Университетский курс / Под общ ред проф. С а. Лебедева. М.: Фаир-пресс, 2003. 528 с. Философия: университетский курс под общей редакцией профессора С. А. Лебедева Москва 2003


НазваниеУниверситетский курс / Под общ ред проф. С а. Лебедева. М.: Фаир-пресс, 2003. 528 с. Философия: университетский курс под общей редакцией профессора С. А. Лебедева Москва 2003
страница1/39
Дата публикации19.03.2013
Размер6.56 Mb.
ТипУчебник
userdocs.ru > Философия > Учебник
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   39
Философия: Университетский курс / Под общ. ред. проф. С А. Лебедева. — М.: ФАИР-ПРЕСС, 2003. — 528 с.

ФИЛОСОФИЯ: УНИВЕРСИТЕТСКИЙ КУРС

Под общей редакцией профессора С. А. Лебедева

Москва 2003

УДК 101 ББК 87 Ф56

Учебник рекомендован Отделением по философии, политологии и религиоведению Учебно-методического объединения (УМО) по

классическому университетскому образованию

Председатель отделения профессор В. В. Миронов

Рецензенты акад. РАН, проф. А. А. Гусейнов, д-р филос наук,

проф. А П Алексеев, д-р филос наук, проф. А. Р. Познер

^ Авторский коллектив

Лебедев С А (руководитель авторского коллектива) доктор философских наук,

профессор (Предисловие, разд. I, гл 3, разд. И, гл 3, Заключение, Приложение), Апресян Ρ Γ — доктор философских наук, профессор (разд. V, гл 2), Барулин В. С. — доктор философских наук, профессор (разд. III, гл 2, 4), Борзенков В. Г. доктор философских наук, профессор (раза III, гл 5), Гиренок Φ. И. — доктор философских наук, профессор (разд. III, гл 3), Ильин В. В. — доктор философских наук, профессор (разд. I, гл I, 2,4, разд. II,

гл 1, 2, разд. HI, гл 1, разд. IV, гл 1, 2, 3, разд. V, гл I. 6), Каптеров И Я — доктор философских наук, профессор (разд. V, гл 3), Кочергин АИ— доктор философских наук, профессор (разд. IV, гл 4), Лебедев С Η — кандидат философских наук, доцент (разд. V, гл 5), Оганов А. А. — доктор философских наук, профессор (разд. V, гл 4), Юдин Б Г — член-корреспондент РАН, профессор (Предисловие, разд. ///, гл 5), Сапунов МБ— кандидат философских наук (редактор)

Ф56

Философия: Университетский курс / Под общ. ред. проф. С А. Лебедева. — М.: ФАИР-ПРЕСС, 2003. — 528 с.

ISBN 5-8183-0692-5

Авторы данного учебника — профессора Московского государственного университета им Μ В Ломоносова — стремились дать изложение основных направлений философской мысли не путем обзора истории философии, а с позиций понимания философии именно как теоретической формы мировоззрения, заключающегося в стремлении построить общую теорию универсальных ценностей сознания Вся книга написана в проблемном стиле, что дает возможность читателю полемизировать с авторами, познавая философию гуманитарных ценностей

Для студентов, магистров, аспирантов, а также для широкого круга читателей, интересующихся современными проблемами осмысления человеческого бытия.

УДК 101 ББК 87

Все право защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена a какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав

ISBN 5-8183-0692-5

© Оформление ФАИР-ПРЕСС, 2003

ПРЕДИСЛОВИЕ


В России сегодня выходит множество учебников и учебных пособий по философии, — написанных отечественными авторами или переводных; относительно кратких или весьма объемных; популярных, адресованных тем, кто только начинает изучать философию, или достаточно сложных — для желающих углубить свои познания; подготовленных, если можно так выразиться, солистами либо авторскими ансамблями. Практически необозримо многообразие философских предпочтений и идейных установок, которыми руководствуются авторы. Такова нынешняя реальность — от былого казенного единомыслия не осталось и следа: больше нет единственно верного учения, которое можно было только лучше или хуже перелагать. А это значит, что и ответственность за то, что и как излагается в том или ином учебнике, в полной мере ложится на его создателей — нравится им это или нет.

Говоря о данном учебнике, хотелось бы отметить три его особенности. Во-первых, авторы стремились дать изложение основных направлений философской мысли и основных проблем не методом обзора истории философии или даже рациональной реконструкции ее важнейших систем (такой подход сегодня превалирует в большинстве новейших отечественных учебников по философии, а также в лекционных курсах в вузах), а с позиций понимания философии именно как теоретической формы мировоззрения. Последнее с необходимостью предполагает конструирование в философии специфического для нее мира идеальных объектов и теоретических мировоззренческих схем. В этом отношении философия выступает определенной антитезой не только таким формам мировоззрения, как мифология, религия, искусство, но и обыденному мировоззрению,

3

так называемому «здравому смыслу». История философии может лишь дополнять теорию философии, но ни в коем случае не подменять ее. В данном случае имеет место полная аналогия отношению между любой научной теорией и соответствующей историей науки, элементом которой она является. Второй особенностью данного учебника является отказ авторского коллектива от традиционного «диаматовского» понимания предмета философии как «науки о наиболее общих законах развития природы, общества и мышления». Мы считаем более правильным исторически исходное понимание философии именно как любомудрия, заключающегося, на наш взгляд, в стремлении философов построить общую теорию универсальных ценностей сознания (благо, истина, добро, справедливость, красота) как наиболее адаптивных и целесообразных с точки зрения интересов социума и отдельной личности общих целей, ориентиров и идеалов человеческого бытия. Такое понимание предмета философии ни в коей мере не означает какого-либо умаления, а тем более отрицания необходимости разработки в рамках философии онтологической проблематики, философской теории бытия. Оно означает лишь то, что в философии онтология не может иметь самодовлеющего характера, будучи никак не связанной с коренными целями человеческого существования, адаптационными потребностями и возможностями человека. И, наконец, третьей особенностью данного учебника является убежденность авторов в том, что наиболее адекватной формой изложения и обоснования философских концепций и теорий (в отличие, скажем, от изложения содержания конкретно научных теорий) является проблемный стиль. Последний означает постоянное использование метода альтернатив, диалога, полилога, сравнительного анализа, рационального взвешивания и оценки «плюсов» и «минусов» различных, логически возможных, не противоречивых, содержательно значимых и даже радикально отрицающих друг друга позиций в решении мировоззренческих вопросов. Если верно, что вне спора, вне диалога, вне высокого мысленного напряжения истина рождена быть не может, то в наибольшей степени это относится именно к философии, ценностно-аксиоматической сфере человеческого сознания и познания. Не случайно проблемы, изучаемые философией, обычно относят к числу «вечных», то есть таких, которые не могут быть решены раз и навсегда.

4

Благодаря вышеперечисленным особенностям данного учебника вполне естественно то, что в центре внимания его авторов — гуманитарная тематика. В силу этого в нем сравнительно мало — существенно меньше, чем это обычно бывает, — места занимает рассмотрение вопросов, касающихся философского осмысления природы и ее познания в рамках естественных наук. В то же время обширные разделы посвящены таким темам, как философская антропология и мир ценностей. По-видимому, подобная расстановка акцентов требует некоторых пояснений.

В этой связи следует обратить внимание прежде всего на то, что обращение к проблематике человека — в форме ли философской антропологии либо в иных формах — является одной из наиболее заметных тенденций философской мысли на рубеже тысячелетий. Конечно, интерес философов к проблеме человека вовсе не является открытием последнего времени — так или иначе она во все времена была в центре их внимания. Отличительная особенность последнего времени состоит в том, что эта проблема раскрывается не только в привычных, хорошо известных, но и в совершенно новых измерениях.

Доминирующая роль темы человека в современной философии в значительной мере является отражением тех многообразных и основательных перемен, которые претерпевает сегодня гуманитарное познание в целом. Гуманитарные науки традиционно имели дело с миром ценностей — их осмыслением и переосмыслением, их выражением и акцентировкой, их выявлением и даже утверждением и формированием. Естественно, такая их роль сохраняется и сегодня; тем не менее их общественное бытие уже не ограничивается этим.

Реальностью, хотя далеко не всегда и не всеми осознаваемой, становится и новая роль гуманитарного знания, когда оно обретает прикладные функции или, если угодно, технологизируется, выступая в облике гуманитарных практик и гуманитарных технологий. В первом случае речь идет о возможностях усиления и реализации, культивирования гуманитарного, — а значит, собственно человеческого, — содержания в жизненном мире человека. Ведь это собственно человеческое не является прирожденным, не записано в генах — о чем не стоит забывать даже и в век торжества генетики. Оно может и должно быть раскрыто, развито, актуализировано. Так было всегда, и в известном смысле можно говорить об извеч-

5

ном существовании гуманитарных практик; сегодня, однако, гуманитарные практики не только воспроизводятся через механизмы традиций — они начинают осознанно и целенаправленно конструироваться и реконструироваться.

Что касается гуманитарных технологий, то сфера их применимости — пока, впрочем, во многом потенциальная — существенно шире. В этом случае имеется в виду «очеловечение», гуманизация окружающего нас технического и социального мира, прежде всего — тех новшеств, которые непрерывным потоком врываются в этот мир. В перспективе каждое такое новшество до того, как оно войдет в жизнь людей, должно быть проверено на предмет его «совместимости» с людьми, риска нанесения им вреда, пусть и ненамеренного. И эта двуединая задача в значительной мере ложится на гуманитарное знание. С одной стороны, речь идет об оценке того, какие возможности и вместе с тем какие опасности несет данное новшество человеку; с другой стороны — удовлетворение каких именно запросов и потребностей человека может и должно выступать в качестве приоритетов при проектировании технических и социальных новшеств.

Очевидно, всякий раз эта задача носит междисциплинарный характер; к сожалению, пока что далеко не для всех очевидно, что решение ее может быть адекватным только тогда, когда в полной мере используются специфические возможности и средства гуманитарного знания. Но, тем не менее, тенденция такова, что эта сфера приложения гуманитарного знания становится все более значимой, обычной практикой становится то, что подготовка и реализация сколько-нибудь значимых научно-технических и социальных проектов включает в качестве необходимой составной части как предварительную гуманитарную оценку и экспертизу, так и сопровождающий их гуманитарный мониторинг. Разумеется, поскольку в целом такого рода деятельность находится в стадии становления, и конкретные формы ее организации и проведения, и используемая в ней терминология чрезвычайно далеки от единообразия и упорядоченности.

Более того, и сами концептуальные разработки в области философии и гуманитарных наук обретают новые формы существования в жизни общества. Они могут находить и реально находят применение независимо от степени их теоретической обоснованно-

6

ста, разработанности и законченности. В этом своем применении они выступают в качестве идейной основы тех или иных общественных движений, политических акций, социальных программ и т. п. Имеет смысл задуматься о том, что производство (и применение) таких концептуальных продуктов гуманитарного знания приобретает массовый характер, становясь по сути дела родом индустрии.

Все эти тенденции в развитии как философии, так и гуманитарного знания в целом сами, в свою очередь, являются выражением тех глубочайших перемен, которые происходят в жизни человека и общества. Один из векторов этих перемен опять-таки тесно связан с проблематикой человека, а именно — с переосмыслением и, более того, переструктурированием взаимоотношений между человеком и обществом. И научно-техническое, и социальное развитие в последние десятилетия демонстрирует одну характерную особенность — неуклонно возрастающую роль человека, отдельного индивида.

Если говорить о научно-техническом прогрессе, то здесь несомненной очевидностью является быстрый рост возможностей и могущества человека. (Увы, одним из неприятных последствий этого процесса является то, что пресловутый «человеческий фактор» оказывается причиной все более масштабных и разрушительных катастроф.) Вместе с тем имеет смысл обратить внимание и на следующее. Если в начале и в середине прошлого столетия техническая мощь человека ассоциировалась прежде всего с циклопическими размерами его творений — таких, как гидроэлектростанция, атомоход, шагающий экскаватор, гигантские электронно-счетные машины, то в наши дни наиболее характерные символы технического прогресса соразмерны человеку. К их числу мы прежде всего относим все то быстро разрастающееся многообразие информационных технологий, которое реализуется в масштабах персонального компьютера. Еще один современный символ могущества науки и техники — биомедицинские технологии, которые по определению со-масштабны человеку и сегодня позволяют осуществлять манипуляции с генами человека на молекулярном уровне.

Таким образом, научно-технический прогресс все более ориентируется на интересы и нужды отдельного человека, который выступает в качестве главного потребителя того, что дает этот прогресс. Но, более того, сами эти интересы и нужды (и, заметим, те

7

социально-гуманитарные технологии, которые их в значительной мере формируют) являются стимулом, во многом определяющим направления и темпы научно-технического прогресса.

Может быть, не столь выпуклы, но не менее значительны и те тенденции социального развития, в ходе которых опять-таки все более значимым становится место человека в обществе. Наиболее важная из этих тенденций — неуклонное расширение возможностей (а вместе с тем и необходимости) выбора, открывающихся перед человеком, и тех жизненных пространств, в которых он действует в качестве автономной личности. Разумеется, в этой тенденции есть свои не только позитивные, но и негативные стороны, поскольку она открывает новые возможности также и для капризного и — в силу колоссальной технической мощи отдельного человека — весьма опасного своеволия.

Древняя китайская мудрость предписывает сочувствовать тем, кому довелось жить в эпоху перемен. С этой точки зрения вполне заслуживают сочувствия и россияне, и все нынешние обитатели планеты. Но философия, как было сказано уже давно, не вправе ограничиваться этим. Ей надлежит стремиться к пониманию происходящего. И такое стремление в наши бурные времена представляется особенно важным; именно стремлением понять и объяснить происходящее и руководствовались авторы данного учебника.

В замечательной книге испанского философа Хосе Ортеги-и-Гассета «Что такое философия?» сформулирована одна из актуальных и вместе с тем глубоко философских проблем: «Какова основная тема нашего времени?» Постановка такой проблемы невозможна в рамках традиционной академической философии, обсуждающей вечные метафизические вопросы о структуре и законах мира, познания, общества, человека. Эта холодно-рассудочная «метафизика» обращена лицом к вечности и в этом видит свое призвание. Проблема же, сформулированная Ортегой, заключает в себе страсть, энергию и злободневность, сразу помещая мыслителя в точку пересечения настоящего и будущего. Находясь в подобной пограничной ситуации, философ физически ощущает на себе груз огромной когнитивной ответственности, так как любой ответ на поставленный вопрос существенно программирует возможное будущее человечества. Подобного рода проблемы и образуют ядро современной философии, которое обращено к жизненному миру человека, ибо

8

«основная тема нашего времени» тождественна не только «основному смыслу существования данного поколения и его историческому призванию», но и «твоему личному участию и смыслу жизни в данном тебе историческом отрезке времени». Ответ на вопрос о судьбе поколения европейцев 20 — 40-х годов XX века Ортега видел в раскрепощении присущей этому поколению жизненной энергии от «культурных оков» традиционного буржуазного общества с его идеями разумной организации всех социальных институтов (школы, семьи, производства, искусства, религии, социальных коммуникаций и т. п.). Не жизнь должна подчиняться культуре и ее установлениям, а культура должна чутко прислушиваться к ритмам и зову жизни, способствуя максимальному раскрытию ее творческих потенций, — вот основной философский тезис Ортеги, рассматривавшийся им как жизненный девиз его поколения.

Здесь не место обсуждать, насколько прав или не прав был Ортега в отношении своего поколения, насколько верным вообще является рассмотрение связки «культура — жизнь» в смысле первичности—вторичности и противопоставления одного другому. По всей видимости, отношение между культурой и жизнью имеет в целом маятниковый характер, если признать за культурой непреходящую положительную роль в организации, формообразовании и структурировании жизненной энергии общества, социальной группы или даже отдельной личности. Дело в другом. А именно — в точном фокусировании Ортегой смысловых жизненных проблем человека и социума в качестве главного предмета и назначения философии. Это призыв мыслителя вернуться после длительного господства в Европе рассудочно-сциентистских философских построений метафизического и позитивистского толка к аутентичному пониманию философии как любви к мудрости, обсуждению и анализу, фундаментальных проблем жизни и смерти человека, его судьбы и предназначения, свободы и необходимости, блага и зла, истины и лжи, красоты и безобразия, гуманности и жестокости, любви и ненависти, всех жизненных и ценностных измерений человека.

Конечно, бывают стабильные эпохи, когда жизнь общества полностью подчинена установившимся ценностям культуры, которые кажутся вечными, трансцендентными и т. д. Но они всегда сменяются эпохами перемен, когда спонтанно накопившееся множество мутаций, нововведений достигает критического уровня.

9

Таящаяся в них колоссальная жизненная энергия требует выхода за рамки сложившихся культурных матриц. В конечном счете жизненный поток подтачивает и разрушает их, «взыскуя» новой культуры, соответствующей изменившимся жизненным реалиям. В эпоху социальных перемен вступает в действие механизм диалектики жизни (с ее императивами правды, жизненного порыва, самоутверждения, наслаждения) и культуры (с императивами истины, добра, красоты). Атака на разум как основу, орудие, средство и механизм порождения культуры является в переходные периоды закономерной и неизбежной. В нашу эпоху наиболее ярким мировоззренческим течением, воплощающим, с одной стороны, требование времени, а с другой — выражающим протест против всей современной культуры как целого, является, несомненно, постмодернизм. Конечно, постмодернизм (как и всякий «изм») не способен убить культуру вообще, да он на это и не претендует. Он лишь призывает максимально критически оценить претензии старой (модернистской, индустриальной) культуры и создать радикально новую культуру, соответствующую уникальной исторической ситуации, в которой живет современный человек. Нет сомнения в том, что очередная «жизненная» буря человечества уляжется, войдет в рамки новых культурных форм, что со временем будет достигнут необходимый баланс жизни и культуры на очередном, очень крутом витке человеческого бытия. Каким будет этот баланс? Сегодня этого никто с определенностью сказать не может. Но контуры главных ценностей будущей культуры уже постепенно вырисовываются: культурный плюрализм, свобода личности, высокая и ответственная культура компромисса и консенсуса между индивидами, социальными стратами, нациями, странами, религиями, человечеством и Космосом. Вот основная тема нашего времени, тема человечества XXI века.

10
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   39

Похожие:

Университетский курс / Под общ ред проф. С а. Лебедева. М.: Фаир-пресс, 2003. 528 с. Философия: университетский курс под общей редакцией профессора С. А. Лебедева Москва 2003 iconУчебное пособие / Под ред проф. Г. В. Драча. М.: Альфа-М, 2003. 432...
Под редакцией профессора Г. В. Драча Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия по...
Университетский курс / Под общ ред проф. С а. Лебедева. М.: Фаир-пресс, 2003. 528 с. Философия: университетский курс под общей редакцией профессора С. А. Лебедева Москва 2003 iconУчебник Под редакцией проф. И. А. Гобозова удк 1 (091) ббк 60. 5 С 69 Социальная философия.
Социальная философия. Учебник. Под редакцией И. А. Гобозова. М.: Издатель Савин С. А., 2003. 528 с
Университетский курс / Под общ ред проф. С а. Лебедева. М.: Фаир-пресс, 2003. 528 с. Философия: университетский курс под общей редакцией профессора С. А. Лебедева Москва 2003 iconЛитература: Философия: Курс лекций: учебное пособие для студентов./...
Философия: Курс лекций: учебное пособие для студентов./ Под общей ред. В. Л. Калашникова. М. 1999. с. 6 – 17
Университетский курс / Под общ ред проф. С а. Лебедева. М.: Фаир-пресс, 2003. 528 с. Философия: университетский курс под общей редакцией профессора С. А. Лебедева Москва 2003 iconПрактический курс английского языка 4 курс Под редакцией В. Д. Аракина...
Практический курс английского языка. 4 курс: П69 Учеб для педвузов по спец. «Иностр яз.» / Под ред. В. Д. Аракина. 4-е изд., перераб...
Университетский курс / Под общ ред проф. С а. Лебедева. М.: Фаир-пресс, 2003. 528 с. Философия: университетский курс под общей редакцией профессора С. А. Лебедева Москва 2003 iconКурс экономической теории учебник Издание 4-е, дополненное и переработанное...
Иппк мгу им. М. В. Ломоносова; доктор экономических наук, профессор Пороховский А. А
Университетский курс / Под общ ред проф. С а. Лебедева. М.: Фаир-пресс, 2003. 528 с. Философия: университетский курс под общей редакцией профессора С. А. Лебедева Москва 2003 iconЛитература: Дипломатический словарь /под редакцией А. А. Громыко. М., 1986
История России с древнейших времен до 1861 г. / под редакцией Н. И. Павленко. – М., 2003
Университетский курс / Под общ ред проф. С а. Лебедева. М.: Фаир-пресс, 2003. 528 с. Философия: университетский курс под общей редакцией профессора С. А. Лебедева Москва 2003 iconПланы семинарских занятий и задания для самостоятельной работы студентов...
З. Д. Ильина, А. Ю. Бунин, Е. А. Добросердова, О. В. Лебедева / Под ред д и н., проф. З. Д. Ильиной. 2-е изд., перераб и доп.– Курск:...
Университетский курс / Под общ ред проф. С а. Лебедева. М.: Фаир-пресс, 2003. 528 с. Философия: университетский курс под общей редакцией профессора С. А. Лебедева Москва 2003 iconЛебедева М. М. Ji 33 Мировая политика: Учебник для вузов / М. М. Лебедева. 2-е изд., испр и доп
Неизвестный авторМировая политика Лебедева М. М учебник 2007 -365сru-ru неизвестный
Университетский курс / Под общ ред проф. С а. Лебедева. М.: Фаир-пресс, 2003. 528 с. Философия: университетский курс под общей редакцией профессора С. А. Лебедева Москва 2003 iconТезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под...
Рефлексивные процессы и управление Тезисы IV международного симпозиума 79 октября 2003 г
Университетский курс / Под общ ред проф. С а. Лебедева. М.: Фаир-пресс, 2003. 528 с. Философия: университетский курс под общей редакцией профессора С. А. Лебедева Москва 2003 iconВ. Н. Буробина
Адвокатская деятельность: Учебно-практическое пособие / Под общ ред канд юр наук В. Н. Буробина. Изд. 2-е, перераб и допол. М.: «Икф...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница