I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной


НазваниеI : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной
страница8/69
Дата публикации14.03.2013
Размер8.95 Mb.
ТипУчебное пособие
userdocs.ru > Философия > Учебное пособие
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   69

68

дерным маркировкам и определениям. Женское либидо, утверждает Иригарэ, аутоэротично и плюрально: если мужская сексуальность концентрируется на одном-единственном объекте желания — фаллосе, то в противоположность ей женская сексуальность, как известно, реализуется через множество сексуальных кодов и органов. Мужское и женское в культуре — это, по мнению Иригарэ, настолько два разных порядка реальности, что только властная патриархатная логика сводит их воедино для того, чтобы легче манипулировать женским либидо.

Содержащая в себе множественность, неопределенность, флю-идность и эксцессивность женская сексуальность является таким «остатком» jouissance (наслаждение), который, по словам Иригарэ, остался нерепрезентированным в фаллической либи-динальной экономии. Метафорически женская сексуальность определяется Иригарэ через метафору «двух губ», которые нельзя определить как «две» в строгом смысле понятия «двух»: они есть одно и два одновременно, ведь никогда не понятно, где заканчивается одна и начинается другая идентичность. Другими словами, женщина, по выражению Иригарэ, всегда «больше, чем одно». Такая конструкция субъективности не требует ничего внешнего (ничего «другого») для своего осуществления и удовлетворения и подразумевает децентрализацию фаллоса, а значит, открытие новых телесных — женских — пространств в культуре и философии.

2) Сексуальное различие в философской концепции Рози Брайдотти

В противоположность философским концепциям постмодернизма Рози Брайдотти считает понятие полового/сексуального различия основным не только для феминистской философии, но и современной философии вообще. По ее мнению, субъекты дискурса и практик первоначально дифференцируются в соответствии с половыми/сексуальными критериями, которые выступают определяющими по сравнению с другими критериями субъектной дифференциации (такими как раса, этничность и т. п.). При этом половая/сексуальная дихотомия в патриархат-ном дискурсе систематически располагает женщину на тот полюс дифференциации, который является как бы «внутренним»/ «другим» по отношению к мужскому.

69

Отсюда главным феминистским вопросом становится вопрос о том, как утвердить половое/сексуальное различие женской сексуальности не в качестве эссенциалистской структуры «друговости» (другого полюса бинарной оппозиции, на которой строится современная система власти), но, скорее, в качестве активного процесса производства и усиления различения, который женщина — как субъект различения — вносит в культуру и общество. В этом контексте женская сексуальность не должна быть отличающейся-oт, но различающейся-для того, чтобы внести в культуру альтернативные ценности.

По мнению Рози Брайдотти, реабилитация полового/сексуального различия в культуре способна открыть путь и для других дискурсивных различий в ней: различий расы и этничнос-ти, класса, жизненного стиля, сексуальных предпочтений и т. п.; другими словами, половое/сексуальное различие как структура дискурса должно утверждать дискурсивную позитивность множественности различий в культуре и мышлении в противопо-ложность традиционной идее различия как неравенства.23

^ 3) Джудит Батлер: сексуальность как «цитатностъ» и понятие «принудительной гетеросексуальности»

Принцип сексуальности как «цитатности»24 Батлер развивает в книге ^ Тела, которые значат: О дискурсивных пределах понятия «пол» (1993). Прежде всего в собственном проекте теории субъективности она критикует Жака Лакана за его концепцию субъективности как символического сексуального маскарада, понимаемого как практики означивания, исходящие из свободного сексуального выбора субъекта. Читая Лакана, иронизирует Батлер, можно сделать вывод, что просыпаясь утром, субъект имеет возможность выбрать и выбирает вновь и вновь, какой же пол он будет сегодня «носить». Однако, напоминает Батлер вслед за Фуко, «присваивание» пола и производство сек-суализованных тел в нашей культуре всегда осуществляется через властный регулятивный аппарат — как аппарат гетеро-

23 Rosi Braidotti, «Radical Philosophies of Sexual Difference, or I Think Therefore
She Is», ^ Patterns of Dissonance..., pp. 209-273.

24 Judith Butler, «Performativity as Citationality», Bodies That Matter..., pp.
12-16.

70

сексуальности и его властных законов. «Цитатность» в этом смысле понимается как аккумуляция и «воспроизводство на телах» закона, производящего — через механизм гетеросексуаль-ности — тела, их пол и их материальные эффекты. Норма пола, пишет Батлер, «цитирует» норму социального закона в отношении пола на данном этапе исторического развития.25 При этом хотя законы производства сексуальности имеют свои особенности на каждом этапе развития истории, однако всегда, подчеркивает Батлер, во-первых, построены через репрессивные практики исключения, отрицания и иерархии, и, во-вторых, строятся через репрессивный механизм «принуждения гетеросексуальностью».

В то же время в отличие от трактовки закона сексуального производства субъекта в качестве внешнего и неприсваиваемого идеала, который уже во вторичном действии как бы «цитируется» субъектом в процедурах идентификации, батлеровская конструкция сексуальности как «цитатности» позволяет понять регулятивный социальный закон не как фиксированную форму, априорную по отношению к субъективности, но как одновременно производящуюся через механизм «цитатности» в акте производства самой субъективности и параллельно с ней. Батлер уточняет в этом контексте также понятие «материальности» в современной философии: материализация — это всего лишь разновидность «цитатности» в практиках бытия, а именно, утверждение бытия через «цитацию власти» и одновременное указание на сложность самой структуры власти в производстве «я», когда эффект власти также, в свою очередь, является вторичным означающим, а не первичной по отношению к субъекту структурой, ибо первичная структура при таком понимании вообще отсутствует, создавая — всегда ретроактивным образом — лишь иллюзию своего существования.26

Маскулинное и фемининное как основные в традиционной культуре гендерные характеристики субъективности, по мнению Батлер в книге Психическая жизнь власти: Теории подчинения (1997),27 формируются через определенный властный механизм,

25 Judith Butler, ^ Bodies That Matter..., p. 225.

26 Ibidem, p. 15.

27 Judith Butler, The Psychic Life of Power: Theories in Subjection (Stanford,
California: Stanford University Press, 1997).

71

который она обозначает как механизм «меланхолической идентификации»:28 гендер производится как ритуализованное повторение набора конвенций «принудительной гетеросексуальнос-ти», и в этой общей логике сексуального производства на женское, по словам Батлер, выпал всего лишь более зрелищный гендер.

Заслуга Батлер состоит также и в том, что ей принадлежит особый вклад в развитие квир-теории как теории идентичности субъектов негетеросексуальной ориентации (геев, лесбиянок, транссексуалов, представителей локальных этнических групп и др.): батлеровская радикальная концепция идентичности создает модель, формирующую пространство возможности для разных уровней сексуальных идентичностей, которые дестабилизируют единство идентификационных категорий, разрушая фикцию традиционной гетеросексуальной субъектной связности.

^ 4) Теории квир-сексуальности и их значение для современной феминистской теории

В центре теорий квир-сексуальности находится феномен телесности как репрезентации «странного» с точки зрения традиционных гендерных идентичностей, что позволяет говорить о переходе от феминистских к постфеминистским теориям сексуальности и о расширении спектра анти-эссенциалистских концепций сексуальности в современной гендерной теории.

На сегодняшний день основными, альтернативными друг к другу теориями квир-сексуальности являются философские концепции сексуальности Элизабет Гросс и Джудит Батлер, основное несовпадение которых связано с различной трактовкой стратегий сопротивления гендерному неравенству/гендерным неравенствам в постсовременном обществе. Это различие базируется на различной трактовке проблемы сексуальности: если батлеровская методология анализа неосексуальности ближе, как уже было сказано, методологии Фуко, то Гросс, с одной стороны, разделяя положение Фуко о том, что сексуальность является продуктом и эффектом социодискурсивного режима власти, с другой стороны, трактует ее как «морфологию тел» — то есть

28 Батлер Джудит. Меланхолийный гендер/Отторгнутая идентификация // Гендерные исследования, 1 / 1998. Харьков: ХЦГИ, 1998. С. 101-121.

72

морфологию желания, которое потому определяется как «желание», что не редуцируется ни в какие объяснительные схемы, являясь конструкцией «становления» в делезовском смысле. В этом контексте особенность ее трактовки понятия «экспериментальное желание» состоит в том, что она понимает его как формы экспериментального опыта неосексуальности, которые не редуцируются в канон классического понятия сексуальности как детерминанты власти. Соответственно Гросс уточняет логическую конструкцию квир как конструкцию альтернативной субъективности через структуру «действия» и утверждает, что квир-субъективность обладает «своей собственной субъектной экономией» и не является исключительно производством и реакцией на политики власти. Основное отличие данной переформулировки от теории субъективности Фуко заключается в том, что репрессированный субъект в концепции Гросс понимается как плюральная и множественная конструкция, богатая ресурсами, которыми не обладает субъект доминации. Если у Фуко все репрессированные субъекты действуют по одной и той же схеме действия телесной аффектированной чувственности, не различаясь даже по признаку пола, то Гросс утверждает, что все репрессированные субъекты различны, подвержены различным аффектам: не только женская субъективность отличается от мужской, но цветной субъект отличается от белого, гомосексуальный от гетеросексуального, средний класс от иммигрантов и рабочего класса и т. п., что и обеспечивает новую логическую основу для альтернативного понимания субъективности в современном феминизме и постфеминизме.

В отличие от Гросс, конструкцию квир-сексуальности Батлер, как уже было сказано, понимает не как уникальную, а как производную от эффектов власти — сил подавления и сопротивления, их стабильности или вариабельности. Поэтому дискурс квир, по ее мнению, функционирует в современной культуре отнюдь не в качестве романтизированного дискурса, но в качестве практики, чьей целью является «устыжение субъекта через его наименование» — то есть производство субъекта через практики стыда;29 соответственно квир-сексуальность также производится властью, только другими способами — также не через дис-

29 Judith Butler, ^ Bodies That Matter..., p. 226.

73

курс нормы, но через дискурс стыда, который Батлер обозначает как «гомофобический».

Однако предложенное Батлер комплексное понимание властного амбивалентного производства квир-идентичности в современной культуре отнюдь не означает ограничений в политической реализации квир-субъективности в современном мире и в политическом использовании квир-практик в современных политиках сопротивления, но, напротив, расширяет возможности его политического применения в общих анти-гомофобических (женских, черных, цветных, восточноевропейских) политических проектах современности.30 Таким образом, хотя Гросс и Батлер представляют различные логические обоснования производства квир-сексуальности, они тем не менее не отказываются от общей феминистской идеи политического сопротивления новым порядкам гендерного неравенства/гендерных неравенств в обществе, доказывая тем самым, что политический проект постфеминизма по преодолению различных типов гендерных неравенств в целом совпадает с феминистским политическим пафосом преодоления их основного типа — бинарной модели гендерного неравенства.

^ 4. Противоречия и проблемы в теории современного феминизма

Противоречия между англо-американским и французским феминизмом. По мнению Алис Жардин, специально посвятившей исследованию этой проблемы известную книгу Gynesis. Конфигурация женщины и современность (1985),31 основное различие между французской и англо-американской феминистской теорией 70-80-х годов, актуальность которого сохраняется и до сих пор, состоит в различной интерпретации женской субъективности: пониманием женщины «как процесса» во французской феминистской теории и женщины «как половой идентичности» в англо-американской. Общая концептуальная пози-

30 Ibidem, p. 233.

31 Alice Jardine, ^ Gynesis. Configuration of Woman and Modernity (Ithaca: Cornell
University Press, 1985).

74

ция классического англо-американского феминизма второй волны, по мнению Жардин, связана с а) отказом от бессознательного, б) утверждением стабильной структуры «я» и в) пониманием языка исключительно как коммуникативной функции. В контексте данного различия англо-американский феминизм второй волны, по мнению Жардин, подчеркивал особую роль феминистского дискурса в антипатриархатной активизации женского движения, в то время как французские теоретики осуществляли в основном критику символических и лингвистических форм патриархатного дискурса. С другой стороны, особенностью французского феминистского проекта являлась, по мнению Жардин, политизация всего спектра традиционно полагавшихся нейтральными дискурсивных систем и понятий, также способных, по их мнению, осуществлять радикальную критику патриархатной культуры: в частности, политизируются и идеологизируются понятия женского письма и культуры, которые признаются новыми формами критики патриархатных дискурсов.

^ Противоречие между цветным и североамериканским феминизмом. Теоретики цветного феминизма критикуют этноцентристские концепции власти и подавления женщин, которыми оперирует вторая волна феминизма, за дискурсивную неспособность отразить опыт переживания расизма и дискриминации цветных женщин. Основной парадокс, который фиксируют представительницы цветного феминизма — это то, что гендерное неравенство как этническое неравенство может существовать не только в отношениях женщин и мужчин, но и в отношениях, например, белых и цветных женщин и что цветные женщины испытывают расизм — в противовес теориям радикального феминизма 70-х годов — не только со стороны белых мужчин, но и со стороны белых женщин.

Соответственно цветной феминизм ставит под вопрос исключительное фокусирование североамериканского феминизма на понятии гендера: по их мнению, в его основаниях на самом деле лежат понятия «расы» и «класса». Отсюда и понятие «патриархат», понимаемое в первую очередь как «мужская домина-ция», носит этноцентристский характер; например, цветные мужчины вовсе не обладают той же степенью и теми же формами власти, что и белые мужчины, а белые женщины могут, как уже

75

было сказано, дискриминировать цветных женщин. В результате понятия «патриархат» или «подавление» не могут в одинаковой степени быть применимыми к белым и к цветным женщинам, подвергающимся различным практикам подавления (в частности, белые женщины не знают такой формы подавления, как расизм), а кроме того, что существуют разные формы подавления женщин в культуре, существуют также и разные формы женского сопротивления.

С этой точки зрения цветные женщины зачастую отвергают саму парадигму феминизма и предлагают собственные варианты женских идентификационных политик, базирующиеся на постфеминистской методологии различия.

^ Противоречия между феминизмом и постколониализмом. Реальность постколониализма в противоположность романтическим колониальным проектам обнаружила сложность и противоречивость стратегий национальных культурных идентификаций, функционирующих в дискурсе под знаками «единого народа» или «единой нации». Поэтому теоретики постколониализма настаивают на критерии «временного измерения» в описании национальных политических общностей, призванного заменить классический метод историцизма. Такой методологический подход обеспечивает перспективу дизъюнктивных форм репрезентации постколониальных культур и субъектов — в том числе, женской субъективности. Например, Фредрик Джейми-сон настаивает на понятии «ситуационного сознания», или «национальной аллегории» при характеристике постколониальной культуры, подчеркивая, что индивидуальное сознание или опыт постколониальной субъективности никогда не могут быть включены в коллективный; при анализе постколониальной культуры, по мнению Джеймисона, нельзя также использовать центристскую каузальную логику.

В этом смысле женский постколониальный дискурс вступает в противоречие с феминистским, поскольку феминизм продолжает абстрактно настаивать на необходимости солидарных и единых, построенных на отрицании доминирующего дискурса национальных идентичностей без учета особенностей диспер-сивных постколониальных культур и различия женских постколониальных практик в постсовременном мире.

76

^ Противоречия между феминизмом и гей/лесбийской теорией. Это противоречие выражено в различных методологических подходах в трактовке понятия сексуальности и сформулировано в знаменитом эссе Гейл Рубин Размышляя о поле: заметки о радикальной теории сексуального различия (1985), в котором она провела критику некоторых основополагающих феминистских парадигм. Основным тезисом был тезис о том, что феминизм не может быть единственной и основной теоретической моделью для понимания сексуальности. Вторая волна феминизма, по мнению Рубин, базировалась в основном на различении между биологическим (sex) и социальным полом (gender), в контексте которого различаются гендерные идентичности как социальные конструкты власти. Основным тезисом Рубин, направленным против этих теорий, является тезис о том, что сексуальность нельзя сводить исключительно к отношениям власти и подчинения, так как в культуре существуют многообразные и альтернативные формы сексуальности, которые не описываются конструкционистскими понятиями гендера. Кроме того, Рубин критикует понятие гендера за позитивизм в понимании проблем идентичности, субъективности и сексуальности, сведение гендерной проблематики к социологической. Куда в таком случае исчезают такие характеристики сексуальности и субъективности, как желание, наслаждение, опасность, удовольствие, спрашивает она? Получается, что классический феминизм, по мнению Рубин, редуцировал и аннигилировал эти характеристики (так же, как и само понятие сексуальности) из феминистской теории.

Для изучения альтернативных форм сексуальности в североамериканских университетах в конце 80-х годов наравне с женскими исследованиями, но отдельно от них были созданы программы и кафедры гей/лесбийских исследований. Толчком послужило размежевание феминистского и лесбийского дискурсов. По мнению лесбийских теоретиков, феминистки создали выдающуюся теорию подавления, однако не смогли создать адекватную теорию женской сексуальности: ее разработке и должны быть посвящены новые гей/лесбийские университетские программы.

В то же время, постмодернистский феминизм упрекает теоретиков гей/ лесбийских исследований за эссенциализм и использование бинарной логики исключительности. Джудит Бат-
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   69

Похожие:

I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconУчебное пособие
...
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconСборник задач по уп: Особенная часть учебно-метод. Пособие под. Ред....
О судебной практике по делам об убийстве(ст 139 ук) постановление пленума Верховного Суда рб 17. 12. 2002 №9
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconУчебный курс по культурологии: Многоуровневое учебное пособие / Под...
Основные культурно-исторические этапы. Культура первобытного человека. Шумеро-аккадская культура. Культура Вавилонии и Ассирии. Культура...
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconУчебное пособие / Под ред. С. И. Соловьева и С. А. Ефимова. М.: Цокр мвд россии, 2005 96 с
Кулабухов В. В. Основы специальной техники: Учебное пособие / Под ред. С. И. Соловьева и С. А. Ефимова. М.: Цокр мвд россии, 2005...
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconУчебное пособие написано коллективом авторов: гл. I, II, III доктором...
Диалектический материализм. Учебное пособие. Под ред. А. П., Шептулина. М., "Высш школа", 1974., c. 328
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconУчебное пособие Электронная версия текста получена с сайта socioworld
Основы научных исследований: Учеб пособие / Под ред. А. А. Лудченко. 2-е изд., стер. К.: О-во "Знания", коо, 2001. 113 с
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconЛитература: Философия: Курс лекций: учебное пособие для студентов./...
Философия: Курс лекций: учебное пособие для студентов./ Под общей ред. В. Л. Калашникова. М. 1999. с. 6 – 17
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconУчебное пособие. М., 1995. История западноевропейской философии:...
История философии: Учебник / Ч. С. Кирвель и др. Под ред. Ч. С. Кирвеля. – Мн., 2001
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconЭкономическая оценка деятельности икс
Организация и функционирование информационно-консультационной службы для сельских товаропроизводителей (под ред. В. М. Кошелева)....
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconПод ред. Е. П. Агапова
Учебное пособие предназначено прежде всего для студентов, готовящихся к сдаче государственного экзамена по социальной работе, а также...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница