Социальный прогресс и буржуазная философия


НазваниеСоциальный прогресс и буржуазная философия
страница8/13
Дата публикации05.03.2013
Размер2.51 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
Глава 3
От психоанализа
к «экзистенциальному
анализу»
Начало проникновения феноменологии и экзистенциализма в психологию и психиатрию достаточно сложно датировать, поскольку одновременно с разработкой Гуссерлем феноменологии как философской дисциплины последователи его предшественника в этом деле Ф. Брептапо — К. Штумпф, А. Пфендер и др. уже выступали со специальными психологическими работами феноменологического толка. Один из ведущих представителей немецкого экзистенциализма — Карл Ясперс начинал свою деятельность как психиатр, и его работа «Общая психопатология» (1913) не зря считается первой попыткой феноменологического описания внутреннего мира больного. Затем появились работы Е. Мипковского, В. фон Гебзаттеля, Э. Штрауса и ряда других психиатров, в которых была предложена целая программа пересмотра традиционных методов клинической психиатрии.
Но решающее значение как для становления феноменологической психиатрии, так и для экзистенциалистской реформы психоанализа имели труды Людвига Бинсвангера (1881 — 1966), видного швейцарского психиатра и философа. В результате более чем полувековой деятельности им была создана философская и медицинская антропология, и поныне являющаяся основанием для экзистенциально-феноменологической психологии и психиатрии. Бинсвангер указал на возможность использования центральных понятий «Бытия и времени» Хайдеггера-в психологии и клинической практике и дал первую формулировку «экзистенциального анализа» как философского фундамента психоаналитической терапии. Его работы получили широкую известность, а этапы эволюции его воззрений, длившейся несколько десятилетий, соответствуют важным переменам, происходившим не только в философии, психологии и психиатрии, но и в духовной жизни, интеллектуальной атмосфере стран Запада.
Л. Бинсвангер родился в семье врачей. Вслед за своим дедом и отцом он становится в 1911 году главой известио-
73
го санатория Бельвго в Кройцлингене, заведование которым он в 1956 году передал сыну. Он получил прекрасное медицинское образование в Лозанне, Гейдельберге и Цюрихе, работал ассистентом у знаменитого Э. Блейлера, учился у К. Г. Юнга, через которого в 1907 году познакомился с Фрейдом. С последним у него установились самые дружественные отношения, которым не мешали доктринальные разногласия. Бинсвангер был выдающимся психиатром, являлся действительным или почетным членом десятка медицинских академий, в 1956 году ему была вручена высшая для психиатра награда — медаль Крепелина. Его успешная профессиональная деятельность и специально-психиатрические труды, безусловно, заслуживают внимания историков медицины, психиатров, психотерапевтов. Но Бинсвангер выступал одновременно и как философ, и именно философские его воззрения служат для нас здесь предметом рассмотрения.
Целью Бинсвангера были поиск нового основания для психологической науки и психиатрической практики, преодоление кризиса современной психологии. «Болезнь» и «здоровье», «нормальность» и «ненормальность» — значение этих понятий в немалой степени зависит от понимания ч'еловека в целом, то есть от философского, а не специально научного подхода, видения. Поэтому, как писал один из исследователей творчества Бинсвангера, историю его попыток понять человека как в здоровье, так и в болезни следует рассматривать в свете того, как он использовал и развивал положения, обнаруженные им в философских учениях, классических и современных '. Поэтому и мы обратимся прежде всего к его поискам соответствующей философской теории, чтобы затем охарактеризовать концепции, выдвинутые самим Бинсвангером.
1. От неокантианства к экзистенциальной онтологии М. Хайдегтера
Людвиг Бинсвангер был одним из первых европейских психиатров, начавших применять психоанализ в клинике, несмотря на оппозицию к нему со стороны медицинского истеблишмента того времени (одним из виднейших оппонентов психоанализа .был его родной дядя — Отто Бинс-
1 Spiegelberg H. Phenomenology in Psychology and Psychiatry: A Historical Introduction, p. 195.
74
вангер). Роль Л. Бинсвангера в пропаганде психоанализа в начале нашего века была довольно значительной, а в 1910 году он даже был выбран президентом швейцарского психоаналитического общества. Однако и в то время, когда Бинсвангер разделял основные положения психоанализа и пытался переубедить своих коллег-психиатров, он был далек от некритического принятия всех положений учения Фрейда. Психоанализ, по словам Бинсвангера, был вызовом не только предшествующей психиатрии, но и господствовавшим тогда философским представлениям о человеке. Проблема, которая стояла перед ним на протяжении всей жизни, заключалась в приспособлении психоанализа к идеалистической философской антропологии.
В психоанализе Бинсвангер видел прежде всего средство проникновения на уровень субъективных смыслов, верований и ценностей больного. В этой связи он приветствовал отказ Фрейда от физиологической интерпретации психических явлений, но полагал, что отход этот во фрейдизме не был доведен до конца. Хотя Фрейд оторвал психические процессы от физиологии высшей нервной деятельности, во-первых, он считал этот отрыв временным (с развитием естествознания он будет ликвидирован), а, во-вторых, сами психические процессы понимал как жестко детерминированные и порожденные инстинктивными влечениями. «Метапсихология» Фрейда видит во всех психических событиях проявление универсальных биологических «первичных» процессов. Мораль, искусство, религия предстают у него как иллюзорные порождения — через проекцию и сублимацию — инстинкта. Редукционизм Фрейда, естественно, вызвал возражения всех тех, кто отказывался видеть в высших творениях человеческого духа нечто исключительно производное от инстинктивных влечений.
В то же время психоаналитическая практика даже у самого Фрейда часто не соотносилась с энергетическими и механистическими моделями его «метапсихологии», напоминая процедуры «понимающей психологии». Задачу психоаналитика видели в том, чтобы помочь пациенту заново пережить вытесненные в бессознательное смысловые отношения (благодаря переносу на психоаналитика своих детских влечений), открыть скрытые от пего значения. Учение Фрейда изначально содержало в себе противоречие между «пониманием» и «объяснением». С одной стороны, основоположник психоанализа в духе естествознания XIX века объясняет возникновение всех ведущих к неврозу конфликтов внешними но отношению к сознанию аген-
75
тами. Бессознательное описывается им как источник психической энергии. С другой стороны, Фрейд признает, что нам даны лишь психические проявления биологических импульсов, тогда как последние остаются непознаваемыми. Бессознательное об'ьявляется познаваемым ровно настолько, насколько оказывает влияние на сознание. Упоминавшийся выше П. Рикёр не зря сравнивал фрейдизм с трансцендентальным идеализмом, поскольку реальность бессознательного устанавливается психоаналитиком «в том смысле, что оно «конституируется» совокупностью герменевтических актов, которые его расшифровывают» '. Двойственность психоанализа послужила источником для истолкований его как в духе бихевиоризма, так и в духе экзистенциализма и «понимающей психологии».
Но возможность последней интерпретации психоанализа выявилась не сразу, тем более что в начале своей деятельности Фрейд в значительно большей степени был близок естественнонаучному материализму, чем в 20— 30-е годы. В 10—20-е годы западные философы и психологи видели во фрейдизме учение, направленное на развенчание духовных ценностей и прямо противоположное разрабатываемой в это время «понимающей психологии». Главной целью ее сторонников была критика материализма в психологии, создание дисциплины, полностью независимой от естественных наук.
Именно этой программой субъективно-идеалистической критики научной психологии определялись и воззрения Бинсвангера в первые два десятилетия его научной деятельности. Еще в гимназии он с увлечением прочитал «Критику чистого разума» Канта, и поэтому не удивительно, что неокантианство стало исходным пунктом его поисков. Первые его работы находятся под влиянием той интерпретации психологии, которая была дана в трудах П. Наторпа, одного из виднейших представителей мар-бургской школы неокантианства. Согласно ей, в отличие от «объективирующих» естественных наук психология выступает как наука «субъективации», то есть особого рода реконструкции полученных в опыте данных. Бинсвангера не удовлетворяла, однако, абстрактность неокантианства, отсутствие в нем выхода к конкретному миру переживаний индивида. Но несмотря на то что от неокантианства ои отошел, один важный его элемент остался у
1 Ricoeur P. Conflict des interpretations: Essais d'herméneutique, p. 108.
76
Бинсвангера навсегда — стремление дать описание априорных структур, делающих возможным само человеческое бытие.
Хотя «Общая психопатология» Ясперса привлекла внимание Бинсвангера и в целом получила у него положительную характеристику, он критически относился к выдвинутому в этой работе варианту теории «понимания», которое осмысливалось Ясперсом как «эмпатия», постижение через «вчувствование», «сопереживание». Значительная часть психических явлений, отмечал Бинсвангер, особенно психика душевнобольного человека, закрыта для эмпатии '. В дальнейшем Бинсвангер неоднократно подчеркивал отличие собственной концепции от ясперсовской, хотя созданное им впоследствии учение об отношении «Я — Ты» множеством черт напоминает учение Ясперса об «экзистенциальной коммуникации». Опираясь на труды неокантианцев, Дильтея, Гуссерля, Бинсвангер подвергает критике ассоцианизм и механицизм. Целостность, уникальность, творческий и целевой характер человеческой деятельности не вмещаются в рамки «психофизики» — таков пафос уже первых статей Бинсвангера. Правда, сам он впоследствии вынужден был признать, что если о психических явлениях можно сказать лишь то, что они совершенно уникальны, индивидуальны, непередаваемы и т. д., то тогда необходимо вообще отказаться от психологии как науки.
Некоторые философы именно к этому и призывали. Скажем, французский философ А. Бергсон мог утверждать, что научная психология не дает нам истинной картины человека, а потому над ней должна надстраиваться интуитивная философия, дополняющая ее абсолютным знанием о внутреннем мире. Этим мог удовлетвориться философ-идеалист, но Бинсвангер был, помимо всего прочего, профессионалом-психиатром, и откровенно противопоставлять философское знание рационально-научному он не мог.
Поскольку феноменология, объявленная Гуссерлем «строгой» наукой, претендовала на то, что она закладывает основание всей совокупности наук, она не могла не привлечь внимания Бинсвангера. Он знакомится сначала с трудами Гуссерля и его последователей, затем в 1923 году встречается с самим Гуссерлем и на протяжении нес-
1 Binswanger L. Verstehen und Erklären in der Psychologie.— Zeitschrift für die gesamte Neurologie und Psychiatrie, Bd. 127, 1U27.
77
кольких лет отстаивает в своих работах основные тезисы феноменологического учения. В идее интешшональности сознания он видит ключ: к построению психологии, способной уловить мир субъективных смыслов. Объектом изучения психологии должны стать конституирующие предмет интенциональные акты: они делают мир таким, каким он выступает для субъекта. Но Бинсвангер не мог не видеть, что трансцендентальный идеализм Гуссерля ведет к солипсизму. Для психиатрии же принятие такой теории равно самоубийству: психиатр лечит не себя самого, а другого. Если другой человек является не более чем проекцией моего субъективного опыта, то любая возможность научного познания внутреннего мира другого человека становится проблематичной.
За пределы солипсизма Бинсвангер попытался выйти, опираясь на учение немецкого философа М. Шелера (1874—1928) о «симпатии». По Шелеру, душевная жизнь других людей постигается нами непосредственно и даже раньше, чем наша собственная. Шелер постулировал существование «внутреннего восприятия», которое и использовал Бинсвангер для построения независимой от естествознания психологии. «Исходным пунктом этой психологии,— писал он,— более не являются тело и физические движения, которые «интерпретируются» или «эмпатизи-руются», но скорее мир первичных данных сознания, доступных для непосредственного видения» '. Но и здесь перед Бинсвангером открылись непреодолимые проблемы. Избавившись от солипсизма, он оказался в достаточно странном для психиатра положении: если цели, интенции, эмоции другого человека даны каждому в непосредствен- . ном видении, то невозможно ошибиться при оценке намерений и эмоций другого человека. Однако не только психотерапевтическая практика, но и обыденный опыт говорят совсем о другом. От учения Шелера также пришлось отказаться, хотя позднейшее учение Бинсвангера о «любовном бытии-друг-с-другом», несомненно, связано с шелеровской философской антропологией.
Как отмечал один из западных исследователей экзистенциальной психологии и, в частности, творчества Бин-
1 Bin.1»"""''"- т ".....
umswanger L. Einführung in die Probleme der allgemeine Psychologie. Zürich, 1922, S. 242. Развитая в этой работе концепция в 20-е годы была подвергнута критике Л. С. Выготски«»—--••
СубъеКТИВПОГО ЦМЯ-ТТо"»'" ^-- "
свангера ', первый период его творчества имеет ярко выраженный консервативный характер. Подобно М. Шелеру, он видит в материализме (и в психоанализе) угрозу «абсолютным ценностям». В конкретно-историческом контексте тезисы об универсальности и идеальности ценностей морали и религии имели вполне определенное звучание. После первой мировой войны, потрясшей буржуазное общество, социалистической революции в России, революционных выступлений в Германии, Венгрии, Италии подобного рода «защита ценностей» в той или иной мере всегда имела и характер защиты социальных институтов буржуазного общества.
В поисках основания для психологической теории Бинсвангер проделал путь, тождественный главному направлению развития идеалистической философии первой трети XX века в Германии: от неокантианства он перешел к феноменологии, которую затем вслед за Хайдегге-ром переосмыслил как учение о человеческой экзистенции, а в конечном счете, как мы увидим, создал и собственный вариант философской антропологии.
G выходом в 1927 году работы Хайдеггера «Бытие и время» Бинсвангер, как ему показалось, нашел окончательное основание для психологии, ту доктрину, которая может стать фундаментом для его собственной философской антропологии и реформы психоанализа. Экзистенциализм Хайдеггера, считал Бинсвангер, вообще снимает проблему соотношения «объяснения» и «понимания». Хотя он был хорошо знаком с поздними работами Xaii-деггера и неоднократно встречался с ним (последний визит Хайдеггера в Кройцлинген был незадолго до смерти Бинсвангера), философское учение швейцарского психиатра полностью определяется той интерпретацией, которую он дал «экзистенциальной анлитике» (Daseinsanaly-tiK), разработанной в «Бытии и времени» Хайдеггера. Его собственная концепция получила название «экзистенциальный анализ» (Daseinsanalyse) и стала впоследствии руководством к действию для многочисленных последователей в Западной Европе и Америке. В 30-е годы Биисвангер начинает переосмысливать основные положения психоанализа, пытаясь заменить «метапсихологию» Фрейда своим «экзистенциальным анализом».
1 Isenberg G. The Existential Critique of Freud: The Crisis of Autonomy. Prinslon, 1976, p. 87—90.
79
2. Критика фрейдизма
Прежде всего психоанализ неприемлем для Бинсван-гера как учение, выводящее религию и мораль из инстинктивных влечений. Бинсвангер вспоминает о своей беседе с Фрейдом, который говорил так: «Человечество всегда знало, что оно обладает духом, я должен был показать, что имеются также инстинкты». Но когда Бинсвангер, воодушевившись словами Фрейда о духовности человека, стал говорить о несводимости религиозных феноменов к каким-либо другим, Фрейд ответил коротко: «Религия происходит из бессилия и страха детского возраста и раннего периода человечества» — и с улыбкой показал Бин-свангеру рукопись «Будущности одной иллюзии» '.
Бинсвангер считал, что «только теоретически и абстрактно инстинкт и дух могут быть разделены... Если Ницше и психоанализ показали, что инстинктивность, особенно в форме сексуальности, выходит за свои пределы, чтобы достичь вершин человеческой духовности, то мы должны попытаться показать тот уровень, до которого, выходя за свои пределы, доходит духовность,— глубочайшие равнины «витальности». Мы должны, другими словами, постараться показать, как можно говорить о религиозной, моральной и эстетической жизни в тех сферах человеческого существования, которые до сих пор казались подвластными витальной и инстинктивной жизни» 2. Здесь сформулирована та задача, которую пытался решить Бинсвангер в своей философской антропологии: описать человеческое существование в его целостности, преодолевая биологизм Фрейда. Стоит сказать, что Фрейд относился к подобного рода устремлениям негативно, о чем свидетельствует его письмо Бинсвангеру, в котором он называет его «консерватором». Как отметил Дж. Нидл-мэн, если бы Фрейд стал свидетелем дальнейшего развертывания «экзистенциального анализа» Бинсвангера, «то он, несомненно, нашел бы более сильные слова для этого «реакционного» движения назад к «духу» 3.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Похожие:

Социальный прогресс и буржуазная философия iconКнига для чтения по марксистской философии Критика буржуазной философии...
Ф. Энгельс «Людвиг Фейербах и конец немецкой классической философии», «Диалектика природы», «Анти-дюринг»
Социальный прогресс и буржуазная философия iconКемеров В. Е. Введение в социальную философию: Учебник для вузов
«общество», «наука», «история». — Самоописание социальной философии. — История, социальный процесс, общественная эволюция. — Проблема...
Социальный прогресс и буржуазная философия iconДж. Брунер Психология познания. За пределами непосредственной информации
Пер с англ. М.: Прогресс, 1977. 413 с. (Общественные науки за рубежом. Философия и социология)
Социальный прогресс и буржуазная философия icon2. Философия и наука, их специфика, взаимосвязь и роль в обществе. 4
Понятие науки. Наука как познавательная деятельность, как социальный институт, как особая сфера культуры. 3
Социальный прогресс и буржуазная философия iconПриложение №1 заявка
«Социальный предприниматель Хакасии» в номинации «Лучший социальный предприниматель»
Социальный прогресс и буржуазная философия iconФилософия, ее генезис и важнейшие проблемы. Специфика философского...
Древнегреческая философия, ее периодизация. Космоцентризм в понимании мира и человека
Социальный прогресс и буржуазная философия iconАктивный раздаточный материал «Философия» фогп, 3 кредита 3 семестр...
Под современной западной философией понимается западно-европейская философия и философия США конца XIX-ХХ веков. Ведущими направлениями...
Социальный прогресс и буржуазная философия iconИстины. Ведическая философия древнейшая философия мира. Кто мы?
Эти вопросы удивительно ясно и логически обосновано отвечает ведическая философия
Социальный прогресс и буржуазная философия iconТипология общества; Общество и общественное отношение
Существует еще одна точка зрения-Социальный реализм. Общество-социальный реализм которого не сводится к природной реальности,а значительно...
Социальный прогресс и буржуазная философия iconФилософия, её предмет и роль в обществе
Если частные науки изучают отдельные объекты природы и общества, то философия рисует общую картину мира. Философия изучает наиболее...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница