Социальный прогресс и буржуазная философия


НазваниеСоциальный прогресс и буржуазная философия
страница4/13
Дата публикации05.03.2013
Размер2.51 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
Когда речь идет о сознании, то, по Гуссерлю, мы не имеем права говорить о внешних для него причинах. Напротив, все внешнее, включая и природу в целом, должно быть понято как производное от субъективности, объявленной им «абсолютным регионом бытия». Феноменолог прослеживает последовательность интенциональных актов, конституирующих предмет. Эти акты связаны друг с другом не каузальными связями, а мотивациями. Одно осмысленное переживание служит возможностью для другого, но не определяет его причинно. Сознание представляет собой поток переживаний, и целью психолога ставится описание этого «абсолютного единства связности сознания». Следствием такой философской позиции является отказ от любых попыток научного объяснения «жизни духа», которая объявляется доступной лишь интуитивному «усмотрению».
Феноменологическая психология Гуссерля есть часть его философской доктрины, и она не может быть основанием для научной психологии. Ж. Пиаже, один из крупнейших психологов нашего века, писал о феноменологии как о «паранаучной философии», весь мыслительный багаж которой сводится к критике теорий, уже отвергнутых самими психологами, и к чисто спекулятивным рассуждениям '. Пиаже в данном случае и прав, и не прав. То, что феноменология Гуссерля неприемлема для психологической науки, ясно уже потому, что она ведет к солипсизму. Если
1 Plaget ]. Épistemologie des sciences de l'homme. P., 1970, p. 88—91.
35
другой человек конституируется актами моего сознания, то об объективном изучении психических процессов говорить не приходится '. Вместе с тем значительное влияние феноменологии на современную западную психологию связано с тем, что помимо спекулятивных философских рассуждений Гуссерль поднял ряд важных для психологии проблем. Он обратил внимание на такую черту сознания, как интенциональность, попытался разработать метод дескрипции (описания) переживаний субъекта. Некоторые последователи Гуссерля получили интересные данные при анализе процессов восприятия, антиципации, памяти, эмоций, межличностного общения. Методы «понимающей психологии» используются многими психиатрами.
Но главной причиной сохраняющегося влияния феноменологии является то, что Гуссерль критиковал те психологические концепции, которые в несколько измененном виде продолжают господствовать в буржуазной психологии (то есть, вопреки Пиаже, не были отвергнуты самими психологами). Как отмечает А. Н. Леонтьев, «сейчас поистине страшным для психологии стал редукционизм. Осознание этого все больше проникает и в западную науку» 2. Разочаровавшись в явно несостоятельных редукционистских схемах, многие ученые принимают феноменологическую критику натурализма и бихевиоризма за подлинный -выход из тупика, в который зашли академическая психо- -логия и ортодоксальный психоанализ. Экзистенциальный психоанализ тоже опирается на предложенный Гуссерлем и его последователями вариант «понимающей психологии», причем наибольшим влиянием пользуются работы тех феноменологов, которые отталкиваются от трудов позднего Гуссерля, от его учения о «жизненном мире».
Это учение уже в значительной мере связано с экзистенциалистским видением человека. Гуссерль не принял тот вариант экзистенциализма, который был создан его учеником, М. Хайдеггером, достаточно справедливо расценив его как иррационалистическое учение. Но в его собст-
1 Мы не останавливаемся здесь на том, как Гуссерль пытался преодолеть солипсизм в своих поздних работах — «Картезианские размышления», «Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология». Укажем лишь на то, что это преодоление осуществлялось за счет противоречащего основоположениям самой феноменологии принятия ряда тезисов в духе объективного идеализма.
2 Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1977, с, 233.
36
венных поздних работах в несколько иной форме развиваются идеи, сходные с теми, которые были высказаны Хайдеггером в трактате «Бытие и время».
2. «Экзистенциальная аналитика» М. Хайдеггера
Мы обратимся здесь только к тем аспектам философии Хайдеггера, которые оказали влияние на представления психоаналитиков. Сам факт воздействия на психотерапевтическую теорию и практику одного из самых сложных и «темных» философских учений XX века кажется поразительным. Что общего можно найти между произведениями Фрейда и Хайдеггера? Оба мыслителя писали н-а немецком языке, но в то же самое время это совершенно различные языки. Фрейд мог слышать об учении Хайдеггера от Л. Бинсвангера, восторженно воспринявшего новую философскую доктрину, но его реакция на введение ее Бинс-вангером в психоанализ была негативной. В произведениях Хайдеггера не найти ни одной ссылки на Фрейда, и это умолчание может кое-что значить. Видимо, Хайдеггер относил психоанализ к одному из заблуждений современной эпохи. Позднейший его интерес к концепциям М. Босса и В. Франкля, о которых речь пойдет ниже, отнюдь не связан с интересом к психоанализу. И в то же самое время имеются общие для обоих мыслителей проблемы, хотя формулируются они с помощью совершенно различных понятий, а решаются зачастую противоположным образом. Иначе по было бы «синтетических» концепций их последователей, которые равно восхваляют и того, и другого. При этом среди экзистенциальных психоаналитиков имеются две тенденции в интерпретации учения Хайдеггера. Подавляющее их большинство ориентируется исключитхель-ио на ранний труд Хайдеггера «Бытие и время», более того, на ту интерпретацию, которую он получил у Л. Бинсвангера. Сравнительно немногие следуют за М. Боссом, стремящимся показать, что онтология Хайдеггера, а не ложно приписываемый ему экзистенциализм, должна быть философским фундаментом психоаналитической терапии.
Последователи и противники Хайдеггера, естественно, дают разные оценки его трактату «Бытие и время», а также той роли, которую Хайдеггер сыграл в немецкой и вообще в европейской философии. Все они в той или иной мере признают, что после первой мировой войны, в усло-
37
виях социально-экономического и политического кризиса, разразился кризис всех довоенных направлений буржуазной философии в Германии. «Неокантианство...— вспоминает Г. Г. Гадамер,— рухнуло в траншеи войны одновременно с культурным высокомерием либеральной эры и верой в прогресс, основанный на науке» '. На место позитивизма и неокантианства приходят различные варианты «философии жизни», популярными становятся труды полузабытого С. Кьеркегора. Среди тех, кто особо отличился в критике «либеральной культурнабожности», был, по мнению Гадамера, и Мартин Хайдеггер.
Иначе оценивает его труды другой свидетель кризиса предшествующих форм буржуазной философии и идеологии — Т. Адорно. Но он перечисляет те же черты времени: крах сциентизма, распространение иррационализма, будь то в виде «философии жизни» или «диалектической теологии». Адорно саркастически пишет об «аптиинтеллекту-альных интеллектуалах», увлекшихся кьеркегоровским учением о «скачке» в мир веры и занятых более своей «подлинностью», чем религией («словно в евангелиях ничего не было против фарисеев»,— добавляет он). «Бытие и время», считает Адорно, появилось даже с некоторым запозданием, когда подобные настроения уже охватили широкие слои интеллигенции. Но именно это и сделало книгу знамением: она стала «философским фундированием» того, что уже носилось в воздухе, она дала нимб искателям «подлинности». Адорно непосредственно связывает учение Хайдеггера с фашизмом и, пародируя его, пишет, что его философия «дала фашизму убежище, и в языке проявилась тайная и растущая катастрофа — так, словно она была спасением»2.

Адорно нельзя отказать в проницательности и знании того времени, когда рождался экзистенциализм. Сколь бы часто ученики и последователи Хайдеггера ни отрицали теологических корней его философии, влияние Кьеркегора и «диалектической теологии» на Хайдеггера не вызывает сомнений.
С «Бытия и времени» обычно начинают историю экзистенциальной философии нашего века. Строго говоря, это не совсем верно, так как раньше появились некоторые произведения Ясперса, Унамуно, Бердяева, Шестова, в которых многие положения экзистенциализма уже нашли
1 Philosophes d'eux mêmes. Frankfurt — Bern, 1975, v. l, p. 43.
2 Adorno T. W. Jargon der Eigentlichkeit. Frankfurt a. M., 1967, S. 2-5.
38
свое выражение. Но систематическое, философски строгое их изложение, действительно, впервые было дано Хайдсг-гером. Правда, сам он не только никогда не считал себя экзистенциалистом, но и указывал на целый ряд положений «Бытия и времени», которые совершенно очевидно противоречат экзистенциализму. В написанном сразу после второй мировой войны «Письме о гуманизме» Хайдеггер подчеркивает принципиальное отличие собственной онтологии от «экзистенциальной философии» Ясперса и «экзистенциализма» Сартра. Отличия в самом деле имеются. Если экзистенциализм есть «философия человека», то хайдеггеровская онтология, по замыслу, является преодолением любого антропологизма и «гуманизма». Хайдеггер писал об этом не только после «поворота», но и в «Бытии и времени», в частности, отличая свое учение от кьеркегоров-ского.
И все же этот трактат не зря был интерпретирован в то время как экзистенциалистский. Пожалуй, прав Ф. Хай-неманн, один из первых интерпретаторов экзистенциализма, что «имеется не только два Хайдеггера, экзистенциалист и предполагаемый онтологист, но также смесь обоих, третий Хайдеггер, реинтерпретирующий экзистенциалистские положения «Бытия и времени», словно они имеют онтологический смысл» '. Если исследователи творчества Хайдеггера и не согласятся с трактовкой Хайнеманна, не пожелавшего увидеть Хайдеггера в ином свете, чем он видел его в 20—30-е годы, то большая часть «экзистенциальных психологов» и психоаналитиков по-прежнему знает только Хайдеггера — автора «Бытия и времени». Поэтому, не входя в детали спора относительно «экзистенциализма» и «онтологизма», попытаемся вкратце изложить основные идеи «раннего» Хайдеггера, а на учении «позднего» остановимся при анализе концепции М. Босса.
К концу XIX века в буржуазной философии господствовали разного рода субъективистские теории, представленные позитивизмом и неокантианством. Объективный мир в этих теориях растворялся в определениях сознания. В словах Хайдеггера о забвении бытия философской мыслью была доля истины. Более того, она присутствует и в его утверждениях, что это забвение связано со всей западноевропейской культурой. На глазах Хайдеггера и его современников предметы стали распадаться в модернист-
1 Heinemann F. Existentialism and the Modern Predicament. N. Y., 1958, p. 90.
39
ской живописи. Движение от импрессионизма к кубизму и абстракционизму было достаточно последовательным отрицанием непосредственной данности ради конструкций, созданных совершенно «автономным» и «свободным» художником. На протяжении XX века наука совершила замечательные открытия, но в условиях буржуазного мира они воплощались прежде всего в инструменты технического господства над природой, можно даже сказать насилия над ней, ради получения материальных благ, а в конечном счете, выгоды. Весь мир превращался в поле деятельности «субъекта», переделывающего мир согласно собственным желаниям и даже прихотям.
Хайдеггер отмечал опасность такого отношения к миру: вооруженный современной техникой коллективный субъект, видящий в мире лишь источник получения все новых н новых предметов потребления^ теряет все остальные измерения бытия, не замечая того, что его деятельность угрожает его собственному существованию. Конечно, Хайдеггер не видел подлинных социальных корней однобокого техницизма и прагматизма, но нужно отдать ему должное — много раньше современных «алармистов», «экологистов», «зеленых» он поднял вопрос о глобальных последствиях человеческой деятельности и об отношении человека к природе. Другое дело, что хайдеггеровские рецепты на этот счет имеют почвеннический и даже ретроградный характер.
Феноменология Гуссерля была важнейшим источником онтологии Хайдеггера. Правда, Гуссерль не зря увидел в «Бытии и времени» измену феноменологии, так как ее автор решительно порывает с трансцендентальным идеализмом в той форме, в какой он выступал у Гуссерля да и вообще в послекантовской философии. Для феноменологии важнейшим вопросом является вопрос «как возможно наше знание?», а в качестве безусловной предпосылки принимается существование трансцендентальной субъективности, соотносящейся с предметами, конституируемыми ею в интенциональных актах. Философия начинается с картезианского cogito (я мыслю), с «чистого сознания», которое Гуссерль считал «чудом из чудес». С помощью «феноменологической редукции» можно прийти к «трансцендентальному эго», которое является, по Гуссерлю, основанием всего сущего. Рефлексия философа становится абсолютным началом, у которого нет каких-либо предпосылок ни в объективной реальности, ни в эмпирической реальности самого философа как человеческого существа. Феноменология служит и универсальной онтологией, задающей «регио-
40
нальные онтологии» для конкретных наук. Трансцендентальная субъективность становится абсолютным основанием, самосознание создает свой собственный предмет.
Это, безусловно, идеалистическая концепция, ставящая с ног на голову положение человека в мире и реальную практику научного познания. Хайдеггер, задающийся вопросом о существовании того, кто мыслит и действует, выдвигает немало критических замечаний по адресу трансцендентального идеализма в целом и гуссерлевской феноменологии в частности. Можно даже сказать, что трансцендентальный идеализм в той форме, в какой он существовал у Канта, неокантианцев, феноменологов, им преодолевается. Но учение Хайдеггера остается все же трансцендентализмом, хотя и в новой форме.
Хайдеггера не устраивает, в первую очередь, гуссер-левское сведение бытия к идеальной сущности. В феноменологии от существования вообще необходимо отвлечься, чтобы уловить сущность. «Бытие камня» или «бытие человека» определяются в ней через установление сущности камня или человека. Но в результате теряется само бытие, существование, которое отличается от идеальной сущности.
Хайдеггер вспоминает то место из «Софиста» Платона, где тот упрекает философов-досократиков за то, что они путали бытие как таковое с «холодным», «влажным» н т. д. «Теплое» есть, но «есть» не^ является теплым, потому что и «холодное» тоже есть. Бытие — не одна из вещей и пе сущность .какой-либо одной из них или всех их, вместе взятых. Между бытием и сущим Хайдеггер проводит «онтологическое различие», а своей задачей считает прояснение «смысла бытия».
Вопрос о «смысле бытия» является основным для всего творчества Хайдеггера. Как в «Бытии и времени», так и после «поворота» он считал, что данные каких бы то ни было конкретных наук ничего не говорят нам о бытии. Науки имеют дело с сущим, с теми или иными предметными областями, которые описываются в родо-видовых определениях. Но имеется одно сущее, которое может быть исходным пунктом для раскрытия «смысла бытия». Оно отличается от всех остальных сущих тем, что находится в «понимании бытия», сколь бы смутным оно пи было, задается вопросом о «смысле бытия». Таково бытие человека. Это не значит, что люди занимаются исключительно онтологическими размышлениями. Напротив, это делают крайне немногие. Но в той или иной форме данный вопрос
41
всегда стоит перед людьми, и «каждый из нас поражался хотя бы однажды, возможно чаще, чем однажды, скрытой власти этого вопроса, даже не осознавая при этом, что с ним происходит» '.
Вопрошание о «смысле бытия», по Хайдеггеру, не является просто характеристикой человеческого мышления. Речь идет не о человеке или человеческом роде, не о субъекте, личности, а о самом бытии, задающемся вопросом о собственном смысле. Для обозначения человеческой реальности, но не в оптическом (когда речь идет о конкретных сущих), а онтологическом смысле (то есть когда предметом исследования оказывается бытие) Хай-деггер предлагает нетрадиционное истолкование немецкого термина Dasein — Da-sein (пдссь-бытие), употреблявшегося обычно в смысле «наличное бытие», или «существование вообще». Существование человека фактично, в онтологии же ставится вопрос о возможных условиях бытия, об априорных структурах, а не о реальности. Само существование является одной из характеристик «здесь-бытия». К Dasein неприменимы понятия наук о человеке: «философская психология, антропология, этика, политика, литература, биография и история» могут давать сведения об отдельных аспектах Dasein и даже быть «экзистенциально подлинными», но они не подменяют онтологического анализа структуры Dasein. Онтология рассматривает априорные структуры, условия самого бытия. Эти априорные структуры называются Хайдеггером «экзистенциала-ми», которые сопоставимы с категориями Канта с тем отличием, что речь идет именно об априорных условиях бытия, а не только познания, как это было в трансцендентальном идеализме.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Похожие:

Социальный прогресс и буржуазная философия iconКнига для чтения по марксистской философии Критика буржуазной философии...
Ф. Энгельс «Людвиг Фейербах и конец немецкой классической философии», «Диалектика природы», «Анти-дюринг»
Социальный прогресс и буржуазная философия iconКемеров В. Е. Введение в социальную философию: Учебник для вузов
«общество», «наука», «история». — Самоописание социальной философии. — История, социальный процесс, общественная эволюция. — Проблема...
Социальный прогресс и буржуазная философия iconДж. Брунер Психология познания. За пределами непосредственной информации
Пер с англ. М.: Прогресс, 1977. 413 с. (Общественные науки за рубежом. Философия и социология)
Социальный прогресс и буржуазная философия icon2. Философия и наука, их специфика, взаимосвязь и роль в обществе. 4
Понятие науки. Наука как познавательная деятельность, как социальный институт, как особая сфера культуры. 3
Социальный прогресс и буржуазная философия iconПриложение №1 заявка
«Социальный предприниматель Хакасии» в номинации «Лучший социальный предприниматель»
Социальный прогресс и буржуазная философия iconФилософия, ее генезис и важнейшие проблемы. Специфика философского...
Древнегреческая философия, ее периодизация. Космоцентризм в понимании мира и человека
Социальный прогресс и буржуазная философия iconАктивный раздаточный материал «Философия» фогп, 3 кредита 3 семестр...
Под современной западной философией понимается западно-европейская философия и философия США конца XIX-ХХ веков. Ведущими направлениями...
Социальный прогресс и буржуазная философия iconИстины. Ведическая философия древнейшая философия мира. Кто мы?
Эти вопросы удивительно ясно и логически обосновано отвечает ведическая философия
Социальный прогресс и буржуазная философия iconТипология общества; Общество и общественное отношение
Существует еще одна точка зрения-Социальный реализм. Общество-социальный реализм которого не сводится к природной реальности,а значительно...
Социальный прогресс и буржуазная философия iconФилософия, её предмет и роль в обществе
Если частные науки изучают отдельные объекты природы и общества, то философия рисует общую картину мира. Философия изучает наиболее...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница