Я завалился к Георгию, чтоб намахнуть пару рюмок, перед сном, для освобождения от груза запрограммированного буднями мыслительного процесса. Гоша увидев меня


НазваниеЯ завалился к Георгию, чтоб намахнуть пару рюмок, перед сном, для освобождения от груза запрограммированного буднями мыслительного процесса. Гоша увидев меня
Дата публикации06.07.2013
Размер91.9 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
Я завалился к Георгию, чтоб намахнуть пару рюмок, перед сном, для освобождения от груза запрограммированного буднями мыслительного процесса. Гоша увидев меня бросился ко мне и поднял меня в объятиях. Лицо его светилось широко раскрытыми глазами. Мне пришлось пнуть его и мы, гогоча и предвкушая душевность общения, оказались в комнате. На стене комнаты висели семь холстов в мощных мазках свежей краски. С холстов открывалась вселенная души Георгия, из образов воздушных, волшебных женщин, парящих в пространстве среди цветов, музыкальных и инструментов и прочих символичностей. Вообще он давно уже не рисовал, хотя когда-то проявлял себя, как художник довольно осмысленных картин. Я подумал, что, произошло что – то в жизни друга, ибо вообще-то он был довольно мрачным типом в последнее время.

-Последствия любви? – шутливым тоном спросил я наугад и кивнул в картины.

-Да! – Георгий улыбался дурацкой, открытой, беззащитной улыбкой. Я оценил его состояние, как крайне ненормальное и критическое, проанализировав мимику его физиономии.

-Ты сейчас полный дурак! – уже не предполагал, а утверждал я, с беспокойством, ибо любовь – это всё-таки болезнь, по мнению британских учёных.

-Дааааа! – Георгий крутанул себя вокруг оси пархая по кругу распахнутыми руками.

-Абзац,- сматерился я и полез за водкой.

-Она чудееесная, волшебная!!! – Семенил за мной Гошан, который, ещё недели две назад, был мрачным человеком с каменной физиономией, выражая щенячье счастье телом. – Ты не представляешь, насколько она божественная, она настоящий ангел!!!

Мне не нравилась неадекватность друга, потому моё лицо измазал лёгкий налёт напряженности. Нужно было, по идее, порадоваться за холостяка, но я ж тоже не мальчик и в курсе, что ангелы только в книжках. Мы наполнили по первой и поглотили, сопроводив солёными грибочками- груздочками, готовить, которые Георгий умел мастерски. Гоша вскочил и припрыгал радостно к картинам рассказывая захлёбываясь, по-видимому, любовью.

-Вот видишь – эту картину я написал, после поцелуя в полиции, вот эта – это… Это она … Это лестница в книжном магазине, она тогда чуть- чуть разжала губы… Эта, видишь, саксафон в руках женщины, это мы были в подъезде… Она впилась в меня губами, она играла на мне…. Я издавал такое рычание…. понимаешь, я был счастлив!!!… - Сорокалетний балбес был похож на подростка, который в первый раз оказался с женщиной. Он был наивно беззащитен, как будто заново родился, как будто ему не врали тысячи раз, как будто не существовало в мире ни подлости, ни кидалова. Он ничего не видел вокруг, кроме своей любви. Это очень неприятно, когда видишь, что друг вляпался, даже если он вляпался в любовь. Я смотрел, на картины, рождённые поцелуями в УАЗике, в парке, в кустах … Но, больше всего мне понравилась последняя картина: На ней была девушка среди панельных параллепипедов гаражей, сидящая на покрышке, из которой торчала бледность нежной розы. Над гаражами нависало урбанистичное производственное помещение, на фоне влюблённых женских глаз. Контраст любви и материального, нежности, неповторимости женщины и правильности грубой реальности впивался в мозг мыслью о том, что для счастья не зависит от достижений цивилизации. Я стоял напротив этой картины и начинал потихоньку завидовать Гоше, вопреки аналитичности образа мысли. Холст говорил, что счастье есть везде, его нужно только увидеть и не сломать, по возможности.

-Продай, попросил я, кивнув на картину.

-Нет. – Георгий посмотрел на меня, как на инопланетянина, не знающего таблицы умножения. – Ты чего, это ж “Гаражи”, это ж моё счастье, настоящее, понимаешь, когда хочешь остановить мгновенье, чтоб оно не кончалось. Она была прекрасна, я кормил её мороженым, мы так здорово им обляпались, потом смеялись, потом ещё вроде пили спрайт и заблудились... Я ей подарил цветы… - Георгий закрыл глаза и откинулся спиной в кресло, вспоминая ощущения, по его лицу вновь забродила глупость улыбки влюблённого. Я понял, что лечить парня бесполезно и сказал:

-Тогда, в дни скудные и скучные я буду приходить к тебе и смотреть твои гаражи, вне зависимости от того что ты делаешь и с кем. Даже если ты будешь заниматься сексом со своей Верой. Лицо Георгия изуродовалось в гневе эмоции отвращения.

-Сексом! – он аж взвизгнул, нелепо хрюкнув, что было нехарактерно для его голоса, обычно низкого и уверенного.

-Секс, слово не достойное любви, нельзя заниматься сексом с любимым человеком! - Глаза Георгия горели и руки размахивались. – Любовь – это великое чувство, это счастье от простого прикосновения, от того, что ты вдыхаешь другого женщину, ощущаешь её глазами, руками мыслями. И то, что ты называешь сексом, есть вершина, любви, когда люди не просто ощущают страсть, но и полностью доверяют друг другу, когда …. Георгий потерялся в мыслях, и поток слов запнулся. Я воспользовался его беспомощностью:

-А как ты называешь то, что я называю сексом?

Георгий замялся и стал искать нужное слово. Его не было в современном словарном запасе. Гоша показал злость лицом и разлил водку по рюмкам…

-Понимаешь, секс с любимой женщиной возможен лишь, когда ты уверен, что ты не причинишь ей боль впоследствии, когда ты готов умереть ради неё…. Ты понимаешь…. Это ж как взять и войти в хрустальный дворец, чуть что не так - и разобьёшь всё нафиг. -Георгий нёс какую-то хрень, и мне это очень не нравилось.

-Слушай, она ж замужем. Ты как, ничего, что это не хорошо, не по пацански? – Я чавкнул довольно. Кожа на лице Коляна сморщилась в болезненную гримасу. Алкоголь покачивал его голову.

-Да, она замужем. Да я козёл… Я урод, я знаю это… - Георгий сглотнул жидкость во рту: Но я люблю её.. - Георгий завыл страшным голосом и стал бить головой по столу показывая боль души…

-То есть ты б с ней не стал шпили - вили?

-Нет, - Гоша задумался головой и стал мучиться противоречиями чувств. – Если б она конечно… Ну, если б она … То наверное не смог бы отказать.

-Дык а хрена ли ты мне мозг выносишь ерундой. Всякий мужик – это прежде всего самец.

-На самец, а рыцарь! Я не буду спать с женщиной насильно, если она меня не любит….

-А никто и не говорит о насилии… Ты чего меня за маньяка держишь? Я говорю про любовь, про настоящую, понимаешь, когда испытываешь счастье от того, что видишь любимого человека, прикасаешься к нему… И поверь – это намного сильнее секса…

-А я говорю, что без любви секс – это не секс, а животное….

Я написал этот диалог для того, чтоб вы осознали, насколько неадекватен часто влюблённый мужчина, по - настоящему влюблённый. Хотя… Как знать, слишком мало ныне рыцарей любви. Ныне никто не жертвует ради любви. Никто не бросается на амбразуру обстоятельств ради любимой женщины. Только фильмы и старые книги напоминают про то, что человек способен на безумство отваги ради любви. Хотя и в фильмах сейчас более убивают за бабло, чем умирают ради любви. И хрен поймёшь, что правильней. А может всё дело в том, что женщин больше, чем мужчин, и нет труда найти принцессу без проблем…

Вера пришла на работу злая, потому, что разбилась машина, и она поругалась с Колей. Хмыкнувшие по поводу опоздания коллеги были обруганы и отчитаны Верой за недостаточное усердие. Вера сорвалась и дотошно стала проверять каждую запятую в договорах и претензиях. Она унижала сотрудников за каждую неверно сформулированную, с точки зрения Веры, фразу в договорах, за каждую неверную запятую. Она заставляла составлять дополнительные декомпозиции, в диаграммах, для того, чтоб сотрудницы лучше усвоили западные методики оформления бизнес – процессов. Ей доставляло удовольствие хлестать оскорблениями провинившихся людей за их неумение быть достаточно полезными производственному процессу. Она летала по предприятию, и упивалась властью над событиями. Ей нравилось организовывать события так, как она считала нужным, как с её точки зрения было, её нравилось общаться с людьми, направлять их в нужное для предприятия русло.

Вера была успешным руководителем проектов, и считала людей, продолжением предприятия – механизмом, которым нужно было лишь уметь управлять. Совсем недавно любимым методом управления человеком у Веры был метод опережения человеческих интересов. Вера сама формировала потребности сотрудников исходя из интересов предприятия. Она умела сделать работу человека интересной, и заставить человека страстно желать добиться отличного результата. Но последнее время что – то стало происходить внутри у Веры, она стала жесткой по отношению к людям. У ней всё чаще стала возникать мысль о том, что можно более эффективно управлять людьми опираясь лишь на кнут. Ей всё больше стало казаться, что все её усилия по копанию в человеческих душах, в угоду предприятию, никем не ценится и бесполезны, что люди заслуживают жесткого отношения. Она смотрела на девочек, которые красились во время рабочего времени либо общались через интернет, она не понимала, как можно тратить время, купленное предприятием на личные нужды.

Раньше, совсем недавно, Вера думала, что человек – вершина творения и этот великий инструмент нужно очень тонко использовать, чтоб высвободить огромную человеческую энергию на благо предприятия. Вера старалась обратить в пользу предприятия каждую эмоцию сотрудника. Она заставляла забываться с помощью работы людей, имеющих жизненные проблемы. Сотрудники с ожесточением тратили себя для предприятия, чтоб забыться от жизненных проблем. Подчинённым было более комфортно на предприятии, чем в жизни. Вера создала коллектив, который стал семьёй, для работников. Она тратила себя на организацию духовных потребностей людей. Люди в ответ считали Веру лучшим руководителем и любили её, как маму.

Однако Верино руководство требовало сухих результатов и не очень - то активно оплачивало Верины новации. Вера думала, что сделает центростремительную карьеру, благодаря своим стараниям, однако уже целых полгода Веру никуда не повышали, и Вера стала расстраиваться. Что сказалось на форме её усердия.

Она стояла на лестнице, листая бумаги документов, когда сверху, из курилки услышала голоса работниц:

-Верка – то сукой какой-то стала.

-Власть, чего поделаешь, она всех делает суками.

-А такая здоровская раньше была.

-Ну, это раньше, раньше она была человеком, а сейчас она часть предприятия. Раньше она видела нас, как людей, потому, что сама была человеком. Сейчас она стала механизмом и в нас видит механизмы. Люди всегда смотрят на других, так, как смотрят на себя. А Вера Павловна видит себя продолжением предприятия. Потому и мы для неё лишь часть конвейера. Она и раньше заботилась о нас лишь потому, что ей нужны были исправные винтики, а не заржавленные проблемами.

-Во сука, а я её любила, верила ей…

Верин карман издал звонок телефона. Она достала телефон.

-Привет, королева, я люблю тебя.

Вера услышала незнакомый голос и на автомате ответила:

-Вы ошиблись номером. – Она сбросила звонок.

Её голос был услышан в курилке и раздалось шуршание удаляющихся людей. Снова зазвонил телефон:

-По этому номеру никого нельзя любить? – весёлый голос был настойчив.

-Я повторяю, вы ошиблись.

-Вера, я люблю тебя, - уточнил голос с другого конца.

Вера вдруг вспомнила, что точно так же, задорностью трещал голос Георгия с УАЗика. Она потерялась, в голове образовалась его наглая улыбка и хитрющие глаза…

-Я не знаю вас, чтоб что-то сказать по поводу вашего заявления. Думаю вам лучше общаться с другими, более свободными женщинами. Если вы будете ещё звонить, я внесу ваш номер телефона в чёрный список, не заставляйте меня трудиться, нажимая клавиши – голос Веры был надменен и сух. В нём присутствовало презрение. Вера вообще не понимала людей, способных на предательство, она не понимала, как можно влезать в родство душ мужчины и женщины, потому у неё всегда наготове были припасены надменный взгляд, полный презрения и несколько оскорбительно – холодных фраз, для того, чтоб обороняться от мужской похотливости. Вера довольная верностью своим моральным принципам закончила разговор и зашагала, чётко выбивая ритм походки каблуками. Пустой кабинет был Вериной крепостью, её бастионом, в котором она чувствовала себя властительницей части предприятия, Жанной Де’ Арк, готовой броситься в бой ради предприятия. Бежевые стены контрастировали с деревянной мебелью, цвета вишни. Вере нравился порядок и конструктивизм рациональности интерьера. Она смотрела в стены и любовалась правильностью расположения папок на стеллажах, когда в кабинет постучали. В дверях стоял почтовый курьер. Он протянул Вере свёрток и документ для росписи.

-Что это?

-Это поставка из студии интерьера “Изабелла”, приказ директора, для оформления фирменного стиля компании. Вера расписалась в получении, ничего не понимая, и пошла к столу - разворачивать содержимое. Она извлекла картину, в которой был куст роз, цветущий в горшке формы саксофона. Розы выплёскивались из инструмента нежностью и дерзко впивались в пространство шипами. В картине сливались в один порыв колючие шипы и хрупкая нежность лепестков. Смелые мазки ослепляли свежими красками. Внизу была надпись: ”Начало Любви”. Картина не вписывалась в интерьер. Вера смотрела на холст, не понимая прихоть руководства. Она перевернула холст и увидела подпись: ”Георгий”. Вера вдруг представила, что это тот мужик, с Уазика, подарил ей картину. Её сердце стало биться чаще обычного и руки онемели без согласования с мозгом. Она позвонила директору и узнала, что он никаких картин не приказывал. Было рабочее время, но тело Веры не слушалось распорядка предприятия. Она накинула красный плащ, обмотала шею шарфом и, не понимая своих действий вышла на улицу. Непонятно почему воздух вдыхался полной грудью, она шла непонятно куда, хватая руками ветки с зелёными листьями. Она подпрыгивала радостно, потому, что не думала головой и от непонятного чувства. Вера оказалась в небольшом скверике за чугунными воротами. Глаза её закрылись, и Вера закружилась сама по себе. Заурчал звук, какого - то мотора. Она открыла глаза и увидела Уазик, который подъехал к чугуну изгороди. Маска общественных приличий сковала открытость эмоции, и Вера приняла правильную осанку тела. Из Уазика вышел Георгий и направился к ней. Её тело сковалось и стало страшно от непонятной беспомощности. Георгий подошел с серьёзным лицом, сказал: “Здравствуй весна ”- сделал паузу и вдруг прижал тело Веры к своему: ” или лето?”- спросил Георгий и прикоснулся к волосам Веры. Вера захлебнулась в чувствах, они окатили её и подавили волю. На мгновенье она закрыла глаза, и безвольным телом прильнула к чужому мужчине. Они стояли под зелёными листьями и молчали, потому, что боялись слов, которые рождаются из мыслей, а они есть следствие реальности. Через мгновенье она оттолкнула Георгия и проговорила злые слова:

- Оставьте меня, я не хочу вас видеть… Вы неприятны мне. Я не уважаю мужчин, которые волокутся за замужними женщинами.

Гордая походка с уносила прочь Веру с высокоподнятой головой. Внутри у неё горел огонь непонятных эмоций. Георгий стоял и ему было стыдно. Он смотрел на женщину и понимал, что она не его судьба. Что просто нельзя ему быть с ней. Но его разрывало от счастья прикосновения к прекрасной брюнетке с голубыми глазами…

Она впорхала в кабинет, улыбкой, которая возникала на лице и менялась сама по себе. Вера взяла картину и смотрела на неё, её пальцы гладили неровность мазков масла. Потом достала телефон и механически добавила телефон Георгия в чёрный список. Внутри рождался страх понимания, что ей нужно бояться себя, что она может полюбить и нарушить правильность течения жизни…

Похожие:

Я завалился к Георгию, чтоб намахнуть пару рюмок, перед сном, для освобождения от груза запрограммированного буднями мыслительного процесса. Гоша увидев меня iconРабота с памятью для меня это магический ритуал. Вы этого не понимаете....

Я завалился к Георгию, чтоб намахнуть пару рюмок, перед сном, для освобождения от груза запрограммированного буднями мыслительного процесса. Гоша увидев меня icon25 мая 1939 года пароход еще раз прошел Мутуху где жил Гоша и подошел...
Нине, т к качка на нее очень действовала, хотя и жила она всю жизнь у моря. А на меня сухопутную колхозницу качка не действовала,...
Я завалился к Георгию, чтоб намахнуть пару рюмок, перед сном, для освобождения от груза запрограммированного буднями мыслительного процесса. Гоша увидев меня iconИ сон
Подберите сказку, которая наиболее подходит вашему малышу и расскажите ему перед сном
Я завалился к Георгию, чтоб намахнуть пару рюмок, перед сном, для освобождения от груза запрограммированного буднями мыслительного процесса. Гоша увидев меня iconДорога
Единственная засада – мне жутко холодно, знобит, у меня температура. Надеваю на себя пару футболок, все равно у меня нет ничего с...
Я завалился к Георгию, чтоб намахнуть пару рюмок, перед сном, для освобождения от груза запрограммированного буднями мыслительного процесса. Гоша увидев меня iconОсобенность международной перевозки состоит в том, что они осуществляются...
Гк РФ и согласно ст. 785 Гк РФ по договору перевозки груза перевозчик обязуется доставить вверенный ему отправителем груз в пункт...
Я завалился к Георгию, чтоб намахнуть пару рюмок, перед сном, для освобождения от груза запрограммированного буднями мыслительного процесса. Гоша увидев меня iconМигель Руис Четыре Соглашения. Книга Толтекской Мудрости
Эта маленькая книжка может полностью изменить вашу жизнь. Попытайтесь следовать Четырем новым Соглашениям, изменив старые соглашения,...
Я завалился к Георгию, чтоб намахнуть пару рюмок, перед сном, для освобождения от груза запрограммированного буднями мыслительного процесса. Гоша увидев меня iconЯзык освобождения
Перед вами вторая официальная редакция «Языка утверждения и сохранения Трезвости»
Я завалился к Георгию, чтоб намахнуть пару рюмок, перед сном, для освобождения от груза запрограммированного буднями мыслительного процесса. Гоша увидев меня iconПомощь без лекарств: часть 1
...
Я завалился к Георгию, чтоб намахнуть пару рюмок, перед сном, для освобождения от груза запрограммированного буднями мыслительного процесса. Гоша увидев меня icon«Аллах не запрещает вам хорошо относиться и быть справедливыми с...
Но не для того, чтоб приняли ислам, нет, а для того чтоб перестали нападать (мушрики на мусульман) и чтоб убрали препятствия на пути...
Я завалился к Георгию, чтоб намахнуть пару рюмок, перед сном, для освобождения от груза запрограммированного буднями мыслительного процесса. Гоша увидев меня icon«вяжущие, адсорбирующие, обволакивающие, раздражающие, мягчительные средства»
Гель 170 мл. При язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, острых и хронических гиперацидных гастритах по 2 чайные ложки...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница