I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной


НазваниеI : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной
страница4/69
Дата публикации14.03.2013
Размер8.95 Mb.
ТипУчебное пособие
userdocs.ru > Философия > Учебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   69

33

рукции маскулинности и феминности в международном масштабе; семья, право и меняющиеся дискурсы гендера; гендер и пространство; сексуальности; теории инаковости (queer theory); равные возможности, работа и образование; насилие и нарушение прав; феминистское движение и феминистская теория.

В тот же период открываются новые самостоятельные кафедры и программы, учреждаются исследовательские ассоциации, в названии которых присутствует термин «гендер». Так, международная сеть гендерных исследований, образованная в 1996 году при гендерном институте Лондонской школы экономики, в число своих задач включает следующие: поддерживать проекты и другую деятельность в сфере гендерных исследований; развивать теории этики, справедливости и демократии; расширять перспективы социальной политики посредством исследований, международного сотрудничества ученых, исследовательских центров, неправительственных организаций, средств массовой информации, бизнеса и политиков. Проекты разрабатываются в следующих направлениях: гендер и социальная философия; теории этики, справедливости и репродуктивных прав; культурные конфликты, коллективные идентичности и гендерные отношения; гражданство, мобильность и сотрудничество; равные возможности и образование в течение всей жизни; перспективы трансграничных форм демократии. Основной принцип программы — сочетание этики, теории и прагматики; гендерные исследования носят междисциплинарный характер, преодолевая традиционные рамки социальных наук, используют сравнительный подход, подчеркивая общность и различия между странами и регионами. Они дифференцируются по своей структуре, характеру и задачам, хотя часто имеют общие темы и цели (например, борьба против насилия). Исследовательские дискуссии, обмен идеями и результатами, освоение новых предметных областей стимулируются благодаря развитию современных информационных технологий обучения и преподавания.

Одной из основных теоретических и методологических проблем развития женских исследований в Западной Европе становится вопрос о взаимоотношении женских исследований в Северной Америке и Западной Европе, в котором существенную роль играют различия национально-политического контекста этих мировых регионов. Так, Рози Брайдотти, одна из самых известных феминистских теоретиков и организаторов науки в
34

Западной Европе, указывает, во-первых, на то, что лишь университеты Северной Европы поддерживают женские исследования в статусе самостоятельных факультетов, и, во-вторых, что название «феминистских», достаточно распространенное в США, могут позволить себе только те исследовательские центры, которые не связаны со студенческими образовательными программами: «Как правило, определение «феминистский» устрашает университетский истеблишмент и, главное, сочувствующих феминизму женщин-нефеминисток, являющихся его частью — вот почему со всей необходимостью его приходится избегать». В большинстве других случаев женские исследования в Европе интегрированы в другие факультеты и дисциплины, например, американистики (American Literature или American Studies), особенно в странах Южной и Восточной Европы. Поскольку традиции феминизма в американской истории весьма сильны, таким образом снимается необходимость особых аргументов в пользу функционирования программ женских исследований на кафедрах американистики. Парадокс же, по мнению Брайдотти, заключается в том, что при таком сценарии эти курсы перестают отражать собственные специфические европейские феминистские традиции, инициативы или практики.16 Все это, включая и недостаток литературы по феминизму и женским исследованиям в Европе (монополия издательской продукции в этой области у британского издательства Рутледж) делает, по мнению Брайдотти, европейские школы женских исследований «зависимыми от американского феминизма и в коммерческом, и в финансовом, и даже в дискурсивном отношении. Эта зависимость становится актуальной даже при выборе исследовательской проблематики, что также означает, что не существует эффективной обратной связи между локальными политическими культурами феминизма и местными университетскими программами по женским исследованиям».17 На основании этих выводов Брайдотти считает Европу колонией в области женских исследований. В то же время существует и противоположная точка зрения на соотношение между американскими и европейскими типами феминизмов и женских/гендерных исследований. Например, по

16 Батлер Дж. Феминизм под любым другим именем. Интервью с Рози Брай
дотти // Гендерные исследования. №2, 1999. С. 50.

17 Там же. С. 50-51.


35

мнению Зиллы Айзенстайн, доминирование западного феминизма на мировом рынке «не останавливает развитие других видов феминизма в других странах и не сводит их к вариантам западного. ... Наоборот, в разных странах разные виды феминизма развиваются внутри собственных политических культур и историй и изменяют в свою очередь западные модели феминизма».18

^ Гендерное образование: от «скрытого учебного плана» к «феминистской педагогике». Одной из задач развития программ женских исследований в университетах США было женское образование. Образовательные учреждения в недавней истории США слишком во многом ограничивали, а не усиливали позицию женщин, часто поощряли девочек и женщин выбирать свою карьеру в традиционно «женских» сферах. Школы и учителя всегда были склонны поощрять покорных и скромных, а не настойчивых и инициативных учениц; в тех аудиториях, куда студенты попадали после школы, женщины также зачастую играли маргинальные роли. Образовательные учреждения отражают гендерную стратификацию общества и культуры в целом, демонстрируя на своем примере неравный статус женщин и мужчин и формируя феномен так называемого «скрытого учебного плана» в образовательных институциях, базирующегося на принципах гендерного неравенства.

Американские исследователи, начиная с 1970-х годов, стали выявлять наличие сексизма в учебниках и в том языке, который используется на занятиях. Стереотипное изображение мужчин как нормы, активных и успешных, а женщин как невидимок или маргинальных, пассивных и зависимых продолжает воспроизводиться в учебных материалах и специализированных источниках, применяемых в обучении на уровне среднего специального и высшего образования, поддерживая логику «скрытого учебного плана». Вследствие такой неадекватной репрезентации женщин в учебных материалах, во-первых, учащиеся могут незаметно для самих себя прийти к выводу, что именно мужчины являются стандартом и именно они играют наиболее значимую роль в обществе и культуре. Во-вторых, тем самым ограничиваются знания учащихся о том, какой вклад внесли женщи-

18 Айзенстайн 3. Экспортный феминизм Севера и Запада // Тендерные исследования. №1, 1998. С. 11.

36

ны в культуру, а также о тех сферах нашей жизни, которые по традиции считаются женскими.19 В-третьих, на индивидуальном уровне стереотипы, содержащиеся в образовательных программах, в большей степени поощряют на достижения мужчин, тогда как женщины выучивают модели поведения, в меньшей степени соотносящиеся с лидерством и управлением.20

В 1982 году Р. Холл и Б. Сэндлер провели первое исследование вербальных и невербальных коммуникационных практик в образовании.21 Это исследование стало классическим образцом подобных проектов, которые проводились в школах и колледжах, на образовательных сессиях для взрослых и в университетах. Было показано, в частности, что господствующие формы преподавания опираются на маскулинные способы общения. Прежде всего, это выражается в том, что, начиная с дошкольного возраста, педагоги поощряют мальчиков к самовыражению и активности, а девочек — к послушанию и прилежанию, опрятному внешнему виду. «Скрытый учебный план», таким образом, отождествляется с мета-коммуникацией как языком, посредством которого осуществляется социальный контроль.22

Атмосфера на курсах женских исследований отличалась от той, которая царила в большинстве школьных или академических аудиторий. Образовательная программа по женским исследованиям возникла как академическая дисциплина именно из-за того, что женщины ставили вопросы о своем собственном опыте, и это до сих пор остается центральным звеном образования. Преподаватели женских исследований обычно стимулируют студентов не только задавать вопросы по пройденному материалу, но и обсуждать собственный жизненный опыт. Ценности феминизма, включая критику всех форм доминирования, акцент на сотрудничестве и стремление к интеграции теории и практики, оформили подход к преподаванию, называемый

19 ^ Defining the Curriculum. Histories and Ethnographies of School Subjects
(Lewes: Falmer Press, 1984).

20 M. B. U'Ren, «The Image of Women in Textbooks», in V. Gornick and В. К.
Moran, eds., Women in Sexist Society: Studies in Power and Powerlessness
(New York: New American Library, 1971).

21 R. M. Hall, B. R. Sandler, ^ The classroom climate: a chilly one for women?
(Washington, DC: Association of American Colleges, Project on the Status and
Education of Women), 1982.

22 M. Stubbs, Language, Schools and Classrooms (London: Willey, 1976).

37

феминистской педагогикой, которая превращает аудиторию в интерактивную обучающую среду, интеллектуально и эмоционально вовлекающую всех студентов.

^ 2. Возникновение и развитие гендерных исследований

Причины возникновения и основные отличия университетских программ гендерных исследований. Проблема различий между гендерными и женскими исследованиями связана, во-первых, с эволюцией академического феминизма и политической практики; во-вторых, с изменением основного предмета женских исследований (вместо одного или даже двух полов в центр внимания гендерных исследований помещаются по меньшей мере пять полов: женский, мужской, гетеросексуальный, гомосексуальный и транссексуальный); в-третьих, со сменой феминистской методологии от эссенциализма (базирующегося на логике сущности — в частности, на единой субстанциальной категории «женщины» в женских исследованиях) к постмодернизму и постфеминизму (базирующихся на логике различия в гендерных исследованиях).

Тереза де Лауретис называет основные причины преобразования женских исследований в гендерные. «Women's Studies жестко идентифицировались с феминизмом и вскоре стали выглядеть как своего рода "гетто"... Кроме того, появился дух идеологической и интеллектуальной замкнутости». Иными словами, стал оформляться некоторый канон, корпус текстов, определяющих «правильный» подход к изучению женщин: «Поскольку Women's Studies вошли в "мэйнстрим", они получили статус легитимности, но по той же причине их границы оказались на замке, и на их территорию был закрыт доступ тем текстам или подходам, которые воспринимались как «оскорбительные для женщин». ... Два решения были найдены теми, кому по разным причинам не понравилась такая институциализация Women's Studies. Одно решение — для феминисток, не желающих надевать пояс интеллектуального целомудрия, — заключалось в интегрировании феминистских критических подходов в свои специальные или общие учебные курсы. Другое решение, принятое теми, для кого феминизм представлял определенное препятствие

38

или вызывал нежелательные ассоциации, было дистанцироваться от женской тематики в литературе, социуме, истории и т. д., уделяя вместо этого внимание отношениям женщин и мужчин в более абстрактном, социологическом контексте — например, исследуя конструкцию маскулинности или маскулинностей, гендерообразующие шаблоны взросления или альтернативные модели гендера...»,23 — пишет де Лауретис. Все это и послужило причиной возникновения гендерных исследований, которые в США представляются «весьма спорной дискурсивной территорией», которая разрастается под двойным давлением издательской индустрии и академической "звездной системы" бестселлеров в академическом и интеллектуалистском сообществах».24

В самом деле, гендерные исследования кажутся более привлекательными по причине своей толерантности: здесь допускается исследования, например, и мужчин, а не только женщин. Современные феминистские исследователи, среди которых как женщины, так и мужчины, отвергают приписывание социальных ролей, которые якобы соответствуют качествам мужчины или женщины: «Мы отрицаем те оценки, которые фиксируют предустановленные "маскулинные" качества, например агрессию, и отвергаем предустановленные "феминные" качества, например сочувствие. Любое качество может проявиться у любого человека и должно быть оценено само по себе, а не в терминах пола того человека, в котором оно проявилось».25 Другими словами, отличие в выборе объекта и предмета гендерных исследований "состоит в том, что они избирают своим предметом не один пол, а диалог полов, причем «не обязательно в ракурсе их иерархии, стратификации, но именно в плане реконструкции исторической эволюции различных форм их взаимодействия и взаимодополнения».26

Обобщим основные позиции программ женских и гендерных исследований при помощи специальной таблицы (Илл.1):

23 де Лауретис Т. Американский Фрейд // Гендерные исследования. №1,
1998. С. 138-139.

24 Там же. С. 141.

23 Introduction to Women's Studies, p. 4.

26 Пушкарева Н. Л. Тендерные исследования: рождение, становление, методы и перспективы в системе исторических наук // Женщина. Тендер. Культура. М.: МЦГИ, 1999. С. 26-27.







40

Феминистские и гендерные исследования: методологические проблемы определения. В то же время в контексте феминистской критики с развитием гендерных исследований возникает опасение, что женщины и их проблемы могут быть вытеснены за пределы гендерных исследований, если, например, не обращать внимания на вопросы гендерного неравенства, а лишь углубляться в исследования мужского опыта. В этом случае гендерным исследованиям можно предъявить обвинение в том, что они используются как маска, «для нормализации феминизма, для того, чтобы лишить феминизм его воинствующего голоса».27 Кроме того, один из упреков феминистской критики в адрес гендерных исследований состоит в том, что возникновение такого рода академических программ никак не соотносится с практикой общественного движения: есть движения женщин, этнических и сексуальных меньшинств, но нет «гендерных» движений.

Рози Брайдотти, отвечая в интервью на вопросы Джудит Батлер об институциональных и теоретических различиях между европейскими гендерными и женскими исследованиями в настоящее время, приводит целый ряд критических аргументов в адрес понятия «гендер», которое сегодня кажется ей теоретически неадекватным и политически аморфным и аргументирует различие между «теориями гендера» и «теориями сексуального различия», артикулированное в 1980-х годах как различие между англо-американскими теоретиками гендера и европейскими (по большей части французскими) теоретиками сексуального различия. Более продуктивным понятием, с ее точки зрения, выступает половое (или сексуальное) различие, поскольку, во-первых, понятие «гендер» имеет сугубо английское происхождение, а значит, культурную специфику и непереводимость. Во-вторых, по мнению Брайдотти, акцент на понятии «гендер» предполагает, что «мужчины и женщины построены симметрично. Но при таком подходе остается в стороне феминистский тезис о мужском доминировании, в нашей системе маскулинное и феминное находятся в структурно несимметричном положении...».28 По мнению Брайдотти, феминистские исследования исходят из

27 Айзенстайн 3. Экспортный феминизм Севера и Запада // Гендерные ис
следования. №1, 1998. С. 11.

28 Батлер Дж. Феминизм под любым другим именем. С. 53-55.

41

того, что культуре присущи гендерная асимметрия, маскулинная доминация и неравенство. Поэтому феминистская методология осуществляет критику маскулинной культуры, способствует развитию женской субъектности в ее отличии от мужской и добивается дискурсивной трансформации социального знания в феминистской перспективе.29

Эта точка зрения представляется чрезвычайно важной, ибо она позволяет расставить ориентиры в методологических подходах к проблеме женских/гендерных/феминистских исследований. В то же время вряд ли сегодня следует прибегать к такой жесткой департментализации социального знания, разделяя его на женские исследования, феминизм и гендерные исследования, которые и в США, и в Западной Европе, и в бывшем СССР и Восточной Европе отнюдь не являются гомогенными. Основной аргумент, который соответствует современному состоянию женских и гендерных исследований, таков: нам нет смысла противопоставлять себя друг другу, особенно там, где мало ресурсов и так много предстоит сделать, а кроме того, сейчас уже трудно провести грань между этими направлениями, ибо сегодня сосуществуют многочисленные и разнообразные варианты программ и исследовательских коллективов, включая те, которые работают в области изучения сексуальности, расы и этничности, инвалидности, старения, образования и занятости, профессий и культурных репрезентаций: литературной и кинокритики, анализа масс-медиа и медицинского дискурса. По словам Зиллы Айзен-стайн, «западный феминизм — только одна разновидность феминизма, и в свою очередь имеющая множество значений. Женщины западного первого мира разных экономических классов видят феминистские проблемы по-разному. Далее умножьте это разнообразие на различающиеся также и между собой взгляды цветных женщин. Теперь охватите это многообразие поперек расовых границ. Внутри западных видов феминизма ведется спор и диалог между радикальными, культуральными и либеральными феминистками. И это деление существует внутри каждого расового/этнического разделения».30

25 Жеребкина И. Предисловие // Гендерные исследования: феминистская методология в социальных науках. Харьков: ХЦГИ, 1998. С. 10-12. Айзенстайн 3. Экспортный феминизм Севера и Запада. С. 10.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   69

Похожие:

I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconУчебное пособие
...
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconСборник задач по уп: Особенная часть учебно-метод. Пособие под. Ред....
О судебной практике по делам об убийстве(ст 139 ук) постановление пленума Верховного Суда рб 17. 12. 2002 №9
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconУчебный курс по культурологии: Многоуровневое учебное пособие / Под...
Основные культурно-исторические этапы. Культура первобытного человека. Шумеро-аккадская культура. Культура Вавилонии и Ассирии. Культура...
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconУчебное пособие / Под ред. С. И. Соловьева и С. А. Ефимова. М.: Цокр мвд россии, 2005 96 с
Кулабухов В. В. Основы специальной техники: Учебное пособие / Под ред. С. И. Соловьева и С. А. Ефимова. М.: Цокр мвд россии, 2005...
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconУчебное пособие написано коллективом авторов: гл. I, II, III доктором...
Диалектический материализм. Учебное пособие. Под ред. А. П., Шептулина. М., "Высш школа", 1974., c. 328
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconУчебное пособие Электронная версия текста получена с сайта socioworld
Основы научных исследований: Учеб пособие / Под ред. А. А. Лудченко. 2-е изд., стер. К.: О-во "Знания", коо, 2001. 113 с
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconЛитература: Философия: Курс лекций: учебное пособие для студентов./...
Философия: Курс лекций: учебное пособие для студентов./ Под общей ред. В. Л. Калашникова. М. 1999. с. 6 – 17
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconУчебное пособие. М., 1995. История западноевропейской философии:...
История философии: Учебник / Ч. С. Кирвель и др. Под ред. Ч. С. Кирвеля. – Мн., 2001
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconЭкономическая оценка деятельности икс
Организация и функционирование информационно-консультационной службы для сельских товаропроизводителей (под ред. В. М. Кошелева)....
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconПод ред. Е. П. Агапова
Учебное пособие предназначено прежде всего для студентов, готовящихся к сдаче государственного экзамена по социальной работе, а также...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница