Нем. Man - неопределенно-личное местоимение) - понятие, введенное в “Бытии и Времени” Хайдеггера (1927) при анализе неподлинного существования человека


НазваниеНем. Man - неопределенно-личное местоимение) - понятие, введенное в “Бытии и Времени” Хайдеггера (1927) при анализе неподлинного существования человека
страница3/24
Дата публикации29.07.2013
Размер3.25 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

МАНИХЕЙСТВО -- религиозно-философское учение, возникшее в 3 в. на Ближнем Востоке и распространившееся в 3--11 вв. от Северной Африки до Китая. В поздней Римской империи и Византии подвергалось ожесточенным гонениям со стороны государства и ортодоксального христианства. В Средней и Центральной Азии нашло более благоприятную почву и в 8--9 вв. стало государственной религией уйгуров. М. основано на идее религиозного синкретизма и дуалистической природы бытия (свет -- тьма, добро -- зло); оно соединяет в себе идеи парсизма, христианства, буддизма, гностицизма и других древних верований Востока (область Месопотамии). Как религиозно-философское учение, М. представляло собой: 1) рационалистический подход; 2) радикальную форму материализма; 3) пафосный дуализм добра и зла, понимаемых в М. не просто как моральные, но также и как онтологические и космические начала. (По мысли Августина, “манихеи утверждают существование двух начал, во всем различных и противоположных, но, в то же время, вечных и взаимосвязанных, неразделимых ... эти две субстанции -- в вечной борьбе и смешении”.) Основатель М. -- Сураик, прозванный Мани (214--277), из персидского княжеского рода. Как утверждает сказание, в отрочестве он оставляет родной дом по указанию явившегося Ангела. Получает разностороннее религиозное образование: от отца -- в рамках парсийской веры, самостоятельно -- через комплекс вавилонских учений. Мани выступает с проповедью своей религии при дворе царя Сапора (Сабура) (238). Подвергается гонениям. Уходит с миссионерством на Восток -- в Китай, Индию, Восточный Туркестан (по другой версии, с него содрали кожу, а проповедническую деятельность ведет уже другой человек, взявший то же имя). В 270 возвращается в Персию. Идейно противостоит мобедам -- жрецам господствующей религии. В 277 вступил в диспут с великим мобедом Кирдэром при дворе Бахрама I и отказался доказывать истинность своей веры глотанием расплавленного свинца и показом чудес. По преданию, Мани был обезглавлен, а из его содранной кожи сделано чучело. По другой версии, основы М. были заложены за 100--150 лет до рождения Мани. Главные положения учения якобы сформировал купец Скиорианк (“Тайны”, “Главы”, “Евангелие”, “Сокровища”). Оставшееся после него состояние хранила некая вдова, у которой был раб по имени Кубрик. По смерти вдовы последний завладел этим состоянием, взял себе имя Манес, что означало либо сосуд, либо (греч.) “дух” или “ум”. К этому времени у Манеса уже было 22 ближайших ученика. Дальнейшие события жизни Мани совпадают с первой версией. Основное же различие заключается в том, что в первом случае Мани является непосредственным создателем религии, тогда как во втором он выступает, по всей видимости, адептом некоего тайного культа, чье учение он решается разгласить. Мани оставил много литературных трудов: “Сабуркан”, “Книга тайн”, “Евангелие”, “Книга гигантов”, “Свет достоверности” и др., из которых до 20 в. дошли только отдельные фрагменты, чем и обусловливается сложность систематизации учения Мани. Дуалистическое учение М. развертывается в системе “трех времен”. В “первое время” существуют два вечных противостоящих принципа: Добро и Зло, Свет и Тьма. “Природа Света едина, проста и истинна”, поэтому не допускает слияния с Тьмою. “Второе время” -- этап смешения двух принципов. Зло (материя) вторгается в царство Света. Благой Отец, Владыка Света, порождает Матерь Жизни, а та -- Первочеловека, который вступает в борьбу с архонтами (духами зла), терпит поражение и пленяется тисками материи. Для спасения Благой Отец порождает через Матерь жизни Духа живого (Логос), который побеждает архонтов и создает космос для очищения Света, поглощенного материей. Солнце и луна способствуют освобождению божественного Света: Луна принимает души умерших во время своего увеличения, а с убыванием отправляет их к Солнцу, которое пересылает их к Богу. “Третье время” -- период окончательного разделения Света от материи и торжества Добра. Люди в М. являются творениями тьмы (материи), которая заключила их души -- искры Света -- в оковы плоти. Человек создан по образу Первочеловека, увиденного материей на Солнце, поэтому он божественен. Освобождение души -- исторический процесс, происходящий через Великих посланников Благого Отца. Мировоззренческую и историко-религиозную доктрину характеризует следующий текст самого Мани: “Учение мудрости и добрых дел приносилось в мир время от времени, в непрерывной последовательности, через посланников Божиих. Так, в один круг времени пришло это истинное учение через посланного, называемого Буддою, в земле индийской; в другое время через Заратуштра (Зороастра) -- в стране персидской; еще в другое -- через Иисуса, в краях западных. После того сошло на землю это нынешнее откровение ... через меня, Мани, посланника истинного Бога, в стране вавилонской”. С величайшим почитанием Мани относился к Иисусу, указывая, что через этого человека действовал небесный дух, Христос, просвещавший низшую природу людей. Однако для манихеев Христос воплотился лишь внешним образом, такой же внешний и лишь видимой была Его смерть и воскресение. Мани разделял и свойственный гностицизму обычай противопоставления Бога Ветхого Завета Богу Нового Завета. Моисей, по Мани, не был вдохновлен Богом, это было теневое начало, именно поэтому Ветхий Завет надлежит отвергнуть. Очищение добра от зла среди людей происходит, согласно версии М., стараниями “избранных”, которые вместе с “послушниками” и образуют церковь. “Избранные” очищаются от зла не только посредством чистой жизни, безбрачия и отказа от семьи, но и воздерживаясь от материальных забот, занимаясь лишь самосовершенствованием. “Послушники” же ведут жизнь менее совершенную, заботясь об “избранных”, чтобы они ни в чём не нуждались. Согласно учению М., грех происходит не от свободной воли, а от универсального злого начала, которое проникает в нас. Из плоти и духа следуют две субстанции, две души и два разума, один благой, другой порочный, порождая борьбу между ними: плоть желает одного, дух -- противоположного. По мысли Мани, “Сыны Света” имеют определенную многоступенчатую иерархию от Учителей -- “Сынов кротости”, до рода оглашенных (мирян). Следование духовной иерархии, по Мани, позволит Свету одержать победу. Основу культа М. составляли молитвы, гимны и строгий этический аскетизм, с элементами ритуалов буддийской, стоической, пифагорейской жизни. Это позволяло тайно распространяться учению Мани. В 3--4 вв. оно захватило огромную территорию от Китая до Африки. Во времена императора Диоклетиана начинаются карательные действия против манихеев со стороны государства и ортодоксального христианства. Движение продолжает существовать до 10--11 вв. Впоследствии существенно влияло на формирование павликанства и богомильства и -- наряду с гностицизмом -- легло в основу ересей альбигойцев и катаров. Сохранилось в Средней Азии до настоящего времени. Источниками являются сочинения Августина Блаженного, который 8 лет принадлежал М., но только лишь на первой из трех ступеней посвящения. Немецкий ориенталист Кесслер собрал фрагменты М. учения и издал отдельным трудом (1889).

В.В. Лобач, А.А. Легчилин

МАНКУРТИЗМ -- феномен разрыва культурно-исторической преемственности между поколениями. Первоначально проблема М. фиксировалась только на уровне бытового сознания: старшее поколение сетовало на развращение нравов младшего (ср. проблема “отцов и детей” у И.С. Тургенева или известный текст древнеегипетского папируса: “... каждый хочет управлять государством, и дети не слушаются родителей”). С конца 19 в. данная тема начинает широко освещаться профессиональными философией (Зиммель, Шпенглер и т.д.), социологией и психологией в контексте анализа трансляции социального опыта на макро- и микроуровнях. Феномен М. имеет несколько измерений: разрыв передачи информации во времени (от поколения к поколению, от эпохи к эпохе) и в пространстве (исторически настоящем). Термин “М.” используется для фиксации как социально-исторических явлений, так и теоретических конструктов -- в этой связи может нести нравственную, религиозную, политическую, культурологическую и историко-философскую нагрузку. Широкое распространение понятие “М.” получил в художественной традиции (роман Ч.Айтматова “Плаха” и др.).

о. Сергий Лепин

МАНН (Mann) Томас (1875--1955) -- немецкий писатель, работавший в жанре философского романа. За “Волшебную гору” М. в 1929 была присуждена Нобелевская премия. В 1933 М. был вынужден эмигрировать из Германии в Швейцарию, а в 1938 -- в США. Основные произведения: “Будденброки” (т.1--2, 1901), “Тристан” (1903), “Волшебная гора” (1924), “Марио и волшебник” (1930), “Иосиф и его братья” (1933--1943), “Лотта в Веймаре” (1939), “Доктор Фаустус” (1947) и др. Вместе с Гессе М. является крупнейшим представителем немецкого философского романа, в котором тесно переплетается литература с философией. (Единственное отличие философии, как литературного жанра, от такого романа состоит в форме изображения “истории идеи”. Если в философском трактате экспликация и разворачивание идеи всецело подчинены форме выражения абстрактной мысли, то в немецком философском романе раскрытие идеи отображается человеческим характером, его судьбой, его конкретными экзистенциальными переживаниями и размышлениями. Первой переходной ступенью между чистой литературой и чистой философией можно назвать произведения Ницше. Он первым стал рассматривать идею как своеобразную коммуникативную ситуацию, например, в “Так говорил Заратустра” идеи (“старые ценности”, “новые ценности”, “вечное возвращение”, “сверхчеловек”, “последний человек” и т.д.) -- это конкретные встречи, диалог с вещами и людьми Заратустры. В соответствии уже только с этим, основоположником жанра немецкого философского романа, его провозвестником можно смело считать Ницше.) Именно поэтому М. и Гессе непосредственно обращаются к творческому наследию этого философа, хотя идейное наследие, имплицитно отразившееся у М., скорее принадлежит Канту, а у Гессе -- Гегелю. Как же оказалось возможным такое совпадение мыслительного содержания литературы и философии? В свое время еще Гейне писал о том, что в Германии “философия стала национальным делом”, при этом произошло совмещение теологического и философского знания: “со времен Лютера перестали различать истину теологическую и философскую”. На выходе этого процесса, некогда заложенного протестантским движением, немецкая культура стала на удивление симметричной: одни феномены культуры могли быть с легкостью переведены на язык других феноменов. Представителем же, атомом этой культуры явился “немецкий человек”, или, по словам того же Гейне, “абсолютный человек, в котором нераздельны дух и материя”. Итак, своеобразие немецкого философского романа обусловлено уже самой возможностью перевода философии на язык литературы, которую предоставила постлютеровская культура. Принципиально общее мыслительное содержание с содержанием философии, такая же, по содержанию, экспликация и такое же разворачивание идей -- это и есть узкий критерий выделения жанра чисто немецкого философского романа. Правомерность данного определения жанра можно подтвердить на примере интерпретации “Доктора Фаустуса” -- лучшего произведения М. В качестве поворотных моментов сюжета данного произведения автор использует, как прототип, действительно имевшие место события из биографии Ницше, даже выбор автором для главного героя, Адриана Леверкюна, призвания музыканта, а также связаваемый М. с этим трагический конец героя, детерминированный философскими идеями того же Ницше. Под воздействием этих идей складывается общий характер произведения. Следуя утверждению Ницше, Манн соглашается с тем, что трагическая судьба есть оплотнившаяся в мифе музыка. “Способность музыки рождать миф.., это как раз миф трагический, миф, говорящий языком аллегории о дионисийском познании, т.е. о таком познании эстетического закона, которое, уничтожая конкретных индивидов, растворяет нас в единой природе”. Отсюда трагический конец Леверкюна, с учетом процитированной выше идеи, изначально закладывается в самом факте его призвания. Поэтапное раскрытие в нем музыкального таланта должно было сопровождаться становлением трагического мифа. Трагический характер мифа определяется тем, что в его истории фиксируется изоморфным образом замена старой “аполлоновской меры” (старого эстетического закона) на новую, -- в итоге изображается “распад естества”. Данная идея “самораспада естества”, его самоизменения, идея перехода от одной “аполлоновской меры” через “дионисийское начало” к другой, у позднего Ницше получила название “вечное возвращение”. Итак, общее философско-эстетическое положение о единстве музыки, мифа и трагедии, почерпнутое из идей молодого Ницше, явилось основным мировоззренческим принципом “Доктора Фаустуса”. Однако, своеобразие немецкого философского романа заключается как раз в поверхностном значении произвольно выбранного общего положения, им детерминируется скорее литературная форма. Идеи Ницше -- только внешний контекст произведения, повлиявший исключительно на формальный характер сюжетной линии. Развитие основного ментального содержания образа главного героя увзывается Манном с тезисом, что “музыка” и “богословие” (в немецкой культуре богословием называлась философия, а философией -- богословие), являются “родственными сферами”. Этот тезис коррелирует с признанием ранним Ницше “таинственного единства немецкой музыки и немецкой философии”. Музыкальное “образование” Леверкюна сопровождалось “образованием” философским, начала которого были посеяны еще его отцом. Прямая же связь леверкюновской музыки (ее реальный прототип -- музыка Шенберга) и его теологических убеждений, его особой моральной позиции, обнаруживается в университете, когда Леверкюн с особым интересом слушает лекции приват-доцента Шлепфуса. “Богословие этого мэтра больше напоминало “демонологию”... Он, если можно так выразиться, диалектически включал кощунственное отрицание в самое понятие божественного, преисподнюю -- в эмпиреи, и признавал нечестивость неотъемлемым спутником святости, а святость -- предметом неустанного сатанинского искушения, почти непреодолимым призывом к осквернению святыни”. На этом этапе Леверкюн воплощает в себе идеал чистого разума (см. Трансцендентальный субъект), лекции Шлепфуса -- пока только пример интеллектуальной игры; такая же игра -- изучение, под руководством Кречмара, бетховенской композиции. Однако любое чистое сверхчеловеческое знание напоминает мудрость змеи-искусительницы, мудрость “маленькой приват-доцентки, за 6 тысяч лет до рождения Гегеля излагавшей всю гегелеву философию” (Гейне). В чем же заключается получившее впоследствии свое развитие особое теологическое убеждение Леверкюна? Для ответа на вопрос необходимо вспомнить одно противоречие этической системы Канта, вспомнить понятие радикального зла. Моральный закон выводится не из какого-либо предмета воли, а -- в соответствии с кантовским требованием автономии морали -- из самой “воли”, т.е. из чистого сверхчеловеческого разума. По причине нравственной самотождественности идеального субъекта, все моральное поведение сводится исключительно к императиву, согласно которому необходимо поступать из максимы своей чистой воли так, чтобы она мыслилась для себя вечным законом. Ницше развивает мысль Канта следующим образом. -- Всяческое долженствование, прививаемое от чего-то внешнего по отношению к воле, иначе говоря, как бы наследуемое от “Духа Тяжести”, запечатлевает себя в тяжелых словах “добро” и “зло” и, отныне, должно быть заменено на положительное “хотение” идеального субъекта, который только и обладает действительным знанием (волением) добра и зла. Свобода “сверхчеловека” продуцирует из себя любую мораль и тем самым делает (благодаря императиву) из субъективного поступок необходимый. Данная свобода заключается в любви к самому себе, но эта любовь открывается перед миром лишь в качестве голого разума чистого субъекта, который принуждает быть “мыслимым всему сущему”. Итак, тотальное доверие чистому разуму, чистой интеллектуальной игре таит в себе семя радикального зла, на что обратил внимание Кант. Ведь добродетель (следование императивам чистого разума) практически никогда не совпадает со счастьем. Между ощущением счастья и состоянием внутреннего бытия, достойным того, чтобы его испытать, зияет тьма, вдыхающая в мир всякое зло, поэтому выполнение требований долга всегда соприкасается с прямой зависимостью от природного стремления к счастью (от неморального мотива). Так изначальное отчуждение заслуженного воздаяния от морального поведения обращает автономию морали в автономию зла. Отсюда любое знание (от рождения несчастное) произрастает лишь в союзе со злой совестью (нежеланием быть счастливым): по словам Ницше, “для лучшего в Сверхчеловеке необходимо самое злое”, ибо только “последние люди” могут лепетать о том, что они “открыли счастье”. Леверкюн впервые “напустил” на себя радикальное зло, посетив публичный дом, куда его завел рассыльный, “здорово похожий на Шлепфуса”. Этап интеллектуальных игр только подготовил Адриана, очистив его от всего человеческого. Высокомерие духа болезненно столкнулось с бездушным инстинктом. Адриан не мог не вернуться туда, куда звал его обманщик”. Другими словами, идеальный субъект (Цейтблом, автор повествования, называет Леверкюна чуть ли не святым) сталкивается с животным желанием быть счастливым, впервые он сталкивается с неморальным мотивом, чтобы навсегда затем оттолкнуть его от себя. Но теперь, идя на поводу этого мотива, он разыскивает “Эсмеральду” и, отклоняя ее же предостережения, заболевает венерическим менингитом. Так Леверкюн получает “хмельную инъекцию”, нарушая субординацию между моральными и неморальными мотивами, радикальное зло (“союз с дьяволом”) полностью овладевает душой и телом Адриана. По определению Канта, если субъект принимает неморальные мотивы (“мотивы чувственности”) в свою максиму как сами по себе достаточные для определения произвола (позитивного хотения чистой воли), не обращая внимания на моральный закон, существующей в нем, то он будет радикально злым. Нарушение субординации мотивов, при котором неморальный мотив делается условием мотива морального, и выражает состояние такого радикального зла. Отныне у Леверкюна переворачиваются все ценности, “целомудрие теперь идет не от этики чистоты, а от патетики скверны”. -- “Тот, кому от природы дано якшаться с искусителем, всегда не в ладу с людскими чувствами, его всегда подмывает смеяться, когда другие плачут и плакать, когда они смеются”. Дьявол запретил Леверкюну то, что не является ни моральным, ни неморальным мотивом. Благодаря этому чувству Адриан мог бы из ледяного чистого субъекта вновь стать человеком, в этом случае радикальное зло должно было бы его оставить. Итак, по М., радикальное зло пребывает там, где действует идеальный субъект. Осознание этого тезиса и явилось теологическим убеждением Леверкюна. Именно этот тезис оказался ключевым для понимания феномена леверкюновской музыки, ее “квазицерковный”, “культовый” характер -- специфическое отражение извращенной субординации радикально злой воли. Музыкальные произведения “Чудеса Вселенной”, ”Apocalypsis cum figurus”, “Плач доктора Фаустуса” -- все это яркие свидетельства “союза с дьяволом”. Например, в “Апокалипсисе” диссонанс выражает все высшее, благочестивое, духовное, тогда как гармоническое -- мир ада, толкуемый как мир банальности и общепринятости (такое же толкование добра и зла как “тяжелых слов” у Ницше). Музыка Леверкюна соединяет “кровавое варварство” с “бескровной интеллектуальностью”, т.е. постоянно вводит в горизонт чистого субъекта неправильно субординированные неморальные мотивы. Жизнь Леверкюна М., устами Цейтблома, называет “обобщением отечественного национального опыта”. Любопытно, что дьявол говорит о себе как о “природном немце” с характером космополита. Только немцы обладают божественно глубоким содержанием и дьявольски точной формой одновременно. “У европейцев есть форма, у русских -- содержание, а у немцев -- и то, и другое”, -- говорит один из героев произведения. Особый параллелизм судьбы Германии в период второй мировой войны и творческой жизни Леверкюна не случаен. (“Фаустовская воля к власти”, т.е. радикальное зло немецкой культуры -- это, по Шпенглеру, страшная “воля к мировому господству в военном, хозяйственном и интеллектуальном смысле”.) Идея “немецкой Европы”, проистекающая из лекверкюнова “одиночества”, сверхчеловеческого интеллектуализма немецкого духа, есть особым образом трактуемый “космополитизм”, а именно -- желание слиться с Европой через ее подчинение -- это как раз тот “космополитизм”, который приписывает себе с долей иронии дьявол и который относится к Леверкюну. Трагический конец Адриана следует интерпретировать, исходя из параллели -- с точки зрения поражения Германии в войне. “Все, что жило на немецкой земле, отныне вызывает дрожь отвращения, служит примером беспросветного зла”. Рациональное утверждение, что власть должна принадлежать “целому” или, другими словами, что противоположностью буржуазной культуре и ее сменой является коллектив, не способно приносить плоды, т.к. в одночасье рожденный радикально злой идеальный субъект обречен на исчезновение. В “Докторе Фаустусе”, кстати, идею о высшей миссии “коллектива” с явно национал-социалистическим смыслом поддерживают, помимо Леверкюна, также Фоглер, Унруэ, Хольцшуэр, Брейзахер и др. -- “люди науки, ученые, профессора”. Итак, фаустовская тема как тема радикального зла представляет собой основную идею, которую эксплицирует и разворачивает М. в “Докторе Фаустусе”. Вся постлютеровская немецкая культура -- это монолит трансцендентальной сверхфилософии и трансцендентальной сверхкультуры, необозримое сооружение которого открывается в фаустовской теме М.

^ А.Н. Шуман
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Похожие:

Нем. Man - неопределенно-личное местоимение) - понятие, введенное в “Бытии и Времени” Хайдеггера (1927) при анализе неподлинного существования человека iconЗаметки на полях Хайдеггера при чтении текста Юнгера сразу же после...
Юнгера, позволяющую прикоснуться к «лаборатории» мысли Хайдеггера. В дальнейшем, приводя их, я буду указывать лишь страницу этого...
Нем. Man - неопределенно-личное местоимение) - понятие, введенное в “Бытии и Времени” Хайдеггера (1927) при анализе неподлинного существования человека iconКнига четвертая: Философия XX в
Европейская философия обратилась к проблеме человека в эпоху Возрождения и на заре нового времени. Но мыслители XX в сочли необходимым...
Нем. Man - неопределенно-личное местоимение) - понятие, введенное в “Бытии и Времени” Хайдеггера (1927) при анализе неподлинного существования человека iconПонятие системного подхода. Его методологическое зн-е в анализе мо
Суть системного подхода в анализе мо: рассмотрение деятельности межд акторов и процессов в контексте их взаимосвязи с др элементами...
Нем. Man - неопределенно-личное местоимение) - понятие, введенное в “Бытии и Времени” Хайдеггера (1927) при анализе неподлинного существования человека iconСудьба нигилизма
Юнгера, позволяющую прикоснуться к «лаборатории» мысли Хайдеггера. В дальнейшем, приводя их, я буду указывать лишь страницу этого...
Нем. Man - неопределенно-личное местоимение) - понятие, введенное в “Бытии и Времени” Хайдеггера (1927) при анализе неподлинного существования человека iconТони Парсонс Man and Boy, или История с продолжением
Великобритании. Критики сравнивают «Man and Boy» с «Дневником Бриджит Джонс». При этом справедливо считают книгу естественным дополнением...
Нем. Man - неопределенно-личное местоимение) - понятие, введенное в “Бытии и Времени” Хайдеггера (1927) при анализе неподлинного существования человека iconВопросы к зачету по философии для 4 курса исаа. Общая часть
Понятие онтологии. Проблема бытия. Различие между бытием и сущим (онтологическая дифференциация Хайдеггера)
Нем. Man - неопределенно-личное местоимение) - понятие, введенное в “Бытии и Времени” Хайдеггера (1927) при анализе неподлинного существования человека iconОнтология и философия природы 1 Онтология как учение о бытии
Философского знания, аккумулирующий в себе учение о бытии, называется онтологией
Нем. Man - неопределенно-личное местоимение) - понятие, введенное в “Бытии и Времени” Хайдеггера (1927) при анализе неподлинного существования человека iconОбщих мировоззренческих проблем природы, общества и мышления, стремясь...
Необходимость ориентироваться в меняющейся социальной и природной среде порождает у каждого человека потребность в обобщенной системе...
Нем. Man - неопределенно-личное местоимение) - понятие, введенное в “Бытии и Времени” Хайдеггера (1927) при анализе неподлинного существования человека icon1 Искусство первобытного общества
Первобытное (или, иначе, примитивное) искусство территориально охватывает все континенты, кроме Антарктиды, а по времени — всю эпоху...
Нем. Man - неопределенно-личное местоимение) - понятие, введенное в “Бытии и Времени” Хайдеггера (1927) при анализе неподлинного существования человека iconУсловия и средства существования людей Политическая экономика
Экономика – все, что необходимо человеку для его существования, система жизнеобеспечения человека, и процессы создания этих вещей...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница