Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник


НазваниеКузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник
страница41/45
Дата публикации06.04.2013
Размер8.29 Mb.
ТипУчебник
userdocs.ru > Философия > Учебник
1   ...   37   38   39   40   41   42   43   44   45
Воспитание означает прежде всего обучение всех классов, но только в пределах тех навыков, которые необходимы для определенного рода занятий. Плотник должен знать свое мастерство, ему не требуется гимнастика, совершенно необходимая воину, но некоторые из последних допускаются к приобщению к тайнам философии. Это обстоятельство делает границу между воинами и правителями не столь абсолютной. Дети воинов и философов проходят начальный курс обучения вместе, затем из их числа выбираются наиболее способные, которых и готовят к государственной службе. Государством правят философы. Кроме того, воспитание связано с внушением чувства патриотизма, любви к своей родине, к соотечественникам, которые признаются родными братьями и сестрами. Общность жен и детей облегчала решение воспитательных задач. Распределение материальных благ подчинялось общей цели - сохранению единого целого общественного организма. Низший класс должен получать столько, сколько необходимо для нормального функционирования производства. Воин тоже должен получать все необходимое, так как голодный воин не только не способен охранять, но и опасен для общества.
Государство Платона основывалось на принудительном распределении общественной собственности и на первоначальном разделении труда, которое в дальнейшем искусственно поддерживалось и закреплялось (фактически насильно) системой воспитания. Это, конечно же, была утопия, и поскольку в ее основе лежал принцип общественной собственности, то она была названа социалистической. "Однако социализм Платона казарменный. Это псевдосоциализм. Проблему гармоничного сочетания личного и общественного Платон решает просто: он вообще устраняет все личное" [8].
Платоновская теория государства выделяла и возвышала аристократическую прослойку общества. В этом отношении Платон был последовательным и непримиримым врагом демократии. "Демократия, как известно, строится на принципе приоритета большинства над меньшинством, а Платон это большинство изображает резко отрицательно, говоря о "безумии большинства". Он с презрением высказывается о гражданах демократического государства, которые "густой толпой заседают в народных собраниях, либо в судах, или в театрах, в военных лагерях, наконец, на каких-нибудь общих сходках и с превеликим шумом частью отвергают, частью одобряют чьи-либо выступления или действия, переходя меру и в том, и в другом" [9]. Согласно Платону: "типичный человек демократического государства нагл, разнуздан, распутен и бесстыден". Однако наглость в таком обществе
483
называется просвещенностью, разнузданность - свободою, распутство - великолепием, бесстыдство - мужеством. Демократическое государство легко вырождается в тираническое, ибо чрезмерная свобода и для одного человека, и для государства обращается не во что иное, как в чрезмерное рабство". Многие замечали, что Платон в своей критике демократии был во многом прав, но сам создал такую модель идеального государства, жить в котором вряд ли согласится нормальный человек. В идеальном государстве Платона общие интересы господствуют над индивидуальными так, что уникальная человеческая личность превращается в заурядный винтик единого государственного организма, общественная справедливость как высшее благо подавляет благо индивидов. Индивиды идеального государства не равны даже по природе, и благо целого одинаково поглощает уникальность каждого человека, уничтожая личные права и свободы, справедливым оказывается лишь то, что соответствует общему благу.
Первым и самым последовательным критиком Платона в античной философии был Аристотель. Он критикует Платона, исходя из прямо противоположной позиции в отношении роли частной собственности в жизни государства. Если Платон считал частную собственность источником зла в обществе, то Аристотель полагает, что обладание ею приносит удовольствие, является одним из путей к счастью. Условиями достижения полного счастья человеком являются мужество, благоразумие, справедливость и рассудительность, причем эти добродетели не распределяются по классовому признаку, они могут быть свойственны любому человеку.
Аристотель четко формулирует понятие "гражданин". Человек становится гражданином только в государстве. По природе все люди стремятся к равенству и не могут жить вне общества. Но эти свойства человека не определяют его сущности, взятые сами по себе они лишь характеризуют догосударственное состояние человеческого существования. Объединение в государство связано с возникновением и принятием подлинного права, которого попросту нет в общинном состоянии. Гражданская справедливость обеспечивает и закрепляет законодательно неравное положение граждан государства. Граждане равны по природе, но не равны по праву. Различение Аристотелем справедливости естественной и установленной законом ставит знаменитую проблему (заметим, уже в то время) соотношения естественного и положительного права. Человек обретает свою полную и подлинную сущность только в государстве, ибо он является существом политическим. Стремление к государственности - эта реализация потенциально заложенной в человеческой природе склонности к общению. "Отсюда следует, что всякое государство - продукт естественного возникновения, как и первичные общения: оно является завершением их, в завершении же сказывается природа" [10]. Политическая характеристика человека как наделенного правами граж-
484
данина государства является, по Аристотелю, завершением развития нравственности, высшим ее показателем: "человек по природе своей есть существо политическое, а тот, кто в силу своей природы, а не вследствие случайных обстоятельств живет вне государства, - либо недоразвитое в нравственном смысле существо, либо сверхчеловек, его и Гомер поносит, говоря "без роду, без племени, вне законов, без очага"; такой человек по своей природе только и жаждет войны, сравнить его можно с изолированной пешкой на игральной доске" [11].
Развитое в политическом отношении государство должно иметь три ветви власти: законодательную, административную и судебную. Но главное состоит не в их наличии, а в отношении между ними. В разных формах политического устройства - эти отношения разные. Аристотель выделяет три основные формы правильного устройства государства: монархию, аристократию и политику.
В абсолютных монархиях три ветви власти оставались в ведении одного лица, а значит, идеалы справедливости зависели от его личных качеств. Монарх (царь) стоял над законами, их определял и применял. Суды и администрация полностью подчинялись этому лицу. Ограниченная монархия предполагала существование высших законов, перечить которым был не вправе даже царь. Но такое устройство государства ведет, по Аристотелю, к вырождению монархии.
Аристократия более ценится Аристотелем. Этот способ правления меньшинства выдвигает на первые роли в государстве более достойных и благородных. Здесь возможно разделение ветвей власти, но труднее просматриваются интересы целого.
Полития (республика) имеет преимущество перед другими формами устройства государства, так как предполагает реальную возможность осуществления гражданских прав для большинства общества. Но здесь затруднено принятие законов, ибо они должны быть санкционированы большинством народа, а в этом случае простое голосование может не привести к желаемому результату в силу профессиональной неподготовленности (просто говоря, необразованности) голосующих. Но все-таки этот способ правления обладает преимуществом, так как способен усмотреть и выразить интересы целого.
Существуют также и три неправильные формы государственного устройства, которые критикуются Аристотелем. К ним относятся: тирания, олигархия и демократия. Тирания подавляет и разрушает природу человека. Убить тирана - дело чести, ибо в результате восстанавливается попранное естественное право. Олигархия подчиняет своим интересам общественное целое. В этом отношении она мало отличается оттирании. Оба эти способа правления опираются на силу и легко эволюционируют в сторону тимократии. Демократия остается справедливой только при условии полного подчинения всех видов властей законам. Строгое соблюдение законов не позволяет превратиться демократии в свою деспотическую и жестокую крайность -
485
охлократию (власть толпы) - когда сознание толпы ставится выше законов и попираются по этой причине самые элементарные естественные права человека.
Главным вопросом аристотелевского учения о государстве является вопрос о собственности. Философ признает важность и общественной и частной собственности, но ведущая роль принадлежит последней. "Собственность, - говорит он, - должна быть общей только в относительном смысле, а вообще - частной. Ведь когда забота о ней будет поделена между разными людьми, среди них исчезнут взаимные нарекания; наоборот, получится большая выгода, поскольку каждый будет с усердием относиться к тому, что ему принадлежит" [12]. Общество опирается на добродетельные начала, если в основе его лежит частная собственность. Оказание услуг и помощи ближнему приносит удовольствие и наслаждение, делает человека благороднее, когда он отдает свое, личное. К общественной собственности люди относятся безразлично. Поэтому частную собственность и основанные на ней добродетельные поступки следует поощрять законодательно.
Итак, назначением и основной, высшей целью государства является обеспечение счастливой жизни человека, фактически отождествляемого Аристотелем с гражданином. Правильные формы государственного устройства предназначены для достижения общего блага, гармонично связанного с личными интересами. Законодательство должно регулировать отношения по поводу владения и пользования частной собственностью. Аристотель допускает существование в государстве смешанных отношений к частной собственности: владение может быть частным, а пользование общим. Отношение Аристотеля к распоряжению собственностью достаточно гибкое, все зависит от типа собственности, специфики государства, исторических особенностей, обычаев и пр.
Стоикам в философии права принадлежат некоторые идеи, обсуждение которых не прекращается по сей день. В первую очередь следовало бы отметить, что именно стоики впервые ввели в данную область философии категорию "долг". Стоиками было осознано, что между добром и злом существует, по образному выражению А.Н. Чаныше-ва, "громадная ничейная полоса - полоса нравственно безразличного, т.е. того, что не зависит от воли человека, будь он даже мудрец" [13]. На этой полосе и должен пребывать человек, бесстрастно относясь как к добру, так и к его противоположности - злу. Страсти порождают все виды зла, бесстрастие - истинный путь к добродетели. Идеал стоика - это не предающийся медитации отшельник, а человек, умеющий быть внутри жизненных отношений и привязанностей, но понимать при этом естественное происхождение добра и зла, понимать, что на природу нельзя обижаться (как нельзя обижаться на молнию, испепелившую ваш дом) и растрачивать море эмоций и страстей бесполезно. Следует соблюдать стоическое (это прилагательное, кстати, происходит от слова "стоик") спокойствие, бесстрастное равновесие.
486
Государство (как и все прочие внешние вещи), какое бы оно ни было - доброе или злое, есть аналогичная природе сила, внешняя по отношению к человеку, это - необходимость, которую следует осознать и познать. Тогда обретается свобода, которая состоит в познанной необходимости. Но поскольку подлинное познание доступно только мудрецу, только он и может быть действительно свободным, правда, лишь следуя необходимости, выполняя познанные законы. Свобода - в рамках закона. Для тех, кто не может познать необходимости, остается один удел - полная зависимость от нее - рабство. Отсюда следует представление стоиков о государстве: народ, который не в состоянии познать необходимой сущности государственной власти, есть стадо, а государь, окруженный просвещенными мудрецами, - пастух.
Следует отметить, что у римских стоиков уже наблюдается более "мягкое" отношение к рабам. Если для Аристотеля и ранних стоиков рабы были вещами, то поздние стоики уже признают, что рабы - тоже люди, и настаивают на хорошем отношении к ним.
Падение древнегреческих государств-полисов разрушает тождество понятий человека и гражданина, высшее совершенное существо, которым был для греков гражданин полиса, уходит в прошлое. Постепенно происходит "выравнивание" прав элитарной части общества и варваров, а также смягчение положения рабов.
Собственное учение о государстве проповедовали и эпикурейцы. Если, по Аристотелю, политика вела к счастью, была благом, то, согласно эпикурейцам, она мешает достижению счастья. Счастье, понимаемое ими как индивидуальная польза и наслаждение, никак не могло соотноситься с общим благом ни в смысле Аристотеля, ни в смысле Платона. Взгляды эпикурейцев ярко характеризуют распад античных представлений о государстве и связаны с реалиями Римской империи, когда "государство теряет свое абсолютное значение, становится релятивным институтом, возникающим из простого договора ввиду его полезности. Из источника и венца всех высших моральных ценностей оно превращается в обычное средство охраны витальных ценностей, необходимое, но не достаточное. Справедливость обретает относительный характер, подчиненный полезности" [14].
Становление и развитие правового порядка в Древнем Риме тоже связано с взаимодействием трех источников права: обычая, юридического прецедента и законодательного акта. Так, в храмах Древнего Рима располагалось присутствие выборного должностного лица, в обязанности которого входило наблюдение за хозяйством города, обеспечение его жизни. Такие лица назывались эдилами (от латинского слова aedes - храм). Они избирались от патрициев и плебеев, имели право осуществлять суд по гражданским делам, составляли эдикты (edictum - изречение) - программные заявления местных властей, в
487
которые часто включались нормы гражданского и уголовного права. Время действия эдикта соответствовало продолжительности правления эдила или претора. В истории права данное явление известно еще под названием преторского права. Претор давал рекомендации назначаемому им судье, как вести данное дело, вырабатывал так называемую формулу. Деятельность претора была предназначена в данном случае для согласования обычного римского права с вновь возникающими нормами и служила богатым источником правотворчества. Во времена правления императора Адриана (II в.) юристу Юлиану было поручено систематизировать и выявить общие положения всех эдиктов и преторских постановлений, что было сделано и принято к практическому исполнению как постоянный эдикт. Преторское право на этом прекратило свое существование. Главным законодателем стал император.
В дальнейшем юристы освящали верховенство императорской власти. Так, в частности, выдающийся римский юрист Ульпиан (170-228) отстаивал необходимость неограниченной власти римских императоров. Он говорил, что "все угодное принцепсу имеет силу закона". Но в то же время Ульпиан, сам приверженец философии стоиков, в отличие от других юристов-стоиков считал, что все люди рождаются свободными и рабство противоречит естественному праву. Существование рабства может быть оправдано обычаями войны, выработанными у всех народов в так называемом общественном праве (jus gentium). Ульпиан написал большое количество сочинений, значительная часть которых вошла в свод римского права. Императорским законом Ульпиан был включен в состав пяти юристов, труды которых были объявлены обязательными для судей [15].
Во время правления императора Юстиниана по его распоряжению был составлен свод гражданского права. После огромной кодификационной работы римских юристов в корпус гражданского права были включены четыре сборника: институции (изложение практически применяемого права, введения к отдельным институтам, т.е. разделам: лица, вещи, иски, публичное право); дигесты (главная часть свода, где собраны извлечения из классических трудов юристов по римскому праву, преторскому праву и практическим случаям); кодекс Юстиниана (свод императорских указов до 529 г.) и новеллы (новые законы, изданные Юстинианом после завершения кодификации). Комиссия под руководством выдающегося римского юриста Трибониана работала шесть лет (528-534). Документы подвергались интерпретации, сравнивались, в них по возможности устранялись противоречия, при необходимости они дополнялись и поправлялись. Был создан документ огромной важности: исторический памятник юридической мысли, достойный пример для подражания. Благодаря ему римское право с теоретической точки зрения оказало большое влияние на становление многих правовых систем. Но разумеется, не сразу.
1   ...   37   38   39   40   41   42   43   44   45

Похожие:

Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconКузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник. М.: Инфра-м, 2004. 519 с
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconПланы семинарских занятий по философии осень 2012 г. Тема Предмет философии
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х., Философия. М.: Инфра-м, 2004. 519 с
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconБалашов Л. Е. Философия: Учебник. 3-е изд
Философия: Учебник. 3-е изд., с исправлениями и дополнениями — М., 2008. — с. 664
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconУчебник Под редакцией проф. И. А. Гобозова удк 1 (091) ббк 60. 5 С 69 Социальная философия.
Социальная философия. Учебник. Под редакцией И. А. Гобозова. М.: Издатель Савин С. А., 2003. 528 с
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconКанке Философия «Канке В. А. Философия Учебник»
Рекомендуется Государственным комитетом Российской Федерации по высшему образованию в качестве учебника для студентов высших учебных...
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconБольшой мастер изящной правовой словесности известный московский...
Ниже на основе книги Б. Кузнецова «Записки адвоката-камикадзе» приводятся некоторые выдержки из родившегося на свет процессуального...
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconПримеры библиографического описания
Кузнецов П. А. Копирайтинг & спичрайтинг. Эффективные рекламные и pr-технологии / П. А. Кузнецов. – Москва : Дашков и Ко, 2012. –...
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconВиктор Кузнецов Тайна гибели Есенина
Книга писателя и литературоведа Виктора Кузнецова «Тайна гибели Есенина» (М., «Современник», 1998) вызвала большой интерес в России...
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconВладимир Николаевич Лавриненко Философия Философия: Учебник / Под...
Философия: Учебник / Под ред проф. В. Н. Лавриненко. — 2-е изд., испр и доп. — M.: Юристъ. 2004
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconКузнецов В. Ф. Связи с общественностью: теория и технологии : учебник для вузов / В. Ф.
Занятие История возникновения и развития связей с общественностью как науки и отрасли бизнеса
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница