Мэй Р. М497 Сила и невинность


НазваниеМэй Р. М497 Сила и невинность
страница2/18
Дата публикации07.03.2013
Размер2.99 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
Глава 1.

^ БЕЗУМИЕ И БЕССИЛИЕ

Везде, где находил я живое.

находил я и волю к власти.

Фридрих Ницше

«Так говорил Заратустра»

Сила необходима всему живому. Человек, много лет тому назад брошенный на пустынную поверхность Зем­ли с надеждой и наказом выжить, обнаруживал, что вынужден постоянно прибегать к силе и сопротивляться враждебным силам в своей борьбе за землю и с сороди­чами. За все эти века так и не обретя безопасности, ограниченный в своих возможностях, слабый, одоле­ваемый болезнями и, в конце концов, умирающий, он тем не менее утверждает свои силы в творчестве, одним из продуктов которого является цивилизация.

Английское слово power («сила», «власть») про­исходит от латинского posse, означающего «быть спо­собным». Стоит ребенку родиться, как мы обнаружи­ваем в его поведении признаки пробуждающейся силы в том, как он плачет и размахивает ручонками, тре­буя, чтобы его покормили. Кооперативная, дружелюб­ная сторона жизни сосуществует с борьбой и властью, но ни тем, ни другим не следует пренебрегать, если мы ждем от жизни удовлетворения. Благодарное при­нятие земных благ и поддержки собратьев достигает­ся не отказом от силы, но использованием ее с учетом интересов других.

16

Способность младенца удовлетворять простейшие потребности превращается у взрослого в борьбу за са­мооценку, за чувство собственной значимости. Именно в этом заключается психологический смысл его жизни, в отличие от биологического смысла у ребенка. Жаж­да признания становится центральной психологичес­кой потребностью: я должен быть способен заявить, что я есть, суметь утвердить себя в мире, в который, благодаря моей способности утверждать себя, я вно­шу смысл, я творю смысл. И я должен делать это, несмотря на величественное безразличие природы ко всем моим стараниям.

Для понимания провозглашенной Ницше «воли к власти» следует помнить, что он не имел в виду «волю» и «власть» в современном значении, в смыс­ле конкуренции, — скорее, он подразумевал само­реализацию и самоактуализацию. Если мы переста­нем воспринимать понятие «власть» исключительно в негативном контексте, нам будет проще согласить­ся с Ницше.

Я ни в коей мере не толкую «власть» как негатив­ную категорию, применимую лишь к нашим недругам (например, ими движет жажда власти, а мы руковод­ствуемся желанием добра, разумом и моралью); напро­тив, я использую это понятие для описания фундамен­тального аспекта процесса жизни. Силу и власть не следует идентифицировать с самой жизнью: в челове­ческом существовании есть немало того, что может быть связанным и обычно связано с силой, как например, любопытство, любовь, творчество, но что само по себе не следует с нею отождествлять. Но если пренебречь фактором силы, что зачастую и происходит в паше время, как реакция на разрушительные эффекты зло­употребления ею, мы упустим из виду ценности, чрез-

17

вычаино важные для нашего человеческого существо­вания1 .

Значительную часть человеческой жизни можно рассматривать как конфликт между силой (то есть способностью эффективно влиять на других, обретать в отношениях с другими людьми чувство собственной значимости), с одной стороны, и бессилием — с дру­гой. В этом конфликте нашим усилиям серьезно пре­пятствует тот факт, что мы отторгаем и то и другое: первое — из-за негативной окраски, связанной с «жаждой власти», второе — из-за страха признать собственное бессилие.

Стоит лишь назвать бессилие его более понятным именем — беспомощностью или слабостью, как мно­гие почувствуют, сколь сильно они им отягощены. «Действительно, ни одна из социальных эмоций не получила сегодня такого распространения, как убеж­дение в собственном бессилии, — пишет Артур Шле­зингер. — Это ощущение того, что ты загнан, что тебя преследуют»2. Ганс Моргентау комментирует это с точки зрения политики: «Правление большинства, к которому веками стремилось человечество, привело к положению, при котором люди в гораздо большей сте­пени бессильны и неспособны влиять на свое прави­тельство, чем 150 лет назад»3. Маховик государства

1 Г.С.Салливан пишет: «Особенно важно учитывать состояния, характеризующиеся ощущением силы или способности. Обыч­но они гораздо важнее для человека, чем импульсы, исходящие от чувства голода или жажды... Мы, похоже, рождаемся с ка­ким-то подобием мотива власти» (Sullivan H.S. Conceptions of Modern Psychiatry. N.Y.: W.W.Norton, 1953. P. 6).

1 Schlesinger A.M. The Spirit of 70 Newsweek, July 6. 1970. P. 20-34.

3 New York Times, May 29, 1969.

18

движется, не замечая нас с вами, и сегодня множе­ству людей приходится свыкаться с жизнью без при­вычной уверенности в том, что Америка самая мо­гущественная страна мира, уверенности, с которой, сколь бы необоснованной она ни являлась, многие свя­зывали чувство своего статуса.

Признать чувство собственного бессилия, того, что мы неспособны влиять на других, что мы значим мало, что ценности, которым наши родители посвя­щали свою жизнь, для нас утратили свою важность, что мы ощущаем себя, пользуясь словами У.Х.Оде-на*, «безликими Другими», безразличными для окру­жающих нас людей и, тем самым никчемными для самих себя, — действительно, чрезвычайно сложно. Не припомню за последние четыре десятилетия** вре­мени, когда так много говорилось бы о потенциале и возможностях человека, в то время как у самого чело­века было так мало уверенности в своей способности что-либо изменить психологически или политически. Все эти разговоры, по меньшей мере отчасти, пред­ставляют собой компенсаторный симптом, вызванный тревожащим нас осознанием утраты силы.

Так что неудивительно, что в наше время, когда мы располагаем реальной возможностью стереть друг друга с лица Земли, некоторые призывают прекра­тить эксперимент над человечеством. В своем прези­дентском послании Американской психологической ассоциации 4 сентября 1971 г. д-р Кеннет Кларк ут­верждал, что «мы живем во время, слишком опасное

* ^ Уистен Хью Оден (1907- 1973) - выдающийся англо­американский поэт, существенно реформировавший поэтичес­кий язык XX столетия. — Примеч. редактора.

** Книга Р.Мэя впервые опубликована в 1972 году. — ^ Примеч. редактора.

19

для того, чтобы доверять настроению или мнению че­ловеческого индивида... Мы более не способны конт­ролировать власть предержащих, и поэтому должны прибегнуть к использованию успокоительных лекар­ственных средств для контроля наших руководите­лей»4 . Мы можем с пониманием отнестись к этим сло­вам отчаяния, особенно учитывая, что доктор Кларк не понаслышке знает жизнь Гарлема и бесправие чер­нокожих, что и подвигло его на такое предложение. Однако это не мешает нам также признать, что, в то время, как мы с тревогой узнаем об открытии новых веществ, якобы предназначенных для исцеления со­временного человека от его агрессивности и культива­ции в нем духа «сотрудничества», применение таких средств связано с деперсонализацией и потерей чув­ства личной ответственности. Подобная альтернатива на деле означала бы постепенный отказ от нашей че­ловечности.

Другие психологи, отмечая, что мы не очень-то преуспели в контролировании самих себя, предлага­ют взять на себя контроль над нами с помощью опе-рантного обусловливания. Мы слышим о новых мето­дах воспитания детей, предназначенных отучить их от проявлений агрессии, сделать их послушными и кроткими. Неужели, спрашиваю я себя с тревогой, все от отчаяния забыли роман Герберта Уэллса «Машина времени», где люди разделены на две группы: боль­шинство одомашнено до тупой коровьей пассивности, их плоть мягка и нежна, и они служат пищей для группы сильнейших — «техников»?

Эти так называемые «теории сдавших нервов» происходят от верных по своей сути наблюдений, что

1 Clark К. В. Presidental address to the American Psychological Association. Washington: D.C., Sept. 4, 1971.

20

применение силы причинило колоссальный вред со­временному миру. Предложения, содержащиеся в них, имеют двойную привлекательность, так как от­ражают реакцию на власть и одновременно сулят уто­пию. Они вероятно получат широкую поддержку сре­ди людей, обеспокоенных бессилием и надеющихся, вопреки здравому смыслу, найти какую-то замену власти. Как говорит Дэвид Макклеллан: «Обеспоко­енность американцев возможностью злоупотребления властью порой граничит с невротической навязчиво­стью»0 . Однако важный вопрос заключается не в том, справедливы или нет эти теории, а скорее в том, не случится ли так, что пытаясь избавиться от агрес­сивных тенденций, мы тем самым откажемся от цен­ностей, жизненно важных для нашей человеческой природы, таких, как например: самоутверждение и уверенность в себе? И не усугубим ли мы тогда наше чувство беспомощности, подготовив тем самым поч­ву для взрыва насилия, ни с чем не сравнимого по своим масштабам? ,, /)^?,<. .

Ибо насилие коренится в бессилии и апатии. Да, агрессия так часто и регулярно перерастала в наси­лие, что общее отвращение и страх перед пей зако­номерны. Но из виду упускают то, что состояние бес­силия, которое приводит к апатии и может быть обострено упомянутыми выше планами искоренения агрессии, и является источником насилия. Лишая лю­дей силы, мы способствуем проявлениям агрессии, а не ее обузданию. Акты насилия в нашем обществе совершаются зачастую теми, кто стремится укрепить 5.вою самооценку, защитить свой собственный «образ себя», продемонстрировать свою значимость. Какой

' McClellan D. The Two Faces of Power Journal of Interna­tional Affairs. V. XXIV. 1970. № 1. P. 44.

21

бы ошибочной или порочной ни была такая моти­вация, все равно она является проявлением пози­тивных межличностных потребностей. Мы не можем игнорировать тот факт, что, независимо от того, сколько усилий может потребоваться для направле­ния их в другое русло, сами по себе эти потребности конструктивны. Насилие происходит не от избытка силы, а от бессилия. Как однажды точно заметила Ханна Арендт, насилие есть выражение бессилия.

1. Бессилие развращает

Связь между бессилием и психозом привлекла мое внимание уже давно, когда я только начинал рабо­тать психотерапевтом. У страдающих психическими расстройствами людей психотерапевты могут наблю­дать крайние формы поведения и переживаний, при­сущих всем людям. Подтверждались слова Эдгара Фриденберга: «Любая слабость способна развратить, а бессилие развращает абсолютно»6.

Присцилла, молодая музыкантша, была одной из первых моих пациенток. Специалист, давший ей тест Роршаха, сказал, «что она одной ногой в шизофре­нии, а другой стоит на банановой кожуре». В ходе наших сеансов она пускалась в пространные сравне­ния музыки, производимой гудками поездов из Нью-арка и Ныо-Брунсвика. Я по большей части не имел ни малейшего представления, о чем она говорит, — и она это понимала. Но, похоже, она нуждалась во мне как в человеке, способном ее выслушать, стремящем­ся ее понять, независимо от того, насколько мне это удавалось. При этом ей было в определенной мерс

6 Friedenberg E.Z. Coming of Age in America. N.Y.: Random House, 1965. P. 47-48.

22

присуще чувство собственного достоинства и чувство юмора, что очень помогало мне в работе с ней.

Она была неспособна разозлиться ни на меня, ни на своих родителей, ни на кого-либо вообще. Ее са­мооценка была так зыбка и размыта, что казалась вовсе отсутствующей. Однажды молодой человек из хора, в котором она пела, пригласил ее сходить с ним на концерт. Она согласилась. Но йа следующий день, одолеваемая сомнениями, она позвонила ему, чтобы сказать: «Ты не обязан меня приглашать, если тебе не хочется». Ей не хватало уверенности в себе, чтобы просто представить, что кому-то может захотеться пригласить ее на концерт. Когда в возрасте восьми — девяти лет она играла в футбол с мальчиком чуть стар­ше ее, он толкал ее так сильно, что ей становилось больно. Другой ребенок закричал бы на мальчика, полез бы в драку, заплакал или попросту отказался бы играть, — все это — хорошие ли, плохие, — спо­собы справиться с ситуацией. Но Присцилла не уме­ла воспользоваться ни одним из них; она лишь сиде­ла на земле и смотрела па мальчика, думая, что ему не следовало толкать ее так сильно.

Когда она, как часто случалось, подвергалась экс­плуатации — финансовой или сексуальной, — у нее не было способов защиты, она не могла провести ли­нии, за которой она твердо сказала бы «нет», она не могла опереться на чувство гнева. (Порой кажется, что такие люди просто приглашают воспользоваться собой — по крайней мере, это дает им ощущение вов­леченности в отношения и собственной значимости). Из-за ее неспособности разозлиться, вытекало, как не­пременное следствие, глубокое чувство бессилия и практически полной невозможности влиять на других людей в межличностных отношениях.

23

Но у таких людей есть и другая сторона, противо­положная, как я впоследствии убедился, работая с пограничными расстройствами. Сны Присциллы были наполнены образами расчлененных тел в мешках, крови, битв — другими словами, в них было столько же жестокости, сколько кротости она обнаруживала в обычной жизни.

С того времени, и во многом благодаря этой де­вушке, я часто размышлял о связи между бессилием и безумием. Я намеренно подчеркиваю оба смысла сло­ва «безумный»: безумная ярость, переходящая в на­силие, и исторически сложившееся в психиатрии оп­ределение безумия как психопатологии. Между ними есть связь, и это двойственное словоупотребление мо­жет привести нас к самому корню проблемы.

Мы знаем, что для всех психически больных ха­рактерно бессилие, сопровождаемое постоянной тре­вогой, являющейся одновременно его причиной и следствием. Сами пациенты так прочно сживаются с собственной никчемностью, что принимают ее как данность, пытаясь наивными и неуклюжими жеста­ми придать себе хоть какую-то значительность. Од­нажды в середине дня ко мне на прием пришла де­вушка-подросток в вечернем платье с кринолином, возможно, в своем самом красивом наряде — жест, показывающий, насколько она нуждалась в моем внимании и участии, не осознавая, что скорее всего это было бы воспринято как нечто неуместное.

Когда человек вроде Присциллы больше не в со­стоянии так жить, что-то в нем надламывается, и он впадает в полное безумие. Он становится своей пря­мой противоположностью. Жестокость снов Присцил­лы наполняет ее реальную жизнь. Человек лишается разума, и не случайно многие века психоз назывался

24

безумием. В ярости на всех, включая самого себя, че­ловек угрожает совершить, и даже совершает, само­убийство, режет себе вены, размазывает свою кровь по больничным дверям, драматизируя свою потреб­ность во внимании врачей и санитаров. Он соверша­ет насилие над собой и над любым, на кого проециру­ется его ярость.

Похожие явления мы видим и у других пациен­тов. В автобиографической повести о собственной шизофрении «Я не сулила тебе розовый сад» Ханна Грин рассказывает, как в возрасте шестнадцати лет была помещена в клинику Честнат Лодж. Она была воплощением послушания и кротости, никогда ни на кого не злилась. Когда ей было нужно, она удалялась в собственный мифический мир и беседовала с насе­лявшими его воображаемыми существами. Доктор Фрида Фромм-Райхман, лечивший ее психиатр, от­носилась к этой мифологии с уважением, уверяя Хан­ну, что не станет отбирать у нее эти фантазии, пока она в них нуждается. Но однажды летом Фромм-Рай­хман уехала в Европу, и к девушке был приставлен другой, молодой врач. Он отважно перешел в наступ­ление, стремясь сокрушить ее мифический мирок. Ре­зультаты были катастрофическими. В припадке ярос­ти пациентка подожгла себя и свои вещи, оставив на своем теле шрамы на всю жизнь. Ошибкой молодого доктора была его неспособность признать тот факт, что мифология придавала существованию Ханны зна­чимость. Вопрос заключался не в том, верна такая мифология с теоретической точки зрения или нет, но в том, какую функцию она выполняла. Эта тихая па­циентка, на первый взгляд неспособная на какие-либо агрессивные действия, от кротости в одно мгновение перешла к буйной ярости.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Похожие:

Мэй Р. М497 Сила и невинность iconАйну Мэй Гаскин Айна-Мэй Гаскин и битва за домашние роды. Айна Мэй...
Бостоне, акушерки со всей Америки и одна австралийская акушерка, проходящая здесь под кличкой Макка. Они приехали в этот уголок южного...
Мэй Р. М497 Сила и невинность iconМэй Пэнг было всего двадцать два года, но она стала очень полезным...
Леннона за мир, даже протаскивала чемоданы, набитые одеждой Йоко, через таможню. Капризы Леннонов были для нее законом, и какими...
Мэй Р. М497 Сила и невинность iconНерассказанная история
Леннона за мир, даже протаскивала чемоданы, набитые одеждой Йоко, через таможню. Капризы Леннонов были для нее законом, и какими...
Мэй Р. М497 Сила и невинность iconЛуиза Мэй Олкотт Хорошие жены Маленькие женщины 2 Луиза Мэй Олкотт Хорошие жены Глава 1
«слишком много про любовь» (не думаю, чтобы такой упрек высказали мне мои юные читатели), мне остается лишь отвечать вместе с миссис...
Мэй Р. М497 Сила и невинность iconМэй Р. Искусство психологического консультирования/Пер с англ. Т. К. Кругловой
Мэй Р. Искусство психологического консультирования/Пер с англ. Т. К. Кругловой.– М.: Независимая фирма "Класс"
Мэй Р. М497 Сила и невинность iconГо плечевого пояса (свпп) по следующей
Ис = свпп + сила кисти правой руки + сила кисти левой руки + сила мышц спины + сила мышц ног + жел
Мэй Р. М497 Сила и невинность iconV 0 – Convert to fb2 NickNem
РичардБрэнсон8da68d7d-3cda-102a-beed-8abf20638fa5Теряя невинность. Автобиография
Мэй Р. М497 Сила и невинность iconАрхимедова сила
В сосуде с водой плавает шар, на половину погрузившись в воду. Изменится ли глубина погружения шара, если этот сосуд перенести на...
Мэй Р. М497 Сила и невинность iconАннотация Роман «Сила и слава»
Роман «Сила и слава» (1940) повествует о политических гонения на католическую церковь в Мексике, герой которого, греховодник, 'пьющий...
Мэй Р. М497 Сила и невинность iconHttp :// www intuit ru / department / security / networksec /3/ networksec html
Сила атаки – сила атакующего, опыт атакующего, информированность атакующего, оснащенность
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница