самим. Нет… Тебя не обманет эта нежность, тебе прекрасно известно, что он хочет заставить тебя страдать еще сильнее, чтобы наказать тебя, хотя куда уж сильнее…

Остановившись на красный свет, он поворачивает к тебе голову. Он улыбается, вновь запускает руку в твои волосы и ласкает тебя.

Когда вы приезжаете в Везине, он вносит тебя в гостиную, укладывает на диван. Затем отправляется в твою комнату, возвращается, неся в руках пеньюар, набрасывает его на тебя и исчезает снова… Потом опять появляется, на этот раз с подносом: еда, питье. Он дает тебе какие то таблетки, ты не знаешь, что это такое, но это не имеет никакого значения.

Он заставляет тебя поесть, настаивает, чтобы ты взяла йогурт, фрукты.

Когда с едой покончено, глаза твои сами закрываются, ты истощена и разбита, день был слишком тяжелым. Он уносит тебя на второй этаж, укладывает в постель; последнее, что ты видишь перед тем, как погрузиться в сон,  – это он, сидит возле постели и держит тебя за руку.

Ты просыпаешься… Струится рассеянный свет, без сомнения, это раннее утро. Тарантул все еще здесь, возле тебя, в кресле, он спит, дверь комнаты широко распахнута.

Ноги все еще болят, веревки были стянуты слишком туго. Ты слегка отстраняешься, чтобы лучше рассмотреть Тарантула. Ты вновь думаешь об этой невероятной истории, которую он тебе рассказал. Какой то гангстер? Ну да, беглый бандит в розыске, он хотел, чтобы Тарантул переделал ему физиономию! А тебя он захватил в заложники!

Мысли путаются… Тебя вновь обволакивает сон. И в этом сне тебя преследуют кошмары. Каждый раз это одна и та же картина: хохочущий Тарантул, ты распластан на этом столе, ослепительный, нестерпимо резкии свет лампы быт в глаза. На Тарантуле белая блуза хирурга, белая шапочка, он присутствует при твоем пробуждении и смеется во всю глотку.

Ты, еще не придя в себя, слышишь этот хохот, он режет уши, тебе хотелось бы еще немного поспать, но нет, действие наркоза уже закончилось… Как это все долго, ты словно откуда то возвращаешься, картины из твоего сна еще такие яркие и живые, а Тарантул хохочет… Ты поворачиваешь голову, рука привязана, нет, привязаны обе руки. В сгиб возле локтя введена игла, она соединена с трубкой. Над головой мерно раскачивается бутылочка с раствором, из которой выходит капельница… Ты чувствуешь головокружение и слабость, но постепенно где то внизу живота возникает боль, она становится все сильнее, а Тарантул хохочет…

Бедра раздвинуты и неудобно вывернуты, тебе больно. Колени тоже привязаны к каким то приспособлениям, странные металлические трубки… Это… похоже на кресло, которое используют гинекологи, для осмотра… Господи, эта боль в области паха, она восходит к животу, куда то в брюшную полость. Ты пытаешься приподнять голову, чтобы увидеть, что там, а Тарантул все хохочет.

– Подожди, мой милый Винсент, я сейчас тебе помогу…

Тарантул приподнимает твой затылок, берет зеркало, устанавливает его тебе между ног. Ты ничего не видишь, ничего, только комок окровавленной марли и две трубочки, выходящие из каких то склянок…

– Скоро ты сможешь рассмотреть все лучше!  – говорит тебе Тарантул. И задыхается от смеха.

– Ты понимаешь, что он сделал. Уколы, набухающие грудные железы, и вот теперь это.

Когда действие наркоза прошло окончательно, когда ты полностью пришел в сознание, ты долго кричал, выл, бился в своих путах. Он оставил тебя одного в этом блоке, в подвале, распластанного, привязанного к креслу.

Потом он вернулся. Склонился над тобой. Кажется, все это время он так и не прекращал смеяться. Он смеялся уже целую вечность.

Он принес небольшой торт, настоящий именинный торт с одной свечкой. Единственной.

– Мой дорогой Винсент, сейчас мы отпразднуем первый день рождения человека, которого тебе предстоит хорошо узнать: Евы!

Он указал на твой живот.

– Там больше ничего нет. Я тебе объясню. Ты больше не Винсент. Ты Ева.

Он разрезал торт, взял кусок и размазал его тебе по лицу. У тебя даже не было сил кричать. Улыбаясь, он съел другой кусок. Он откупорил бутылку шампанского, наполнил два бокала. Затем выпил свой, а другой вылил тебе на голову.

– Ну что, Ева, малышка, это все, что ты можешь мне сказать?

Ты спросил его, что он сделал. Это было очень просто. Он подкатил кресло к другой части подвала, той, где ты жил до сих пор.

– Дорогая моя, я, разумеется, не снимал на пленку операцию, которую только что сделал вам… Однако этот тип хирургического вмешательства весьма распространен, я вам все объясню с помощью вот этого фильма.

Он включил проектор… На экране, натянутом прямо на стене, появился операционный зал. Какой то голос, это был не Тарантул, комментировал происходящее:

«После воздействия гормонами, длившегося в течение двух лет, мы сейчас произведем вагинопластику у господина X., с которым до этого имели многочисленные предварительные беседы.

После курса анестезии для начала мы отрезаем часть головки полового члена длиной 1,2 сантиметра, затем снимаем кожу со всего члена до самого корня. Мы иссекаем ножку также под корень… Проделываем то же самое с сосудисто нервной дорсальной ножкой. Нам необходимо увести внешний слой пещеристых тел до корня полового органа…»

Невозможно было оторвать взгляд от этого зрелища, от этих людей в перчатках, которые виртуозно манипулировали скальпелем и зажимами, копаясь в живой плоти, так же как Тарантул копался в твоей.

«Следующая стадия предполагает вскрытие мошоночно перенеальной области, делаем надрез, останавливаясь в трех сантиметрах от анального отверстия; производим экстериоризацию полового члена и продолжаем иссечение кожи железы.

Конечная фаза – индивидуализация мочеиспускательного канала и разделение пещеристых тел по медиальной линии».

Тарантул все хохотал и хохотал… Время от времени он поднимался, чтобы отрегулировать изображение, затем возвращался, похлопывая тебя по щеке.

«Третья стадия – создание неовагины между уретральной плоскостью спереди и прямой кишкой сзади с постоянным контролем отслаивания.

Так происходит отслаивание неовагины, размеры которой четыре сантиметра в ширину и двенадцатъ тринадцатъ в глубину, затем закрываем передний зияющий край чехла из кожи полового члена и производим инвагинацию кожи полового органа в неовагину.

Лоскут железы выводится наружу для создания неоклитора. Кожа мошонки, которую мы сохранили, очень тонкая, на ней также производится резекция: с ее помощью будут сформированы большие губы.

Перед вами тот же самый пациент несколько месяцев спустя. Результат можно назвать весьма удовлетворительным: вагина хорошего размера и вполне функциональна, клитор чувствителен, мочевыводящее отверстие находится в нужном месте, осложнения при мочеиспускании отсутствуют».

Пленка закончилась. Внизу живота чувствовались нестерпимый зуд и боль. Тебе захотелось помочиться. Пришлось сказать об этом Тарантулу… Он поставил тебе зонд, и тогда пришло это странное ощущение, совсем новое восприятие твоего пола. Из твоей глотки опять вырвался крик.

Этот ужас невозможно было описать словами, ночью одолевала бессонница. Тарантул вкалывал тебе транквилизаторы. Позже он развязал тебя, чтобы заставить пройти несколько шагов. Маленькими шагами ты шагала по кругу. Между ног болтался зонд и какие то трубки, соединенные с пустыми склянками, в которые капало то, что выходило из тебя. Одну из них держал Тарантул, другая оказалась засунута в карман твоего халата… Сил не было. Тарантул вывел тебя из подвала и устроил в небольшой квартирке наверху. Там имелись будуар, спальня… Ты была ослеплена. В первый раз за два года ты покидала свою тюрьму. Солнце залило твое лицо. Это было очень приятно.

Твое выздоровление длилось очень долго. Зонд исчез, склянки тоже. Осталась только эта дыра там, между ног. Тарантул вложил тебе в вагину какой то жгут. Как он объяснил, это было необходимо, чтобы отверстие не заросло. Тебе пришлось носить его несколько месяцев. Чуть повыше имелось одно очень чувствительное место: твой клитор.

Дверь в твою комнату всегда оставалась закрыта. Через щели в затворенных ставнях тебе удавалось разглядеть парк, маленький пруд, даже пару лебедей. Тарантул приходил навещать тебя каждый день, оставался на несколько часов. Вы говорили о твоей новой жизни. О том, каким ты стал… Стала.

Вновь началась игра на пианино, занятия живописью… Поскольку у тебя были груди и это отверстие между ног, оставалось только исполнять предложенную тебе роль. Сбежать? Вернуться к себе после того, как прошло столько времени? К себе? Разве это называется «к себе», то самое место, где когда то жил некий Винсент? Что скажут те, которых он знал когда то? Выбора у тебя не оставалось. Макияж, прически, духи… И однажды Тарантул привел тебя в аллею Булонского леса. Это был предел, ничто больше уже не могло тебя ни поразить, ни задеть.

А сейчас этот человек спит рядом с тобой. Должно быть, ему очень неудобно, вот так скрючиться в кресле в неудобной позе? Когда он нашел тебя в подвале, то стал тебя целовать, ласкать, заключил в объятия. Дверь открыта. Чего он хочет теперь?
Ришар открыл глаза. Страшно ломило поясницу. Это было какое то странное ощущение: всю ночь напролет бодрствовать возле Евы, потом что то произошло, какой то звук, похожий на шелест одеяла, и вот Ева выпрямляется в постели, внимательно следит за ним в свете наступающего утра… Она здесь. Здесь, в постели, глаза ее широко раскрыты. Ришар улыбается, встает, потягивается, распрямляя затекшие мышцы, садится на край кровати. Он говорит, опять переходя на прежнее «вы», принятое им с самого начала, что выглядит довольно абсурдно, раньше это «выканье» казалось выхлопами ненависти.

– Вам будет лучше, – говорит он. – Все прошло. Я… в общем, все кончено, вы можете уехать, я все устрою с документами, твоим новым паспортом, так делается, ты ведь знаешь? Ты пойдешь в полицию и скажешь им..

Ришар все говорит и говорит, словно боясь остановиться, и эти жалкие слова кажутся признанием его поражения. Полного и унизительного поражения, которое наступило слишком поздно, словно в наказание за давно угасшую ненависть.

Ева поднялась, пошла в ванную комнату, приняла душ и оделась. Она спустилась в гостиную. Ришар нашел ее на берегу пруда. Он часто приходил сюда и бросал лебедям хлебные крошки. Она села на корточки на берегу, свистом подозвала птиц. Она подплыли и стали клевать прямо из ее ладони, вытягивая шею, чтобы проглотить корочки.

Погода была ослепительно солнечной. Они вместе вернулись на виллу и сели рядом на качели возле бассейна. Так они сидели довольно долго, один возле другого и не произносили ни слова.

– Ришар? – наконец позвала Ева. – Я хочу увидеть море.

Он обернулся к ней, долго смотрел на нее безмерно грустным взглядом, затем кивнул. Они вернулись в дом, Ева пошла за сумкой, затолкала туда какие то вещи. Ришар ждал ее в машине.

Они двинулись в путь. Она опустила боковое стекло и высунула руку, с наслаждением ощущая порывы ветра. Он посоветовал ей этого не делать, потому что ее могли покусать насекомые или поранить камешки, вылетавшие из под колес.

Ришар ехал очень быстро, проскакивая повороты с какой то яростью. Она попросила его не гнать так. Вскоре показались прибрежные скалы.

На галечном берегу в Этрета было черно от людей. Туристы толпились на берегу. Был отлив. Они прогуливались по тропинке, которая вилась вдоль скал и заканчивалась туннелем, через который можно было попасть на соседний берег, тот, где возвышалась знаменитая Полая Игла.

Ева спросила Ришара, читал ли он роман Мориса Леблана, ту самую безумную историю, в которой бандиты прятались в гроте, выдолбленном внутри остроконечной вершины. Нет, Ришар не читал… Смеясь, он сказал с некоторой горечью в голосе, что его профессия не оставляет ему свободного времени. Она настаивала: ну как же, это Арсен Люпен, про него все знают!

Они продолжили прогулку и на этот раз направились в противоположную сторону, к городу. Ева проголодалась. Они заняли столик на террасе ресторанчика, в меню которого имелись блюда из даров моря. Она заказала себе морское ассорти, большое блюдо устриц, различных моллюсков, ракушек. Ришар только попробовал клешню морского паука и оставил ее заканчивать трапезу в одиночестве.

– Ришар, – спросила она, – что эта за история с гангстером?

Он вновь стал рассказывать ей, как вернулся в Везине, увидел пустую комнату, взломанные замки, как сходил с ума, недоумевая по поводу ее исчезновения. О том, как наконец он сумел ее найти.

– А этот тип, ты его отпустил? – настаивала она, по прежнему недоверчивая и подозрительная.

– Нет, он остался в подвале, связанный.

Он произнес это тихим, бесцветным голосом.

Она чуть не задохнулась.

– Ришар! Но надо же пойти туда, ты же не можешь позволить, чтобы он сдох там!

– Именно этого он и заслуживает, он причинил тебе боль.

Она стукнула кулаком по столу, чтобы вернуть его к действительности. Она не могла отделаться от ощущения, что является действующим лицом какой то пьесы абсурда в нелепых декорациях: белое вино в стакане, остатки краба на тарелке и этот, такой неуместный в данной обстановке, разговор про какого то типа, гниющего в подвале дома в Везине. Его отсутствующий взгляд был устремлен куда то мимо. Она настаивала на том, чтобы отправиться в обратный путь немедленно. Он тотчас же повиновался. У нее было ощущение, что если она попросит его броситься с высокой скалы, он безропотно согласится.

Было уже довольно поздно, когда они вернулись на виллу. По лестнице, ведущей в подвал, он спускался на шаг впереди нее. Он открыл дверь, зажег свет. Парень, разумеется, находился там, стоял на коленях, с руками, вывернутыми цепями, которые были ей так хорошо знакомы. Когда Алекс поднял голову, она издала пронзительный крик, похожий на жалобный вой раненого животного, которое не может постичь, что с ним произошло.

Согнувшись пополам, не в силах вздохнуть, она показывала пальцем на пленника. Она бросилась в коридор, упала на колени, ее вырвало. Ришар поспешил к ней, опустился рядом, поддерживая ее лоб.
Так, стало быть, вот он какой, последний акт! Тарантул от начала и до конца выдумал эту бредовую историю с гангстером, только чтобы усыпить твое недоверие. Он задабривал тебя ласками, выполнял любые капризы, как, например, этот: увидеть море,  – и все это, чтобы столкнуть в пропасть бездонного кошмара!

И эта хитрость, чтобы ты обнаружила Алекса, плененного, как и ты четыре года назад, имела лишь одну цель: еще сильнее растоптать тебя, еще ближе – а разве возможно еще ближе? – подтолкнуть к безумию…

Да, в этом и состоял его план! Ему было недостаточно унизить тебя, заставив заниматься проституцией. После того как он искромсал, выхолостил, изуродовал тебя, разрушил твое тело, чтобы создать другое существо, игрушку из плоти. Нет, все это было лишь игрой, прелюдией к его истинному плану: сделать тебя безумной, как его собственная дочь!.. Поскольку тебе удалось выстоять после всего того, что он с тобой сотворил, ему пришлось увеличить ставки!

Делая ход за ходом в своей дьявольской игре, он подвергал тебя все большему унижению, все сильнее погружая с головой в черные, зловонные помои, и время от времени вытаскивал оттуда за волосы, не давая захлебнуться окончательно, чтобы наконец нанести последний удар: Алекс!

Тарантул не безумен, это гений. Кто еще мог бы научно разработать и мастерски осуществить эту прогрессию, это последовательное и неумолимое низвержение в ад? Какой жестокий ублюдок, он недостоин жить!

Алекс, он ничего из него не вытянет, ему следовало бы это знать. Он же не собирался подвергать его таким же мучениям. Алекс был крепким увальнем, рабочей скотиной, когда то он развлекал тебя, ты мог делать с ним все, что угодно, он таскался за тобой повсюду, как собачонка.

С ним Тарантулу не удалось бы сделать ничего: этому простому деревенскому парню было далеко до изысканных манер, какие отличали тебя, и выдрессировать его было бы невозможно. Может быть, он собирался заставить тебя его… Да, он был привязан, извивался голый, как червяк, именно этого и хотел Тарантул!

Он не насытился одним, ему нужны были они оба, в его полной власти. Четыре года, Тарантулу понадобилось четыре года, чтобы отыскать Алекса… Алекс, что с ним стало? Но главное, почему Тарантул смог его захватить? Ведь ты ничего ему не рассказывал!

Тарантул стоял здесь же, рядом с тобой. Он тебя поддерживал. По бетонному полу растекалась лужица рвотных масс. Тарантул шептал нежные слова: маленькая моя, деточка,  – он прижимал тебя к себе, вытирал твой рот носовым платком.

Дверь в соседнее помещение была открыта. Ты режим прыжком бросился в операционный блок и схватил лежащий на столе скальпель, затем медленно вернулся к Тарантулу, держа у груди направленное прямо на него острое тонкое лезвие.
1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

«Тарантул»: Азбука классика; спб.; 2008 isbn 978 5 352 02249 8 Аннотация Роман icon«Гордость и предубеждение»: Азбука классика; спб.; 2005 isbn 5 352 01536 4
Это — «Гордость и предубеждение» Джейн Остен. Книга, без которой сейчас не существовало бы, наверное, ни «психологического» романа,...
«Тарантул»: Азбука классика; спб.; 2008 isbn 978 5 352 02249 8 Аннотация Роман icon«Басни»: Азбука-классика; Санкт-Петербург; 2008 isbn 978-5-91181-799-2
По преданию, древнегреческий баснописец Эзоп жил в VI веке до н. э. О нем писали Геродот и Платон. Первый сборник из его устных басен...
«Тарантул»: Азбука классика; спб.; 2008 isbn 978 5 352 02249 8 Аннотация Роман icon«Последнее танго в Париже»: Азбука Классика; Москва; 2003 isbn 5 352 00917 3
Книга написана автором по его (совместному с Ф. Аркалли) сценарию и вышла в свет одновременно с фильмом Б. Бертолуччи с Марлоном...
«Тарантул»: Азбука классика; спб.; 2008 isbn 978 5 352 02249 8 Аннотация Роман iconВпусти меня
Издательская Группа «Азбука-классика»; Санкт-Петербург; 2009; isbn 978-5-9985-0445-7
«Тарантул»: Азбука классика; спб.; 2008 isbn 978 5 352 02249 8 Аннотация Роман icon«Лемони Сникет. Кровожадный Карнавал.»: Азбука классика; спб.; 2005 isbn 5 352 01409 6
Кровожадном Карнавале, они сумели одурачить графа Олафа, который, что и говорить, знал толк в маскировке и лицедействе. И самое главное,...
«Тарантул»: Азбука классика; спб.; 2008 isbn 978 5 352 02249 8 Аннотация Роман iconЯнуш Вишневский Одиночество в Сети «Одиночество в Сети»: Азбука Классика;...
Герои «Одиночества в сети» встречаются в интернет чатах, обмениваются эротическими фантазиями, рассказывают истории из своей жизни,...
«Тарантул»: Азбука классика; спб.; 2008 isbn 978 5 352 02249 8 Аннотация Роман iconЯнуш Вишневский Одиночество в Сети «Одиночество в Сети»: Азбука Классика;...
Герои «Одиночества в сети» встречаются в интернет чатах, обмениваются эротическими фантазиями, рассказывают истории из своей жизни,...
«Тарантул»: Азбука классика; спб.; 2008 isbn 978 5 352 02249 8 Аннотация Роман iconСписок новинок
Т, 2009; Санкт-Петербург : Астрель-спб, 2009 (Минск). 411, [2] с.; 20 см. Первая книга цикла "Воздаяние храбрости" "Черный гусар"....
«Тарантул»: Азбука классика; спб.; 2008 isbn 978 5 352 02249 8 Аннотация Роман icon«Человеческое, слишком человеческое»: Азбука-классика; спб.; 2007 isbn 978-5-91181-562-2
«меланхолично-смелой» книге Ницше призывает к перевороту всех привычных оценок и ценимых привычек, который осуществил он сам: «Это...
«Тарантул»: Азбука классика; спб.; 2008 isbn 978 5 352 02249 8 Аннотация Роман icon«Воин Рэдволла»: Азбука классика; спб; 2003 isbn 5 352 00205 5 Оригинал:...
Страна Цветущих Мхов мягко мерцала в туманной дымке, купалась в нежных росах рассвета, расцветала под солнечными лучами полдня, таяла...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница