Д. К. Обухов


Скачать 319.9 Kb.
НазваниеД. К. Обухов
страница3/3
Дата публикации07.03.2013
Размер319.9 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Биология > Документы
1   2   3
369

путей являются область заднего бугорка и вентральный таламус, однако нерешенность вопроса о гомологах этих отделов мозга не позволяет проводить сравнения. У наземных объем нисходящих путей диэнце-фального уровня прогрессивно уменьшается, и эфференты теперь преимущественно адресуются структурам, входящим в состав высших моторных систем мозга.

Вместе с тем общий объем, удельный вес и функциональная роль центральных надсегментарных структур, по-видимому, возрастает в ряду позвоночных. Об этом свидетельствуют как увеличение объема цереброспинальных и церебро-бульбарных путей, так и повышение их коллатера л изации.

Отметим, что у всех позвоночных определенная часть нисходящих к моторным центрам волокон берет начало непосредственно в сенсорных ядрах (ядра вестибулярного комплекса, одиночного пучка, нисходящее ядро тройничного нерва). Существенно, что объем таких связей в мозге круглоротых значительно выше, чем у других животных, что может свидетельствовать о древности подобного способа активации моторных отделов мозга. Тем не менее подобные связи сохраняются и в мозге высших позвоночных и обеспечивают протекание быстрых, часто защитного характера, реакций в ответ на определенные признаки сенсорного стимула. Возможно также, что присутствие в сенсорных ядрах высших позвоночных ретикулярных интегративных элементов является отражением начальной стадии последовательного процесса вычленения премоторных элементов, которые затем объединялись в самостоятельные надсегментарные отделы.

Вопрос о высших моторных системах у немлекопитающих практически не разработан. Вероятно, все наземные обладают стрио-паллидарной системой организации движений, что же касается аналогов пирамидной системы млекопитающих, то у рептилий, несмотря на существование сенсорных полей, приуроченных к разным отделам паллиума и сравнимых с первичными полями новой коры млекопитающих, отсутствуют связи паллиума с моторными ядрами ствола и со спинным мозгом. Доступ паллиаль-ных образований к исполнительным отделам мозга у них опосредуется стриатумом. У птиц же обнаружены проекции добавочного гиперстриатума и архистриатума в спинной мозг, аналогичные пал-лио-спинальным связям млекопитающих. Однако наличие таких связей не является, вероятно, однозначным свидетельством повышения общего эволюционного уровня животных, поскольку существуют сведения о подобных связях и у некоторых высокоорганизованных пластиножаберных. Вполне возможно, что формирование


370

связей паллиальных структур непосредственно с моторными образованиями мозга (минуя надсегментарные) следует рассматривать как распространение общих закономерностей организаций сенсорно-моторных взаимодействий на уровень конечного мозга при условии достаточной выраженности в нем сенсорного представительства.

Возможно также, что на уровне новой коры у млекопитающих имеет место воспроизведение нескольких типов организации сенсорно-моторных взаимодействий, представленных в стволе. Так, от многих сенсорных полей берут начало компоненты пирамидного тракта (вспомним, как реализуются прямые связи сенсорных ядер с моторными). Вместе с тем в ходе эволюции в новой коре дифференцируются зоны, куда поступает информация от сенсорных полей и нейроны которых постепенно образуют все больший объем пирамидного тракта. Удельный вес таких областей новой коры возрастает, причем наряду с сенсорными афферен-тами они получают все большее число входов от специализированных отделов ствола, вычленяющихся в пределах надсегментарных структур. Таким образом, эволюционные преобразования в тех участках новой коры, которые имеют отношение к центральной организации движений, вероятно, шли по тем же направлениям, что и в стволовых отделах мозга.

Следовательно, отделы мозга, участвующие в организации движений, обнаруживают разные уровни сложности. Наиболее простым способом сенсорно-моторных взаимодействий является конвергенция сенсорной информации на элементах самих же сенсорных структур, передающих ее в моторные ядра. Так, организуются реакции на конкретные, часто весьма немногочисленные признаки сенсорного сигнала - способ, сохранившийся у высших, распространенный в мозге низших и один из основных у примитивных позвоночных (например, у круглоротых). Особые премоторные структуры, постепенно дифференцирующиеся из ретикулярных образований, получают гетеромодальную информацию от стволовых отделов разных сенсорных систем и, активируясь, приводят к возникновению сложно организованных моторных реакций. Наконец, высшие моторные системы, способные влиять на многие надсегментарные отделы, обеспечивают возникновение и протекание поведенческих реакций с учетом процессов, проходящих во всех сенсорных'систейах и с учетом текущего состояния самого организма.

Таким образом, как в сенсорных, так и в Моторных системах позвоночных, принадлежащих разным таксонам, обнаруживается большое число сходных признаков. Это касается и общего плана организации, и характера установления сенсорно-моторных взаимодействий.
371

При этом в каждом конкретном случае можно обнаружить ряд специализаций, связанных с особой ролью тех или иных систем и дающих их обладателям возможности освоения новых экологических ниш. В этом случае и гистологическая и анатомическая характеристики предоставляют целый ряд доказательств более высокого уровня организации нервной системы.

Так, в сенсорных системах это может выражаться в увеличении числа нейронов, усложнении их структуры и характера связей, в преобладании ламинарной организации центров, увеличении и гипертрофии структур, а в ряде случаев и в расширении области представительства данной сенсорной системы за счет «захвата» соседних отделов.

В каждом из уровней моторных систем также очевидны признаки усложнения в результате адаптивной эволюции. Так, в моторных центрах возникают специализированные типы интернейронов (например, клетки Рэншоу и ЖС-клетки спинного мозга млекопитающих), в суп-распинальных трактах происходит разделение волокон - одна их часть адресуется мотонейронам, а другая - интернейронам, дающим начало длинным проприоспинальным путям. Наконец, у млекопитающих наблюдается появление волокон пирамидного тракта, осуществляющих не только активацию мотонейронов, но и оказывающих регулирующее действие на сенсорный афферентный поток. Процессы дифференциации мозга, проходящие в ходе развития каждого из крупных таксонов, приводят к образованию премоторных структур, а в их пределах - участков, лишенных связи с моторными центрами, но объединяющих разные надсегментарные образования (нижняя олива, пре-церебеллярные ядра ретикулярной формации, мелкоклеточная часть красного ядра - у всех высших позвоночных, мостовые ядра - у млекопитающих и птиц).

Подобные преобразования неизбежно приводят к возрастанию конвергенции на каждом из звеньев моторных систем. И в этом процессе значительная роль принадлежит сенсорным входам.

Это обстоятельство следует иметь в виду в том случае, когда мы пытаемся проанализировать интегративные системы мозга, которые наравне с сенсорными и моторными традиционно выделяют в мозге млекопитающих. Тем не менее интегративные элементы и их объединения, очевидно, имеются и у других позвоночных, поскольку лишь наличие субстрата гетеромодальной конвергенции обеспечивает в любом организме протекание некоторых наиболее сложных реакций для животных данного уровня развития. Признаки, по которым выделяются интегративные системы у млекопитающих (конвергенция разномодальной информации и доступ к исполнительным отделам мозга), совпадают со свойствами, характерными для многих структур центральной организации движений, в частности надсегментарных. Так, в большинстве случаев невозможно (даже у млекопитающих) разделить интегративные и премоторные

372

отделы: например, ретикулярная формация получает разнообразные сенсорные афференты, и во всех ее отделах имеются ретикуло-спи-нальные нейроны; другой наглядный пример - тектум, где конвергенция разномодальных сенсорных входов обнаруживается в ряде случаев на уровне отдельных эфферентных модулей.

Следовательно, иногда условность разделения над сегментарных и интегративных отделов мозга совершенно очевидна. Однако в мозге высокоорганизованных представителей из разных классов позвоночных можно обнаружить структуры, в которых высокий уровень конвергенции сенсорных входов не сопровождается связями с моторными или премоторными образованиями. Особенно велико число таких структур в ростральных отделах мозга высших позвоночных (миндалевидный комплекс, ассоциативные ядра таламуса, ДВК рептилий), однако, по имеющимся к настоящему времени сведениям, подобные отделы свойственны и мозгу низших позвоночных (вентральная тегментальная область, ядра шва). Часто функциональную роль подобных образований можно выяснить лишь исходя из характера структур, с которыми они объединены в систему. В этом случае доступ к моторным отделам мозга обеспечивается определенной структурой - выходным элементом системы. Примерами такого рода образований могут служить интерпе-дункулярное ядро, гипоталамус и ядро Гуддена - выходные элементы лимбической системы млекопитающих.

Организация сложных интегративных систем мозга немлекопитающих почти не изучена. Не вызывает сомнений, что системы, опосредующие формирование и закрепление новых форм поведения, должны существовать в мозге любого позвоночного животного - практически у каждого из них возможно формирование в течение жизни значительного разнообразия таких реакций. Однако из-за отсутствия сведений (систематическому исследованию подвергались лишь млекопитающие) некоторые функциональные понятия, разработанные для млекопитающих, нельзя перенести на других позвоночных. Это относится как к высшим интегративным системам, так и к высшим моторным. Между тем данные последнего десятилетия демонстрируют удивительное сходство в организации такой системы, как система неспецифической активации высших отделов мозга. Обнаруженная впервые у млекопитающих, она была позднее описана и у других позвоночных, включая хрящевых рыб. Кроме того, многие элементы лимбической системы присутствуют в четко дифференцированном виде у наземных позвоночных, а некоторые - и у рыб.
373

Таким образом, в тех случаях, когда сравнение функциональных систем мозга позвоночных разных классов возможно, обнаруживается удивительное сходство в их организации. Оно выражается как в структуре.центров, так и в характере связей.

Возможно, что сходство в структуре разных отделов является результатом многократного воспроизведения адекватной и функционально оправданной модели - например, ламинарное строение многих сенсорных центров, если они относятся к ведущей сенсорной системе; сохранение древнего, как полагают, способа организации связей - за счет ветвления дендритов в пределах соседних структур (у рептилий, птиц, млекопитающих). Наконец, модульный принцип организации центров, совершенный у млекопитающих, тем не менее свойствен и другим позвоночным. Подобное сохранение в эволюции ранее имевшихся признаков приводит к значительному разнообразию сочетаний различных характеристик организации мозга конкретного животного. Вместе с тем многие черты сходства связей объясняются, по-видимому, некоторыми жестко детерминированными закономерностями, которые являются базовыми для развития всех позвоночных животных - ими, вероятно, обусловлен топологический характер организации сенсорных и моторных систем, а также распределение медиаторноспецифичных проекций, которые оказываются во многом сходными у представителей всех изученных групп позвоночных.

Вместе с тем при сравнении ЦНС высокоорганизованных представителей позвоночных разных классов факт усложнения ЦНС несомненен. Это выражается в формировании и дифференциации дополнительных структур в каждой системе (например, медуллярные отделы слуховой системы у птиц и млекопитающих, эфферентное звено лимбической системы - ядро Гуддена - у наземных, аркуатные ядра и ядра моста у птиц и млекопитающих), и в усилении взаимосвязей между разными структурами мозга. Последним обстоятельством объясняется значительная условность отнесения некоторых отделов мозга к сенсорным, моторным или интегративным. Так, типичные, казалось бы, сенсорные структуры - вестибулярные ядра, дорсальное кохлеарное ядро, комплекс ЛКТ - одновременно являются и уровнями, где происходит конвергенция разномодальных влияний.

Другим следствием усложнения внутрицентральных связей является усиление взаимодействия между мозговыми системами. В этом отношении достаточно ярким оказывается пример функциональной роли миндалевидного комплекса у млекопитающих. Этот отдел мозга получает практически все сенсорные входы (за исключением вестибулярного), а основной объем эфферентов адресует структурам, входящим в состав восходящей активирующей системы мозга - медиаторноспецифичным ядрам ствола. Разносторонними


374

связями миндалевидного комплекса, вероятно, можно объяснить огромный спектр и вариативность нарушений, возникающих при его поражениях. Остается неясным, имеются ли подобные связи у других позвоночных, или они свойственны только плацентарным и обусловливают влияния их конечного мозга на систему регуляции всей ЦНС.

Другой пример, возможно, окажется справедливым для всех наземных позвоночных. Речь идет о формировании своеобразного отдела моторных систем, обеспечивающего видоспецифические вокализации. Если принять одну из существующих точек зрения, согласно которой эти реакции являются отражением внутреннего состояния животного, то следует допустить, что их возникновение является результатом специализации связей лимбической и моторных систем. Наконец, концепция вентрального стриатума, которая разработана для низших млекопитающих, оперирует данными об усилении взаимодействий структур, принадлежащих лимбической системе (эпиталамус) и моторной (вентральная часть стриатума).

Таким образом, филогенетические преобразования ЦНС, заключающиеся в совершенствовании и дифференциации ее отделов, специализации и выделении в ее пределах новых структур, - приводят к формированию соподчиненных, иерархически организованных комплексов, объединяющих структуры разных отделов мозга и участвующих в организации системных поведенческих реакций. Развитие таких систем идет как в направлении возрастания числа компонентов, так и установления все более тесных отношений между ними. Результатом этого может быть увеличение количества активированных структур, организующих ответные реакции, и обусловленная этим широкая вариативность поведения.
1   2   3

Похожие:

Д. К. Обухов iconМетодические рекомендации Выпуск 6 Москва 2003 г
Проведение телефонных социологических опросов в ходе избирательных кампаний кпрф. Комиссия ЦК кпрф по проведению выборных кампаний....
Д. К. Обухов iconТиповая инструкция по организации работы с активистами и сторонниками...
Типовая инструкция по организации работы с активистами и сторонниками кпрф. Комиссия ЦК кпрф по проведению выборных кампаний. Выпуск...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница