I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной


НазваниеI : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной
страница9/69
Дата публикации14.03.2013
Размер8.95 Mb.
ТипУчебное пособие
userdocs.ru > Философия > Учебное пособие
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   69

77

лер, как уже было сказано, признается, что считать лесбийскую теорию авангардной позицией в феминизме на сегодняшний день является ошибочным, ибо в конечном итоге этот проект означает лишь усиление позиции «принудительной гетеросек-суальности». Она доказывает, что лесбийское теоретизирование основывается на эссенциалистском понятии идентичности, что, по ее мнению, является «теоретически наивным и политически сдерживающим».

^ Противоречия между постфеминизмом и феминизмом. Феминизм 80-х и 90-х годов характеризуется целым рядом концептуальных конфликтов и противоречий, которые ведут к дальнейшей фрагментаризации феминизма как единого течения и способствуют, как уже было сказано, появлению в 90-е годы феномена постфеминизма.

В 70-е годы основным конфликтом в феминизме являлся, по словам Терезы де Лауретис, конфликт между академическим феминизмом и активизмом, принявший форму «активизм против академизма», а также конфликта между теорией и практикой, ведущий к поляризации позиций или за теорию, или против теории. В 80—90-е годы эта оппозиция модифицирует формы своего проявления и выступает, по мнению де Лауретис, в виде оппозиции лесбийской идентификации против гетеросексуальной, а также оппозиции women's studies против feminist cultural theory. Основным же противоречием в феминистской теории 90-х годов Тереза де Лауретис называет противоречие между центрированным и децентрированным гендерным субъектом, то есть между феминизмом и постфеминизмом.

Парадигмальные отношения между феминизмом и постфеминизмом в дебатах о современном женском субъекте и его месте в структуре социальной теории и практики столь же неоднозначны, как и отношения между модернизмом и постмодернизмом. Односторонность феминизма для постфеминизма проявляется в том, что он не может адекватно отразить многосторонность и «различия» в современной культуре: с одной стороны, продолжает по-прежнему использовать эгалитарную риторику в политических требованиях, с другой — использует постмодернистскую концепцию «различия» как доминирующую концептуальную, философскую и культурную структуру.

78

В книге, изданной под редакцией Мишель Барретт и Энн Филлипс ^ Дестабилизировать теорию: Современные феминистские дискуссии (1992),32 авторы называют три основные причины, в зависимости от действия которых современный феминизм, по их мнению, проходит к концу 20-го века стадию «радикального самокритицизма»:

  1. политическое влияние цветных женщин внутри феминизма;

  2. переосмысление роли полового/сексуального различия, а также артикуляция других типов различий (классовых, расовых и национальных) внутри структуры женской субъективности, которые не были в достаточной степени артикулированы теоретиками второй волны;

  3. влияние постструктурализма и постмодернизма на феминизм.

На основе выделенных причин авторы признают в современном феминизме переход от «феминизма равенства» к «феминизму различия», а также от феминизма к постфеминизму.

Энн Брукс в книге ^ Постфеминизмы: Феминизм, культурная теория и культурные формы (1997)33 определяет постфеминизм как модель негегемонического феминизма, способного дать голос различным, в том числе локальным и постколониальным феноменам современной женской культуры. В этом смысле постфеминизм знаменует концептуальный поворот от «проблематики равенства» к «проблематике различия» в постсовременном мире, по мнению Энн Брукс. Тем не менее, постфеминистский проект в целом не означает, по мнению Брукс, деполитиза-цию феминизма, а напротив, способствует более широкой и плюралистичной практике его политического применения: хотя новые репрезентативные стратегии не предполагают, по выражению Брукс, равенство или свободу в режимах репрезентации, в то же время они по-прежнему подчеркивают значимость понятия «политической идентичности» и «политического действия» в постфеминизме.

32 Michael Barrett and Ann Phillips, eds., ^ Destabilising Theory: Contemporary
Feminist Debates
(Cambridge: Polity Press, 1992).

33 Ann Brooks, Postfeminisms: Feminism, Cultural Theory and Cultural Forms
(London and New York: Routledge, 1997).

\

79

По мнению Джудит Батлер, поскольку в феминистском дис-курсе\ 90-х годов обнаружены «политики исключения», через которце, как оказывается, производится феминистский субъект (исключение цветных, постколониальных и восточноевропейских женщин, исключение маргинальных форм сексуальности и т. п.), то все категории, используемые феминизмом в политической борьбе (включая саму категорию «женщины»), должны быть открыты для вопрошания и переформулировки. Поэтому преобразование феминизма в постфеминизм не как в нечто чуждое, но как в критическую концепцию, позволяет продвинуть феминистский проект вперед и реализовать наконец то, что называется «радикально-демократическим феминистским обещанием», а современная феминистская теория должна выступать не основой, основанием или даже методологией, но, скорее, поставленным, но неразрешенным вопросом. Способность феминизма включать в теорию и практику концепцию «различия» означает возможность дальнейших теоретических и социальных изменений в феминизме, соответствующих политической и культурной ситуации конца 20-го века.

Постфеминизм, по словам Терезы де Лауретис, означает оборачивание феминистского дискурса на собственные основания -- как основания дискурса, так и политических практик. В целом этот процесс знаменует собой не просто расширение или реконфигурацию границ феминизма, но, по словам де Лауретис, процесс замещения или даже самозамещения: уход от более привычного «места» культуры к более рискованному, концептуально «иному» дискурсивному месту, размышление и письмо из которого являются более неопределенными и негарантированными. Однако продолжать находиться в «старом месте» в современной культуре, по словам де Лауретис, больше невозможно.

^ Гендерная проблематика в политических науках

Ирина Чикалова

1. Гендерная проблематика в политической теории

1. Новое женское движение

В стремлении к политическим переменам миллионы американцев и жителей Европы, начиная с 1960-х годов, стали участниками трех социальных движений — черного освободительного за гражданские права, антивоенного и нового феминистского. Последнее, перемежая успехи и неудачи в достижении персональных и социальных перемен, обогатило интеллектуальный багаж, внесло кардинальные изменения в сознание и образ жизни американского и европейского общества, сравнимые только с результатами широкого движения за гражданские права чернокожего населения США. В широком смысле адресат феминизма — общество в целом, к которому он обращает свою основную политическую рекомендацию: следует отказаться от жестких иерархий, использовать методы ненасилия, сотрудничества, кооперации и заботы о тех, кто оказался на общественной периферии, потому что по разным причинам (пол, раса, класс, религия, возраст, физическое состояние, сексуальная ориентация) попал в категорию «другого» и не соответствует канону, являющемуся мерилом «нормы».

Феминистское движение 60-х годов 19 — начала 20 века, направленное главным образом на осуществление права женщин на участие в выборах и избрание в законодательные органы власти, вошло в историю как первая волна феминизма. В результате усилий суфражистского движения женщины ряда

81

стран (Новая Зеландия, Финляндия, Россия, Великобритания, США) между 1905 и 1920 годами на национальном уровне получили право участвовать в выборах. Последовавший затем период вплоть до 60-х годов 20 века стал временем молчания, «невидимости» самих женщин и женских проблем в политическом дискурсе. Хотя отдельным женщинам, как, например, Элеонор Рузвельт и Фрэнсис Перкинс в США, Барбаре Касл и Ширли Вильямс в Великобритании, Александре Коллонтай и Марии Спиридоновой в России, удалось оставить яркий след в политике, в качестве организованной общественной группы женщины оставались невидимыми на арене политической жизни. Тем не менее к середине 1960-х годов в развитых странах в положении и образе жизни женщин произошли изменения, столь кардинальные, что их подчас характеризуют как революции. В результате суфражистской революции женщины приобрели основные политические права — прежде всего, избирать и быть избранными в представительные органы власти. Сексуальная революция либерализовала нравственные нормы и обычаи в сексуальной сфере, разрушила двойную мораль и позволила женщинам обрести право на сексуальное самовыражение. Революция поведения освободила женщин от пуританской строгости в одежде, сделала моду демократичной, допускающей легкие, открытые и короткие платья, брюки, шорты и соответствующие всему этому аксессуары; она обеспечила женщинам возможность заниматься тем, что раньше было привилегией одних только мужчин: спортом, вождением автомобиля и самолета, службой в армии, наконец, легально курить и употреблять спиртные напитки. Кухонная революция механизировала домашний труд, обеспечила семьи консервированными продуктами и полуфабрикатами, что высвободило время женщин для саморазвития, общественной деятельности и работы вне дома. Революция на рабочих местах изменила характер рабочей силы и роль женщины в экономике. Выход женщин — прежде всего представительниц среднего класса — на общественную сцену происходит во второй половине 1960-х годов на волне массового движения за гражданское равноправие в США. Организация из его недр автономного женского движения (на фоне болезненного разочарования в связи с оттеснением в нем женщин на периферию) стала результатом ряда параллельно протекавших процессов.

82

В США усилившаяся политизация общества, появление в 1963 году заключительного доклада президентской «Комиссии по статусу женщин», впервые на официальном уровне признавшего наличие дискриминации женщин, выход в свет взорвавшей сознание американцев книги Бетти Фридан Загадка женственности1 и, наконец, создание в 1966 году «Национальной организации женщин» повлекло за собой развитие нового, массового женского движения. К 1970 году «женское освобождение» стало одной из центральных тем общественной и политической жизни США. Получив импульс из-за океана, бурно стало шириться женское движение в европейских, особенно скандинавских странах. Его развитие сопровождалось формированием философии и идеологии феминизма, который стал его теоретической базой. Активное формирование теории феминизма привело к институализации в университетах междисциплинарных программ женских исследований (women's studies).2 Преподавание их становилось открыто политическим актом, признанием существования женского угнетения и поиском ответа на вопрос «как положить конец подчинению женщин?». Начав с критики теорий «естественной субординации» и подчиненного статуса женщин, феминисты отвели гендеру центральное место в анализе структур власти, политических, социальных и культурных институтов, моделей идеологического воздействия.

^ 2. Женщины в традиционной политической теории

Развитие относящихся к женщинам исследований в политической науке характеризуется следующими парадигмами — полная невидимость, ограниченная видимость, видимость. Устранение женщин на протяжении столетий из публичной жизни и властных сфер имело следствием практически полное игнорирование их в политической теории. И несмотря на участие женщин в общественных трансформациях и революционных

1 Фридан Бетти. Загадка женственности. М.: «Прогресс», 1994.

2 См. раздел первый «Возникновение и развитие гендерных исследований
в США и Западной Европе» данного издания.

83

преобразованиях — как это было в годы французской революции конца 18 века и в более позднее время — этот факт не находил должного понимания у политологов. Исключение составили лишь труды, посвященные великим женщинам масштаба княгини Ольги, национальной героини Франции Жанны Д'Арк, императриц Екатерины Великой и Марии-Терезии, королевы Виктории и подобным им по значению и роли в мировой культуре и политике.

Большинство теоретиков, начиная с мыслителей античности, объявляли, что биологические особенности и культурные модели, связанные с женщинами, не только не позволяют им участвовать во властных структурах, но и развивать качества, связанные с политической и гражданской активностью. Соответственно женщины и «женское» были «спрятаны» в политической теории и политической мысли, базирующихся на позиции андроцентризма.3 Концепция, которая структурировала политический дискурс, базировалась на признании четкой дихотомии публичного и приватного. Начиная с древних греков, их концептуальное разведение отражало классическое понимание приватной области домохозяйства (oikos, или сфера репродукции) и экономики (polis, город-государство, организующее производство) как изначально разделенных. Более того, только публичная сфера характеризовалась в качестве арены свободы и гражданских прав. Поскольку женщины ассоциировались с приватной, то есть подчиненной сферой, они функционально были исключены из практик свободы, которые определяли политическую жизнь: публичная сфера не только существовала без женщин, но и была настроена против них; при этом исключение женщин из публичной сферы опиралось на вменяемую им «естественную» неспособность преступить за пределы их биологического и экономического подчинения в домашней сфере. Данное отношение было характерно не только для государств античной Греции, но и для Древнего Рима: женщина абсолютно подчинялась домо-владыке по Законам XII таблиц (середина V века до н. э.), и, хотя и в несколько меньшей степени — по семейным законам императора Августа (43 г. до н. э. — 14 г. н. э.). Средние века не

3 Андроцентризм (от греч. andros — мужчина) — взгляд на мир с мужской точки зрения: действующее лицо («ego») констатируется скорее как мужчина, чем как женщина, рассматриваемая в качестве пассивного субъекта.

84

принесли изменения социально-политического статуса женщин. Даже в Новое время либеральная теория с ее акцентом на индивидуализм и гражданские свободы демонстрировала ограниченность в вопросе распространения эгалитарных прав на новые группы граждан: женщинами пренебрегали просто потому, что они женщины. Питавшаяся идеями либерализма, французская революция конца 18 века оставила женщин даже с меньшим числом свобод, чем они имели до ее начала: разделение между «правителями» и «управляемыми» становилось очевидно соци-огендерным. Поскольку женщин замыкали в семейной сфере, а в хозяйственной жизни наделяли подчиненной ролью, они функционально были исключены из зоны политической, социальной и экономической свободы. Политика по определению стала миром, в котором правили и имели голос только мужчины.

Рост феминистского движения и необходимость инкорпорировать демократические идеалы в политическую теорию привлекли внимание к важности постановки вопросов, связанных с репрезентацией женских интересов. И тем не менее, несмотря на растущий в геометрической прогрессии, начиная с 1970-е годов, объем феминистских исследований в политических науках, центральный дискурс политической теории долгое время оставался нетронутым. Она продолжала конструироваться таким образом, как будто женщины и их групповые политические интересы концептуально несовместимы с политическим дискурсом. Другими словами, теоретики-политологи определяли политическую территорию и политическую теорию в терминах «отсутствия» гендера. Женщины, говоря словами Джин Элштейн, оставались открыто бессловесными, будучи исключенными даже из словаря политики.

Таким образом, в само определение традиционной политики были вписаны предпосылки, исключающие женское участие в публичной жизни: интересы женщин признавались важными лишь в плане достижения некоей особой женской «добродетельности».
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   69

Похожие:

I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconУчебное пособие
...
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconСборник задач по уп: Особенная часть учебно-метод. Пособие под. Ред....
О судебной практике по делам об убийстве(ст 139 ук) постановление пленума Верховного Суда рб 17. 12. 2002 №9
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconУчебный курс по культурологии: Многоуровневое учебное пособие / Под...
Основные культурно-исторические этапы. Культура первобытного человека. Шумеро-аккадская культура. Культура Вавилонии и Ассирии. Культура...
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconУчебное пособие / Под ред. С. И. Соловьева и С. А. Ефимова. М.: Цокр мвд россии, 2005 96 с
Кулабухов В. В. Основы специальной техники: Учебное пособие / Под ред. С. И. Соловьева и С. А. Ефимова. М.: Цокр мвд россии, 2005...
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconУчебное пособие написано коллективом авторов: гл. I, II, III доктором...
Диалектический материализм. Учебное пособие. Под ред. А. П., Шептулина. М., "Высш школа", 1974., c. 328
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconУчебное пособие Электронная версия текста получена с сайта socioworld
Основы научных исследований: Учеб пособие / Под ред. А. А. Лудченко. 2-е изд., стер. К.: О-во "Знания", коо, 2001. 113 с
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconЛитература: Философия: Курс лекций: учебное пособие для студентов./...
Философия: Курс лекций: учебное пособие для студентов./ Под общей ред. В. Л. Калашникова. М. 1999. с. 6 – 17
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconУчебное пособие. М., 1995. История западноевропейской философии:...
История философии: Учебник / Ч. С. Кирвель и др. Под ред. Ч. С. Кирвеля. – Мн., 2001
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconЭкономическая оценка деятельности икс
Организация и функционирование информационно-консультационной службы для сельских товаропроизводителей (под ред. В. М. Кошелева)....
I : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной iconПод ред. Е. П. Агапова
Учебное пособие предназначено прежде всего для студентов, готовящихся к сдаче государственного экзамена по социальной работе, а также...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница