Угорь на вертеле по-лангальски и бордовое вино


НазваниеУгорь на вертеле по-лангальски и бордовое вино
страница2/23
Дата публикации26.06.2013
Размер3.23 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
Глава вторая. Там утешение и обновление

Ноги ^ В. сразу же окунулись во что-то мягкое. В. кинул взгляд вниз и увидел чудесный шелковистый ковер, расцвеченный яркими красками. Похоже, что это настоящее произведение искусства, и при этой мысли В. смущенно затоптался на месте, ведь его грязные ботинки уже давно не встречались со щеткой. Однако открывшийся взгляду холл, пол которого весь без остатка и устилал восхитительный ковер, являл собой не меньшее великолепие. В. ожидал увидеть крошечную площадку, загаженную кошками, но вместо этого узрел просторный зал, достойный дворца эмира. Все здесь блистало золотом: гобелены на стенах, занавеси с восточным рисунком и пушистой бахромой, тяжелые рамы картин. «Что-то не похоже на жилище того, кто «оставил все», - усмехнулся про себя В. и посмотрел на Мистера. Последний, похоже, снова впал в игривое настроение. Он весело подмигивал В. и, склонившись в полупоклоне, поводил рукой перед В. так, словно был привратником и смиренно приглашал В. войти. «Опять издевается», - пронеслась в голове В. мысль, не вызвав уже, впрочем, за собой привычных последствий в виде вспышки гнева. Видимо, В. начинал привыкать к подобному обращению.

Мистер и В. вошли в лифт, который также оказался роскошным – даже кнопки на панели были позолочены. Мистер почему-то ткнул не в одну кнопку, а сразу в несколько, как будто открывал сейф. Лифт оглушительно заскрежетал, некоторое время дрожал в раздумьях, и потом потащился куда-то вверх. По ощущениям В. они ехали неестественно долго – ведь насколько он помнил, в этом здании было всего-то пять этажей. Но наконец они приехали, дверь лифта открылась и обнажила внутренности длиннющего коридора.

Мистер и В. долго шли по этому коридору, мимо каких-то дверей с золотыми ручками, похожих одна на другую, как близнецы. Здесь также болтался на полу ковер – но не чета тому, что был внизу. Этот ковер скорее был похож на потертый старый палас. Однако шагать по нему было не менее приятно, причем эти шаги сопровождал странный, смутно ощущаемый В. эффект. Задумавшись, В. вдруг понял, что странным является отсутствие каких бы то ни было звуков при шагах. Ни шороха, ни стука. Если не смотреть пОд ноги, можно подумать, что ступаешь по мягким невесомым облакам.

Кинув взгляд на стены, В. неизвестно почему подумал, что эти стены сродни странному ковру. Украдкой он дотронулся до них рукой – действительно, стены были мягкими и словно воздушными. Они не были похожи на вату или мох, но представляли собой нечто неуловимое, что-то такое, что в любую минуту могло растаять или унестись с ветром. На одно мгновение В. почувствовал непреодолимое желание приблизиться к стене, прижаться к ней и посмотреть, что из этого получится. Ему хотелось протянуть руку и сделать один шаг, только шаг. Погрузиться в эту чарующую мягкость, растаять… Но тут кто-то грубо схватил В. за локоть, это был Мистер. Он вцепился своей клешней в руку В. и грозно сверкал глазищами из-под насупленных бровей.

Ничего не сказав, но и не отпуская ^ В., Мистер потащил его дальше по коридору. Они неслись почти бегом мимо множества дверей, В. едва успевал переставлять ноги. В коридоре царила полная тишина, но иногда из-за закрытых дверей до ушей В. долетали еле слышные звуки. Еле слышные, но очень странные. В. почудился в одном месте крик мартышек и трубный рев слонов, в другом – звуки разудалого оркестра, а в третьем – раскаты грома.

Мистер не позволял В. остановиться ни на минуту и тащил его за собой до тех пор, пока они не оказались у громадного зеркала в конце коридора. Мистер проделал перед зеркалом ряд непонятных взмахов руками, а в конце даже изобразил небольшое танцевальное па. ТОтчас отражения В. и Мистера начали расплываться, как будто В. и Мистер смотрелись в колеблющуюся гладь озера. Зеркальные Мистер и В. колыхались и таяли, пока не исчезли окончательно. В то время, когда все это происходило, случилась еще одна странность. Кажется, в зеркале появился еще кто-то.

Это была женщина – молодая, стройная и, насколько успел разглядеть ^ В., красивая. Красное платье алело ярким пятном на ее груди и бедрах. Она прикрывала рот ладонью, и В. показалось, что она хихикает. В. быстро обернулся назад, но никого там не обнаружил. Он опять глянул в зеркало – но зеркала уже не существовало, вместо него зиял дверной проем, в котором скрылся Мистер. Едва только спина Мистера исчезла, как дверной косяк подернулся инеем. Иней приятно мерцал в полутьме, но ледяные кристаллы росли и плели в воздухе замысловатое кружево. Все это очень напоминало индевеющее на морозе стекло. Пока В. стоял с открытым ртом перед этой чуднОй дверью ледяной узор занял уже половину дверного проема, и В. сообразил, что рискует остаться за порогом. Тогда он быстро проскочил за дверь, если то, что он видел, можно было назвать дверью.
*******

В. обнаружил себя внутри просторного кабинета. Как и следовало ожидать, кабинет оказался богато обставленным. На первый взгляд все здесь было совершенно обычным: письменный стол из красного дерева, шкафчики с книгами, кофейный столик и несколько мягких кресел. Убранство кабинета выглядело изысканным, кроме одного – серой бетонной стены прямо напротив входа, у которой в одном из кресел уселся Мистер.

Мистер небрежно махнул рукой ^ В., что, вероятно, означало приглашение присесть. В. послушно плюхнулся в кресло. Мистер, видимо, решил передохнуть, нимало не смущаясь присутствием В. Он закинул ноги на другое кресло, невесть откуда достал толстую сигару и закурил. КлубЫ дыма окутали Мистера и вскоре подобрались и к В., которому поневоле пришлось вдохнуть дым. Но в дыме не было ничего неприятного, ничего общего с едким табаком. Напротив, запах скорее напоминал ванильные пирожные. Впрочем, В. уже не удивлялся. «С этого Мистера вполне станется курить пирожные и есть сигары», - подумал В.

Однако, его беспокоило другое. Все происходящее казалось странным сном. Эти стены, двери, ковер, зеркало… Да чего только стоит сам Мистер! «Во что же я вляпался», - вертелось в голове у В. При мысли о том, что Мистер заманил его в какое-то нехорошее место, где все вошедшие страдают галлюцинациями, у В. мороз пробежал по коже. Хотя скорее всего, дело не в доме и не в дверЯх, а в самом Мистере. Только рядом с ним у В. случается расстройство чувств – зрения, слуха, осязания. А что если В. попал в лапы мощного гипнотизера? В. почувствовал себя гадко. Собственно говоря, он ничего не знал о гипнозе, и уж тем более он не знал, как ему противостоять. Паника накатывала волной на В., но В. решил не поддаваться страху. Оставаться внешне невозмутимым и сохранять хотя бы видимость спокойствия, пожалуй, это единственное, на что он был в данной ситуации способен, да и то с превеликими усилиями. Что ж, будь что будет. В. поудобнее устроился в кресле и стал ждать.

Мистер продолжал наслаждаться сигарой, дым от которой висел над ним тяжелой тучей и медленно расползался по всей комнате. Мистер пристально, слегка прищурившись, смотрел на В. В. хотел отвести глаза от Мистера, хотел противиться притяжению его взгляда, но он не мог даже моргнуть. От напряжения заболела голова и потемнело в глазах. Тело отяжелело и обмякло. В. попробовал шевельнуть рукой, но не смог. Ему казалось, что он падает в темноту, в бездну, где что-то притягивает его с неимоверной силой, и только два горящих глаза сияют перед его взором…

Наконец ^ В. упал, или достиг дна, или опустился на что-то. Голова стала проясняться и В. вдруг разом очнулся и обнаружил себя в том же кресле в кабинете Мистера. Дым исчез. Мистер улыбался В., как ни в чем ни бывало. Все было по-прежнему, только на бетонной стене за головой Мистера появилось большое чернильное пятно, которое росло, меняя свои очертания, словно стена была не стеной, а большой промокашкой, на которую кто-то незримый капал чернила.

Пятно расползалось, пока не заволокло всю стену. Оно на минуту зАмерло, а потом стало распространяться дальше – на шкафы с книгами, на светильники на стенах, гася их один за другим, на ковер, на кресла… В. невольно съежился, когда пятно подобралось к нему, но тьма аккуратно разлилась за пределами кресла, в котором сидел В. Чернота сгущалась вокруг В. и Мистера. Все исчезло и погрузилось во мрак, но только В. и Мистер в своих креслах остались тут, окруженные мягким свечением, как будто темнота поглотила светильники, но не тронула свет, который они проливали на Мистера и В.

За головой Мистера вспыхнуло что-то крохотное, вроде светлячка. Затем другой такой же огонек засиял рядом, потом еще и еще – с невероятной быстротой светлячки засыпали всю окружающую тьму. В. огляделся кругом и судорожно вдохнул – они с Мистером парили в бездонном звездном небе! В. различил даже Млечный путь над головой Мистера справа. Иллюзия была такой достоверной, что В. невольно вжался в кресло и уцепился покрепче за подлокотники.

- Подходяще, а? - заговорил вдруг Мистер, ткнув пальцем в черное небо. Он все так же улыбался и весело глядел на ^ В.

- Для чего подходяще? - выдавил из себя В.

- Для разговора, для чего же еще!

- А будет разговор?

- Угу, - буркнул Мистер и опять замолчал.

В. пробормотал в ответ что-то маловразумительное и тоже замолчал. Он чувствовал себя очень уютно, чего никак нельзя было ожидать. Тишина и покой вокруг действовали умиротворяюще, а Мистер рядом светился приятным молочным светом. «Да ведь это только имитация», - подумал В. и расслабился. По крайней мере он никуда не падает и голова у него более-менее ясная.

- Настало время, - заговорил Мистер с видом школьного учителя, начинающего урок, - выяснить мою точку зрения на сей день относительно таких как ты, - тут В. понял, что о приятной беседе на посторонние темы не приходится и мечтать.

- Ты, сколько себя помнишь, живешь в тесной, душной и густонаселенной комнате, - Мистер наставил палец на В. и обвел им вокруг, как бы рисуя очертания воображаемой комнаты. – Уж извини за банальное сравнение, но маленькие комнатушки – это именно то, к чему ты так привык в своей обыденности, как и миллионы других городских жителей. Вы не видите ни неба, ни поля, ни леса, ни высоких гор, ни простора океана. Ваша естественная среда обитания – извечные четыре стены в различных вариациях, поэтому я и сравниваю декорации твоей жизни с комнатой.

В тесной и душной комнате человеческой жизни темно, как в подземелье, и все, кто там обитают, бродят во мраке. Люди, оказавшиеся в этом забытом богом помещении, не знают ничего. Не знают, как они попали туда, кто и с каким умыслом предписал им быть в этой темной комнате, так похожей на тюремную камеру. Каждый из них чувствует себя бесконечно одиноким, несмотря на то, что в него постоянно упираются чьи-то колени и локти. Люди там плачут и смеются без причины, толкаются, бранятся, дерутся, убивают друг друга, топчут упавших им пОд ноги, издеваются над просящими на коленях о снисхождении и совершают множество других безумств. И ты так же получаешь пару тычков и затрещин, внушительных или не очень – как повезет – пока до тебя наконец не доходит смысл происходящего, тогда ты говоришь себе: «Так вот как все здесь устроено! Одни ползают внизу и проклинают тех, кто ходит по их головам, другие – выбились наверх и могут безнаказанно пинать тех, кто под ними. Так нет же, погодите! Я точно знаю, где мое место!»

И ты продираешься наверх, или жалуешься и негодуешь внизу, или отсиживаешься в темном углу, с содроганием наблюдая за бессмысленной резней или совершаешь другие, не менее замечательные по своей глупости поступки и так до тех пор, пока не поверишь, что эта темная комната – единственное, что существует на свете, глупость – единственное, на что способен человек, и что так было, есть и будет во веки веков.

Совесть твоя спокойна, она молчит, ведь ты всегда можешь сказать себе: не я придумал правила игры, или ткнуть пальцем в другого – вот, мол, посмотрите, он еще глупее, чем я, еще злее, еще ужаснее, а я не так уж и плох. На худой конец, есть железный аргумент, скала, на которую каждый может опереться в минуту отчаяния, заветные слова: так делают все! Как утешает мысль о том, что ты не одинок в своем безумии! Потому-то люди так чтят свои традиции, любят сбиваться в кучу и ненавидят иноверцев. Без этой скалы, этого монумента, который они воздвигали веками, у них не останется ни-че-го!

Мистер замолчал. Он сверлил ^ В. взглядом, но тому было все равно. Глубокая печаль объяла В. Каждое слово Мистера трогало те потаенные струны в душе В., о которых он до сего момента не имел понятия.

- Что ж, ты будешь спорить? - гневно спросил Мистер.

Но В. только молча покачал головой в ответ.

- И вот ведь вопрос, - продолжал Мистер, - почему люди замечают только самих себя, когда их окружает ЭТО! - Мистер развел руками, словно демонстрируя В. звездную бездну. - В лучшем случае они бросают вверх только мимолетный взгляд, чтобы неминуемо потом вернуться к мелочной суете. А ведь там, - Мистер указал куда-то вверх, - скрыты ответы на многие вопросы. По крайней мере, на вопрос об истинном месте человека в этом мире уж точно, - хихикнул Мистер, - а также о значении всех его забот. Мда… там утешение и обновление, - Мистер опять указал вверх, - но ведь никому и в голову не приходит искать их там!

^ В. упорно молчал. Ему не хотелось возражать или соглашаться, ему вообще не хотелось думать. В. вдруг ощутил, что безмерно устал. Он бы с удовольствием сейчас уснул. Зачем только этот странный старик донимает его своими измышлениями! Какое утешение можно найти в небе, в этой холодной безличной бездне?! – В. запрокинул голову и посмотрел вверх.

Мистер исчез из поля зрения и перед взором В. расстилалась бескрайняя звездная долина. Несомненно, это было то же самое небо, к которому привык В. – обычное черное небо с тычинками звезд. Но на сей раз В. показалось, что он видит небо впервые в своей жизни. Он смотрел на небо теми же глазами, вдыхал тот же воздух, слушал теми же ушами, но что-то неуловимо изменилось – какое-то новое неопределенное чувство добавилось, будто у В. появился еще один орган восприятия. В. не знал точно, что это за орган и где он находится, но, несомненно, В. мог им воспринимать волны, струившиеся на него сверху, овевавшие все его тело.

В. отдался целиком этому новому ощущению и на какой-то миг забыл о себе. Вселенная поглотила его и он стал ее частью. Внезапно стало тихо, словно рядом все это время дотоле незаметно скрежетали огромные жернова и вдруг они остановились. Что-то неведомое поднималось из глубин его существа – что-то щекочущее, похожее на смех или восторг, оно нарастало, разливалось по всему телу… но вдруг было остановлено невидимой преградой и В. опять стал самим собой. Он обнаружил себя с запрокинутой головой и тупо открытым ртом. Почему-то В. почувствовал стыд, он украдкой кинул взгляд на Мистера – а тот заговорщически улыбался и подмигивал В., словно говоря: «Каково, а?». В. смутился и почувствовал себя крайне неуютно.

Мистер тОтчас, словно угадав мысли ^ В., выудил откуда-то чашку с дымящимся кофе.

- Кофейку? - спросил он у В., и не дожидаясь ответа, всучил чашку ему в руки.

В. порадовала возможность хоть немного отвлечься, и он принялся усердно хлебать кофе.

- Итак, - заговорил Мистер, - все сказанное довольно точно описывает твое состояние, не так ли? Однажды, в один прекрасный день, ты понял, что в будущем тебя ожидают только скитания по одному и тому же насмерть надоевшему кругу, ведь так?

^ В. кивнул. Что толку спорить. Все одно этот Мистер извратит все слова В. так, как ему самому будет удобно.

- Что ж! Судьба свела нас и преподнесла тебе в моем лице неслыханный подарок!

«Что за самомнение!» - подумал ^ В., но от комментариев воздержался.

- Однако, у тебя еще есть шанс уйти, - Мистер усмехнулся, должно быть представил, как В. пытается найти выход из комнаты, паря в небесах, - и обещаю, ты обо мне больше не услышишь. Если ты струсил, то это твоя последняя возможность.

Но ты можешь и остаться. И в этом случае тебя ждет… что? Я думаю, ты назвал бы это обучением, но я предпочитаю иной термин … ммм … пожалуй, такой: освобождение. Да, освобождение! - громко выкрикнул Мистер. Видимо, тема свободы была особенно небезразлична ему, ибо он никогда не мог говорить о ней в спокойном тоне, но всегда почему-то кричал. - Я уже упоминал, что могу показать тебе путь к свободе, хотя для тебя подобного рода заявление звучит туманно, но здесь уж я ничего не могу поделать – предмет такой! Свобода – это очень туманная тема, даже для меня самого. Однако, я не рекламный агент – расхваливать свой товар не стану, и уговоров с меня уже достаточно. Уходи или оставайся. Только предупреждаю: если останешься, пути назад не будет. Итак? - Мистер пристально посмотрел на В. А В. недоумевал – к чему опять эти вопросы, он вроде бы уже согласился. Ну что ж, если хотите мне не жалко. И В. нЕхотя кивнул.

- Прелестно! - проворковал Мистер, явив в очередной раз разительную перемену в своем настроении. Только что он строил из себя грозного босса, а теперь стал похож на доброго старого дядюшку.

- И еще одно. Будь осторожен, - Мистер по-прежнему мило улыбался, но в его голосе ^ В. уловил некоторую твердость. - Береги себя, - добавил Мистер и его глаза блеснули стальным блеском. В. опешил. Что это? Теперь Мистер угрожает ему? Теперь, когда В. уже на все согласился? Эге, да здесь ведется нечестная игра! И счет явно не в пользу В....

- Леяна, детка! Поди сюда, пожалуйста! - прокричал вдруг Мистер куда-то в бесконечность. Мистер улыбнулся самой нежной улыбкой, какую только можно было представить на его насмешливом лице, и подозвал рукой кого-то, кто стоял за креслом В. В. обернулся, но высокое кресло мешало разглядеть таинственного пришельца.

Впрочем вскоре незнакомка сама вышла из-за кресла, явив себя всю. Она подошла к Мистеру и доверчиво положила руку ему на плечо. С ее шагами вдруг и разом из небытия выплыл весь кабинет Мистера, а темнота вернулась на бетонную стену, мгновенно свернувшись в крошечную неразличимую точку.

Сейчас на ^ В. смотрела блестящими темно-карими глазами стройная девушка, чье отражение В. мельком видел в зеркальной двЕри. Незнакомка была не очень высокой, но стройность прибавляла ей росту. Короткие, белые с золотым отливом кудряшки обрамляли ее лицо. На ней было красное платье, необычного кроя, но, по всему видно, прекрасно сшитое. Гранатовые украшения обвивали ее шею и руки. Она походила на разряженную куколку, даже лицо ее было несколько кукольным: пухлые щечки с ямочками, длинные ресницы и нежный румянец.

Если к Мистеру ^ В. сразу почувствовал неприязнь, то эту «детку», как назвал ее Мистер, нельзя было не любить. В. захотелось носить ее на руках, целовать, лелеять. Фу ты! В. встряхнул головой. Еще одно наваждение! В. безмолвно посмеялся над собой: «Эта сирена даже не начала петь, а я уже раскис». И все-таки В. чувствовал почти ревность к Мистеру, на чьем плече покоилась ее рука.

- Познакомься, деточка, это В., - церемонно сказал Мистер. – а это Леяна, мое сокровище! - Мистер любовно воззрился на Леяну. В. передернуло. Одна мысль о том, что есть какая-то связь между этим воздушным существом и Мистером, претила В. Он силился угадать, что за любовь у Мистера к Леяне. Может быть, она его родственница? Внучка? В. внимательно всматривался в черты лица девушки и Мистера, пытаясь найти сходство. Пожалуй, что-то общее есть, или ему это только кажется...

Леяна протянула ^ В. свою ручку, которую В. тихонько сжал. Такая маленькая, нежная рука! В. опять заволокло теплым туманом.

- Привет! - звонким голоском пропела Леяна.

- Привет, - откликнулся В. глухим хриплым голосом.

- Вот и славно! Вот и познакомились, - чему-то радовался Мистер, от души смеясь. Леяна как будто поняла его и тоже захихикала. Только В. ничего не понимал в их тайной игре и потому сидел дурак дураком и не смеялся. Нехорошее чувство зашевелилось в душе у В.: «Пожалуй, эта детка та еще штучка. Гляди, как спелись! Да уж, если он ее дядюшка или дедушка, то и на ее долю досталось семейного ехидства». В. решил глядеть в оба и не доверять ни дедушке, ни внучке.

- Солнышко, - ясное дело, такое обращение Мистера адресовалось не ^ В., а Леяне, - Ты ему покажи все, что нужно. Своди его на Дознание и на Базу. И комнату ему обеспечь, хорошо?

Леяна кивнула.

В. не очень понравилось упоминание про непонятное «дознание», и тем более он не представлял, причем здесь опять какие-то «комнаты», но возражать не решился.

- Увидимся на днях, - обратился Мистер к В. - Думаю, ты не будешь по мне скучать, - съехидничал он. - Не смею вас задерживать, дети мои. Идите и творите! - Мистер простер руки над их головами и закрутил кистями, выпроваживая своих подопечных.

В. удалился, увлекаемый зА руку Леяной (последнему обстоятельству он был несказанно рад).


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

Похожие:

Угорь на вертеле по-лангальски и бордовое вино iconУгорь на вертеле по-лангальски и бордовое вино
Да, да, свобода выбора, независимость личности. Вот тебе комната без дверей на тринадцатом этаже. Можешь выйти, если хочешь, в окно...
Угорь на вертеле по-лангальски и бордовое вино iconЧ. Г. Сперджен Сердце, отданное Богу
Когда же распорядитель отведал воды, сделавшейся вином, а он не знал, откуда это вино, знали только служители, почерпавшие воду,...
Угорь на вертеле по-лангальски и бордовое вино iconДжоанн Харрис Ежевичное вино Моему деду Эдвину Шорту, садоводу, виноделу...

Угорь на вертеле по-лангальски и бордовое вино iconКока кола 10 водка хортица 0,5 8
Вайт хорс 0,5 10 вино п сл красное испания 0,7 4 вино п сл белое испания 4
Угорь на вертеле по-лангальски и бордовое вино iconРэй Дуглас Брэдбери Вино из одуванчиков
Вино из одуванчиков автобиографическая проза и одновременно лирико-поэтическая сказка-притча одна из самых пронзительных и щемящих...
Угорь на вертеле по-лангальски и бордовое вино iconРэй Дуглас Брэдбери Вино из одуванчиков Рэй Брэдбери Вино из одуванчиков
Уолтеру А. Брэдбери, не дядюшке и не двоюродному брату, но, вне всякого сомнения, издателю и другу
Угорь на вертеле по-лангальски и бордовое вино iconФедеральный закон о государственном регулировании производства
С содержанием этилового спирта более 1,5 процента объема готовой продукции. Алкогольная продукция подразделяется на такие виды, как...
Угорь на вертеле по-лангальски и бордовое вино icon«Знакомство с Италией» 8 дней
Здесь продают вино, сделанное из винограда, выращенного в окрестностях, а самым знаменитым считается красное вино «Бычья кровь»....
Угорь на вертеле по-лангальски и бордовое вино iconВино во времена нового завета
Лук. 7: 33-34: «Ибо пришел Иоанн Креститель: ни хлеба не ест, ни вина не пьет; и говорите: в нем бес. Пришел Сын Человеческий: ест...
Угорь на вертеле по-лангальски и бордовое вино iconРэй Дуглас Брэдбери : Вино из одуванчиков Рэй Дуглас Брэдбери Вино из одуванчиков Рэй Брэдбери
Уолтеру А. Брэдбери, не дядюшке и не двоюродному брату, но, вне всякого сомнения, издателю и другу
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница