Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник


НазваниеКузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник
страница42/45
Дата публикации06.04.2013
Размер8.29 Mb.
ТипУчебник
userdocs.ru > Философия > Учебник
1   ...   37   38   39   40   41   42   43   44   45
488
Распад Римской империи привел к утрате значения римского права, оно как реальное право постепенно забылось. Его отголоски некоторое время проявляются в так называемом "варварском римском праве", характерном для племенных народностей, которые завоевали Рим и осели на его территории. Долгое время сам источник римского права оставался не востребованным и его считали утерянным.
Средние века связаны с господством теологического мировоззрения, которое во многом отражало реалии феодального времени, когда правили не законы, а государи. Но любые новые идеи, любой новый строй вырастают в недрах старого. Для правовой проблематики чрезвычайно важным является период XI-XII вв., когда закладываются основы современной европейской традиции права [16]. Этому способствовали: григорианская реформа; рецепция римского права; возникновение канонического права католической церкви; возникновение светских систем права, которые содержали зачаточные элементы буржуазного права; схоластический метод; возникновение и рост большого количества городов; возникновение университетов и сословия юристов-профессионалов в современном смысле слова.
Около 1080 г. был найден корпус римского права. Сначала в Болонской юридической школе, а затем в других университетах Европы начинается его изучение и обучение по нему юристов. Кодекс римского права не был кодексом в современном значении, не содержал теоретического анализа, а был предназначен для последовательного решения конкретных дел. Но в сложном переплетении конкретных норм, юридических тонкостей и толкований, в огромном количестве правовых терминов чувствовалась система отвлеченных понятий, которые можно применить к настоящей юридической практике. Средневековые юристы XII в. вывели концептуальные моменты из эмпирических положений Кодекса. Именно они создали теорию договорного права из конкретных типов римских договоров, определили право владения, разработали учение об оправданном применении силы, систематизировали тексты на основе более общих принципов.
С течением времени к изучению римского права было прибавлено изучение канонического права, которое было действующим в то время, реально применялось церковными судами. Далее под руководством подготовленных юридических кадров развивается светское право (городское, торговое, королевское, морское, феодальное, манориальное). Учебная программа обогащается обращениями к современной правовой проблематике. Теоретически переработанное средневековыми юристами римское право становится образцом, идеалом. В нем было то, что отсутствовало в реальных законах, - систематичность и теоретичность, концептуальная ясность, отточенность терминологии. Новые становящиеся законы "пропускаются" через призму римского права, комментируются и приобретают черты научной убедительности, авторитетной доказательности.
489
Большую роль в становлении новой юридической парадигмы сыграл схоластический метод. Он применялся точно так же, как и в теологии. Римское право признавалось воплощением разума, практической реализацией творческих возможностей человеческого гения. В этом смысле оно было авторитетом аналогично тому, как божественный разум выступал предельным авторитетом в средневековой философии. Даже если система не проглядывала сквозь туманную эмпирию римских норм, ее следовало найти, нужно было объяснить противоречия и лакуны. Для объяснения был использован диалектический метод, который понимался в схоластике как стремление к примирению противоположностей. Соединение диалектики с анализом (способ выявления противоречивых и неясных мест) и синтезом (способ подведения лакун под более общую теорию, которая бы объяснила противоречия) привело к появлению первых стандартов гуманитарного знания. Для нашей проблематики это особенно важно. Дело в том, что с понятиями права и закона в средние века обращаются более свободно, гибко применяя к ним толкования в духе образца, заданного рецепцией римского права, что с необходимостью приводит к появлению теории права.
Нельзя сказать, что последующие эпохи Возрождения и Просвещения полностью наследовали высшие образцы средневековой схоластики, но все-таки влияние последней было огромным. Именно в рассматриваемый период средневековья был осуществлен союз греческой философии (ее концептуально пересмотренной диалектики) и римского права.
Остановимся теперь на теориях естественного права. Наибольший интерес имеют теории, возникшие примерно в XVI в. и позднее. В них можно обнаружить элементы современных представлений, гениальные догадки и мечты о справедливом устройстве общества на правовых началах. Но термин "теория" в названии "теория естественного права" употреблен в очень широком значении, здесь теории претендуют лишь на одну из своих основных функций - объяснение природы права. В XVIII и XIX вв. появляются философские концепции, претендующие на систематическое изложение основ права, резко отличающиеся от фрагментарных высказываний и политико-литературных произведений предшествующих эпох, их можно условно назвать философскими теориями права.
Рассмотрим взгляды наиболее видных представителей теории естественного права.
Французский философ и политический деятель эпохи Возрождения Жан Боден (1530-1596), автор "Шести книг о государстве", считает, что существуют законы божественные, природные и государственные. Он резко критикует платоновский проект государства, основанный только на общественной собственности. Аргументация Жана Бодена следующая: "Но он (Платон. - Авт.) не учел, что, если бы этот проект был осуществлен, был бы утрачен единственный при-
490
знак государства: если нет ничего, принадлежащего каждому, то нет и ничего, принадлежащего всем; если нет ничего частного, то нет и ничего общего" [17]. Естественные и божественные законы запрещают кровосмешение, прелюбодеяние, отцеубийство, стоят на страже частной собственности (не укради). Поэтому справедливо устроенное государство должно иметь такие законы, которые сохраняли бы общественное и не давали возможность покушаться на собственность каждого подданного. Государство и властители не могут нарушать естественное право, потому что сами ему подчиняются. Если частная собственность будет обобществлена, то не станет ни государства, ни семьи.
Имя голландского гуманиста эпохи Возрождения Гуго Гроция (1583-1645) также может быть вписано в историю теории естественного права. Его главная книга "О праве войны и мира. Три книги, в которых объясняются естественное право и право народов, а также принципы публичного права" является одним из самых цитируемых изданий по сей день. К ее идеям до сих пор обращаются правоведы, философы, политики и даже религиозные деятели (несмотря на то, что книга написана с чисто светских рационалистических позиций, без всякого поклонения каким-либо авторитетам и была занесена инквизицией в список запрещенных книг). Главным вопросом для Гроция является вопрос о природе права. Право не должно противоречить справедливости, оно должно содействовать сохранению целостности общественного организма, внутри которого имеются два типа отношений: отношение равенства между гражданами перед законами и отношения подчинения граждан правящим властям. Здесь хорошо видно различение Гроцием понятий "право" и "закон". Первое отражает содержание естественного права (принципы естественной справедливости), а второе (волеустановленное) призвано законодательным путем закрепить два указанных отношения в обществе. "Наилучшее деление права в принятом значении, - пишет Гроций, - предложено Аристотелем, согласно которому, с одной стороны, есть право естественное, а с другой - право волеустановленное, которое он называет законным правом, употребляя слово "закон" в более тесном смысле. Иногда же он называет его волеустановленным правом".
В праве Гроций выделяет две плоскости: внутреннюю неизменяемую его сущность - право, дарованное природой, и внешнюю изменчивую составляющую - законодательные принципы, привнесенные извне силовые моменты права. Последние функционально зависят от исторических, национальных и общественных условий, от особенностей конкретных государств и народов.
Государство образуется для обеспечения естественных прав человека, который добровольно подчиняется государственной власти и ее законам в первую очередь для защиты жизни и собственности. "Государственное подданство есть такого рода подчинение, в силу которого народ отдает себя во власть какому-нибудь лицу, нескольким
491
лицам или даже другому народу" [19]. Договорная теория возникновения и предназначения государства надолго в дальнейшем определит содержание политико-социальных концепций.
Гуго Гроций замечает, что, несмотря на заявления о важности следования принципам естественного права в отношениях между государствами, на самом деле международное право почти никогда не соблюдалось, особенно во время войн. Смысл концепции Гроция как раз и состоит в том, чтобы распространить правовые законы на международные отношения не только в мирное время, но и максимально способствовать сохранению основных прав человека во время войны [20]. Естественное и божественное право по своей сущности не отвергают войны, которая может быть справедливой: "Василий Великий так свидетельствует о древних христианах: "Предки наши не почитали убийством избиения, производимые во время войны, полагая оправданными тех, кто сражается в защиту невинности и благочестия"" [21].
Сопротивление законной власти, по Гроцию, не может быть оправданным, если власть соблюдает принятые на себя обязанности охраны общественного порядка и процветания нации. Война против верховных властей может считаться справедливой, если только власти порабощают народ, явно враждебны ему, используют свое положение в корыстных целях или представляют чужеземных захватчиков (каковыми были, например, испанские завоеватели по отношению к Голландии времен Гроция) или если война ведется самой законной властью. "Справедливой причиной начала войны может быть не что иное, как правонарушение" [22], которое противоречит праву народов на самозащиту, на возвращение общего или частного имущества (или возмещение его стоимости), на пользование общими территориями (моря, речные и сухопутные пути) и на наказание преступников. Заслугой Гроция является детальнейшее исследование принципов практически всех отраслей права: гражданского, семейного, наследственного (включая и престолонаследие), договорного (частного, государственного, совместного против врагов христианства), уголовного, международного и пр. Он стремится выяснить причину наличия в обществе несправедливых законов и в большинстве случаев находит ее в несоответствии таких законов принципам естественного права.
Гуго Гроция следует также признать одним из крупнейших систематизаторов юридической герменевтики (одного из разделов общей теории права), внесшим в нее и свой значительный вклад (глава XVI второй книги так и называется "О толковании"). Он обсуждает приемы интерпретации слов и технических терминов, способы выявления их широкого и узкого значения в зависимости от различных условий, дает рекомендации, как следует поступать в случае обнаружения в юридических текстах противоречий, антиномий, двусмысленностей. У него в явном виде имеются следующие типы интерпретации: грамматическая, логическая, историческая, техническая
492
(в тесном смысле слова, т.е. учитывающая специфику данного законодательства), рекомендательная (для практического применения профессиональными юристами). Толкование у Гроция есть средство прояснения текстов, выявления подлинного непротиворечивого их содержания с целью ясного и простого применения на практике. Поскольку главное значение имеет практическое использование юридического толкования, Гроций формулирует основные правила: при неблагоприятных обстоятельствах следует пользоваться обычным народным употреблением слов, из слов, имеющих большой спектр значений, нужно выбирать слово с более широким значением, так как к нему будет отнесено и искомое; желательно использовать термины, объясненные самим законом (т.е. в прямом значении), и избегать переносных значений, что должно способствовать использованию точных, юридически строгих значений, четко соответствующих данным обстоятельствам; при простых обстоятельствах допустимы фигуральные выражения с целью избежать усложненной терминологии, затемняющей юридические отношения и их понимание [23].
Один из крупнейших представителей теории естественного права, английский философ Томас Гоббс (1588-1679), определяя природу человека, писал: "Природа человека есть сумма его природных способностей и сил, таких, как способность питаться, двигаться, размножаться, чувство, разум и т.д. Эти способности мы единодушно называем природными, и они содержатся в определении человека как одаренного разумом животного" [24]. В отношении определенных природой физических и умственных способностей все люди равны между собой. Если у них равные способности, то должны быть и равные надежды на достижение определенных целей и удовлетворение желаний. Но недостаток вещей может привести к неудаче со стороны более слабого. Поэтому естественное общество характеризует агрессивное отношение людей друг к другу. Это состояние войны всех против всех. Здесь нет общей власти, законов, частной собственности. Для того чтобы избавится от этого бедственного положения, люди договариваются об учреждении государства, которому добровольно дают права установления жесткой власти, которая была бы способна силой положить конец состоянию войны. Необходимость применения силы при организации государства, власти для подавления низменных страстей Гоббс доказывает следующим образом: "В самом деле, естественные законы (как справедливость, беспристрастие, скромность, милосердие и (в общем) поведение по отношению к другим так, как мы желали бы, чтобы поступали по отношению к нам) сами по себе, без страха какой-нибудь силы, заставляющей их соблюдать, противоречат естественным страстям, влекущим нас к пристрастию, гордости, мести и т.п. А соглашения без меча - лишь слова, которые не в силах гарантировать человеку безопасность" [25].
Государство, по Гоббсу, есть единое лицо, которому люди передают управление и доверяют свои судьбы в результате договора каж-
493
дого с каждым. Любой человек может сказать: "Я доверяю тебе властвовать надо мной!" Такое государство должно обеспечить мир и правовую защиту каждого члена сообщества. Сам метод организации государственной власти получил название теории общественного договора.
Нидерландский философ Бенедикт Спиноза (1632-1677) вносит свой вклад в развитие теории естественного права. Он считает, что человек от природы наделен не только разумом и положительными страстями, но и отрицательными аффектами, которые разрушают согласие между людьми. Для того чтобы восстановить согласие, нужно поступиться в какой-то мере своим естественным правом - правом совершать действия, направленные на сохранение самих себя. Этого можно достигнуть, заключив договор о создании государства. Условием этого договора является добровольное обязательство каждого не наносить вреда другому под страхом причинить вред себе. Мстить за личную обиду будет государство, "оно присвоит себе право каждого мстить за себя и судить о том, что хорошо и что дурно. А потому оно должно иметь власть предписывать общий образ жизни и установлять законы, делая их твердыми не посредством разума, который... ограничить аффекты не в состоянии, но путем угроз. Такое общество, зиждущееся на законах и власти самосохранения, называется государством, а люди, находящиеся под защитой его права, - гражданами" [26]. Только в гражданском обществе неповиновение законам может быть квалифицировано как преступление, повиновение же может быть поставлено в заслугу. В естественном состоянии общая воля не выражена, у каждого свои представления о добре и зле, всем правит произвол, поэтому не может даже возникнуть понятие преступления, представление о справедливом и несправедливом. Государство, выражая волю и дух народа, должно руководствоваться в своих действиях обыденным рассудком, здравым смыслом, который всегда сопрягается с пользой.
Значительный вклад в развитие теории естественного права внес французский философ-просветитель, политический мыслитель и правовед Шарль Луи Монтескье (1689-1755). В книге "О духе законов" он замечает, что огромное количество и разнообразие законов, которое мы находим у всех народов, не придумано ими произвольным образом. Имеются общие начала, из которых частные случаи получаются в качестве следствий. Общие принципы выводятся в свою очередь из природы вещей. Сообщества животных отличаются от человеческий сообществ тем, что они не наделены способностью к познанию и не имеют положительных законов [27]. Но несмотря на наличие у людей разума и законов, они способны заблуждаться, действуя по собственному побуждению и преследуя личные цели, что не всегда согласуется с общими законами.
1   ...   37   38   39   40   41   42   43   44   45

Похожие:

Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconКузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник. М.: Инфра-м, 2004. 519 с
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconПланы семинарских занятий по философии осень 2012 г. Тема Предмет философии
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х., Философия. М.: Инфра-м, 2004. 519 с
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconБалашов Л. Е. Философия: Учебник. 3-е изд
Философия: Учебник. 3-е изд., с исправлениями и дополнениями — М., 2008. — с. 664
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconУчебник Под редакцией проф. И. А. Гобозова удк 1 (091) ббк 60. 5 С 69 Социальная философия.
Социальная философия. Учебник. Под редакцией И. А. Гобозова. М.: Издатель Савин С. А., 2003. 528 с
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconКанке Философия «Канке В. А. Философия Учебник»
Рекомендуется Государственным комитетом Российской Федерации по высшему образованию в качестве учебника для студентов высших учебных...
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconБольшой мастер изящной правовой словесности известный московский...
Ниже на основе книги Б. Кузнецова «Записки адвоката-камикадзе» приводятся некоторые выдержки из родившегося на свет процессуального...
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconПримеры библиографического описания
Кузнецов П. А. Копирайтинг & спичрайтинг. Эффективные рекламные и pr-технологии / П. А. Кузнецов. – Москва : Дашков и Ко, 2012. –...
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconВиктор Кузнецов Тайна гибели Есенина
Книга писателя и литературоведа Виктора Кузнецова «Тайна гибели Есенина» (М., «Современник», 1998) вызвала большой интерес в России...
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconВладимир Николаевич Лавриненко Философия Философия: Учебник / Под...
Философия: Учебник / Под ред проф. В. Н. Лавриненко. — 2-е изд., испр и доп. — M.: Юристъ. 2004
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconКузнецов В. Ф. Связи с общественностью: теория и технологии : учебник для вузов / В. Ф.
Занятие История возникновения и развития связей с общественностью как науки и отрасли бизнеса
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница