Независимая фирма "класс"


НазваниеНезависимая фирма "класс"
страница7/14
Дата публикации25.03.2013
Размер1.83 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   14
Часть III. ПОХОД НА КУХНЮ, или "КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ"

Мир был еще таким новым, что многие вещи не имели названия, и на них приходилось показывать пальцем.

Габриэль Гарсия Маркес

«.. .Надо, однако, остерегаться медлительности и вялости в походке, дабы не походить на носильщиков в шествиях, как и чрезмерной быстроты и спешки, так как, когда ее допускают, появляется одышка, изменяется выражение лица, искажаются его черты; все это ясно указывает на отсутствие стойкости. <.. > Итак, подобно тому, как при игре на лире ухо музыканта воспринимает даже малейшую фальшь, так и мы, желая быть зорки и внимательны и уметь замечать недостатки, часто бу­дем делать важные выводы на основании мелочей. Но по тому, как люди смотрят на нас, как они хмурятся или перестают хмуриться, по их печальному или веселому виду, смеху, говор­ливости или молчаливости, повышению или понижению голо­са и другим подобным признакам мы легко сделаем вывод, что им подходит и что не соответствует долгу и природе» (Цице­рон, "Об обязанностях", I век до н.э.).

Так что проблема совершенствования коммуникативного поведения, как и многие другие проблемы, не нова. Она реша­лась когда-то усилиями традиционного воспитания; для чело­века, которому посчастливилось вовремя обзавестись хороши­ми манерами и раскованностью, многие вопросы отпадали еще в детстве. Решалась и решается эта проблема и за счет предо­ставления информации, правил и советов – частью основан­ных на научных данных, частью опирающихся на старые ру­ководства.
1. Бесполезные советы

С эффективностью этого "просветительского" направле­ния дело обстоит, на наш взгляд, не так уж благополучно. Причиной тому не качество и достоверность самой информации, а целый ряд уже описанных свойств самой сферы живого коммуникативного поведения. Если напомнить и обобщить хо­тя бы некоторые из них, становится понятно, почему и самый хороший совет часто не только невыполним – его даже нельзя корректно сформулировать.

Во-первых, адекватность и эффективность коммуникатив­ного поведения зависимы от "плавающего", изменчивого кон­текста; общие рекомендации способны лишь зафиксировать какие-то неподвижные точки и при этом часто оказываются неверными для множества конкретных ситуаций (напомним коварство требования "всегда смотреть в глаза собеседнику").

Во-вторых, реальность наблюдаемого коммуникативного поведения переводится на язык словесного описания громозд­ко и неточно, что связано с принципиальным устройством "не­словесных языков" с присущей им разноканальностью. Тем более рискованна однозначная интерпретация увиденного: не­возможно в каждом случае с уверенностью сказать, с каким из "слоев луковицы" мы имеем дело.

В-третьих, и это тоже важно, особенности коммуникатив­ного поведения в значительной своей части автоматизированы и не осознаются. (Для иллюстрации этого положения попро­буйте вспомнить 10-15 своих характерных жестов, не помогая себе "предлагаемыми обстоятельствами", то есть не вызывая образа ситуации или состояния, в которых мог бы появиться тот или иной жест. Трудно...)

Более того, попытка задать какую-то позу или жест по элементам, как это делается при разучивании комплексов ут­ренней гимнастики, вызывает ощущение комической неловко­сти, неестественности. Вот, например, одно из описаний "пра­вильной и удобной манеры стоять": "Ноги расставлены на пять-шесть дюймов в зависимости от роста; носки слегка раз­двинуты; одна нога выставлена чуть вперед; упор неодинаков на обе ноги и по крайней мере в наиболее выразительных местах речи делается более на носок, чем на пятку; колени гибки и податливы; в плечах и руках нет напряжения; руки не притиснуты плотно к грудной клетке; голова и шея несколько выдвинуты; грудь выставлена, живот подтянут, но не настоль­ко, чтобы это мешало свободе дыхания". Человек, честно пы­тающийся все это выполнить, оказывается в положении сороконожки, которая вдруг стала думать о том, в каком порядке действуют ее ноги и, как известно, всюду опоздала.

В-четвертых, в человеческом коммуникативном поведении единичное, атомарное и как бы случайное движение вообще не имеет собственных категорий описания и, видимо, не может их иметь – так же, как в кровеносной системе имена и точную топографию имеют только крупные сосуды, а капиллярная сеть, жизненно необходимая для функционирования системы, не предполагает отдельного обозначения для каждого капил­ляра. Так, наряду с движениями, ориентированными на про­чтение наблюдателем, можно выделить те, которые сами по себе и в отдельности ничего не значат, но создают окраску коммуникативного поведения, его настройку и сопровожде­ние; наряду с движениями заметными существует целый ряд незаметных – тех, которые создают видимое целое только в совокупности (подобно тому, как складываются в нашем вос­приятии отдельные мазки картины). Наконец, к той же обла­сти "капиллярного" примыкают феномены "внутреннего дви­жения" , служащего незримой опорой всему наблюдаемому из­вне – по известному положению К.С.Станиславского о том, что "внешняя пластика основана на внутреннем ощущении движения энергии".
2. На какую кухню предстоит поход

Видимо, эффективное совершенствование коммуникатив­ного поведения требует чего-то иного, чем традиционный ди­дактический подход. Эта другая система, к которой относится и микроструктурный тренинг, – так называемое активное социально-психологическое обучение (АСПО).

Хотя сегодня многие знают о группах развивающего лично­стного тренинга, марафона общения и других вариантах АСПО "для всех", напомним, что основное их отличие от традицион­ного обучения состоит в том, что основным обучающим (раз­вивающим) механизмом здесь является само взаимодействие участников тренинговой группы. Все методики групповой ра­боты – лишь формы организации этого взаимодействия.

Пытаясь определить специфику разрабатываемого нами микроструктурного тренинга общения и его место в ряду дру­гих разновидностей обучающей, развивающей и психокоррекционной групповой работы, отметим несколько важных мо­ментов.

Микроструктурный тренинг не является альтернативой по отношению к другим вариантам АСПО – это, скорее, инстру­мент, естественно встраивающийся в решение более общих задач (подобно тому, как в медицине представление о микро­структуре тканей и органов не заменяет, а дополняет знание других уровней функционирования организма и работу с ни­ми) . Микроструктурный тренинг предполагает особое внима­ние к несловесным составляющим общения, в том числе непос­редственным телесным ощущениям участников группы, и включает подробную поканальную проработку и раскрепоще­ние отдельных выразительных возможностей (коммуникатив­ные каналы вычленяются не по упрощенной классификации, к которой мы вынуждены были прибегнуть при описании, а вплоть до мельчайших деталей единичного коммуникативного акта).

Важно подчеркнуть, что жесткие эталоны "правильного" общения не внедряются – напротив, особое значение прида­ется деавтоматизации готовых "блоков" восприятия и поведе­ния за счет действенного игрового' анализа их внутреннего устройства. Понятно, что характер таких "блоков" или комму­никативных штампов существенно различается в зависимости от состава конкретной группы. Авторам приходилось прово­дить циклы занятий с группами юристов, актеров, психиатров, спортсменов, а также с неоднородными в профессиональном отношении группами и встречать достаточно яркие и непохо­жие формы стереотипизированного коммуникативного пове­дения. Их деавтоматизация вовсе не означает отказ от имею­щихся навыков общения (возможно, весьма эффективных), а лишь ведет к большей свободе и гибкости внутри имеющегося рисунка поведения. Оказалось, что очень интересно и продук­тивно искать новое не "на стороне", а разрабатывая в деталях внутреннее "устройство" того, чем человек уже владеет (хотя может об этом и не знать).

В отношении принципиальной важности того процесса, ко­торый здесь назван "дезавтоматизацией", мы, конечно, не претендуем на оригинальность. Уход от стереотипного, авто­матического (будь то восприятие, чувствование, мышление или действие) занимает видное место в русле многих древних и почтенных традиций. В их числе и традиция понимания волшебных сказок, к которой авторы особенно неравнодушны. То, что связь между мифопоэтическим миром и простыми ре­алиями человеческого бытия действительно существует, впол­не доказуемо и может быть обосновано с привлечением "тяже­лой артиллерии" психологии, культурологии и семиотики. Вместо всего этого позволим себе привести лишь одно выска­зывание Дж.Р.Р.Толкиена – светлого и глубокого мыслителя, лучше других, может быть, понимавшего потребность обычно­го современного человека в сохранении связи с "тем берегом"8. А сказал он вот что: "Мы нуждаемся в восстановлении. Мы должны суметь заново взглянуть на зелень; синее, красное и желтое должны снова ошеломить (но не ослеплять) нас. Мы должны встретить кентавра и дракона; а потом, как древние пастухи, внезапно увидеть лошадей и собак – и волков. Сказ­ки и помогают нам в подобном восстановлении. В этом смысле, только интерес к ним может вернуть нас в детство (или задер­жать нас в нем).

Восстановление (которое включает в себя возвращение и обновление жизненных сил) – это вновь-обретение: обрете­ние ясности взгляда. <.. .> В любом случае, нам надо помыть окна; надо, чтобы ясно видимые вещи были очищены от тем­ного налета обыденности, привычности, от того, что мы при­выкли обладать ими. Нам труднее всего сыграть фантастиче­скую шутку именно с хорошо знакомыми людьми, нам всего труднее увидеть их свежим взглядом, заметить, что все они похожи и различны; все они люди, но каждый из них – уни­кален".

К этому почти ничего не прибавить – разве только то, что творческий взгляд сквозь "вымытые окна" возможен и на соб­ственные проблемы, и тогда порой (хотя и реже, чем хотелось бы) спадают давно наложенные "заклятья", и отношение че­ловека к своей жизненной ситуации, особенностям связи с другими становится более ... пожалуй, здесь лучшим словом будет "авторским" (то есть, кроме всего прочего, и более от­ветственным).
Пусть не покажется слишком резким контраст этой "высо­кой ноты" и мелкой, прозаической групповой работы с различ­ными деталями коммуникативного почерка, описанной даль­ше. Ведь в сказках сплошь и рядом для того, чтобы осуществи­лось "большое волшебство", герой должен смиренно и терпе­ливо переделать множество маленьких дел. Воевать с дракона­ми, конечно, почетно – но бывает нужно и сплести одиннад­цать кольчуг из крапивы или просто пройти длинным нелегким путем, всех обстоятельств которого ни один волшебник не мо­жет знать заранее.

Кажется, настало время закончить описание микрострук­турного тренинга "в общих чертах". Оно все равно не передает фактуры и оттенков происходящего в тренинговой группе; лю­бое абстрактное описание "принципов" и "специфики" чрева­то расплывчатостью и вызывает законный вопрос: что же там, в конце-то концов, происходит? Поэтому вниманию читателя предлагается развернутый пример-иллюстрация – "о чем нельзя теоретизировать, о том следует повествовать".
3. По направлению к Зазеркалью (разминка крупным планом)

Иллюстрацией послужила методика пластического "зерка­ла" . Само название указывает, что объектом поканальной про­работки является двигательная экспрессия, а средством – то самое уподобление9, имитация, о чем говорилось и раньше. Важно подчеркнуть неслучайность обращения именно к этому принципу, этой идее. Дело в том, что любая тренинговая груп­па сама по себе во многом "зеркальна": участники отражают друг друга на самых различных уровнях.

Мысль о том, что человек является зеркалом другого чело­века, достаточно общеизвестна и имеет основательную фило­софскую традицию. Нас в данном случае интересуют прежде всего конкретные возможности превращения зеркального вза­имодействия в систему интенсивного погружения в мир мелких пластических свойств (пластических деталей) и всего, что может быть с ним связано. "Одной из важных сторон такого погружения является развитие способности к углубляющему­ся пластическому уподоблению, происходящему не за счет показа внешних особенностей другого, а за счет проникнове­ния в его внутреннюю пластику10. Выражение типа "влезть в чужую шкуру" или "войти в положение" не зря носят оттенок активного действия, необходимого для постижения другого че­ловеческого существа. В нашем случае одним из используемых для этого инструментов становится специально разработанная система пластических "зеркал" (см. Приложение 2).

Прежде чем перейти к их описанию, необходимо коснуться ряда подготовительных упражнений. Очевидно, что в пласти­ческом "зеркале" (точно так же, как и в реальном, предмет­ном) человек может увидеть лишь то, что уже готов увидеть – прочее не замечается или отторгается. В то же время его собственные действия перед зеркалом обычно складываются из знакомых блоков (фрагментов) – как правило, довольно крупных. В своем традиционном виде упражнение "зеркало" вызывает поток таких бытовых действий (одевание, умыва­ние, причесывание и т.п.). Каждое движение (особенно при­вычное, характерное) имеет за собой историю многократных повторений; поза или жест – это уже устоявшаяся, стабили­зировавшаяся форма, поиск и предыстория которой в значи­тельной степени стерты, а детали не читаются.

Для того чтобы стало возможным появление новых и в то же время естественных для данного человека движений, как и для раскрепощения его двигательной памяти, требуется некоторая дополнительная работа по деавтоматизации привычного: не­обходимо вернуть собственному движению ощущение новиз­ны, непредсказуемости, спонтанности. Потребность в таком "освежении" поведения очевидна; существуют и психотера­певтические подходы, основанные на целенаправленном при­менении необычных движений, выходящих за рамки обжитого "накатанного" двигательного стереотипа: "...Когда в заученном движении мышечная система используется в соответствии с единственным образцом возникновение новых движений за­трудняется. .. В сериях оригинальных упражнений Feldenkrais показывает, как ограничены движения нашего тела, в каких жестких рамках пребывают наши возможности. В то же время он полагает, что совершая необычные движения, мы посылаем новые импульсы нашей нервной системе; это дает возможность снять некоторые ограничения, позволить своему телу больше свободы и подвижности. Многие участники экспериментов Feldenkrais сообщали, что вместе с этой телесной свободой у них возникает чувство психологического раскрепощения".

В случае работы с "деловыми людьми" возвращение движе­нию спонтанности приобретает особое значение, так как сама природа их труда предполагает частое пребывание "на виду", куда обычно выносятся только движения оформившиеся, обла­дающие определенной выразительностью (то есть смыслом и ценностью для наблюдателя). Именно поэтому важно дать участникам группы почувствовать иную природу взаимодей­ствия на занятии, снять естественное для них желание допу­скать "на поверхность" только законченные, выразительные формы, переориентировать с результата на процесс.

Многие упражнения на деавтоматизацию привычных дви­жений, ощущений и субъективной схемы тела, описанные ни­же, лучше выполнить с закрытыми глазами. Даже когда это не так, участникам все равно предлагаются принципиально "не­выразительные" действия, не имеющие целью достижение внешне читаемого, "понятного" результата. Многие предло­жения сформулированы как "невозможные задачи": их смысл состоит не в том, чтобы инструкция была выполнена, а в том, чтобы при попытке выполнения возникали некоторые новые ощущения.

Все подобные упражнения следуют без контроля, без оце­нок и комментариев со стороны ведущего группу: он даже не должен пристально рассматривать участников в этот момент, поскольку ориентирует их на существование "без наблюдате­лей", на право каждого перебирать, пробовать самые смутные и странные двигательные варианты, как бы заново знакомясь со своим телом и его возможностями. От того, как предлагают­ся эти упражнения, во многом зависит успешность последующего взаимодействия. Интонация ведущего ровна, нейтраль­на; главное и второстепенное не выделяется голосом – нет той четкости, которая присуща упражнениям, направленным на завершенное, конечно действие. Все задания следуют "через запятую", с тем, чтобы каждое новое слегка захватывало окон­чание предыдущего. Благодаря этому участники занятия на­ходятся в непрерывном движении, лишенном четкой разметки "инструкция – выполнение".

В формулировках важен оттенок продолжительного, разво­рачивающегося действия – даже в ущерб стилистической сто­роне, – поэтому чаще используются глаголы несовершенного вида ("подвигаться", "поделать"). Некоторая странность и не­совершенство словесного оформления предлагаемых упражне­ний неизбежна, поскольку речь идет о таких движениях, для которых нет общепринятых названий. "Все страньше и страньше", – как сказала Алиса; в нашем случае это относится и к самим движениям (неспортивным, не танцевальным, не быто­вым – неизвестно каким), и к тому, что говорит ведущий.

Более того, "нескладные" задания (также, как и отсутствие комментариев, поправок) создают возможность "выворачива­ния наизнанку", карнавализации образа экзамена, контроль­ной, всякого обучения "по правилам". (В настоящей экзаме­национной ситуации неправильный ответ или неверное дви­жение наказуемы, в нашем случае "неправильно" задание, а выполнение легко, всегда успешно и не оценивается).

Подготовительные "дозеркальные" серии, подобные опи­санным дальше, могут касаться любой части тела, а также "непространственных" проявлений (взгляда, голоса, дыхания и т.д.). Не ставя перед собой задачи описать все возможные случаи, мы попытаемся на примере серии упражнений, деавтоматизирующих привычные движения лба, нижней челюсти, губ, шеи, плеч показать лишь сам принцип построения этой "разминки" и масштаб предлагаемых действий – собственно ориентацию на микроструктуру.

Участников тренинговой группы просят сесть удобно, рас­слабиться, отключиться от присутствующих и сосредоточиться на собственных ощущениях. Затем следует серия коротких упражнений, направленных на "необычные движения". На­пример, ведущий предлагает слегка подвигать отдельно правой и левой сторонами лба; представить себе, что по спокойно­му, ненапряженному лбу проходят медленные волны движе­ния...

"...А теперь попробуем сделать съеженный, сжатый лоб... поделаем движение, которое как бы расширяет его в стороны, разводит к вискам... по­пытаемся пошевелить "скальпом", начиная с верх­ней части лба, с границы волос... спокойно и мед­ленно подвигаем лбом... представим себе, что дви­жениями лба что-то как бы отталкиваем от себя, но не резко, спокойно..."
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   14

Похожие:

Независимая фирма \"класс\" iconАлександр Черников Системная семейная терапия Интегративная модель...
Ч 89 Системная семейная терапия: Интегративная модель диагностики. — Изд. 3-е, испр и доп. М.: Независимая фирма “Класс”, 2001. —...
Независимая фирма \"класс\" iconАлександр Черников Системная семейная терапия Интегративная модель...
Ч 89 Системная семейная терапия: Интегративная модель диагностики. — Изд. 3-е, испр и доп. М.: Независимая фирма “Класс”, 2001. —...
Независимая фирма \"класс\" iconНезависимая фирма "класс"
Описание некото­рых классических экспериментов и фрагментов разработанного авторами мик­роструктурного тренинга общения служат той...
Независимая фирма \"класс\" iconМ. И. Завалова и А. И. Сибуриной
М 97 Смысл тревоги / Перев с англ. М. И. Завалова и А. И. Сибуриной. М.: Независимая фирма “Класс”, 2001. — 384 с. — (Библиотека...
Независимая фирма \"класс\" iconМма им. Сеченова в качестве учебного пособия по специальности “Психотерапия...
М 67 Психоаналитическая диагностика: Понимание структуры личности в клиническом процессе / Пер с англ. — М.: Независимая фирма “Класс”,...
Независимая фирма \"класс\" iconЯлом И. Д. Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы Пер с англ. А. Б. Фенько
Пер с англ. А. Б. Фенько. — М.: Независимая фирма «Класс», 1997. — 288 с. — (Библиотека психологии и психотерапии)
Независимая фирма \"класс\" iconЯлом И. Д. Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы Пер с англ. А. Б. Фенько
Пер с англ. А. Б. Фенько. — М.: Независимая фирма «Класс», 1997. — 288 с. — (Библиотека психологии и психотерапии)
Независимая фирма \"класс\" iconСоставители Е. В. Лопухина, Е. Л. Михайлова
И 46 “Играть по-русски”. Психодрама в России: истории, смыслы, символы (Коллективная монография)/ Составители Е. В. Лопухина, Е....
Независимая фирма \"класс\" iconЭдгар Хайм Христоф Рингер, Мартин Томмен проблемно- ориентированная...
Проблемно-ориентированная психотерапия. Интегративный подход / Пер с немецкого Л. С. Каганова. М.: Независимая фирма "Класс" (Библиотека...
Независимая фирма \"класс\" iconУайнхолд Б., Уайнхолд Дж. У 67 Освобождение от созависимости / Перевод...
У 67 Освобождение от созависимости / Перевод с английского А. Г. Чеславской — М.: Независимая фирма “Класс”, 2002. — 224 с. — (Библиотека...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница