"Я сжечь ее хотел, колдунью злую"


Название"Я сжечь ее хотел, колдунью злую"
страница34/34
Дата публикации02.04.2013
Размер4.63 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   34
13. Конечно, Передонов этого не заметил. Он был весь поглощен своею

радостью.

Марта вернулась в беседку, когда уже Передонов ушел. Она вошла в нее с

некоторым страхом: что-то скажет Вершина.

Вершина была в досаде: до этой поры она еще не теряла надежды

пристроить Марту за Передонова, самой выйти за Мурина, - и вот все

нарушено. Она быстро и негромко сыпала укоризненными словами, поспешно

пускала клубы табачного дыма и сердито поглядывала на Марту.

Вершина любила поворчать. Вялые причуды, потухающая, вялая похоть

поддерживали в ней чувство тупого недовольства, и оно выражалось всего

удобнее ворчаньем. Сказать вслух - вышло бы ясный вздор, а ворчать, все

нелепое изливается через язык, - и не заметишь ни сама, ни другие

несвязности, противоречий, ненужности всех этих слов.

Марта, может быть, только теперь поняла, насколько Передонов ей

противен после всего, что случилось с ним и из-за него. Марта мало думала о

любви. Она мечтала о том, как выйдет замуж и будет вести хорошо хозяйство.

Конечно, для этого надо, чтобы кто-нибудь влюбился в нее, и об этом ей было

приятно тогда подумать, но это было не главное.

Когда Марта мечтала о своем хозяйстве, то ей представлялось, что у нее

будет точь-в точь такой же дом и сад и огород, как у Вершиной. Иногда ей

сладко-мечталось, что Вершина все это ей подарила и сама оставалась жить у

нее, курить папиросы и журить ее за леность.

- Не сумели заинтересовать, - сердито и часто говорила Вершина, -

сидели всегда пень-пнем. Чего вам еще надо! Молодец мужчина, кровь с

молоком. Я о вас забочусь, стараюсь, вы бы хоть это ценили и понимали, -

ведь для вас же, так и вы бы с вашей стороны хоть чем-нибудь его завлекли.

- Что ж мне ему навязываться, - тихо сказала Марта, - я ведь не

Рутиловская барышня.

- Гонору много, шляхта голодраная! - ворчала Вершина.

- Я его боюсь, я за Мурина лучше выйду, - сказала Марта

- За Мурина! Скажите, пожалуйста! Уж очень вы много себе воображаете!

За Мурина! Возьмет ли еще он вас. Что он вам иногда ласковые слова говорил,

так это еще, может быть, и вовсе не для вас. Вы еще и не стоите такого

жениха, - солидный, степенный мужчина. Покушать любишь, а подумать - голова

болит..

Марта ярко покраснела: она любила есть и могла есть часто и много.

Воспитанная на деревенском воздухе, в простых и грубых трудах, Марта

считала обильную и сытую еду одним из главных условий людского

благополучия.

Вершина вдруг метнулась к Марте, ударила ее по щеке своею маленькою

сухою ручкой и крикнула:

- На колени, негодяйка.

Марта, тихо всхлипывая, встала на колени и сказала:

- Простите Н. А.

- Целый день продержу на коленях, - кричала Вершина, - да платье

тереть не изволь, оно деньги плачено, на голые колени стань, платье подыми,

а ноги разуй, - не велика барыня. Вот погоди, еще розгами высеку.

Марта, послушно присев на краешек скамейки, поспешно разулась,

обнажила колени и стала на голые доски. Ей словно нравилось покоряться и

знать, что ее отношениям к этому тягостному делу наступает конец. Накажут,

подержат на коленях, может быть, даже высекут, и больно, а потом все же

простят, и все это будет скоро, сегодня же.

Вершина ходила мимо тихо стоящей на коленях Марты и чувствовала

жалость к ней и обиду на то, что она хочет выйти за Мурина. Ей приятнее

было бы выдать Марту за Передонова или за кого другого, а Мурина взять

себе. Мурин ей весьма нравился, - большой, толстый, такой добрый,

привлекательный. Вершина думала, что она больше подходила бы для Мурина,

чем Марта. Что Мурин так засматривается на Марту и прельщается ею, - так

это бы прошло. А теперь - теперь Вершина понимала, что Мурин будет

настаивать на том, чтобы Марта вышла за него, и мешать этому Вершина не

хотела: какая-то словно материнская жалость и нежность к этой девушке

овладевала ею, и она думала, что принесет себя в жертву и уступит Марте

Мурина. И эта жалость к Марте заставляла ее чувствовать себя доброй и

гордиться этим, - и в то же время боль от погибшей надежды выйти за Мурина

жгла ее сердце желанием дать Марте почувствовать всю силу своего гнева и

своей доброты и всю вину Марты.

Вершиной тем-то особенно и нравились Марта и Владя, что им можно было

приказывать, ворчать на них, иногда наказать их. Вершина любила власть, и

ей очень льстило, когда провинившаяся в чем-нибудь Марта по ее приказанию

беспрекословно становилась на колени.

- Я все для вас делаю, - говорила она. - Я еще и сама не старуха, я

еще и сама могла бы пожить в свое удовольствие и выйти замуж за доброго и

солидного человека, чем вам женихов разыскивать. Но я о вас больше

забочусь, чем о себе. Одного жениха упустили, теперь я для вас, как для

малого ребенка, другого должна приманивать, а вы опять будете фыркать и

этого отпугаете.

- Кто-нибудь женится,- стыдливо сказала Марта, - я не урод, а чужих

женихов мне не надо.

- Молчать! - прикрикнула Вершина. - Не урод! Я, что ли, урод!

Наказана, да еще разговасиваешь. Видно, мало. Да и, конечно, надо тебя,

миленькая, хорошенько пробрать, чтоб ты слушалась, делала, что велят, да не

умничала. С глупа ума умничать - толку не жди. Ты, мать моя, сперва научись

сама жить, а теперь в чужих платьях еще ходишь, так будь поскромнее, да

слушайся, а то ведь не на одного Владю розги найдутся.

Марта дрожала и смотрела, жалко поднимая заплаканное и покрасневшее

лицо, с робкою, молчаливою мольбою в глаза Вершиной. В ее душе было чувство

покорности и готовности сделать все, что велят, перенести все, что захотят

с нею сделать, - только бы узнать, угадать, чего от нее хотят. И Вершина

чувствовала свою власть над этою девушкою, и это кружило ей голову, и

какое-то нежно-жестокое чувство говорило в ней, что надо обойтись с Мартой

с родительской суровостью, для ее же пользы.

"Она привыкла к побоям, - думала она, - без этого им урок не в урок,

одних слов не понимают; они уважают только тех, кто их гнет".

- Пойдем-ка, красавица, домой, - сказала она Марте, улыбаясь, - вот я

тебя там угощу отличными розгами.

Марта заплакала снова, но ей стало радостно, что дело идет к концу.

Она поклонилась Вершиной в ноги и сказала:

- Вы мне - как мать родная, я вам так много oбязана.

- Ну, пошла, - сказала Вершина, толкая ее в плечо.

Марта покорно встала и пошла босиком за Вершиной. Под одной березой

Вершина остановилась и с усмешкой глянула на Марту.

- Прикажете нарвать? - спросила Марта.

- Нарви, - сказала Вершина, - да хорошеньких.

Марта принялась рвать ветки, выбирая подлиннее и покрепче, и обрывала

с них листья, а Вершина с усмешкой смотрела на нее.

- Довольно, - сказала она наконец и пошла к дому.

Марта шла за нею и несла громадный пук розог. Владя повстречался с

ними и испуганно посмотрел на Вершину.

- Вот я твоей сестрице сейчас розог дам, - сказала ему Вершина, - а ты

мне ее подержишь, пока я ее наказывать буду.

Но, придя домой, Вершина передумала: она села в кухне на стул. Марту

поставила перед собой на колени, нагнула ее к себе на колени, подняла сзади

ее одежды, взяла ее руки и велела Владе ее сечь. Владя, привыкший к розгам,

видевший не раз дома, как отец сек Марту, хоть и жалел теперь сестру, но

думал, что если наказывают, то надо делать это добросовестно, - и потому

стегал Марту изо всей своей силы, аккуратно считая удары. Пребольно было

ей, и она кричала голосом, полузаглушенным своею одеждою и платьем

Вершиной. Она старалась лежать смирно, но против ее воли ее голые ноги

двигались по полу все сильнее, и наконец она стала отчаянно биться ими. Уже

тело ее покрылось рубцами и кровяными брызгами. Вершиной стало трудно ее

держать.

- Подожди, - сказала она Владе, - свяжи-ка ей ноги покрепче.

Владя принес откуда-то веревку. Марта была крепко связана, положена на

скамейку, прикручена к ней веревкой. Вершина и Владя взяли по розге и еще

долго секли Марту с двух сторон. Владя попрежнему старательно считал удары,

вполголоса, а десятки говорил вслух. Марта кричала звонко, с визгом,

захлебываясь, - визги ее стали хриплыми и прерывистыми. Наконец, когда

Владя досчитал до ста, Вершина сказала:

- Ну, будет с нее. Теперь будет помнить.

Марту развязали и помогли ей перейти на ее постель. Она слабо

взвизгивала и стонала.

Два дня не могла она встать с постели. На третий день встала, с трудом

поклонилась в ноги Вершиной и, поднимаясь, застонала и заплакала.

- Для твоей же пользы, - сказала Вершина.

- Ох, я это понимаю. - отвечала Марта и опять поклонилась в ноги, - и

вперед не оставьте, будьте вместо матери, а теперь помилуйте, не сердитесь

больше.

- Ну, бог с тобой, я тебя прощаю, - сказала Вершина, протягивая Марте

руку.

Марта ее поцеловала.
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   34

Похожие:

\"Я сжечь ее хотел, колдунью злую\" iconБерезовский: каюсь, что привел к власти Путина
Вплоть до сегодняшнего дня, я не планировал открывать Фейсбук, не хотел жить в социальных сетях. Вчера, в Прощеное Воскресенье, я...
\"Я сжечь ее хотел, колдунью злую\" iconИрвин Ялом Когда Ницше плакал
Ты должен быть готов сжечь сам себя: как ты сможешь обновиться, не став сначала пеплом?
\"Я сжечь ее хотел, колдунью злую\" icon10 придуманных книг, которые стоит сжечь
...
\"Я сжечь ее хотел, колдунью злую\" iconКлаус Дж. Джоул Деньги   это любовь, или То, во что стоит верить. Том 1 3
А хотел я найти такой способ создания желанного жизненного опыта, который бы работал очень легко и без пробежек в полнолуние с ногой,...
\"Я сжечь ее хотел, колдунью злую\" iconСтивеном Кингом "Дети кукурузы"
«еще одной»ссоры; to turn down – снизить, убавить ) and he didn't want it to happen (а он не хотел, чтобы она произошла; to happen...
\"Я сжечь ее хотел, колдунью злую\" iconОчередной урок сш про "тусклое стекло"
В субботу я прочитал текст три раза, прежде чем понял, о чем вообще хотел сказать автор. Ну, или то, что я бы на его месте хотел...
\"Я сжечь ее хотел, колдунью злую\" iconЛюбовь Майкла к животным и его тайные пожертвования
В то время она работала в приюте для животных в Лондоне. Майкл очень любил животных, так же сильно, как и детей и он хотел помочь...
\"Я сжечь ее хотел, колдунью злую\" iconАлексей Вайсберг «Фредерик Бегбедер. 99 франков»
Роман «99 франков» представляет собой злую сатиру на рекламный бизнес, безжалостно разоблачает этот безумный и полный превратностей...
\"Я сжечь ее хотел, колдунью злую\" iconАнонс Роман «99 франков»
Роман «99 франков» представляет собой злую сатиру на рекламный бизнес, безжалостно разоблачает этот безумный и полный превратностей...
\"Я сжечь ее хотел, колдунью злую\" iconФранков Роман «99 франков»
Роман «99 франков» представляет собой злую сатиру на рекламный бизнес, безжалостно разоблачает этот безумный и полный превратностей...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница