Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник


НазваниеКузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник
страница44/45
Дата публикации30.04.2013
Размер8.47 Mb.
ТипУчебник
userdocs.ru > Философия > Учебник
1   ...   37   38   39   40   41   42   43   44   45
§ 3. ПРИРОДА ПРАВА
Основной признак права - быть регулятором общественных отношений. Заметим, что в обществе есть и неправовые способы регулирования, каковыми являются мораль, обычай, традиции, религиозные нормы, мифологические представления. Особенности правового регулирования обусловлены тем, что оно сформировалось в развитом обществе с государственным типом общественной организации жизни. Признак регулирования следует отличать от обеспечения. Существуют такие виды права, которые регулируют отношения индивида и общества (или его части), но не обеспечивают его прав. Таковым является обычное право.
Без права невозможно даже представить себе гражданское общество, следовательно, право есть социальное явление, возникающее на определенном этапе эволюционного развития человечества. Принято считать, что до гражданского общества и государства право в современном его понимании не существовало. Такая точка зрения имеет основание, если иметь в виду, что, например, обычное право является источником современного права.
Право, соответствующее развитому правовому государству, назовем цивилизованным правом. Такое право должно не отражать интересы отдельных классов, сословий или групп, а обеспечивать общечеловеческую справедливость. Оно призвано также охранять индивидуальные интересы личности, если они, разумеется, не противоречат индивидуальным интересам других людей. Цивилизованное право должно одновременно предоставлять условия для свободного волеизъявления и быть мерой ограничения свободы. Такое право ограничивает произвол (полную, формальную свободу) для того, чтобы обеспечить действительную свободу личности, согласующуюся с идеями естественного права.
Поскольку цивилизованное право возникает в государстве, оно имеет особые черты, отражающие его тесную связь с государством. Все правовые нормы устанавливаются государством и закрепляются в законодательных актах (в отличие от норм морали, религии, обычаев, традиций) [60].
Нормы права имеют принудительную силу и определяют как запрещенные, так и правомерные действия. Если деяние в уголовной сфере нарушает право, то восстановление права осуществляется при по-
507


мощи определяемых законом наказаний. Наказание является законным способом восстановления правового порядка. В догосударственных и негосударственных обществах наказание выступало в виде частной мести. В гражданском обществе наказание производится публичной властью, которая опирается на принятые государством законы. "Все частные права (на жизнь имущество и т.д.) гарантированы государством, оно ручается за их неприкосновенность, ставя их под защиту своих законов. Закон, воспрещающий частным лицам по собственному усмотрению умерщвлять своих сограждан, по праву издан государством, и, следовательно, в нарушении его (в убийстве) нарушается право государства, и в казни убийцы восстанавливается право не убитого, а право государства и значение закона" [61].
Общество не всегда полностью гарантировало всем своим членам права собственности и жизни. Известно, что при родоплеменном устройстве общественной жизни убийство одного из членов рода воспринималось как общее оскорбление, нанесенное всему роду, и род мстил за это. Позже публичная власть не всегда и не во всех государствах считала воровство и убийство (например, дуэли) уголовными преступлениями. Преступления против личности регулировались законами лишь с целью прекращения обычаев кровной мести, которые очень часто приводили к истребительным войнам между племенами. Наказания за такие преступления могли быть вполне умеренными, принцип "око за око, зуб за зуб" (основание доктрины отмщения) не действовал. Напротив, преступления против государства (например, подделка денег) карались с максимальной жестокостью, вплоть до устройства публичных казней. "На этой стадии развития государственности только политические преступления имеют, собственно говоря, уголовный характер, а все прочие, не исключая и убийства, рассматриваются не как преступления, а как частные ссоры" [62].
Здесь существенно, что наказание как правовой акт, исходящий от публичной власти с опорой на действующие законы, восстанавливает общую справедливость, и индивидуальная воля преступника и его оценка справедливости определенного для него наказания не учитываются. Месть же в отличие от правового наказания осуществляется непосредственно пострадавшим (или от его имени) или группой, к которой он относится. Таким образом, "месть и наказание отличаются друг от друга тем, что месть - это возмездие, поскольку оно осуществляется обиженной стороной, а наказание - это возмездие, поскольку оно налагается судьей. Возмездие потому-то и должно осуществляться как наказание, что в случаях мести имеет влияние страсть и право оказывается в тени. К тому же месть не обладает формой права, а имеет форму произвола, так как обиженная сторона действует, всегда повинуясь чувству или субъективной побудительной причине. Именно поэтому справедлизость, осуществленная как месть, и является в свою очередь новой обидой, воспринимается как единичный поступок, вос-
508
производится, таким образом, без примирения до бесконечности" [63]. Лишь постепенно в юридическом сознании вырабатываются представления о мере наказания, которая в разное время и в разных странах зависела от жестокости правителей, специфических нравов народов и многих других конкретных факторов. Человечество, методом проб и ошибок придя к применению сознательного государственного регулирования, постепенно убеждается, что "мера наказания", юридическое понятие, имеет большое общественное и воспитательное значение, а также этическую сторону, и главное, им определяются сила и справедливость или гуманность и надежность правовых законов. "Для юридической оценки важна не злая воля сама по себе и не результат деяния сам по себе, который может быть и случайным, а только связь намерения с результатом или степень реализации злой воли в деянии, так как степень реализации и соответствующая степень опасности для общества подлежат объективному определению или представляют внешнее зло, защита от которого есть внешнее добро, допускающее правомерную принудительность" [64]. Таким образом, сущность права внутренне противоречива: обеспечивает, с одной стороны, личную свободу и интересы граждан, их естественные права, а с другой - общее благо, общую волю и общий интерес.
Центральным понятием положительного права является "закон". Приведем несколько известных его определений.
В последнее время часто можно услышать призывы к созданию законодательства, которое было бы в состоянии обеспечить естественное право. Но при этом забывают, что естественное право является эмпирическим правом. Практически во всех современных отечественных концепциях права присутствует мотив "обеспечения естественных прав человека", а некоторые еще отстаивают "естественные потребности человека". Эмпирический характер таких концепций очевиден: в понимании природы права при этом исходят из индивида, из положения о том, что нет ничего ценнее человека, что человек живет один раз и нужно создать ему все условия для счастливой и безопасной жизни.
Абстрактный гуманизм, пронизывающий такого рода концепции, оборачивается в каждом конкретном случае своего применения однобокостью и элитарностью, потому что свободу и безопасность конкретному человеку должен (или призван, в данном случае это неважно) обеспечить другой человек за счет ущемления своей свободы и безопасности. Сформулировать законы, даже очень хорошие и справедливые, можно достаточно легко. Но никакой закон не будет выполняться сознательно каждым членом общества (иначе он бы совпал с моральной нормой). Необходим механизм реализации законов, принудительная власть. Абстрактная концепция естественных прав человека не может быть полностью выполнена, пока существуют несправедливость, зло, преступление.
509
В этом отношении очень актуально звучат слова великого философа И. Канта: "Чисто эмпирическое учение о праве - это голова (подобно деревянной голове в басне "Федра"), которая может быть прекрасна, но, увы, не имеет мозга" [65]. Кант связывает понятие "закон" с понятиями "всеобщая воля", "максима" и "категорический императив". В категорическом императиве фиксируется формальный принцип долга: "Поступай так, чтобы максима твоего поступка могла стать всеобщим законом" [66]. Максима поведения является субъективным принципом действия, принимаемым как внутреннее правило, она не должна противоречить всеобщим законам, которые выражают общую волю, объективно противостоящую субъективной максиме. Тогда закон - это положение, которое содержит категорический императив, вводимый законодателем; последний предписывает обязательность выполнения закона, хотя не всегда является его создателем (законодатель может, например, закрепить в законе уже существующие, давно созданные обычаи, элементы народных привычек и традиций, может также отразить всеобщий или частный интерес и пр.). С точки зрения Канта, власти следует повиноваться безусловно. Даже обсуждение причин, на основании которых она возникла и действует, должно наказываться. Какой бы верноподданнической и даже реакционной ни казалась эта мысль с позиций теоретиков устранения государства (анархизма, коммунизма), она продиктована пониманием важности роли государства в жизни общества [67].
Интересно также рассмотреть определение закона Гегелем: "Закон есть абстрактное выражение всеобщей, в себе и для себя существующей воли" [68]. Так понимаемый закон является выражением разумной воли законодателей, которые осознали содержание объективных закономерностей, необходимо присущие правовым отношениям между людьми. Каждый отдельный гражданин не является правотворцем, он может даже не осознавать необходимых оснований, на которые опирается законодательство. Поэтому правовой закон не есть обобщение индивидуальных мнений, результат всеобщего обсуждения и основанного на этом общего договора. "Именно поэтому в действительной истории и не бывало так, чтобы каждый отдельный гражданин какого-либо народа предлагал законы, а затем путем общего обсуждения договаривался с другим об этом законе" [69]. Законодатели издают и "спускают" законы сверху вниз. Законы обладают признаками разумности, всеобщности и необходимости, направлены на ограничение произвола, характеризуют высшую ступень развития государственности в отличие от естественного состояния дикости, несправедливости и варварства. На этой стадии господствует разум, подчиняя себе стихию страстей. Разум отливается в законы, действительным началом которых является власть (правительство) - "сознательная сила бессознательного обычая" (Гегель). Данное выражение Гегеля становится совершенно ясным, если учесть, что законы действуют в обществе в подавляющем большинстве случаев, подобно обычаям, на уровне здравого смысла, воспринимаются интуитивно, неосознанно.
510

Четкое в юридическом смысле понятие закона мы находим также у крупного русского философа B.C. Соловьева. Он считает, что в древности юридические и нравственные понятия были смешаны или даже слиты. Они могли быть даже выражены в законодательной форме, но их абстрактность и неприменимость в каждом конкретном случае делали их формальными истинами. Таковыми были общие предписания о воздержании от пьянства, прелюбодеяния, о почитании родителей и старших, о соблюдении чести, уважении достоинства других, призывы к бережному отношению к жизни других людей и т.п. Закон же в юридическом смысле и в его отношении к праву "есть общепризнанное и безличное (т.е. не зависящее отличных мнений и желаний) определение права, или понятие о должном (в данных условиях и в данном отношении) равновесии между частною свободою и благом целого, - определение, или общее понятие, осуществляемое через особые суждения в единичных случаях или делах" [70]. Из этого определения выводятся три основных признака закона: публичность (доведение закона до общего сведения), конкретность (четкое выражение норм поведения и отношений между людьми), реальная применимость в каждом единичном случае (возможность исполнения закона, доведение его до реального воздействия посредством принуждения) [71]. При помощи законов право устанавливает границы беспредельной (формальной) свободе, произволу. Действительная сила, которая приводит законы в действие, требует их исполнения и карает за нарушения, называется властью. "Закон - предел, поставленный свободе воли или действий; неминучее начало, основание; правило, постановление высшей власти" [72].
B.C. Соловьев ясно определяет три вида власти: законодательную, исполнительную и судебную, и указывает, что в правовом обществе они должны быть разделены (принцип разделения властей), но вместе с тем он замечает, что они не могут быть разобщены, так как имеют одну цель - служение общему благу. Все они подчиняются верховной власти, которая определяет положительное право общества в целом [73]. Верховная власть является структурным элементом системы, которая называется государством. "Только в государстве право находит все условия для своего действительного осуществления, и с этой стороны государство есть воплощенное право" [74]. Нет ничего удивительного в том, что принцип разделения властей возникает только тогда, когда в обществе осознается необходимость закона как выражения права.
Весьма важным является территориальный признак действия законов, в соответствии с которым законы распространяются на всех индивидов, находящихся на данной территории, независимо оттого, к каким классам, сословиям, властным структурам и общественным организациям они принадлежат.
511
Поскольку законы устанавливаются государством, содержание законодательных актов зависит от типа государства, форм правления и политического режима. Под государством обычно имеют в виду организацию властных отношений общественной жизни в той или иной стране.
Имеются две основные концепции происхождения, сущности и роли государства в жизни общества: цивилизационная и формационная. Обе они сходны в утверждении, что государство является достаточно поздним продуктом развития общества, что оно существовало не всегда, а возникло в определенных условиях для выполнения определенных задач. Но цивилизационная концепция отстаивает идею вечности государства: раз возникнув, оно не может быть упразднено, ибо является непреходящим признаком цивилизации. Какой бы уровень развития цивилизации ни был, всегда будут существовать различия между индивидуальными, групповыми и общественными интересами, противоречия между ними будут постоянно репродуцировать нарушения правовых законов, исходящих от государства, следовательно, государство для обеспечения правопорядка и регулирования общественных отношений должно существовать всегда. Государство есть не столько механизм проведения политики заинтересованных слоев общества, подавления классовых антагонизмов, хотя в истории оно часто выполняло такую функцию, сколько мощное средство экономического и духовного развития общества. Идея примата прав конкретной личности над правами классов и их обезличенных представителей является привлекательной стороной цивилизационного подхода. Формационная концепция исходит из предпосылки, что государство возникает вместе с возникновением классов, которые отличаются друг от друга по способу отношения к средствам производства, распределения продуктов труда, присвоения общественного богатства. Экономически господствующий класс использует государство для осуществления своей политической власти. Классы и государство не являются вечными. История человечества последовательно пройдет путь своего развития от первобытнообщинного строя через рабовладельческую, феодальную, капиталистическую формации до идеального коммунистического общества, в котором не будет ни классов, ни государства. Данная идея внешне выглядит очень привлекательной, но конкретная ее реализация приводит к отрицанию реальной многоукладности экономики на всех этапах развития общества; в сферу анализа попадают лишь основные противоборствующие классы, большое число населения остается не учтенным; идея превалирования экономического базиса над надстроечными явлениями приводит к односторонним концепциям редукционистского толка, к умалению творческой активности в проявлениях человеческого духа и к отрицанию существования личностных ценностей, сопряженных с общечеловеческими идеалами, человек рассматривается как представитель класса, а не как уникальная личность, право здесь -
1   ...   37   38   39   40   41   42   43   44   45

Похожие:

Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconКузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник. М.: Инфра-м, 2004. 519 с
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconПланы семинарских занятий по философии осень 2012 г. Тема Предмет философии
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х., Философия. М.: Инфра-м, 2004. 519 с
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconБалашов Л. Е. Философия: Учебник. 3-е изд
Философия: Учебник. 3-е изд., с исправлениями и дополнениями — М., 2008. — с. 664
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconУчебник Под редакцией проф. И. А. Гобозова удк 1 (091) ббк 60. 5 С 69 Социальная философия.
Социальная философия. Учебник. Под редакцией И. А. Гобозова. М.: Издатель Савин С. А., 2003. 528 с
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconКанке Философия «Канке В. А. Философия Учебник»
Рекомендуется Государственным комитетом Российской Федерации по высшему образованию в качестве учебника для студентов высших учебных...
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconБольшой мастер изящной правовой словесности известный московский...
Ниже на основе книги Б. Кузнецова «Записки адвоката-камикадзе» приводятся некоторые выдержки из родившегося на свет процессуального...
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconПримеры библиографического описания
Кузнецов П. А. Копирайтинг & спичрайтинг. Эффективные рекламные и pr-технологии / П. А. Кузнецов. – Москва : Дашков и Ко, 2012. –...
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconВиктор Кузнецов Тайна гибели Есенина
Книга писателя и литературоведа Виктора Кузнецова «Тайна гибели Есенина» (М., «Современник», 1998) вызвала большой интерес в России...
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconВладимир Николаевич Лавриненко Философия Философия: Учебник / Под...
Философия: Учебник / Под ред проф. В. Н. Лавриненко. — 2-е изд., испр и доп. — M.: Юристъ. 2004
Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. Х. Философия: Учебник iconКузнецов В. Ф. Связи с общественностью: теория и технологии : учебник для вузов / В. Ф.
Занятие История возникновения и развития связей с общественностью как науки и отрасли бизнеса
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница