Рожков Кирилл Львович процесс глобализации и национальная экономика диссертация на соискание ученой степени


НазваниеРожков Кирилл Львович процесс глобализации и национальная экономика диссертация на соискание ученой степени
страница6/17
Дата публикации11.04.2013
Размер2.89 Mb.
ТипДиссертация
userdocs.ru > Экономика > Диссертация
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
^

2.2. Воспроизводственно-процессный подход к анализу глобальной конкурентоспособности



Моделирование национальной экономики в мирохозяйственных связях требует выбора базовой единицы. У Э.Г. Кочетова существует, как нам кажется, необходимое для этого понятие воспроизводственных цепей и воспроизводственных ядер, правда в явном виде он их не идентифицирует и не классифицирует. Он их подразумевает, разворачивая концепцию геоэкономического устройства мира. «Специализацию» стран («технологические республики», «страны-рабочие», «сырьевые страны») и модели их внешнеэкономических связей («торгово-посредническая», «снабженческо-сбытовая», производственно-инвестиционная») он выделяет, лишь подразумевая, но в явном виде не обозначая, на каких воспроизводственных цепях они строятся.

Р. Вернон и П. Кругман базовых единиц учета и моделирования не выделяли, но своей фундаментальной теорией жизненного цикла продукции дают возможность продолжить размышления о циклах жизни. Только уже - применительно к стране, продукты эти придумывающей (производящей, продающей). В табл. 2, иллюстрирующей эту теорию, можно увидеть, как меняется состав операций, выполняемых страной на своей административной территории и за ее пределами, на разных стадиях жизненного цикла продукта, разработанного ее резидентами. А как будет выглядеть жизненный цикл страны, если она сама не разрабатывает оригинальных идей? А как он будет выглядеть, если она и массового производства конечных товаров не имеет? От чего зависит, каким способом страна обеспечивает свое материальное благосостояние? Почему разные страны по-разному добывают свой хлеб?

Новые идеи, касающиеся моделирования процессов хозяйственной деятельности стран появились уже в эпоху глобализации. Так, К.Саломон уже в 2000 году модифицировал предложенную Верноном и Кругманом воспроизводственную цепочку жизненного цикла продукта как последовательность процессов хозяйственной деятельности: «…в этих эпицентрах [США, Западная Европа, Япония.- К.Р.] накапливаются все научно-технические, производственные и финансовые ресурсы. Так в метакультурном периоде изменилась последовательность экономических процессов: [Фундаментальные научные исследования] – [Создание технологических и технических инноваций]– [Производство товаров на основе передовых технологий] – [Создание и передача культурных парадигм магистральными каналами связи] – [Распространение товаров мировых корпораций]»55.

Таким образом, стоит задача классификации видов деятельности, которые страна

  • в зависимости от этапа своего развития,

  • в зависимости от сложившегося в ней образа жизни и деятельности

выполняет сама (своими резидентами) и которые она не выполняет, передавая (не передавая) их выполнение нерезидентам с учетом того, что страна – это не просто хозяйственная, но и социальная общность, т.е. операции, выполняемые ею, могут быть направленными как на достижение материальных результатов, так и на развитие человеческой личности и всего сообщества, проживающего на ее территории.

Решая эту задачу, я исхожу из нескольких принципиальных положений, которые определяют в дальнейшем весь ход построения методологии странового анализа.

Первое методологическое правило состоит в том, что за базовую единицу анализа, оценки, а в дальнейшем, возможно, прогнозирования и планирования национальной экономики следует брать процесс, приносящий стране результат определенного качества.

В связи с этим стоит обратиться к различиям разных подходов к экономическому анализу. Экономические процессы можно отображать несколькими способами, в зависимости от того, какие классификации деятельности и ее субъектов положены в основу анализа.

Одна и та же трансакция (сделка) может быть отображена как взаимодействие субъектов (субъектный подход) (рис.6а) и как преобразование ресурса в продукт (процессный подход) (рис.6б). Ресурс при этом – любой исходный материальный, денежный или информационный запас, продукт – тот же запас после обработки (передачи).






В рамках субъектного подхода обезличенными являются ресурсы и конечные результаты сделок, в рамках процессного – субъекты сделок. Ни один из подходов, таким образом, не дает целостной картины экономического воспроизводства сам по себе – имеет смысл и на практике проводится совместное их применение.

Однако результаты применения могут быть различными, в зависимости от того, какие признаки положены в основу классификации субъектов, с одной стороны, и процессов, с другой.

Основой системы экономической информации в стране является система бухгалтерского учета, которая на макроуровне экономики агрегируется в систему национальных счетов (СНС). Каковы принципы группировки (агрегирования) в этой системе? Каковы признаки классификации экономических субъектов и операций в ней?

Согласно, методологии СНС56, группировка экономики по секторам – центральная проблема в статистической модели рыночной экономики.

Акцент в СНС делается на анализ процессов в рамках институционных секторов экономики на основе секторальных счетов, объединяющих группы экономических (институционных) единиц, однородных, с точки зрения выполняемых ими в экономике функций, а также методов финансирования издержек и источников доходов.

Сектор представляет собой совокупность институционных единиц (т.е. хозяйствующих субъектов, которые могут от своего имени: владеть активами, принимать обязательства, осуществлять экономическую деятельность и операции с другими единицами), однородных с точки зрения выполняемых функций и источников финансирования.

В табл.11 представлено описание секторов экономики, классифицированных по данному признаку.

Таблица 11. Характеристика секторов экономики по методологии СНС

^ Сектор экономики

Характер функций

Источник формирования ресурсов

Домашние хозяйства (домохозяйства, население, потребители)

Потребление, а также предпринимательская деятельность населения по производству продуктов и услуг, которую невозможно ни с юридической, ни с экономической точки зрения отделить от домашнего хозяйства ее владельца.

Наемный труд в других секторах экономики, собственная производственная деятельность, неотделимая статистически от потребления

Нефинансовые предприятия


Производство продуктов и нефинансовых услуг для реализации по ценам, возмещающим издержки производства (в ряде случаев часть издержек может покрываться за счет субсидий и дотаций из госбюджета)

Поступления от реализации продукции

Финансовые учреждения

Финансовые операции на коммерческой основе (коммерческие кредитные учреждения) и операции по страхованию (страховые учреждения)

Прием депозитов; выпуск векселей, облигаций или других ценных бумаг.


Государство (правительство, администрация)

Предоставление нерыночных услуг, предназначенных для, коллективного потребления, а также перераспределение национального дохода и богатства.

Обязательные платежи, производимые единицами, принадлежащими к другим секторам.


Некоммерческие организации, обслуживающие домашние хозяйства

Оказание нерыночных услуг для особых групп домашних хозяйств

Добровольные взносы и пожертвования домашних хозяйств и доходы от собственности

«Остальной мир»

Внешняя торговля, международное движение ресурсов, международные кредитно-финансовые отношения



Отношение к подобной классификации у автора сложное. С одной стороны, она довольно ясная и прозрачная, поскольку позволяет однозначно отнести тех или иных субъектов хозяйственной деятельности (институционные единицы) к тому или иному сектору – уже по их юридическому статусу и (или) уставным целям.

С другой стороны, экономический аспект такой классификации явно слабее. Причем слабее именно потому, что, вопреки утверждениям авторов данной системы, не позволяет использовать ее «для изучения поведенческих взаимоотношений между экономическими агентами», поскольку, с экономической точки зрения, субъектов «со сходными задачами и типами поведения и способами получения доходов» в этой классификации нет. Юридический статус или уставная цель – это еще не способ получения дохода.

Анализ группировки экономических операций, т.е. процессов, на которых построена СНС, позволяет убедиться в том, что для нее действительно характерен примат юридического подхода к экономическому анализу, в рамках которого изначально фиксируется группа субъектов, а затем под эту группировку субъектов набираются операции, которыми они связаны.

В разрезе секторов экономики для взаимосвязанной характеристики их функционирования методологией ООН предусмотрена разработка системы счетов, обеспечивающей взаимосвязанный анализ основных стадий экономического производства товаров и услуг, образования, распределения и перераспределения, а также использования доходов на конечное потребление и сбережение в рамках каждого сектора (Приложение 1). То есть в основу классификации процессов и операций положена та же формула воспроизводственного цикла «производство-распределение-обмен-потребление», что использовалась предшественником СНС – балансом народного хозяйства. В принципе, ничего плохого в этом нет, если аналитика интересует юридическая (бухгалтерская) правильность прохождения материальных ценностей и денег по счетам.

Если же его интересуют способ производства и способ потребления, такого воспроизводственного цикла как концептуальной основы построения системы экономической информации, явно недостаточно. Во-первых, выпадает вся стадия подготовки производства в виде фундаментальных и прикладных научных исследований. Если иметь в виду особенности постиндустриального развития и тем более особенности глобализации, это недопустимо. Поэтому в основе базового воспроизводственного цикла должна лежать идея жизненного цикла продукта, и никак иначе!

Во-вторых, в цикл «производство-распределение-обмен-потребление» не попадает социальная сфера как сфера воспроизводства человека (не как потребляющего, а как деятельного субъекта), а между тем, как мы выяснили в предыдущей главе – это тоже атрибут постиндустриальной экономики периода глобализации.

В- третьих, в цикле «производство-распределение-обмен-потребление» никак не учтена деятельность, связанная с возобновлением окружающей среды: «Нет формулы «природа-деньги-природа», нет механизма саморегуляции процесса взаимосвязи человеческого хозяйства и природных ресурсов». Нет формулы, а должна быть.

Примечательно, что и базовая классификация экономических операций абсолютно нейтральна к качеству конечного результата деятельности для задействованных в них субъектов.

Экономические операции в СНС делятся на три основные группы: а) операции с продуктами и услугами; б) распределительные операции; в) финансовые операции.

Операции с продуктами и услугами относятся к производству, обмену и использованию продуктов и услуг в отраслях и секторах народного хозяйства. Они включают не только операции с продуктами и услугами, произведенными в данный период, но и операции с уже существующими продуктами, т.е. с продуктами, произведенными в прошлые периоды, и импортными.

Распределительные операции – это операции, цель которых – распределение и перераспределение добавленной стоимости, созданной производителями, а также перераспределение сбережений.

Финансовые операции связаны с изменениями финансовых активов и пассивов в различных секторах экономики.

Между тем и операции с продуктами и услугами, и распределительные операции, и финансовые операции могут быть частями совершенно разных воспроизводственных циклов, причем финансироваться могут совершенно разные по качеству проекты, и распределяться финансовые потоки могут с совершенно разными целями, и производиться продукты и услуги могут по-разному и с разными результатами.

Пример издержек применения «юридического», идущего от субъектов и пренебрегающего процессами, подхода к управлению экономикой – переход к рыночным реформам в СССР (России) в начале 90-х годов, когда фактически всё вылилось в очередную смену «вывесок». Считая, что для перехода к рынку у нас, как и у экономически развитых стран (на которые мы, естественно, хотим стать похожими), должны быть рыночные институты - частная собственность, биржи, банки, коммерческие кредиты и длинный перечень других структурных атрибутов рыночной экономики - мы забыли (или сознательно вынесли «за скобки») о том, чем они будут заниматься. В итоге получались странные несоответствия: долгожданный рынок почему-то не работал.

Так, в первые годы реформ получилось, что централизованное снабжение ещё сохранялось, то есть предприятия по разнарядке должны были поставлять друг другу продукцию (ресурсы), а вместе с тем уже появились новые институты - товарно-сырьевые биржи. На каких ресурсах они функционировали, почему они получили большие доходы? Почему биржевой рынок активно развивался в 1990-91 гг. и даже немного в 1992 г.? Потому, что ещё сохранялась централизованная система распределения ресурсов, был дефицит ресурсов, и биржи на этом делали доходы. Как только централизованное снабжение было упразднено, само собой «упразднилось» большинство бирж.

Система коммерческих банков просуществовала безбедно до 1998 года, хотя в реальном секторе экономики страны уже была разруха Причиной этому была нехватка денег в стране из-за нетоварного характера производства в реальном секторе и отчасти – из-за политики правительства, а не хорошая работа банков. Поэтому, как только «шальные» деньги из госсектора напрямую – через систему уполномоченных банков - или косвенно – через рынок ГКО или массу других схем – перестали течь в банковский сектор, тот «благополучно» сократил обороты в несколько раз и наполовину, а то и более, самоликвидировался.

Поэтому наличие в стране структур рыночной экономики не является признаком наличия рынка. Главное - что они делают для конечного макроэкономического результата, и, следовательно, какие схемы работы (зарабатывания денег) практикуют. Объект банковских вложений - торговые, финансовые, спекулятивные операции, дефицит государственного бюджета, производство, –это совершенно разные источники доходов, разные схемы работы и разные результаты для самих банков и для страны в целом. При этом юридически все эти операции являются финансовыми и осуществляются они в рамках сектора с одним и тем же названием.

Здесь и возникает различие субъектного и процессного подходов. В рамках процессного подхода неважно, кто финансирует – государственный или коммерческий банк. Главное - наличие или отсутствие воспроизводственной цепочки, воспроизводственного цикла. Если его нет (то есть, нет процесса), значит, нет и результата, даже если есть институт, имеющий формальный юридический статус 57. А реальная цепочка, схема, результат может возникнуть и в деятельности государственных структур. Таким образом, процессный подход аполитичен, для него безразлично, в какой политико-экономической системе совершаются процессы: главное, чтобы процесс имел место, и чтобы у него на выходе был результат.

Пример подобного же рода, но имеющий внешнеэкономический аспект – финансовый кризис 1998 г. Операции по заимствованию у нерезидентов и возврату долгов фиксировались в платежном балансе СНС. Более того, заемный процесс довольно легко планируется, и даже существующая методология учета внешнеэкономических сделок капитального характера позволяет предсказать тенденцию внешнего государственного долга и процентную нагрузку на государственный бюджет.

Однако насколько прозрачно отражается на счетах механизм использования заемных средств? Ведь совершенно очевидно, что не сами по себе внешние заимствования и даже не их объем стали причиной финансового кризиса 1998 года, а именно неэффективное движение заемных денег. В принципе, государство могло их потратить столь же разнообразно, сколь разнообразными могут быть любые банковские вложения.

Кстати, совершенно не факт, что текущие направления расходования внешних займов менее эффективны, чем инвестиционные. Ведь текущие расходы государства (социальные трансферты, пенсии и т.п.) теоретически могут создать приток внутреннего спроса и увеличить оборотные средства нефинансовых предприятий, чем вызвать рост оборотов и налоговых платежей. Весь вопрос, опять-таки, в цепочке, по которой пойдут (или не пойдут) деньги. Судя по тому, что объем неплатежей по выплатам населению увеличивался на протяжении всего периода роста пирамиды ГКО, деньги действительно были истрачены не на текущие социальные расходы государства. Но как бы то ни было, куда идут деньги, из счетов СНС не видно. Видно, что они идут на потребление или накопление, видно что они переходят от субъекта к субъекту, но «концов» этих переходов не найти. Можно сделать выводы на основе косвенного анализа концентрации потоков через счета отдельных секторов, но эти выводы будут весьма приблизительными.

Подобным же образом не поддается инструментальному анализу структура привлекаемых в страну финансовых средств частного сектора. По данным СНС можно с уверенностью говорить лишь о влиянии движения капитальных активов за рубеж (из-за рубежа) на общее состояние платежного баланса (источники финансирования дефицита по текущим операциям и движение официальных резервов). Как оно может сказаться хотя бы на динамике материальных активов внутри страны, не говоря уже о динамике научно-технических заделов и прочих тонких вещах, из анализа платежного баланса неясно. В принципе, может быть, он для этого не приспособлен – на то он и платежный. Однако в рамках СНС не существует дополняющей его системы учета изменений в неденежных составляющих национального богатства.

Необходимость введения процессного подхода в макроэкономический анализ может быть проиллюстрирована не только примерами странового и международного масштаба, но и примерами из местной экономики России. На заседание совета депутатов г. Александрова Владимирской области было вынесено предложение о финансировании строительства реабилитационного медицинского центра для детей-наркоманов. Была уже рассмотрена смета, но вдруг один из депутатов задает вопрос: «А почему реабилитационный центр? Давайте посмотрим, а почему вообще и где именно возникает проблема наркомании?». Дальнейшее обсуждение выявило следующее.

Во-первых, рассадником наркомании стала школа. Во-вторых, чего-то важного не делает для предотвращения наркомании семья: там дети почему-то не хотят жить, почему-то бегут на улицу или на дискотеку. В-третьих - на этой улице или на этой дискотеке наркотики продаются совершенно свободно.

Значит, проблема наркомании, – во-первых, проблема школьного образования, во-вторых, проблема семейного воспитания, в-третьих, проблема милиции, и, может быть, только в-четвертых, – проблема реабилитационного центра. Значит, мы должны посмотреть, от чего возникает проблема, выстроить цепочку получения проблемного (негативного) результата, лишь после этого посмотреть, что за субъекты в ней задействованы, и в итоге финансировать связанные мероприятия вдоль всей цепочки, а не тратить деньги на содержание только реабилитационного центра, который фактически «сидит» на последствиях. В итоге может оказаться, что как раз ему-то окажется нужно денег менее всего. Но методология бюджетного планирования, что на местном, что на федеральном уровнях ориентирована на финансирование структур, а не на финансирование решения проблем, а это, как мы видим разные вещи.

Таким образом, в рамках СНС воспроизводственные циклы с качественно разными результатами явным образом не учитываются. Правда, помимо секторальных, есть еще и отраслевые классификации. Может быть, недостатки секторальных, увязанных с воспроизводственным циклом типа «производство-распределение-обмен-потребление», преодолеваются в отраслевых классификациях? Ведь среди отраслей, представленных в СНС, присутствуют и научная деятельность, и социальная сфера, и экологическая деятельность?

Обратимся к сути отраслевых классификаций. В отечественной статистической практике существуют два понятия отраслей: хозяйственные и чистые.

Хозяйственная отрасль – сложившаяся совокупность предприятий и организаций, объединенных общностью функций, выполняемых ими в процессе общественного разделения труда.

В СНС к отрасли относятся все производители с однородным производством, т.е. производящие один вид либо группу однородных продуктов или услуг.

Отрасль – совокупность производственных единиц, являющихся обособленными структурными образованиями, способными от своего имени владеть товарами или активами, получать доходы и расходовать эти средства. Это предприятия и подразделения предприятий, размещенные на одной территории (в одном лице), занятые преимущественно одним видом производственной (невспомогательной) деятельности, в котором на долю основной деятельности приходится большая часть выпуска. В тех случаях, когда институционная единица состоит из одного предприятия, эти две структуры совпадают. Предприятия, занимающиеся одновременно несколькими видами производственной (невспомогательной) деятельности, для отнесения к соответствующим отраслям разделяются на заведения. На практике такое разделение осуществляется в зависимости от возможности получения информации об основных показателях деятельности заведения: объеме производства, затрат, прибыли, численности занятых и т. п.

Набор видов деятельности, охватываемых отраслью, идентифицируется в соответствии с классификацией продуктов. Отрасль производит только товары и услуги, которые определены в классификации.

Отрасли в СНС классифицируются по четырем категориям:

  • отрасли, производящие товары и рыночные услуги, т. е. рыночные отрасли;

  • отрасли, производящие нерыночные услуги силами государственных учреждений;

  • отрасли, производящие нерыночные услуги силами частных некоммерческих организаций

  • отрасли, оказывающие нерыночные услуги, производимые домохозяйствами, т. е. домашние услуги.

Группировка по отраслям используется при изучении процесса производства ВВП и для составления баланса между ресурсами и использованием продуктов и услуг.

Единица однородного производства может соответствовать институционной единице или ее части, но она никогда не может принадлежать двум разным институционным единицам. На практике большинство производящих единиц заняты разными видами деятельности. Это может быть:

  • основная деятельность,

  • вторичная (неосновная) деятельность, т. е. относящаяся к другим отраслям,

  • вспомогательная деятельность (управление, снабжение и сбыт, хранение, ремонт и т. д.).

Вторичные виды деятельности разделяются на несколько единиц однородного производства и отделяются от основной. Вспомогательная деятельность не отделяется от основной или вторичной деятельности.

Чистая отрасль определяется как совокупность единиц, производящих один вид или группу однородных продуктов и услуг (одного и того же конечного назначения); в отечественной практике она использовалась при характеристике межотраслевых производственных связей для расчета коэффициентов прямых и полных затрат одной отрасли на производство продукции или услуги другой отрасли. Именно это понятие и применяется в СНС (см. Приложение 2).

Группировка производителей по отраслям подчеркивает технико-экономические аспекты производственных отношений независимо от институционного статуса данной единицы (самостоятельные предприятия и организации или их подразделения).

В чем недостатки отраслевых классификаций деятельности? Является наличие в стране отраслей высоких технологий признаком ее конкурентоспособности? Формально – да, ведь именно наличие таких продуктовых видов деятельности является основанием для того, чтобы страна начала «раскручивать» жизненные циклы очередной группы продуктов, одновременно выстраивая варианты пространственного размещения звеньев цепочки по всему миру.

Допустим, что так. У России такой научный потенциал ВПК, что Америка не догадается никогда, как сделан «Тополь» и подобные ему продукты. Но обладает ли страна конкурентоспособностью в области высокотехнологичных продуктов ВПК на мировом уровне? Нет, поскольку она потеряла рынки, а вновь вернуться на них очень трудно. Значит, наличие отраслей – продуктовых видов деятельности - так же, как и наличие определенных институтов и структур, не является достаточным условием обретения страной конкурентных преимуществ высокого порядка.

Важным, как и во времена меркантилизма и классического капитализма остается вопрос о том, кто управляет ценами, сбытом и финансированием. Это, кстати, во многом объясняет, почему экономически развитые (т.е. эксплуатирующие преимущества высокого порядка) страны столь последовательны в своей политике двойных стандартов по поводу таможенных барьеров, пошлин, квотирования и т.п. (см. п.1.2). Роскошь тратиться на долгосрочные проекты не возникает из ничего– ее надо постоянно питать доходами, полученными в обычных видах деятельности.

Столь развитые искусство и философия в Древней Греции, например, не были бы возможны как массовое явление без войн за рабов, а впоследствии колониальной торговли. И постиндустриальное общество, в свою очередь, не само из себя выросло, а имеет постоянно действующие вполне индустриальные и даже доиндустриальные механизмы финансирования.

Таким образом, для выявления конкурентных преимуществ страны отраслевой анализ (по продуктовым видам деятельности) недостаточен, нужен воспроизводственно-процессный, охватывающий помимо продуктово-производственной стадии еще и всю сферу обращения, в которой если не создается, то, во всяком случае, перераспределяется и управляется львиная доля цены, а, следовательно, и дохода всех участников воспроизводственной цепочки.

На необходимость различать отраслевой и воспроизводственно-процессный подходы при анализе конкуренции, по существу, указывает и А.Ю.Юданов: «Попробуем посмотреть на опыт фармацевтики шире. Одно и то же поведение оказывается полезным для некоторых фирм и совершенно ошибочным для других компаний. Обязательно ли должны компании наукоемких отраслей выделять значительные средства на НИОКР? Казалось бы, сами условия задачи (наукоемкая отрасль!) подталкивают к положительному ответу на этот вопрос. Но верным является все же отрицательный: нет, все зависит от того, производством каких товаров занята данная компания. Большие затраты на науку и впрямь совершенно необходимы для крупной фирмы-изготовителя оригинальных препаратов. Но с гарантией разорят (через рост издержек) мелкого производителя «джинерика» [компанию-копииста, заимствующую чужие изобретения - К.Р.]”58.

В приведенном им примере компании одной отрасли – высокотехнологичной по общепринятым стандартам – совершенно разные с воспроизводственной точки зрения: одни сами осуществляют НИОКР, другие – заимствуют чужие изобретения. При этом ни то, ни другое не гарантирует успеха само по себе, об этом говорит и М.Портер: «Прибыльность отрасли не зависит от того, что представляет собой ее продукт, является ли он результатом высокой или низкой технологии… Некоторые вполне обычные отрасли, такие как торговля зерном или производство штемпелевальных машин для почты, являются исключительно доходными. Одновременно некоторые более престижные, высокотехнологичные отрасли вроде производства персональных компьютеров и кабельного телевидения не прибыльны для многих действующих в них фирм»59.

Приведенный пример, во-первых, свидетельствует о том, что разные фирмы эксплуатируют разные конкурентные преимущества, и что вопрос их конкурентоспособности в том, чтобы уметь эксплуатировать именно те, что они имеют.

Во-вторых, – это уже мой вывод – страны, судя по всему, тоже не должны обязательно стремиться к повышению уровня конкурентных преимуществ своих фирм, поскольку необходимо, в самом деле, отработать вначале умение создать условия для фирм, обладающих низкими преимуществами. Но, самое главное, прежде всего страны должны научиться различать уровень конкурентных преимуществ у своих предприятий, не путая отрасли с процессами. В противном случае так же, как фирма в примере Юданова может «прогореть» на НИОКР, страна может «прогореть» на поддержке этой фирмы.

Методологические же выводы анализа отраслевых классификаций таковы:

  • чистая отрасль не может быть базовой учетной единицей именно потому, что она чистая, т.е. поскольку за ней не стоит реального механизма образования и распределения стоимости;

  • за хозяйственной отраслью стоит такой механизм, но и она не может быть базовой учетной единицей, потому что может быть лишь частью хозяйственного цикла;

  • как чистая, так и хозяйственная отраслевые классификации используются для учета результатов деятельности в течение выбранного периода времени (как правило, года), в то время как реальные результаты хозяйственной деятельности во многих отраслях (особенно это касается отраслей 17-27 – социальной сферы – см. Приложение 2) отложены во времени и реализуются только в последующие периоды. В итоге оценка результатов деятельности подобного рода в данном году сводится к суммированию затрат на содержание учреждений, занимающихся этими видами деятельности по своим уставным задачам. А это, как мы видели, далеко не объективная и не операциональная (не поддающаяся непосредственному использованию при принятии решений) оценка.

В связи с этим стоит еще раз обратиться к декларируемым целям группировок и классификаций, применяемых в СНС: «создание предпосылок для статистической характеристики, анализа и прогнозирования потоков товаров и услуг, доходов и расходов, капитала и финансовых операций, а также для изучения поведенческих взаимоотношений между экономическими агентами. Она обеспечивает изучение финансовых активов и пассивов институционных единиц. Разделение всей экономики по секторам посредством группировки институционных единиц со сходными задачами и типами поведения и способами получения доходов делает счета системы более полезными для комплексного экономического анализа, создает возможность для отслеживания и направления деятельности отдельных групп институционных единиц при проведении определенной экономической политики»60

С первой частью декларации невозможно не согласиться: действительно, задача учета финансовых потоков и счетов здесь решается. Другой вопрос: как могут быть использованы результаты подобного учета.

О чем может говорить, например, перераспределение денежной массы со счетов нефинасновых предприятий на счета нефинансовых предприятий? И об улучшении оборачиваемости средств реального сектора (увеличилось вовлечение их в оборот), и об обратном (банки «крутят» текущие счета предприятий в коммерческих схемах). Ни то, ни другое явным образом не отслеживается, поскольку СНС не моделирует воспроизводственный процесс как целое - она учитывает его части, каждая из которых сама по себе ни о чем не говорит.

О чем может говорить рост производства в сырьевых отраслях при падении в космической? И о снижении технологического уровня (сами названия отраслей о многом говорят), и о его росте (если рост сырьевых отраслей происходит на базе передовых технологий добычи, а в космической прекращено финансирование явно неконкурентоспособных проектов, типа «Бурана»). Явно опять ничего не обнаруживается.

О чем может говорить приток прямых инвестиций в платежном балансе? О технологическом развитии страны (если в стране размещаются воспроизводственные циклы с НИОКР) и о технологической деградации (если размещаются заводы по утилизации ядерных отходов, ввозимых из-за рубежа).





Таким образом, можно достаточно твердо говорить о неинструментальности отраслевых классификаций СНС, т.е. о ее неспособности стать аналитическим инструментом принятия управленческих решений на макроуровне..И одновременно – второе методологическое правило – о примате процессного подхода над отраслевым

Реализация воспроизводственно-процессного подхода может быть представлена таким образом (см. рис.7)

В данном случае ресурс – это любая составляющая национального богатства по классификации системы национальных счетов, продукт – это любое произведенное (по терминологии СНС) благо, воспроизводственный процесс – это любой экономический процесс из тех, которые традиционно относят к экономическим («производство, распределение, обмен, потребление»), т.е. любой процесс превращения ресурса в продукт (он же процесс воспроизводства ресурса за счет продукта) организованными человеческими усилиями.

Обратимся в связи с этим к классификации элементов национального богатства, даваемой СНС (Приложение 3). Ее анализ дает возможность сделать следующие выводы:

  • классификация построена таким образом, что она не позволяет на инструментальном уровне связать какой-либо воспроизводимый элемент национального богатства с каким-либо результатом хозяйственной деятельности, качественно отличающимся от других результатов. Ясно, что и финансовые, и нефинансовые активы (первая классификационная группа) могут вращаться в различных воспроизводственных цепочках, т.е. быть более или менее значимыми элементами национального богатства для экономики;

  • в классификацию, предлагаемую СНС, не входят ряд несомненных благ, по существу, составляющих весьма солидную и определяющую часть национального богатства, но трудно учитываемых. Нельзя сказать, что трудно учитываемые (не имеющие рыночной оценки или имеющие условную рыночную оценку) блага отсутствуют в классификации вообще. Так, например, есть так называемые «гудвиллы» – та часть рыночной стоимости фирм, которая образуется после вычитания из нее балансовой стоимости активов и, по существу, являются внешней оценкой корпоративной культуры фирмы. Однако аналоги этих гудвиллов, сосредоточенные вне нефинансовых предприятий – в бюджетной сфере, например, в тех же домашних хозяйствах, наконец, в неструктурированном секторе экономики страны (а ведь он есть, и немалый, причем не обязательно в форме нелегальной или теневой экономики) почему-то выпадают из классификации. Можно предположить, почему – потому что они не имеют рыночной оценки. Тогда, во-первых, непонятно, почему к национальному богатству относятся только рыночные ценности и насколько объективна, например, оценка собрания скульптур Эрмитажа, которая проходит в классификации, вероятно, под статьей «Оригинальные произведения искусства». А во-вторых, способ количественной оценки в макроэкономике всегда можно найти, если захотеть. Учитывают же, например, труд в домашних хозяйствах, хотя он не имеет товарного характера.

В классификации превалирует утилитарный подход, явно не удовлетворяющий принципиальному требованию всего, что связано с понятием «национальный» – как всегда не учитывается лучшее, что есть у нации и что может ей принести благосостояние в будущем. В классификации не просматривается система национальных приоритетов, значимых для любой страны на этапе постиндустриализации и глобализации. Именно включение ценностей, пусть неосязаемых сейчас, но обладающих свойством увеличить национальный потенциал через некоторое время, необходимо для реального управления конкурентоспособностью страны.

Непонятно, по какой статье проходят вполне осязаемые накопленные вложения в так называемый «человеческий капитал», который является едва ли не главным двигателем постиндустриального развития. Обращение к даваемому (точнее, трактуемому) авторами определению приводит к выводу, что ни по одной из них: «В документах ООН по национальному богатству не содержится четкого статистического определения этой категории. В рекомендациях ООН по составлению СНС 1993 г. содержится перечень отдельных компонентов национального богатства, который позволяет дать определение этого понятия: национальное богатство представляет собой совокупность накопленных материальных благ, являющихся плодом человеческого труда; земли и природных ресурсов, находящихся в чьей-либо собственности, а также нематериальных невоспроизводимых и финансовых активов.» Вообще этот тезис наводит на размышления: не классификация составляющих элементов объекта получена из его определения, а определение выведено из классификации, сделанной на неясной критериальной базе. Финансовые активы, как водится в современной околорыночной идеологии, выведены в отдельный классификационный тип, не являющийся ни воспроизводимым, ни невоспроизводимым активом, а просто «финансовым», самодостаточным, из самого себя произрастающим.

Таким образом, мы приходим к выводу, что как само понятие, так и классификация элементов национального богатства нуждаются в серьезной корректировке.

Кроме того, некоторые виды национального богатства в СНС вообще не учтены, а некоторы, кажется, учтены по недосмотру. Речь идет о понятиях «экономическая территория», «резидент», «нерезидент».

В понимании авторов СНС РФ, «Национальная экономика охватывает деятельность только резидентов независимо от их местонахождения: на территории данной страны или за ее пределами»61. При этом резидентом называется «институционная единица, центр экономического интереса которой находится на данной экономической территории, т.е. которая занимается или собирается заниматься экономической деятельностью либо операциями в значительном масштабе в течение неопределенного периода времени (год и более)»62.

В данном определении вполне резонно к национальной экономике отнесена деятельность всех резидентов вне зависимости от места их нахождения. Однако неясно, зачем к резидентам относить иностранные фирмы и граждан, живущих и работающих на территории страны: «Понятие резидента не совпадает с понятием гражданства или национальности». Числить их в резидентах только потому, что они платят некоторые налоги стране приложения труда и капитала, на наш взгляд, некорректно. А «центр экономического интереса» находится, – и это вполне соответствует глобальным тенденциям – там, откуда фирма управляется либо откуда «управляется» человек (какими нормами хозяйственного поведения руководствуется).

Между прочим, определения этому ключевому понятию – центр экономического интереса – вводная часть СНС так и не дает. Формально в зону интересов иностранных фирм, конечно, попадает территория приложения капитала. Но эта территория отнюдь не центр. Однако создатели СНС так не считали: «Единица, занятая в производстве за границей длительное время приобретает там центр экономического интереса и становится резидентской корпорацией, даже если не имеет отдельного юридического статуса»63. Если бы это было так, то все экспортеры капитала, едва переступив границу страны его приложения, сразу стали бы заботиться о нарастании своего капитала и укоренении. Мы прекрасно знаем, что очень часто это не так, что транснациональный бизнес отнюдь не всегда оставляет прибыли за границей, в местах приложения капитала. А последствия упоминавшегося выше трансфертного ценообразования внутри ТНК, никакого отношения к интересам не то что стран приложения капитала, но даже и к интересам зарубежных филиалов и представительств ТНК (если таковые интересы вообще существуют) не имеет.

Может быть, с юридической стороны здесь все правильно, но с экономической это глубокая ошибка, поскольку даже если деятельность иностранцев приобрела постоянный характер, но они не сменили гражданства (места регистрации), это почти однозначно указывает на то, что центр управления деятельностью, осуществляемой на территории данной страны, находится за ее пределами. Экономически, как мы видели из предыдущей главы, это весьма важно. Поэтому предлагается считать иностранцев и иностранные фирмы, ведущих деятельность на территории страны «мягкими нерезидентами».

Таким образом, я однозначно определяю центр экономического интереса как место, где фактически находится аппарат управления субъекта, носителя этого интереса. Кроме того, совершенно недальновидно переставать причислять к резидентам физических и юридических лиц страны, сохранивших или не сохранивших регистрацию и гражданство страны, но связывающих будущий бизнес со страной эмиграции (происхождения): «Ключевая проблема сегодняшней бизнес-эмиграции из России заключается в том, что большая часть ее представителей – типичные «возвращенцы». Их бизнес возможен только в связи с Россией и вместе с ней, но Родина к ним, как и в прежние времена, глуха. В очередной раз мы выдавливаем из страны наиболее прогрессивный уклад и захлопываем за его спиной дверь. Более того, мы успешно «сдаем» его представителей конкурентам, подхватывая вслед за западными СМИ громкие истории об отмывании денег. Между тем, пройдет несколько лет, и бесспорные конкурентные преимущества нашего бизнеса вроде огромного банка технологий, оставшегося после советского ВПК или отличного кадрового потенциала, связанного с особенностями нашей системы образования, будут утрачены или станут преимуществами бизнеса другой страны»64.

Это есть не что иное, как отказ от национальной диаспоры за рубежом, что, впрочем, так же характерно для современной российской политики, как и «привечание» в резиденты иностранных лиц вне зависимости от того, чем они занимаются в стране. Предлагается считать мягкими резидентами лиц, деятельность которых вынесена из страны, но при этом в стране сохранены либо аппарат управления, либо со страной связывается образ прошлой и будущей жизни.

Итак, границы национальной экономики в первом приближении, я понимаю как совпадающие со всей зоной хозяйственной деятельности резидентов (в авторской трактовке). В самом первом приближении она совпадает с понятием экономической территории страны, но опять-таки, не в понимании СНС, где она определяется как «территория, административно управляемая правительством данной страны, в пределах которой лица, товары и деньги могут свободно перемещаться»65. Данное толкование не может не вызвать подобных замечаний.

Во-первых, из понятия экономической территории, согласно этому определению, выпадают все домашние хозяйства, поскольку там вообще не производится товаров и не осуществляется денежных платежей, весь нетоварный внутренний оборот предприятий, вся нетоварная бюджетная сфера и т.п. нерыночные виды деятельности. Хотя потом задним числом они учитываются в СНС, но сам факт наличия подобных толкований во многом отражает экономико-политическую линию последнего времени.

Во-вторых, самое главное, такая трактовка не учитывает реальностей глобальной экономики, в рамках которой территориальные административно-управляемые пространства разрушаются экономическими, управляемыми на иных принципах. Такой подход вполне доказательно изложен, например, у Э.Г. Кочетова66. Так что правительствам только кажется, что именно они управляют на всей своей административно управляемой территории. На самом деле центры управления, как было сказано выше, очень во многих случаях находятся за рубежом, и не учитывать этого в макроэкономической статистике – значит не понимать происходящих в мире изменений.

Таким образом, далее в работе будет употребляться раздельно два термина - экономическая и административная территория. Административной будет считаться вся административно управляемая территория страны67. Экономической территорией будет считаться территория, на которой где ведут свою хозяйственную деятельность резиденты.

Исходя из этого понимания, экономическая территория может находиться за пределами административной, и тогда административная власть на ней принадлежит администрации страны приложения. Экономическая власть, и это вполне логично, принадлежит резидентам. Центр экономического интереса резидента находится на территории нахождения аппарата управления (штаб-квартиры) и формирования норм хозяйственного поведения. Соответственно, страна имеет на своей экономической территории центры интереса только резидентов. И наоборот, нерезиденты по определению не могут иметь на ней центр экономического интереса, поскольку они имеют заграничные штаб-квартиры. Исходя их этого, даже многонациональные компании портеровского типа не будут резидентами стран приложения капитала, если их штаб-квартиры находятся за рубежом.

Для чего нужно уточнение устоявшихся понятий? Для того чтобы провести границу между зоной и центром экономических интересов. Страна может попасть в зону чьих-то экономических интересов и, более того, она может быть очень близко к центру этих экономических интересов (например, если ее жители выполняют в рамках национальных отделений стратегические функции управления). Однако даже такие субъекты хозяйства должны ей быть близкими друзьями, но не «своими», своим может быть только собственник, управляющий национальным отделением. При этом даже если резидент не ведет никакой деятельности на территории страны, и не сохраняет гражданство (регистрацию), но связывает будущее бизнеса с экономикой страны, он является более «своим», чем упомянутые близкие друзья. Я разделил бы следующее мнение по данному вопросу: « …чтобы Россия успешно «вписалась» в мировую экономику, ключевую роль в этом процессе должны сыграть транснациональные русские – люди, временно покинувшие Россию и хорошо изучившие западный экономический механизм. Достигнув успеха на Западе в качестве предпринимателей и профессионалов, они затем смогут использовать свои навыки и капиталы для повышения конкурентоспособности исторической Родины»68. Между прочим, подобная точка зрения заслуживает внимания для любой страны, испытывающую или испытавшую раньше массовую эмиграцию. Транснациональные мигранты, потерявшие связь с административной, но сохранившие связь с экономической территорией страны, – тот потенциал развития любой страны, которой ей неплохо задействовать именно в пору глобализации. «…вот что любопытно: по словам представителей эмиграционных фирм, предприниматели едут в другие страны, отнюдь не намереваясь навсегда порвать с Россией и превратиться в обыкновенных западных бизнесменов»69.

Понятие конкурентоспособности страны - ее места «под мировым экономическим солнцем» – предполагает не столько фактически сложившиеся и достигнутые успехи страны, сколько потенциальные, не зря часть «способность» – равноправное в этом двухкоренном слове. Способность – это и потенциальная возможность тоже.

Строго говоря, к национальному богатству, продолжая подход, принятый выше, стоило бы отнести не все материальные активы страны, а лишь те, которые работают в воспроизводственных цепочках, являющихся национально-ориентированным ядром экономики страны, вне зависимости от того, где они находятся территориально.. Имея в виду базовый признак национальной экономики, сформулированный выше, в основу классификации элементов национального богатства следует положить признаки воспроизводимости и отчуждаемости.

Естественной основой национального богатства являются невоспроизводимые неотчуждаемые блага. Для более точного их формулирования необходимо ввести ряд базовых определений и взаимосвязей.

Блага – все присваиваемые человеком ценности

Присвоение – включение благ в процесс жизнедеятельности

Жизнедеятельность, жизнь и деятельность человека (населения) = косвенное присвоение благ + воспроизводство

Косвенное присвоение – присвоение, сохраняющее форму благ

Воспроизводство – переходящие друг в друга повторяющиеся процессы потребления и производства, прямое присвоение благ

Потребление – присвоение человеком благ, уничтожающее их форму

Производство – организованный труд

Труд – повторяющийся процесс создания продуктов, присвоение человеком благ, меняющее их форму

Продукты – воспроизводимые (производимые и потребляемые) блага

Блага = продукты + невоспроизводимые блага

Невоспроизводимые блага – блага, присваиваемые косвенно.

Ключевые понятия данного фрагмента рассуждений – косвенное присвоение и его объекты – невоспроизводимые блага. Примерами присвоения такого рода и благ такого рода могут быть:

  • дикая природа и пребывание в ней;

  • заповедные зоны, парки, городская среда и пребывание в них;

  • произведения искусства и знакомство с ними:

  • просмотр музейных экспонатов- шедевров;

  • прослушивание концертов уникальных симфонических оркестров и др.;

  • узкая или широкая неповторимая среда человеческого общения и общение в этой среде и т.п.

Специфика косвенного присвоения в том, что оно связано с включением в процесс жизнедеятельности человека благ неповторимых (некопируемых), которые невозможно создать обычным трудом человека, которые при копировании (воспроизведении) теряют наиболее важные свойства. Их присвоение связано с конкретным местом и временем. В другое место они часто непереносимы, и могут иметь самостоятельную меняющуюся ценность в каждый очередной момент времени. Невоспроизводимые блага могут быть созданы человеком, но лишь единожды, и не могут быть повторены даже им самим в другой момент времени. Невоспроизводимые блага неделимы и могут быть присвоены лишь целиком. Невоспроизводимые блага рассчитаны на индивидуальное присвоение и не имеют общепризнанных стандартных свойств – потребительских характеристик. Косвенное присвоение – и создание, и восприятие созданного – предполагает уникальность субъективных ощущений включенных в него людей. С учетом существования невоспроизводимых благ необходимо скорректировать общую схему воспроизводственно-процессного подхода, изображенную на рис.7. Теперь она примет следующий вид (рис.8).

Следующий необходимый ход – дополнение данной разбивки еще одной – по степени отчуждаемости. И воспроизводимые, и невоспроизводимые блага могут быть как отчуждаемыми, так и неотчуждаемыми.

Отчуждаемые блага – блага, которые при передаче от человека к человеку убавляют благосостояние одного и добавляют другому; блага, подверженные отчуждению.

Неотчуждаемые блага – те, что при передаче от человека к человеку приращивают суммарное благосостояние обоих; блага, неподверженные отчуждению.

Таким образом,
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Похожие:

Рожков Кирилл Львович процесс глобализации и национальная экономика диссертация на соискание ученой степени iconКлименко елена олеговна концепт «менеджмент» в американской и русской...
...
Рожков Кирилл Львович процесс глобализации и национальная экономика диссертация на соискание ученой степени iconПрофилактика и лечение хирургических заболеваний у лиц допризывного...
Особенности работы военно-врачебной комиссии при хирургических заболеваниях у допризывников 42
Рожков Кирилл Львович процесс глобализации и национальная экономика диссертация на соискание ученой степени iconДиссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических...
Военно-физическая подготовка восточных славян до образования древнерусского государства
Рожков Кирилл Львович процесс глобализации и национальная экономика диссертация на соискание ученой степени icon  Русская авторская песня в лингвистическом и коммуникативном аспектах  
Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук
Рожков Кирилл Львович процесс глобализации и национальная экономика диссертация на соискание ученой степени iconНазвание ресурса
Ведовство в общественной мысли Германии 2-й половины XVI века: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических...
Рожков Кирилл Львович процесс глобализации и национальная экономика диссертация на соискание ученой степени iconЗаседание совета д 212. 232. 13 По защите докторских и кандидатских...
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «санкт-петербургский государственный...
Рожков Кирилл Львович процесс глобализации и национальная экономика диссертация на соискание ученой степени iconОценочная функция психики
Защита состоится 1998 г., в часов, на заседании диссертационного совета д 063. 57. 23 яо защите диссертации на соискание ученой степени...
Рожков Кирилл Львович процесс глобализации и национальная экономика диссертация на соискание ученой степени iconВнутренние конфликты в русской православной церкви второй половины
Защита состоится 18 октября 2005 г в 11 часов на заседании Диссертационного совета д 002. 018. 02 по защите диссертаций на соискание...
Рожков Кирилл Львович процесс глобализации и национальная экономика диссертация на соискание ученой степени iconМетодические указания к практическим работам для студентов специальностей:...
Практическая работа №3 Контроль в сфере закупочной деятельности и принятие решения по
Рожков Кирилл Львович процесс глобализации и национальная экономика диссертация на соискание ученой степени icon3 Структура экономики России Национальная экономика сформировалась...
Национальная экономика сформировалась в результате социального и экономического развития, межрайонного разделения труда и процессов...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница