I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной


НазваниеI : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной
страница65/69
Дата публикации14.03.2013
Размер8.95 Mb.
ТипУчебное пособие
userdocs.ru > Философия > Учебное пособие
1   ...   61   62   63   64   65   66   67   68   69

2) Суламифь Файерстоун, ^ Диалектика пола: доводы для феминистской революции

Теоретическое обоснование радикальной позиции было дано в вышедшей в 1970 году и сразу ставшей знаменитой книге Суламифь Файерстоун Диалектика пола: доводы для феминистской революции.13 В этой работе двадцатипятилетняя активистка «ново-левого» движения и организатор «освободительных» групп Файерстоун предлагала новое объяснение причин тотального угнетения женщин: она определяла патриархат через контроль мужчин над репродуктивными функциями женщин. Поскольку именно рождение и воспитание детей делает женщину зависимой от мужчины в плане материального существования и выживания, то становилось очевидным, по мнению Файерстоун, что биологические различия формируют отношения власти и подчинения. Она предлагала простой, но утопический рецепт решения проблем, предопределенный эйфорией экономического роста и научно-технической революцией 1950-1960-х годов. Новые биотехнологии искусственной репродуктивности были призваны освободить женщин от мужского контроля и доминирования. Несмотря на то, что позитивный проект, как и исходные теоретические посылки Файерстоун, были подвергнуты впоследствии феминистской критике, критическая часть и постановка проблем в книге, ставшей классическим текстом по теории феминизма, сыграли значительную социальную роль в ради-

12 John D'Emilio and Emil Freedman, ^ Intimate Matters. A History of Sexuality
in America
(New York: Harper and Row, 1989), p. 25.

13 Shulamith Firestone, The Dialectic of Sex: The Case for Feminist Revolution
(New York: William Morrow, 1970).

652

кализации женской «повестки дня» не только в США, но и в других странах.

3) Значение темы репродуктивных прав для женского движения

Центральное место в движенческой активности по реформированию репродуктивных практик заняла кампания за предоставление американкам права на аборт. Кампания с самого начала объединяла оба крыла движения. Подходившие к обоснованию справедливости этого требования с разных идейно-теоретических позиций, формальные и неформальные группы смогли, с одной стороны, организовать успешное давление на политическую элиту, с другой, переломить к концу 1960-х годов общественное мнение с свою сторону. Дискуссия по репродуктивной политике американского государства была начата задолго до возникновения второй волны. Но именно феминистская мысль сформулировала проблему в рамках идей автономии, самоопределения и прав женской личности. Легализация аборта, отстаиваемая феминистками под лозунгом «право на выбор», обеспечивала, в первую очередь, независимость и свободу в сексуальных отношениях. Для либералов это означало расширение правового пространства равенства естественных прав. Для радикального крыла «репродуктивная свобода, — говорила в одном из публичных выступлений Глория Стайнем, — это не просто один из аспектов проблемы угнетения — это и есть сама проблема. Она будет долго оставаться в центре феминистской борьбы, т. к. контроль над женским телом, как средством репродукции, есть основа патриархата».14 Звучный лозунг на обложке журнала «Ms» определял пафос кампании: «Если бы мужчины могли беременеть, право на аборт считалось бы священным». «Праву на выбор» (pro-choice) консервативная оппозиция противопоставила защиту «права на жизнь» (pro-life), демонизируя своих противниц как убийц детей в глазах религиозного большинства. Упорная борьба завершилась победой феминисток. В 1973 году Верховный суд в деле «Роу против Уэйда» поддержал судебный иск Джейн Роу о признании неконституционным закона штата

14 Gloria Steinem, ^ Moving Beyond Worlds (New York: Simon and Schuster, 1994), p. 35.

653

Техас, ограничивающего право на безопасный аборт. Использование этого права, по определению Суда, приравнивалось к сфере личной свободы гражданина, гарантированной Конституцией США.

^ 7. Значение темы насилия для теории и

практики женского движения США. Сьюзан Браунмиллер, Против нашей воли и Кэтрин МакКиннон, Сексуальные домогательства к работающим женщинам

В своих теоретических поисках освободительное движение пыталось объяснить смысл и противоречия повседневного женского опыта в соотношении с социальными принципами и структурой власти. В результате одним из базовых понятий для их объяснительных моделей становится «насилие». Группы роста сознания, обсуждая тему «сексуальности», одновременно сделали видимой, сопутствующей ей проблему насилия против женщин. Ограниченность либерально-классической парадигмы в отношении женского «угнетения» не позволяла обнаружить микрополитическое воздействие культурных практик повседневности на правовую систему. Даже реформированное законодательство либерального типа с его ориентацией во многом на экономические факторы и исключением приватной сферы из правового пространства не работало в отношении многих форм сексуального насилия против женщин.

В 1975 году появляется еще один классический текст американского радикального феминизма. Сьюзан Браунмиллер в книге ^ Против нашей воли15 сосредоточила внимание на одном из самых тяжелых преступлений против женщин — изнасиловании. К этому времени «освободительные» женские группы уже развернули по всем штатам сеть своих альтернативных общественных институтов и акций, призванных решать ставшую видимой женскую проблему. Создание телефонов доверия, горя-

15 Susan Brownmiller, ^ Against our Will: Men, Women and Rape (New York: Simon and Schuster,1975).

654

чих линий, кризисных центров и приютов для жертв насилия сопровождали ночные демонстрации студенток протеста против сексуальных нападений под лозунгом «Верните нам ночь» Take back the night»). Браунмиллер в своей работе проследила влияние патриархатной гендерной системы на правовую доктрину США. Исторически законы, запрещавшие изнасилование, рассматривали его как преступление против собственности (отца или мужа) или против чести и целомудрия, но не против самой женщины. Законодательная реформа только при заключении ее в широкий контекст политической проблемы могла быть эффективной. Вопреки господствовавшим в общественном сознании представлениям Браунмиллер доказывала, что изнасилование — не результат проявления «естественной и неконтролируемой мужской сексуальной страсти». Это преступление мотивируется стремлением к унижению, господству и контролю над жертвой, это «преступление власти и агрессии одного пола по отношению к другому».16

Социальные и культурные причины сексуального насилия против женщин коренились в жестокой дифференциации гендерных ролей в патриархатной системе. По мнению радикальных авторов, в правовую концепцию 20 века оказались включенными многочисленные мифы о женской и мужской сексуальности, в том числе и фрейдистская идея о женской бессознательной сексуальной фантазии — желании быть изнасилованной. Не только мягкость или отсутствие законов представляло препятствие решению юридической проблемы; существовавшая процедура судебного разбирательства укрепляла чувство незащищенности и вины в сознании женщин. Ответственность за действия преступника возлагалась на женщин, от которых требовали рассказов об их прежней сексуальной жизни, очевидных следов физического сопротивления, свидетельств третьих лиц, даже необходимости выглядеть «добропорядочно» в глазах судьи. Итогом этого являлось часто освобождение преступника от ответственности.

Вопрос, поставленный феминистской юриспруденцией («почему ограбление не требует подобного рода доказательств действий?»), стал основой реформирования уголовного кодекса. В

16 Ibid., p. 391.

655

1979 году книга профессора права и адвоката Кэтрин МакКин-нон ^ Сексуальные домогательства к работающим женщинам17 определяет новый аспект проблемы насилия. Обсуждение социокультурных сценариев женской и мужской сексуальности заключалось в теоретические рамки исследования властных отношений и гендерной иерархии в публичной сфере. Под давлением феминисток из Комиссии по равным возможностям в закон о равных возможностях в сфере занятости вносятся в конце 1970-х годов дополнения, которые возлагали на работодателей юридическую ответственность за «создание на рабочем месте атмосферы враждебности и запугивания». Сама Комиссия осуществляла функции контроля за исполнением закона и продвижения судебных исков в связи с его нарушением.

В 1970-е годы группы «роста самосознания» делают видимой проблему насилия в другой сфере — за стенами «семейных крепостей». Скрываемые от публичного контроля тяжелые личные трагедии, переживания, страхи оказались общим женским опытом и общей политической проблемой. В 1977 году действующие на местном уровне женские группы объединяются в мощную организацию «Национальная коалиция против домашнего насилия». Публикации коалиции, показывающие огромное количество ежедневных избиений, издевательств, смертей, выявили еще одну гендерную стратегию власти и доминирования в повседневных практиках. Под влиянием радикальной критики либерально-феминистские организации, расширяя содержательный контекст правового поля, включают в него приватную сферу. Согласие на брак, как указывала НОЖ, не освобождает человека от правовой ответственности за жестокость обращения. Государство обязано соблюдать права личности и наказывать за их нарушение не только в публичной, но и в частной сфере. Результатом изменения стратегических приоритетов и объединенных усилий обоих течений стало принятие в 1980 году в ряде штатов специальных законов по домашнему насилию, а также усиление наказания за данный вид преступления в имеющихся статьях уголовного кодекса. Одновременно шло создание структур исполнительной власти (полиции, социальных

17 Catherine MacKinnon, A Sexual Harassment of Working Women (New Haven: Yale University Press, 1979).

656

служб), отвечающих за соблюдение прав и безопасности граждан в семье.

1) Борьба против порнографии как разновидность политики женского движения в США

С генеральной темой сексуальности и насилия оказывалась связанной начатая радикальными феминистками национальная дискуссия по порнографии. Дискуссия обнаружила противоречивость позиций в самом женском движении. Острота постановки проблемы обуславливалась социокультурным контекстом пуританских этических традиций в Соединенных Штатах. С начала 20 века влиятельные религиозно-консервативные движения добились формирования законодательства о «непристойности и распущенности». Формулировки в терминах «аморальности, греховности и зла» создавали юридические обоснования для субъективной интерпретации. Фактически, под порнографию могли попадать любые эротические изображения и сексуальное просвещение.

Отличием феминистского подхода к порнографии стало перенесение проблем из религиозно-моральной сферы в политическую сферу властных отношений. Аргументами противников контроля и запрета порнографии были апелляции к Первой поправке к Конституции о гарантии свободы слова, а также доводы о необходимости «раскрепощения сексуальности». Аргументация феминисток была заключена в рамки гендерного анализа «сексуальных микрополитик». Браунмиллер писала: «Порнография, как и изнасилование, предназначены для дегуманизации женщин, превращения их в объект мужских сексуальных достижений. Ее цель — вовсе не освобождение чувственности от моралистских и родительских ограничений. Ее цель — сделать обнаженное женское тело инструментом патриархальной власти».18 Они призывали обратить внимание на характер традиционных изображений в популярных мужских журналах. Содержанием недвусмысленных картинок являлась субординация женщин, поэтому порнография оказывалась тесно связанной и даже провоцирующей сексуальное насилие против женщин.

,B Susan Brownmiller, ^ Against our Will: Men, Women and Rape (New York: Simon and Schuster,1975), p. 394.

657

Андреа Дворкин, исследовательница и организатор кампании по ограничению порнографической продукции, в своей книге ^ Порнография: мужчины, обладающие женщинами19 концептуализировала порнографию как «культурную практику сексуальной дискриминации».

2) Роль лесбийской политики внутри женского движения

Проблематизация сексуальных отношений как политических отношений власти и подчинения обострила раскол внутри феминизма в 1980-е годы. Выделение лесбийского крыла в радикальном движении и идеологическое обоснование женской гомосексуальности как ведущей стратегии женского освобождения вызвало резкий антагонизм со стороны либеральных организаций. По мнению одного из известных теоретиков этого течения Шарлотты Банч, «реформисты определяют проблему как частный вопрос; между тем для нас это форма политического восстания против социального конструирования женской сексуальной ущербности и вторичности, а также борьба с мужской властью и угнетением».20 Создавая собственные организации и дистанцируясь от мужского гомосексуального движения, лесбийское сообщество 1970-х годов настаивало на принципиальной важности борьбы с принудительной гетеросексуальностью. Поскольку господствовавшие сексуальные практики исключали возможность осознания и удовлетворения собственно женских сексуальных желаний, то именно этот проект, по их убеждению, обеспечивал основу для утверждения равноправия как социокультурной нормы. По мере охлаждения феминистских дискуссий провозглашение гомосексуальности перестает быть актом политического протеста. С середины 1980-х годов в контексте соблюдения гражданских прав сексуальных меньшинств данная тема становится частью программных требований либеральных организаций.

19 Andrea Dworkin, ^ Pornography: Men Possessing Women (New York: Perigee
Books, 1981).

20 Nancy Myron and Charlotte Bunch, eds., Lesbianism and the Women's Movement
(Baltimore: University Press, 1975), p. 29.



658

^ 8. От «эгалитарного феминизма» к «социальному феминизму»

Республиканцы, пришедшие к власти под консервативными лозунгами восстановления стабильности, порядка и могущества Соединенных Штатов, взывали к укреплению «американских» ценностей: религии, домашнего очага и нравственности, к фундаменталистским аргументам о разрушении феминистками основ христианской морали и семейных ценностей. Главными объектами нападок стали право на аборт и Поправка о равных правах. Во втором случае новым правым удалось одержать победу. В 1982 году, когда закончился десятилетний срок ратификации, ПРП провалилась, так и не став 27-й поправкой к Конституции. Для ее утверждения не хватило голосов трех штатов. Антифеминистская кампания, получившая в 1980-е годы название «ответного удара», сумела сыграть на ставшей очевидной к этому времени слабости либерально-эгалитарной концепции женского освобождения. По утверждениям оппонентов, конституционная норма о равенстве мужчин и женщин закрепляла за женщинами «бремя непосильных одинаковых обязанностей с мужчинами» и «нивелировала половые различия, навязывая женщинам мужские нормы».

Поражение ПРП вместе с тем не означало возврата к патриархатным ценностям, как это пытались представить консерваторы. Опросы общественного мнения середины и конца 1980-х годов свидетельствовали о том, что 80% населения Америки признавало важность задач, решаемых женским движением, а более 70% женщин отождествляют свои интересы с феминизмом. Речь шла о другом. С одной стороны, спад протестной активности обозначил наступление новой институциализации феминистской политики в процессе принятия решений на всех уровнях власти в 1980-1990-е годы. По мнению исследователей, тактика групп давления на местные органы управления оказывается в 1980-е годы весьма эффективной в продвижении женских интересов в социальной политике штатов и муниципалитетов.21 20% женщин в законодательных органах штатов и на

21 Joe Gelb, Mary Palley, ^ Women and Public Policies. Reassessing Gender Politics (Charlottesville: University Press of Virginia, 1996), p. 215.

659

постах мэров городов, и назначение в 1984 году на пост кандидата в вице-президенты от демократической партии Джеральдин Ферраро служили основанием для оптимизма женских организаций в отношении перспектив реформирования гендерной системы. С другой стороны, процесс выявления критиками слабых мест в либеральной концепции формально-правового индивидуального равенства, равно как и в радикальной идее «всеобщего сестринства», приводил к новым идеологическим расколам и трансформации программ и стратегий действий в женском движении.

Переосмысление прежних концепций происходило, несомненно, весьма болезненно для самих участниц. В 1981 году выходит новая книга лидера либерального крыла феминизма Бетти Фридан Вторая стадия,22 которая первоначально вызвала возмущение и обвинение в предательстве со стороны ее соратниц. В книге Фридан признавала иллюзорность и ошибочность некоторых своих собственных и общих принципов понимания женской эмансипации. Результатом борьбы против дискриминации в публичной сфере стало радикальное увеличение количества женщин в общественном производстве: с 20% в 1950-е годы до 57% к началу 1980-х годов. За двадцать лет американки достигли впечатляющих успехов по вхождению в прежде абсолютно недоступные им «мужские» институты власти. Но преуспевающие, профессиональные женщины оказались перед лицом новых разочарований. Состояние фрустрации, по мнению, Бетти Фридан, вызывал теперь комплекс «суперженщины», стремящейся по максимуму удовлетворить требования работодателей и потребности своего мужа и детей. Сохраняя единоличную ответственность за семью, женщины оказались перед лицом новой проблемы совмещения профессиональной и семейной роли.

Борясь за свободу и независимость и отрицая во имя чистоты либеральных принципов «специальные групповые права» и социальные гарантии женщинам, женское движение в лице НОЖ, по мнению Фридан, лишало многих женщин реального жизненного выбора и свободы. В книге «Вторая стадия» она напоминала, что одинокая мать или разведенная женщина, лишенная материальной поддержки в опеке над ребенком, не может конку-

22 Betty Friedan, ^ The Second Stage (New York: Summit Books, 1981).

660

рировать на рынке труда. Даже замужняя женщина, имеющая ребенка или желающая его иметь, в ситуации гендерно-нейт-рального права перечеркивает свои шансы на профессиональную карьеру. Феминистская политология приходила в конце 1980-х годов к выводу о том, что политические достижения выдающихся женщин и формальное равенство либерального феминизма оставляют без изменения социальную субординацию рядовых, обычных женщин. Поэтому ни равенство возможностей, ни демократическое гражданство не может быть достигнуто без радикальных изменений в личной и домашней жизни.23

В результате трансформация идейно-политической платформы либерального крыла женского движения в 1980-е годы заключалось в переходе от «эгалитарного феминизма» к социальному феминизму (welfare feminism) и обозначало требование новых «гендерно-чувствительных» норм законодательства. По убеждению феминисток, реальное равенство возможностей могла обеспечить специальная, целенаправленная гендерная политика государства. В 1980-1990-е годы главным направлением феминистской политической деятельности, а также основным предметом бурных публичных дискуссий становится программа «позитивных действий» (affirmative action). Введенная в 1970-е годы президентом Р. Никсоном программа предусматривала обязательность для корпораций и университетов, имеющих федеральное финансирование, предоставлять определенное количество мест для этно-расовых меньшинств и женщин. Одновременно предусматривалось обеспечивать преимущественное продвижение женщин по службе при одинаковых с мужчинами профессиональных качествах. «Позитивные действия» означали попытку ликвидировать структурные особенности, которые влияют на положение определенных групп, а также попытку с помощью государственных стратегий обеспечить их эффективную конкурентоспособность. «Позитивная или ответная дискриминация» являлась реакцией на неадекватность антидискриминационного законодательства по решению проблемы равенства возможностей.24 Борьба за принятие социальных законов,

23 Carol Pateman, ^ The Disorder of Women (Oxford: Polity Press,1989), p. 223.

24 Carol Lee Bacchi, The Politics of Affirmative Action. «Women», Equality and
Category Politics
(London: Sage Publication, 1996), pp. 16-17.

661

гарантирующих пособия для матерей-одиночек, государственную систему детских садов, защиту трудовых прав женщин в связи с беременностью и родами, право на аборт, защиту женщин и детей от домашнего насилия означала переход от политики «равных прав» к «политике равных возможностей». К середине 80-х годов стало очевидно, что именно практика «позитивной дискриминации» привела к значительному повышению социального статуса черных американцев и женщин.
1   ...   61   62   63   64   65   66   67   68   69

Похожие:

I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconУчебное пособие
...
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconСборник задач по уп: Особенная часть учебно-метод. Пособие под. Ред....
О судебной практике по делам об убийстве(ст 139 ук) постановление пленума Верховного Суда рб 17. 12. 2002 №9
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconУчебный курс по культурологии: Многоуровневое учебное пособие / Под...
Основные культурно-исторические этапы. Культура первобытного человека. Шумеро-аккадская культура. Культура Вавилонии и Ассирии. Культура...
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconУчебное пособие / Под ред. С. И. Соловьева и С. А. Ефимова. М.: Цокр мвд россии, 2005 96 с
Кулабухов В. В. Основы специальной техники: Учебное пособие / Под ред. С. И. Соловьева и С. А. Ефимова. М.: Цокр мвд россии, 2005...
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconУчебное пособие написано коллективом авторов: гл. I, II, III доктором...
Диалектический материализм. Учебное пособие. Под ред. А. П., Шептулина. М., "Высш школа", 1974., c. 328
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconУчебное пособие Электронная версия текста получена с сайта socioworld
Основы научных исследований: Учеб пособие / Под ред. А. А. Лудченко. 2-е изд., стер. К.: О-во "Знания", коо, 2001. 113 с
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconЛитература: Философия: Курс лекций: учебное пособие для студентов./...
Философия: Курс лекций: учебное пособие для студентов./ Под общей ред. В. Л. Калашникова. М. 1999. с. 6 – 17
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconУчебное пособие. М., 1995. История западноевропейской философии:...
История философии: Учебник / Ч. С. Кирвель и др. Под ред. Ч. С. Кирвеля. – Мн., 2001
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconЭкономическая оценка деятельности икс
Организация и функционирование информационно-консультационной службы для сельских товаропроизводителей (под ред. В. М. Кошелева)....
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconПод ред. Е. П. Агапова
Учебное пособие предназначено прежде всего для студентов, готовящихся к сдаче государственного экзамена по социальной работе, а также...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница