…посторонним вход строго воспрещен!


Название…посторонним вход строго воспрещен!
страница1/5
Дата публикации06.07.2013
Размер0.6 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Бухгалтерия > Документы
  1   2   3   4   5
~Вадим Сатурин~
Доза

…посторонним вход строго воспрещен!
Пролог
Добро пожаловать в ад!

Добро пожаловать в ад вездесущий, тотальный и жаркий! Чувствуете тепло огня? Изжога нашего общества…

Добро пожаловать в ад, расположившийся на нашей земле, пустивший корни в наше общество, разрушающий живое от тканей до последних клеток мозга.

Проходите, присаживайтесь, располагайтесь и чувствуйте себя как дома. Можете заварить себе чай или сварить крепкий кофе, можете достать из холодильника холодное пиво, откупорить его и ощутить вкус горечи на своих устах. Вы дома?.. Вы в аду?.. Нет, вы дома в аду среди людей!

Мы все погрязли в inferno. Один больше, другой меньше. Кто-то вляпался двумя ногами, кого-то трясина покрыла с головой, а кто-то только приобщается быть чертом с длинным хвостом, летать на метле и варить крысиные лапки в костре. Господи, мы умираем…

Мы все идем своей дорогой в ад. Мы все живём жизнь и умираем в ней в одиночку с закрытыми или открытыми глазами, смеясь или плача, кайфуя или беснуясь в кайфе.

Дорога в ад известна душе от рождения. Это кармическая память, работающая машинально и активизирующаяся в определенный момент. Пока оставим эти разговоры…

Меня зовут Илья Самсонов – я наркоман со стажем, я стою двумя ногами между раем и адом. Я начал свой путь около двух лет назад, когда моя жена – Екатерина Самсонова умерла от передозировки в одном из борделей Новосибирска. Её лицо было перекошено гримасой ужаса, на губах высохла пена, из вены левой руки торчал шприц полный крови, на полу лежала согнутая закопченная ложка. Вокруг моей жены в хлам «убитые» лежали жители этого маленького чистилища, которые отключались несколько раз за ночь и у которых, возможно, Катя взяла героин в кредит.

Как мне рассказал оперуполномоченный на подпольных рынках города появилась какая-то странная наркотическая смесь, разбавленного кодеином, ацетоном и прочей синтетикой. Эта херня не так сильно срывает голову, не галлюцинирует сознание и кажется, что нужно наполнить второй шприц, но… Это лишь иллюзия. Кровь, наполняясь зельем отправляет душу к Сатане за считанные секунды. Он лукаво улыбается и обнимает её любя.

Из-за фальшивки среди наркоманов увеличилось количество случаев передозировки. Врачи работали на убой, не успевая откачивать одного за другим. Часть из них отправлялась в морг с посиневшим лицом и вздувшимися глазами. Ужасное зрелище для неподготовленных.

В те дни, я еще ничего не употреблял. Конечно, бывали случаи, когда я выкуривал несколько сигарет марихуаны, но не более. Это чаще были спонтанные сдвиги в сознании в хорошей компании за городом.

Куда хуже обстояло дело с моей женой. Я отчетливо помню тот вечер, когда, зайдя в туалет застал её за кокаином. Катя сделала себе дорожку и уже было хотела затянуться ей, как я зашел внутрь. Я долго тряс её за плечи, бил по щекам, пытаясь привести в сознание, но как позже выяснилось - это был уже не первый случай. Она пристрастилась к кокаину, стараясь выпроваживать меня из квартиры в моменты своих упоений. В перерывах между этим, мы вместе курили план. В те дни она говорила мне, что никогда не станет употреблять ничего серьезней, но её билет на маршрут по направлению к преисподне уже был сформирован свыше. В течение нескольких лет она скатилась на самое дно. Её светлые волосы стали похожи на слипшиеся комья грязи, под глазами появились темные синие круги и мешки, бархатная кожа на лице и спине покрылась язвами, руки тряслись в агонии ломки, а жизнь превратилась в бесконечный поиск дозы на утро и вечер.

Практически три года назад мы сидели на балконе и пили пиво. Она только отошла от кайфа предыдущего укола и сказала мне:

- Илья, я клянусь. Завтра я сделаю себе последний укол. Джордж обещал мне занять нового героина, более слабого. Потом, я лягу в клинику и вернусь к тебе здоровым человеком и любящей женой. Потерпи, прошу. И, Илья, верь мне, - шептала она, а я понимал, что сейчас в ней говорит ангел, зарытый дьяволом в глубь.

- Верю, - кивнул я.

Я регулярно покупал ей новые шприцы, жгуты и ваты. Она положила всё необходимое в свою сумочку, кое-как накрасила губы и ушла за своей смертью навсегда. Вместе с ней умер и я…
^ Эпизод I. Тёмные улицы
У любого города в любом государстве есть две стороны.

Светлая.

Она напичкана красивой рекламой, глянцем, гламуром, пафосом. Она одета в цивильные пиджаки и брюки, красивые платья и обута в шикарные туфли. Она горит огнём эстрады, льётся дорогим вином, выкуривается элитными сигарами и дышит светом ярких неоновых огней. Меня тошнит от этой элитарности…

Но есть и другая реальность – тёмная.

Она начинается с подъездов и дворов окраин города, она пропахла запахом заводских труб, дымом и копотью, яростью и леностью каждого живущего человека. Тёмная сторона распространяет свои сети повсюду, плетёт паутину боли и страха для каждого человека. А если кто осмеливается в неё заглянуть, то страшный черный паук уже никогда не выпустит его из этого мира. Забитые до крышки тюрьмы, заколоченные намертво гробы, кишащие цинизмом и лицемерием офисом – это мир, в котором каждый из нас выживает сам, в одиночку, тет-а-тет со своим тёмным Я до самого последнего дня.

Мой город знает много мест, где можно обнаружить ад только выйдя из собственной квартиры, где легче наткнуться на лежащий шприц, чем на брошенный ребенком фантик от конфеты, где потухшие глаза знаменуют иссякнувшую в теле жизнь, а исколотые руки и иглы – дыры и гвозди в гробах.

Спустя два месяца после похорон жены, я стал искать этот мир, стал рыться в записных книжках и её телефоне, находя нужные контакты и выходя на нужных людей. Первым, кто числился в её записной книге был некий Джордж – известный мне поставщик героина, способный подсадить на иглу подростка-травокура или богатея-кокаинщика. Ему было плевать на человека и его социальный статус. Все люди для Джорджа – это объекты, то есть потенциальные покупатели, собаки, ходячие трупы, в сумме, все те, кто спустя год будет стоять на коленях, делать ему минет и выпрашивать дозу в кредит. Среди них, вероятно, была и моя жена. От одной мысли, в моём сердце изливалась магма вулкана. Мне хотелось, как можно скорей найти этого «вампира» и вырвать ему руки, даровать ему долгую и мучительную смерть на окраине города. Но!

Система современных дилеров настолько надежна, стабильна и безотказна, что мне – Илье Самсонову, в прошлом обычному сотруднику компании сотовой связи, нарушить её практически невозможно. Схема коррумпирована. Снизу вверх стоят свои люди, сверху вниз льются и отмываются грязные деньги. Да, я догадывался об этом, как догадываетесь сейчас и вы, но красивый номер телефона «пушера» Джорджа лукаво манил меня.

Я был жутко пьян, когда решился сделать звонок.

- Алло, да! Кто это? – раздался голос из динамика моего телефона.

- Эмм, алло. Это Джордж? – спросил я.

- Кто это?

- Я по поводу…

- Вы ошиблись, - прервал меня мужчина и спешно повесил трубку. Короткие гудки.

- Твою мать! – выругался я и отпил еще немного дешевого коктейля, который обжёг трещину на нижней губе. В желудке привычно ныло. Смесь кофеина, таурины, гуараны и алкоголя прожигало стенки сосуда.

Я сидел на балконе своей квартиры, выкуривая несколько сигарет подряд и постоянно думал о том, как бы мне поскорее выйти на этого мелкого дилера. Час за часом. Зачем? В ту ночь я не знал ответа…
Еще вначале, когда жена только подсела на героин, она мне говорила про те зоны города, где можно встретиться с дилером, если попасть в его проверенный список, купить несколько доз сразу и спокойно добраться до дома, не будучи пойманным полицией. На самом деле таких точек не так много. За многими «пушерами» установлена круглосуточная слежка. Незадействованные в коррупции правоохранительные органы только и ждут момента, чтобы сцапать торговца, выйти через него на более крупную рыбу. Конечно, вместе с ними часто попадаются и обычные рядовые наркоманы, сдающие моментально всех, у кого еще вчера покупали себе серьезную дурь.

Именно поэтому под угрозой сесть в тюрьму находятся не только торгующие ребята, но и покупающие сразу по несколько грамм. Зачастую дозу рассчитывают практически ювелирно. В бумажный пакетик кладут около 70-80 грамм, чтобы в случаи чего менты не могли пришить срок. Те находят свои способы, подсыпая недостающие граммы. Кому поверит судья – умирающему в ломке наркоману или капитану полиции? Исход очевиден и не в пользу первого.

Засветив свой личный номер телефона перед Джорджем, мне пришлось купить новую сим-карту. Больше двух недель я обрабатывал своего коллегу по работе, который охотно курил марихуану в подсобке и часто доставал её мне.

- Слушай, старик, - обратился к нему я холодной осенью. Я точно помню, что был октябрь и уже шел мокрый снег. – Ты не можешь свести меня с человеком, у которого можно регулярно покупать план?

- А чем тебе не нравятся мои услуги? – затягиваясь через бутылку, спросил он. – Тебя не вставляет этот план?

Он выдохнул ароматный дым, который несколько секунд покружился в складском помещении и был быстро выдут вентиляционной системой.

- Да, не. Олег, всё нормально. Просто, блин, не хочется тебя постоянно напрягать по таким пустякам, - сказал я. – Или это какая-то секретная информация?

- Ха, да прям! – засмеялся он. – Практически весь город знает, где у нас есть хорошая конопля, где не кидают и где можно купить много чего еще.

Он пододвинулся ко мне поближе и произнёс шепотом:

- Говорят, там еще много чего…

Я общался с Олегом Романовым и как с коллегой, и как с другом – он был неофициальным дилером, то есть торговцем сугубо для своих: друзей, подруг и самого себя. Такие мало, что знают про настоящих дилеров, такие употребляют сами и ведут более законный образ жизни. Час назад он переустанавливал операционные системы Linux в нашем офисе, а сейчас расслабляется вместе со мной и марихуаной.

Странный тип, который живёт только для себя.

- Как ты-то? – спросил он, приготавливая новую порцию и тыкая иголкой в натянутую на горлышко фольгу. – Отошёл уже?

- Да! Я знал, что всё плохо кончится, - ответил ему я.

Мы оба знали это. Хоть я в чем-то недолюбливал нашего сисадмина, всё же, больше мне не с кем было пообщаться на эту тему. Ни родители Кати, ни я не хотели общественной огласки произошедшей драмы. О том, что произошло на самом деле знали всего несколько человек. Романов был одним из них.

- Так ты дашь мне контакты? – спросил у него я, смотря на уже мутные глаза и расширенные зрачки, которые даже от яркого света дневных ламп не уменьшаются в диаметре.

- Хорошо. Сначала я узнаю сам, можно ли тебе будет позвонить. Возьму контакты и вперед. Дерзай, старина. Только это… Кхм… Илюх, если ничего не выгорит, то не дуйся.

- Конечно, - улыбнулся я.

Дни превратились в томительное ожидание результата. Я замкнулся на одной навязчивой идеи и, купив несколько башиков плана, стал курить его гораздо чаще, прокуривая ванную комнату, смоля в ночное время на балконе. Квартира постоянно напоминала мне о моей жене. Она смотрела на меня с фотографий на стенах, улыбалась на наших фотографиях в социальной сети. В шкафу до сих пор лежали её вещи.

В выходные я несколько часов напролёт лежал с её блузкой в обнимку и вдыхал аромат духов, которые подарил ей на 8 марта, за несколько месяцев до финала. Конец дороги в ад был очевиден!
Через несколько недель контакты человека, поставлявшего марихуану Олегу были у меня в кармане. Мы договорились встретиться около восьми вечера близ станции метрополитена «Площадь Маркса», со стороны ГУМа. Это место всегда кишит легавыми, но я знал, что в тот день в патрульной службе дежурил мой отличный знакомый и одноклассник – Антон Михайлов.

Сказать честно, мне неизвестно насколько он был честным служивым, но я отчетливо знал, что он – человек слова, и уж точно выручит в самых экстремальных ситуациях. Мне помнится, как однажды, я въехал на своём ВАЗ 2107 в иномарку. Тогда еще не было ни страхования, ни специальных служб. Всё решалось, не отходя от кассы. У тебя отбирали паспорт или другие документы, кидали ключи на капот и ставили на счетчик. Ночью я попал именно в такую передрягу и уже с разбитым лицом успокаивал свою жену, набирая номер Антона. Всё закончилось благополучно. Пришлось возместить нанесенный ущерб и только!

Именно поэтому, я был душевно спокоен за свою жизнь. Нет, не подумайте, что я решил сдать ментам этого мелкого дилера. Зачем? Маршрут налажен: он поставляет коноплю моему товарищу. Зачем нарушать спокойное течение жизни?! Но это лишь одна причина.

На обратной стороне медали находилась и моя сущность. За несколько недель ожидания телефона от Романова, я и сам пристрастился к этому делу. Да, я отчетливо осознавал, что теперь помимо сигарет и алкоголя, в моей жизни появился план – стёртая с рук пыльца травы, похожая на крапиву. Кому-то может показаться, что с легких наркотиков легко слезть! Увы… И у меня есть аргументы. Если вы считаете так, то почему не можете отказаться выпить в компании? Почему не можете бросить курить? Почему пьёте кофе по утрам? В сумме, это гораздо слабее марихуаны и привычка здесь больше психологическая, чем физическая, но… именно она не оставляет возможности слезть!

Почему я стал курить марихуану? Ответ мне неизвестен. Во всём, что окружало меня впервые месяцы после смерти Кати, я искал забвение. Забвение минутное, секундное, часовое… Мне хотелось, чтобы в моей жизни появилось какое-то существо или объект, способный одним взмахом руки снять боль с сердца, осознание того, что я – муж, не смог помочь своей жене слезть с иглы и разорвать чертов «билет на тот света». Совесть давит намного сильнее обычной физической боли. Её нельзя отключить. Она тревожит день и ночь, она окружает, берёт мысли в капкан и извращается над ними. Она отправляет мозг по короткому пути в ад, съеживая тело на диване в бессонные летние ночи, покрывая его потом и сжимая скулы до мышечной боли.

Я уже выкурил две сигареты, пытаясь заметить человека, похожего по описанию, которое мне дал Олег. Никого не было. Люди выходили из ГУМа, шли по направлению к метро с тяжелыми пакетами продуктов или вещей. Мне было всё равно. Я нервно смял пачку и бросил в урну, не заметив, как на моё плечо опустилась тяжелая рука.

- Кхм, это ты от Олега? – спросил меня голос за спиной.

Я обернулся. Передо мной стоял не высокий, но крепкий парень в серой куртке, спортивных штанах. В темноте еще сильнее сияли его белые кроссовки. Из под кепки туда-сюда бегали мутные карие глаза, а лицо покрывала трехдневная щетина.

- Да, - ответил я, распаковывая новую пачку и кидая плёнку прямо в мокрый снег. На улице холодало. Тёмная сторона города медленно выходила из сумрака и поглощала остатки света. Ярко горели ночные фонари.

- Что тебе надо? Хочешь что-то, что тебе не может достать Олег? – вновь спросил меня он. – Пойдем пройдемся. Расскажу подробнее.

Мы завернули за угол. Мимо нас проехал ментовской УАЗ со свеженькой надписью «Полиция». Никаких подозрений. Конечно, внешний вид этого дилера, действительно, походил на типичного барыгу из криминальных сериалов и боевиков, но через 15 минут диалога, я поменял своё мнение.

- Короче, мне Олег сказал, что ты свой, то есть в теме, - начал он. – Значит, говорим по факту, но без имён, фамилий. Только по кликухам. Я – Шарнир.

Он протянул мне руку.

- Шарнир?! – удивленно переспросил я.

- Да. Старое погоняло. Дали за то, что постоянно нахожусь в движении. Короче могу достать многое. Могу свести с нужными людьми. Могу дело подкинуть, - быстро протараторил он и попросил у меня сигаретку.

Мы шли вперед. Я аккуратно переступал лужи. Новосибирск был окружен холодом октября. Мне пришлось наглухо застегнуть куртку, чтобы осенний ветер не продул горло.

- А ты вообще, чем занимаешься? А, да… Ты же вместе с Романовым работаешь. Я в курсе. Так что тебе надо? Травы или чего лучше и крепче?

- Например, что?

- Сейчас на улицах сложности. Найти что-то среднее тяжело. Много химии, героина и марихуаны, а вот с коксом, да и вообще опиатами дело хуже. Могу предложить амфетамин, - заявил Шарнир, посмотрев по сторонам.

Его голос слегка хрипел.

- Фигарит нормально. Но в одного лучше не пробовать. Могу предложить закинуться вместе. Рекламировать сильно не стану – не умею. Короче каждый ловит свой кайф, но кайфует однозначно.

- А сколько стоит? У тебя с собой?

- Да, - ответил он. – Ровно одну тысячу рублей. Пакетика на двоих хватит. Учитывая, что ты первый раз… тебе и 1/3 можно в нос сыпать.

Мы развернулись обратно к универмагу. Снег падал густыми хлопьями, перемешиваясь с дождём. Я то и дело смахивал мокрые капли со своей черной куртки, и постоянно отряхивал мокнущие джинсы.

- Так что?

Монета подкинута вверх. В моём сознании брошен жребий. Падение на ребро.

- Согласен.

- Давай косарь, - быстро ответил Шарнин. – Только аккуратно.

Я передал ему две фиолетовые купюры, он скинул мне в карман таинственный бумажный пакетик.

- А где закинемся? – спросил я. – И почему ты не спросил моего имени?

Дилер остановился. Повернулся ко мне. Улыбнулся. Один передний зуб отсутствовал.

- Мне плевать, как кого зовут. Главное продать товар и не попасться ментам. Сечешь?

Секундная пауза.

- Здесь неподалеку на улице Ватутина есть замечательное местечко. Его снимают местные шлюхи. Какой-то подпольный салон. В общем, трёхкомнатная квартира, где иногда можно по-настоящему заторчать, - договорил он. – Так идёшь? Кхм, да ты не ссы… Хотел бы тебя кинуть, уже бы кинул, - похлопал меня по плечу. – И лежал бы ты Ваня, Федя или Вася с разбитым носом.

Я встал на ненужную мне тропу. Чувство ненависти ко всему миру, презрения к этому мерзкому типу, желание отрезать ему голову, пнуть её как можно дальше, опьяняло разум, а плен неизвестного, будто чары волшебницы опутали меня и призывали к себе.

Дальше мы шли молча, вероятно, каждый думая о своём. Конечно, для него я просто объект. Человек, который теперь в его списке клиентов, который на свои деньги купил ему половину пакетика амфетамина. Но стать окончательно проверенным можно только одним способом – шагнуть вместе со всем этим дерьмом в ад!
Меня бил мелкий озноб волнения, когда мы поднимались на четвертый этаж убогой кирпичной пятиэтажки вдали от центральной улицы. Типичный подъезд, где можно встретить самые разнообразные надписи на пошарканных стенах, немытые и обоссанные ступеньки.

Шарнир нажал на звонок. Я слышал шаги.

- Да, свои. Открывай тварь! – крикнул он, дверь открыла девушка лет 25-ти. В её руках была бутылка дешевого вина, а в зубах торчала сигарета.

- Ты уже пришёл? А это кто?

- Это свои. Закинемся вместе сегодня, - ответил ей он.

- Ммм…. Какой милый мужчина. Не желает ли он сегодня дамочку. Я Вика… Хотя, ты можешь называть меня как тебе угодно… Кем я должна быть? Машей, Надей, Олей, Анжелой…

- Заткнись уже, - вновь заорал на неё дилер, снимая куртку. – Ему это не надо.

Я шагнул внутрь. В квартире был беспорядок, но неплохой ремонт. Сразу видно, что здесь в определенные дни девочки принимают клиентов, а позже с помощью наркоты смывают с себя эту грязь и муки совести.

Рай в аду…

Ад в раю…

- Короче, старина, чувствуй себя как дома. Ща, всё сделаю.

Он удалился на кухню, оставив меня одного среди трёх девушек. Две из них лежали на полу без сознания. Одна полностью голая. Некая Вика селя рядом со мной, положила мне руку на колено и, приблизив свои губы к моим ушам, шепнула:

- Неужто не хочется расслабиться? Или это только пока? Сейчас Саша сделает тебе хорошенькую дозу и мы вместе полетаем.

Его зовут Саша отметил я про себя.

- Посмотрим, - ответил ей я и увидел своего нового знакомого, который принёс два стакана воды, одну небольшую бутылку из под лимонада.

- Сегодня план за счет заведения, - улыбнулся он. – Вика, отстань от нашего гостя и прикрой этих нагих сук.

Дамочка цокнула, но послушалась, накинув на двух девушек тонкую простыню. Они не шевелились.

- Что с ними?

- Героин. Свежак. Вынес в хлам. Только сегодня достал, - ответил мне Шарнир.

Он быстро сделал из бутылки самодельный кальян. Все мы знакомы с этим устройством.

- Тебя надо подготовить. Короче покурим вот это. Тот же план, только добавлено немного опиата. Совсем не много. И это… Не пались, башню не сорвёт.

Смотря на девушек без сознания, по мне прошлась волна воспоминаний. Образы пронеслись мгновенно. Тот ужасный день, когда я умер вместе с Катей предстал передо мной. Она лежала точно так же. Голая. Из её руки торчал шприц. Боже…

- Давай тяни… ты куда уже улетел заранее? – смеялся дилер, выпуская густую струйку дыма. Аромат манил. Пахло, действительно, вкусно. – Вике передай потом.

Мы курили план около получаса, пока я не почувствовал полную легкость в своих руках и ногах. Мысли стали не просто проноситься в голове, а кружить, обвивать мой разум. Их стало тотально много. Они наполнили меня.

Шарнир только и делал, что смеялся. Мы же с Викой вели себя иначе. Радость со знаком минус. Грусть со знаком плюс.

- О ком ты думаешь, малыш? – спросила она меня.

- Всё хорошо, - ответил я.

Её рука заскользила по моему колену. Медленно и томно. Я ощутил легкое возбуждение, накрытое марихуаной. Легкость мысли. Легкомысленность.

- Мы даже не знаем друг друга, - скромно сказал я.

- В этом ли беда, дорогой. Представь, что знаем… Мы в одном состоянии. Мы в сказке, - шептала она, языком касаясь мочки моего уха.

- Оу, оу, оу, ребята! – хлопнув меня по плечу, крикнул Шарнир. – Давайте позже… Вижу, вы друг другу понравились.

На полу застонала одна из наркоманок.

- Вика, успокой эту грязную проститутку, иначе я вколю ей еще и она откинется.

Девушка никак не отреагировала на его слова. Она охотно скрутила себе косяк и начала дымить, в тот момент, как мы готовились занюхать амфетамин. Это поистине волнующий момент, который невозможно описать словами. Такое ощущение, будто бы ты готовишься первый раз заняться сексом, будто ты еще новичок, подросток в теле взрослого человека и тебе доступно всё.

- Волнуешься, Нео? – спросил меня дилер. – Расслабься. Больше понту пишут в книгах и кино. На деле никакой романтики. Всё обычно. Скоро сам всё узнаешь, Нео.

Я смотрел в его глаза. Они были мутные, расширенные коноплей.

- Давай, не тяни… Я чуть позже, - произнес он. – И еще… Самое главное не придумывай себе галлюцинаций. Точнее отдавай отчет тому, что ничего не будет. Тяжело осознать. Но это так. Уж гномов, троллей и прочей херни под амфетамином не увидеть.

Я припал к столу, где расположился маленькая дорожка белого кристаллического порошка. Плавный, пугливый вдох… и он у тебя в носу, обжигает твои сосуды… мозг наполняется не кровью… Царь амфетамин, который можно нюхать или просто глотать, начинает насиловать трезвое сознание. Царь амфетамин – энергия и ужас XXI века!
«Дорогой, я здесь! Я с тобой!

Ты слышишь меня? Я здесь. Я рядом. Почувствуй прикосновение моих рук, моих губ. Осознай меня. Я рядом. Сладость твоих губ, плен твоих глаз. Я скучаю, но и здесь меня одолевают тревоги.

Зачем тебе это? Уходи. Нет, беги. Тебе не нужно этого. Ты гость не в своей сказке. Я была там, я знаю этот мир и сейчас нахожусь совсем в другой реальности. Я совсем одна, но я не жду тебя. Еще не пришло твоё время.

Прошу тебя, умоляю, заклинаю. Уходи, уходи, уходи… Илья… Илья…

Мои руки коснутся твоих крепких плеч, но их погубит беснующийся ураган чудес. Он ворвётся, я знаю, в твою жизнь и будет сметать всё на своём пути. Я знаю. Я вижу это с неба, слышу это в шорохе ветра и чувствую, бурлящим потоком твоей озлобленности на мир. Мир будет превращаться в ад, а рай ты будешь искать на другом свете. Я его нашла.

Из глаз твоих выйдет жизненный сок. Их будут грызть бесы, посыпая солью. Пока тебе не захочется покинуть эту сказку, заточив своё тело в гробу. Не готовься падать заранее. Еще не твой день и не твоё время.

Мой шёпот должен долететь до твоего сердца. Ты должен услышать это, осознать мои слова. Не надо кого-либо винить. Я сама выписала билет в ад, брызгая кровью из глаз в героиновом экстазе. Я сгорела в аду…»

Секунды тяжелого дыхания. Секунды сильнейшей любви и ненависти ко всему миру. Секунды опьяняющего наслаждения и возбуждения. Вика…

Её руки медленно сползают от живота к ширинке моих джинс. Она точно так же одурманена амфетамином. Из нашего пакета ровно половину вкинул Саша, а мы разделили оставшуюся часть напополам.

Второй раз в моей жизни всплывает женщина-наркоманка, которую в забытье я приравниваю к своей умершей жене.

- Называй меня, как угодно, малыш! – шепчет мне она, расстёгивая мои джинсы и оголяя свою грудь. Я возбуждён до предела…

Добро пожаловать в рай.

- Ты же хочешь меня? – находясь у меня между ног, говорит она.

- Да, - отвечаю я, видя, как Шарнир вновь готовит бутылку с планом.

- Закончите еще покурим, - подмигивая, говорит он и удаляется на кухню, а мы…

Мы набираем высоту лежа на полу между двух конченных наркоманок. Я вижу, как руки одной из них судорожно сжимаются, извиваются в неистовой ломке и боли души. Мне её не жаль… Я не лучше неё…

Уже утром. Я сидел на кухне и пил крепкий кофе. Я был один и смотрел в окно. Сквозь темные осенние тучи пробивался яркий солнечный свет. Мои глаза были ужасно опухшими. Ломило всё тело, будто бы меня сдавливали стальные тиски.

- Как ты? – подойдя ко мне, спросил Шарнир. – Непривычно?

- Да, - ответил я.

- Домой, что-нибудь будешь брать?

Уже пять минут спустя в его руках было две тысячи рублей. Да, я купил несколько доз плана – химии и один пакетик амфетамина.

- Слушай, старик, - обратился он ко мне. – Тут такое дело. Через час сюда приедет несколько клиентов. Вали, короче… Извини за грубость. Телефон есть. Звони…

- Всё нормально, - кивнул я и, накинув куртку с бледным лицом вышел на лестничную клетку, переступив через спавшего на ступеньках военного. Майор Российской Армии, мать вашу – весь такой облеванный и обоссанный.

Прохладный воздух потихоньку вернул мне внимание, память и концентрацию. Через несколько часов перестали трястись руки, отпустил сушняк и стало гораздо легче. Ближе к вечеру я съел два хот-дога и уснул. Завтра должен был быть понедельник.

Рабочие дни заиграли траурной музыкой. Олег расспрашивал меня слишком долго о той встрече. Я сказал, что просто купил плана и ушел, но в тёмной стороне души знал, что еще не раз вернусь на эти тёмные улицы города с двумя берегами и чудесами!

Периодически, мы собирались с ним в подсобке вечерами, курили марихуану, разговаривали на разные темы. Я потерял всякий интерес к работе и привычно закупался у него товаром, пока одним вечером мне не позвонил Саша Шарнир…
  1   2   3   4   5

Похожие:

…посторонним вход строго воспрещен! icon…посторонним вход строго воспрещен!
Добро пожаловать в ад вездесущий, тотальный и жаркий! Чувствуете тепло огня? Изжога нашего общества…
…посторонним вход строго воспрещен! iconЛуис Бунюэль «Андрей Рублев»
«Добро пожаловать, или посторонним вход воспрещен», реж. Элем Климов «Дорога», реж. Федерико Феллини
…посторонним вход строго воспрещен! iconДжоанн Харрис Джентльмены и игроки Джентльмены и игроки Посвящается...
Как здоровенный знак по дороге к «Сент Освальду» «посторонним вход воспрещен», расставивший в воздухе ноги, словно часовой. Когда...
…посторонним вход строго воспрещен! iconМир за стенами бункера прозвали Полями Смерти. Существует миллион...
Она кусала губы, рассматривая тяжелую железную дверь, преградившую путь. На небольшом дисплее светилась красным надпись: сельское...
…посторонним вход строго воспрещен! iconПодвальное помещение. 1 отдельный вход со двора+вход с офис-центра....

…посторонним вход строго воспрещен! iconФорма государства в некоторых странах Западной Европы и Востока в...
В строго централизованном государстве создавался разветвлённый бюрократический аппарат, постоянная армия, полиция, налоговая служба,...
…посторонним вход строго воспрещен! iconЗаболевание мочеполовой системы, вызванное простейшим одноклеточным...
Возбудитель относится к классу жгутиковых, строго специфичный паразит человека. Вне человеческого организма возбудитель погибает...
…посторонним вход строго воспрещен! iconО оо «Хэппи Тур»
Начало экскурсии в 10-00 от пл. Восстания гостиница Октябрьская центральный вход
…посторонним вход строго воспрещен! iconПравила Блоги Форумы Статистика Программы Карта сайта Помощь библиотеке Вход
...
…посторонним вход строго воспрещен! iconПравила Блоги Форумы Статистика Программы Карта сайта Помощь библиотеке Вход
...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница