Социальный прогресс и буржуазная философия


НазваниеСоциальный прогресс и буржуазная философия
страница3/13
Дата публикации05.03.2013
Размер2.51 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
Глава 2
Феноменология,
экзистенциализм,
психология
Психология сформировалась как самостоятельная научная дисциплина лишь во второй половине прошлого века. Критика спиритуализма и интроспекционизма, обращение к эксперименту и строго научному описанию цсихических процессов привели к стремительному росту! знаний о человеке. В университетах Европы и Америки открываются одна за другой психологические лаборатории и общества, публикуются десятки монографий. Но одновременно с быстрым развитием экспериментальной психологии рушится общая для психологов XIX века теоретическая платформа, краеугольными камнями которой были сенсуализм и ассоцианизм. Психические процессы не раскладывались так просто, как казалось, на составные элементы — ощущения, из которых затем должны были складываться более .сложные образования. Сенсуализм и ассоцианизм, долгое время служившие основанием психологии, были наследием метафизического материализма.
Формирование психологии в качестве самостоятельной науки «совершалось в условиях уже назревавшего кризиса ее методологических основ» '. В первом десятилетии XX века кризис психологии становится очевидным, а в 20—30-е годы происходит ее распад на различные школы. Формируются два основных направления западной психологии, тесно связанные с двумя тенденциями — сциентистской и антисциентистской — в буржуазной философии. Кризис психологии, «приведший к понятию о двух психо-логиях,— писал Л. С. Выготский,— в сущности говоря, есть кризис ее методологических основ и является выражением того факта, что психология как наука в своем практическом продвижении вперед в свете требований, предъявляемых ей практикой, переросла возможности, допускавшиеся теми методологическими основаниями, на которых

с. 77.
С. Л. Проблемы общей психологии. М., 1976,
28
начинала строиться психология в конце XVIII и начале XIX веков» '.
Линия разрыва между «двумя психологиями» проходила по проблемам метода познания психических явлений, соотношения «объяснения» и «описания» (или «понима-,ния>>). Определенное представление об этих двух тенденциях в психологии начала века дает книга немецкого философа и психолога Э. Шпрангера «Формы жизни» (1914), в которой он отделяет друг от друга «естественнонаучную психологию» и «психологию наук о духе». Первая раскладывает психические процессы на составляющие элементы, соединение и разъединение которых она объясняет подобно физике и физиологии. Напротив, «психология наук о духе» должна стремиться к целостному постижению и описанию осмысленных переживаний, к пониманию души как «духовной структурной связи».
Свое крайнее выражение позиция сторонников «объяснения» получила в трудах бихевиористов, полностью редуцировавших все «субъективное» к «объективному», то есть по сути дела к физиологическим процессам. В результате на долю психологии выпадало только фиксировать стимулы и реакции на них со стороны организмов. Поведение в таком случае сводилось к движению, которое не составляет предмета психологии как таковой2. Отказ бихевиористов от исследования сознания как чего-то «субъективного», по существу, ликвидировал психологию как науку о человеческой психике.
Несмотря на то что в первоначальную программу бихевиоризма, выдвинутую американским психологом Д. Уот-соном, были внесены некоторые изменения, принципиально редукционистский характер необихевиоризма не вызывает сомнений. Свидетельством тому является получившая скандальную известность книга ведущего теоретика необихевиоризма Б. Ф. Скиннера «По ту сторону свободы и достоинства» (1971). За всеми вариантами бихевиоризма я необихевиоризма, пишет М. Г. Ярошевский, прослеживается «воздействие общих методологических начал — позитивистской интерпретации научного познания и механистической философии человека, согласно которой детерминанты поведения крысы идентичны детерминантам
1 Выготский Л. С, Развитие высших психических функций. М., 1960, с. 474.
2 См.: Гальперин П. Я. Введение в психологию. М., 1976, с. 19—20.
29
поведения человека в «лабиринте жизни» '. Попытки того же Скиннера перенести закономерности поведения изучаемых в лабораторных условиях животных на всю совокуда ность общественных явлений и даже решить все социаль^ ные проблемы неизбежно привели его к чрезвычайно опасным выводам о необходимости тотального контроля и манипулирования поведением человека. Даже те западные философствующие естествоиспытатели, которые сами до*-статочно часто сводят социальные процессы к биологическим, не могли не отметить, как это сделал австрийский этолог К, Лоренц, что «бихевиористская догма» мешает правильному пониманию человека и общества, а идея тотального манипулирования является «опасным безумием» 2.
Противниками бихевиоризма и сциентизма вообще выступают представители другого направления западной психологии. По их мнению, если уж психология является самостоятельной наукой и изучает то, что недоступно физиологам и физикам, то и метод психологии должен принципиально отличаться от методов естествознания. Приме- I нение методов точных наук для объяснения психических процессов объявляется ими в лучшем случае неадекватным. Человеческое сознание недоступно для объективно-научного изучения, его можно постичь лишь с помощью герменевтических процедур, через феноменологическое описание, вчувствование и т. д.
Рождавшийся в начале века психоанализ не мог остаться в стороне от этого спора «двух психологии». Хотя Фрейд специально к этой проблеме не обращался, в его трудах легко обнаруживается стремление снять антагонизм «объ-яснения» и «понимания». С одной стороны, причины психических нарушений, по его убеждению, не могут быть сведены к физиологии и анатомии. В центре внимания психоаналитика стоит биография индивида, его эмоциональная жизнь с ее влечениями, рационально осознаваемыми нормами и бессознательными конфликтами. По в то же время Фрейд сохраняет идеал чисто «физикалистского» об7>яснения всех психических процессов, создает «мета-психологию»1, в которой осмысленные психические акты сводятся к энергетическим процессам. Если сторонники «понимающей психологии» призывали к истолкованию психических феноменов независимо от каузального
1 Ярошевский М. Г. Психология в XX столетии. М., 1974, с. 206.
2 Lorenz K. Die acht Todsünden der zivilisierten Menschheit. München, 1973, S. 22.
30.-"
(причинного) их объяснения, то Фрейд утверждает жесткую детерминированность сознания бессознательными влечениями. Иначе говоря, для того чтобы понять поведе-вие и мышление человека, необходимо отказаться от не-иосредственно данного и объяснять их с помощью определенных, не связанных с опытом теоретических схом. Окажем, восприятию, самого индивида недоступны про-щессы, протекающие бессознательно, он ничего не знает iO собственной «фиксированности» на какой-то ступени развития либидо или о своих вытесненных детских влечениях. Образы сновидений индивида, осознаваемые им поступки психоаналитик сводит к влечениям, о которых индивид не имеет ни малейшего представления, хотя именно они определяют все феномены его сознания. Фрейд считал, что точные науки со временем будут давать строго научное объяснение всем открываемым благодаря психоанализу феноменам. Отрыв психоанализа от точных наук он считал временным и старался сохранить его «научность». Фрейд считал, что причины неврозов — не физиологические, а чисто психические. Но психические процессы рассматривались им, по существу, как физические. Фрейд оперирует моделями, взятыми из физиологии, механики, энергетики и гидравлики, вводит представление о специфической психической энергии, подчиняющейся тем же законам термодинамики, которые обнаруживаются в физических процессах. Наделенные смыслом переживания индивида, согласно психоанализу, имеют на деле совсем иной смысл, определяемый количеством возбуждения или психической энергии, инстинктами, наследственностью и т. д.
Таким образом, психоанализ вовсе не снимал противоречие между «Пониманием» и «объяснением». Терапевтическая практика приближала его к «понимающей психологии», поскольку психоаналитики занимались истолко-;ванием сновидений, недомолвок, ассоциаций. Это тоже (Своего рода герменевтика, раскрывающая скрытые смыслы 'И мотивы. Но эти символы и образы однозначно связывались с заряженными энергией влечениями, а совокупность •осмысленных психических явлений сводилась к неким более простым процессам, закономерностям.

Как уже отмечалось выше, в современном психоанализе •проблема соотношения «объяснения» и «понимания» <вы-шла на передний план. С одной стороны, имеется тенденция •к переработке психоанализа в духе последних естественнонаучных теорий, когда на место старых механико-энерга*
.31
тических моделей становятся кибернетические. Эти теории имеют явно редукционистский характер. С другой стороны, все большее количество психоаналитиков усваивают ту, критику механицизма и редукционизма, которую на протяжении многих лет вели представители экзистенциальной феноменологии. Аргументы, с помощью которых теоретики психоанализа 70-х годов, такие, как Клайн, Шефер или Хоум, ниспровергали «объяснение», мало чем отличаются от того, что еще в начале века писали Дильтей, Шпрангер, Ясперс или Бинсвангер. Представители «гуманистического» направления в психоанализе опираются на философскую традицию, которая непосредственно связана с идеалистической критикой психологии. Если в начале века имелось несколько «конкурирующих» идеалистических учений, которые объединяло критическое отношение к научной психологии, то сегодня господствующее положение заняло феноменологическое, вернее даже экзистенциально-феноменологическое направление, поскольку теории большей части сегодняшних психологов-феноменологов в огромной мере определяются трудами не только создателя феноменологии Э. Гуссерля, но и таких философов, как Хайдеггер, Сартр, Мерло-Понти, Рикёр. Это особенно характерно для представителей экзистенциального психоанализа. Но поскольку общим основанием экзистенциализма, «гуманистической психологии» и экзистенциального психоанализа является феноменология немецкого философа Э. Гуссерля, необходимо хотя бы в самых общих чертах ознакомиться с этим учением.
1. Феноменология Э. Гуссерля и психология
Феноменологическая философия Гуссерля, по его замыслу, должна была стать подлинным основанием психологии, способным превратить ее в настоящую науку. Вслед за предтечей феноменологии — немецким философом Ф. Брентано он разрабатывал методологию дескриптивной (описательной) психологии, которая впоследствии привлекла к себе внимание многих психологов и психиатров. Как писал один из исследователей творчества Гуссерля, «фактически в этом веке феноменология оказывала большее влияние на психологию и психиатрию, чем любое другое течение философии» '. И если иметь в виду буржуаз-1 Spiegelberg H. Phenomenology in Psychology and Psychiatry: A Historical Introduction. Evanston, 1972, p. XII.
32
ную философию и психологию, то это в целом верно. Феноменология практически вытеснила все остальные направления «понимающей психологии».
Гуссерль подверг резкой критике концепции, господствовавшие в психологии конца XIX — начала XX веков. Объектами критики были натуралистическая философия и экспериментальная психология («психофизика»), которые смотрели на человека сквозь призму естественнонаучного детерминизма. Гуссерль полагал, что если физика имеет право не принимать во внимание деятельность субъекта, то в психологии, истории, науках о культуре естественнонаучные методы неприменимы. Нельзя свести к «фактам» и телесным процессам духовную жизнь, идеалы, моральные ценности и нормы. Если ограничиться одними лишь «науками о вещах», то возникает риск превратить в вещи и самих людей '. Господство натурализма, считает Гуссерль, уже привело к кризису науки о человеке, а кризис науки ведет в конце концов к неверию в разум, к господству иррационализма, в том числе и в политике.
У Гуссерля были основания для таких выводов. Перенесение на социально-культурные процессы физических или биологических закономерностей, характерное для позитивистской психологии и социологии, действительно «овеществляло» людей и давало лишь видимость «научного» постижения этих процессов. Однако натуралистическое сведение всего человеческого мира к телесной реальности отвергается Гуссерлем во имя не менее ложной философской концепции. По существу, он сводит всю реальность к человеческой субъективности, трактуемой в качестве источника не только всех теорий и любого возможного опыта, но и реальности как таковой.
Феноменология Гуссерля является вариантом трансцендентального идеализма, пытающегося в самом познающем субъекте найти универсальные пути конструирования действительности. Трансцендентализм представляет собой одну из наиболее распространенных форм субъективного идеализма. Гуссерль опирается на традицию, идущую от Декарта и Канта, но его трансцендентальная феноменология по ряду моментов отличается от учений этих философов (а также Фихте и неокантианцев). Самое главное отличие заключается в новой трактовке природы сознания как пнтенционалыюй и наделенной способностью «сущностного видения». Именно учение об интенциональпости
1 Husserl E. Die Krisis der europäischen Wissenschaften und die transzendentale Phänomenologie. Hamburg, 1982, S. 4—5.
A. M. Руткевич
33
L
сознания оказало наибольшее влияние на феноменологическую психологию п экзистенциальный психоанализ.
Гуссерль порывает с традиционным представлением о сознании как о чем-то «внутреннем», соотносимом с внешним миром. Сознание характеризуется им таким свойством, как интенциоиальыость, направленность на предмет. Оно всегда есть «сознание о чем-то», а не какая-то замкнутая в себе субъективность. Субъект и объект неразрывно связаны друг с другом, коррелятивны, не существуют друг без друга. Непредметное сознание невозможно, оно всегда направлено на какой-то предмет. С другой стороны, не существует не зависимых от сознания предметов. Не только математические абстракции не существуют без сознания математика, но и все предметы мира, какими бы они ни были. Сознание является осознанием, переживанием предмета, а предмет есть то, что обнаруживается лишь в акте сознания, высвечивающем, конституирующем его бытие. Одним полюсом оказывается акт переживания (восприятия, суждения, воспоминания, оценки и т. д.), другим полюсом — тот предмет, на который направлен данный «смыслополагагощий акт». Это два полюса феномена: если исключить один, то исчезнет и другой '. Бытие и соз-
1 Феномен, по Гуссерлю, это не явление в каптовском смысле, за которым скрывается «вещь в себе». Такое противопоставление, утпсрждает он, излишне, за феноменом ничего не скрывается. Феномен есть то, что открывается сознанию в незаинтересованном созерцании. Это «первоначальный опыт» сознания, когда субъект видит то, что является так, как оно является, без каких бы то ни было интерпретаций.
Вопрос о реальном существовании «явленного» пе принимается во внимание при феноменологической установке сознания. Предмет созерцания или воспоминания может еще пли уже (или вообще) не существовать, он может быть чистейшим вымыслом, но от этого он не перестает быть предметом моего сознания, которое определенным образом направлено, «нацелено» на этот предмет. Будучи коррелято.м сознания, предмет всегда является мыслимым, воспринимаемым, воображаемым, ненавидимым или любимым, оцениваемым этически или эстетически и т. д. Эту бесконечно изменчивую «жизнь сознания» и хочет описать Гуссерль, совершенно отрешившись от вопроса о реальном существовании мыслимого. Его феноменологический метод — если оставить в стороне его субъективно-идеалистическую интерпретацию — вполне применим при описании, скажем, эстетических переживаний или религиозно-мифологических представлений. Неудивительно и то, что он привлек к себе внимание психиатров, пытающихся выяснить, как осмысляется мир больным человеком. Феноменология религии или феноменологическая психиатрия дают ряд ценных наблюдений, хотя они не могут подменять, как это иногда случается, религиоведения и психиатрии в целом.
34

нание, мыслимое и мысль друг без друга не существуют. При этом «смыслополагающий акт» понимается как первичное.
Таким образом, в учении Гуссерля мир растворяется в актах сознания. Реальное бытие приравнивается к идеаль-'ной сущности, полагаемому сознанием смыслу. Идеалистическое учение немецкого философа абсолютизирует смыс-лопорождающую деятельность сознания. Человеческое познание обладает активным характером, но у Гуссерля смыслы, которые человек придает предметам внешнего мира, подменяют реально существующее; происходит онтологи-зация сознания, которое становится первично существующей духовной субстанцией. Психологические процессы оказываются полностью независимыми от физиологических, сознание сначала отрывается от внешнего мира, а затем объявляется той творческой силой, которая творит его.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Похожие:

Социальный прогресс и буржуазная философия iconКнига для чтения по марксистской философии Критика буржуазной философии...
Ф. Энгельс «Людвиг Фейербах и конец немецкой классической философии», «Диалектика природы», «Анти-дюринг»
Социальный прогресс и буржуазная философия iconКемеров В. Е. Введение в социальную философию: Учебник для вузов
«общество», «наука», «история». — Самоописание социальной философии. — История, социальный процесс, общественная эволюция. — Проблема...
Социальный прогресс и буржуазная философия iconДж. Брунер Психология познания. За пределами непосредственной информации
Пер с англ. М.: Прогресс, 1977. 413 с. (Общественные науки за рубежом. Философия и социология)
Социальный прогресс и буржуазная философия icon2. Философия и наука, их специфика, взаимосвязь и роль в обществе. 4
Понятие науки. Наука как познавательная деятельность, как социальный институт, как особая сфера культуры. 3
Социальный прогресс и буржуазная философия iconПриложение №1 заявка
«Социальный предприниматель Хакасии» в номинации «Лучший социальный предприниматель»
Социальный прогресс и буржуазная философия iconФилософия, ее генезис и важнейшие проблемы. Специфика философского...
Древнегреческая философия, ее периодизация. Космоцентризм в понимании мира и человека
Социальный прогресс и буржуазная философия iconАктивный раздаточный материал «Философия» фогп, 3 кредита 3 семестр...
Под современной западной философией понимается западно-европейская философия и философия США конца XIX-ХХ веков. Ведущими направлениями...
Социальный прогресс и буржуазная философия iconИстины. Ведическая философия древнейшая философия мира. Кто мы?
Эти вопросы удивительно ясно и логически обосновано отвечает ведическая философия
Социальный прогресс и буржуазная философия iconТипология общества; Общество и общественное отношение
Существует еще одна точка зрения-Социальный реализм. Общество-социальный реализм которого не сводится к природной реальности,а значительно...
Социальный прогресс и буржуазная философия iconФилософия, её предмет и роль в обществе
Если частные науки изучают отдельные объекты природы и общества, то философия рисует общую картину мира. Философия изучает наиболее...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница