Статья: о природе понятия "финансовая система России" (Запольский С. В.) ("Финансовое право", 2006, n 8)


НазваниеСтатья: о природе понятия "финансовая система России" (Запольский С. В.) ("Финансовое право", 2006, n 8)
страница1/5
Дата публикации08.03.2013
Размер0.63 Mb.
ТипСтатья
userdocs.ru > Финансы > Статья
  1   2   3   4   5
Статья: О природе понятия "финансовая система России" (Запольский С.В.) ("Финансовое право", 2006, N 8)

О ПРИРОДЕ ПОНЯТИЯ "ФИНАНСОВАЯ СИСТЕМА РОССИИ"
С.В. ЗАПОЛЬСКИЙ
Запольский С.В., доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой финансового права Российской академии правосудия.
Термин и понятие финансовой системы того или иного государства широко распространены в области научных исследований и широко применяются как в юридической, так и в экономической литературе наряду с не менее распространенным понятием "финансово-кредитный механизм". Нередко наблюдается их перекрестное применение; зачастую возникает еще более аморфное словосочетание - "область финансов" или просто "финансы". В любом случае, не только логика научных исследований, но и потребности практики требуют использования некоего обобщающего понятия, отражающего агрегатированное функционирование финансовых институтов в той или иной национальной экономике.

Нельзя сказать, что многочисленные попытки создать такое обобщающее понятие не дали результата, но приходится констатировать, что понятие финансовой системы, как ни одно другое из категорий финансового права, имеет множество смыслов, зависящих от взглядов авторов и контекста исследования. С позиции дальнейшего развития теории финансового права это положение вещей свидетельствует об определенном методологическом пробеле, отрицательно сказывающемся на стройности категориального аппарата науки.

Представляется, что достижение известного консенсуса в понимании природы термина "финансовая система" позволит приблизиться к единой логике всего ряда понятий финансового права. При этом важнейшее значение имеет определение первичной единицы, или, по-другому, того кирпича, из которого здание финансовой системы строится.

Благодаря кропотливому исследованию проблемы, проделанному Э.А. Соколовой <*>, сопоставившей многочисленные точки зрения на природу финансовой системы, можно предположить, что при всей несхожести высказываемых мнений превалируют три основные позиции в понимании существа явления. Фондовая теория, согласно которой классификацию следует осуществлять исходя из особенностей финансовых фондов, характерных соответствующей национальной экономике. В этом случае финансовую систему образуют бюджет, внебюджетные фонды, кредитный фонд, страховой фонд, финансовые ресурсы хозяйствующих субъектов, с дальнейшей дифференциацией типов и видов финансовых фондов.

--------------------------------

<*> Соколова Э.Д. Правовые основы финансовой системы России. М., 2006.
К несомненным достоинствам этой теории нельзя не отнести объяснимость существом финансов отношений, обусловленных необходимостью формирования и использования соответствующих имущественных фондов. Но это же является и слабым местом - финансовая система выглядит в этом случае как следствие действия финансового механизма, как некий результат, оформляющий и формализующий финансовые отношения. Кроме того, данная точка зрения не охватывает финансовые отношения, не приводящие к созданию или, напротив, использованию имущественных фондов.

Институциональная концепция, исходящая из функционального своеобразия отдельно существующих финансовых институтов, таких как государственные доходы, государственные расходы, страхование, госкредит, банковский кредит, денежное обращение и т.д. При рабочей приемлемости этой теории для систематизации информации, для учебных целей и в иных случаях остаются малообъясненными систематизирующие признаки, объясняющие единство финансовых механизмов, действующих воедино только в конечном случае.

Посубъектная концепция, ставящая во главу угла орган, осуществляющий управление фондом или институтом, либо обладающий вещным правом того или иного вида в отношении мобилизуемых финансовых ресурсов. Здесь выделяются снова бюджет, внебюджетные фонды, финансы хозяйствующих субъектов, страховой фонд, кредитный фонд, муниципальные финансы, инвестиционные фонды и пр. Подобный метод систематизации выглядит еще менее удачным, поскольку построен на признаках, носящих служебный характер и не связанных с природой и существом финансовых отношений. Возложение функции на тот или иной орган государства или сложение этой функции, так же как и предоставление права ведения деятельности соответствующего вида, не может быть признано объективным критерием.

Большинство ученых, касающихся этой проблематики, придерживаются одной из упомянутых концепций или же высказывают смешанные точки зрения. Так, Э.Д. Соколова считает, что публичный сектор финансовой системы РФ образуют: бюджетная система, налоговая система денежного обращения, кредитная система, страховая система <*>. Остается только поинтересоваться у автора, какой смысл в каждом случае вкладывается в конкретный термин "система" как элемент общей финансовой системы.

--------------------------------

<*> Там же. С. 23.
Говоря о финансовой системе государства (точнее было бы сказать - национальной экономики), мы прежде всего презюмируем динамическое единство, взаимообусловленность и взаимодействие всех элементов в процессе функционирования. Набор структурных частей должен быть однопорядковый с тем, чтобы не соотносить общее с его частью. Большинство классификаций страдают как раз этим недостатком... Но прежде чем рассмотреть пути преодоления такого рода недостатков, нужно решить методологические вопросы.

Является ли понятие финансовой системы правовой категорией? Для утвердительного ответа на этот вопрос необходимо, как минимум, существование законодательной дефиниции или юридической конструкции, в которой это понятие носит правообразующее значение. Однако реальная картина имеет обратный характер - к финансовой системе в литературе причисляют те или иные экономические институты, могущие быть классифицированными как финансовые, и, следовательно, сама финансовая система - явление собирательное и, таким образом, не имеющее собственного правового значения. С этим связана и следующая особенность финансовой системы - глубокая зависимость от социально-экономической формации, господствующей в тот или иной период в общественном производстве. И поскольку финансовые отношения есть отношения экономические, логично предположить, что, очевидно, возможна как "финансиализация", так и "дефинансиализация" тех или иных отношений, равно как и общее расширение или сокращение объема финансовой системы.

В этом смысле роль финансовой системы как понятия видится в том, чтобы соотнесением ее границ с границами правового регулирования финансовых отношений можно было контролировать эффективность и соответствие правовой формы экономическому содержанию. Иначе говоря, финансовая система в гносеологическом смысле выполняет в финансовом праве практически ту же роль, что и понятие предмета правового регулирования для всего права в целом. Рискнем в связи с этим предположить, что путь познания финансово-правовой действительности протекает несколько сложнее, чем в других областях, и требует прежде всего общественного признания того или иного явления элементом финансовой системы, что послужит основанием в дальнейшем для возникновения правового режима регулирования соответствующих отношений и его последующего совершенствования. Для иллюстрации этого положения упомянем систему социального страхования, по всем признакам подлежащую отнесению к финансовой системе, но в силу традиций в нее невходящую, чему мы обязаны многими пробелами, существующими между финансовым законодательством и законодательством о социальном страховании.

Существующую взаимозависимость можно изложить следующей формулой - нормами финансового права регулируются не экономические отношения "вообще", становящиеся в результате этого финансовыми правоотношениями, но финансовые отношения, требующие адекватного правового регулирования. Поэтому состав финансовой системы, соотношение различных ее институтов между собой, наконец, фактическое наполнение того или иного института - важнейший предмет исследований, достоверность которых служит гарантией эффективности правового регулирования финансовых отношений.

Важным методологическим вопросом является допустимость включения в финансовую систему субъектов - носителей финансовой правосубъектности, т.е. органов и организаций, олицетворяющих власть государства в сфере финансов, и, кроме того, материальных атрибутов правового регулирования финансов - многочисленных нормативных актов, информационно-аналитических систем, средств механизации и автоматизации учета, контроля, охраны и т.д. В подавляющем большинстве случаев техническое и документарное сопровождение деятельности финансовых органов неотделимо от самой этой деятельности и служит единственным осязаемым следствием ее осуществления. Двигаясь же от обратного, легко убедиться, что отсечение "техники" от существа гипотетически приводит к исчезновению этого существа - настолько технический носитель финансовой информации воплощает в себе соответствующее право финансовое. Так, для целей банкротства кредитного учреждения банк как таковой и компьютерный сервер, фиксирующий деятельность банка, - понятия тождественные. И именно в целях подчинения финансовой техники (в широком смысле) правовому регулированию системное понимание финансов требует отнесения этой техники к финансовой системе наряду и в составе соответствующих экономических институтов.

Сопоставление мнений различных ученых о составе финансовой системы позволяет предположить, что зачастую допускается смешивание правового и экономического подходов к определению круга составляющих ее элементов. Требует объяснения, например, постановка в один ряд бюджетной системы, кредита, финансов хозяйствующих субъектов <*>. Существо вопроса в том, что бюджетная система - понятие юридическое, правовое, тогда как, говоря о кредите или, тем более, о финансах хозяйствующих субъектов, следует предполагать экономические отношения, подвергающиеся разностороннему правовому регулированию, но к нему несводящиеся. Исходя из постулата об однородности элементов, составляющих систему, логично было бы допустить, что финансовая система строится из устойчивых, типизированных видов экономических отношений, охватывающих все основные известные высокоразвитому индустриальному обществу формы финансов - как публичных, так и частных. В этом смысле под финансовой системой нужно понимать тот эффект, который достигается осуществлением финансовой деятельности государства, направленной на первичное (или общее) упорядочение хозяйственной деятельности и требующей доработки, "юстировки" будущего с использованием всей гаммы средств правового регулирования.

--------------------------------

<*> Финансовое право. М., 2001. С. 7.
Продуктом, результатом финансовой деятельности государства, очевидно, выступают не конкретные блоки финансово-правовых норм, не законодательные акты, не готовые правовые процедуры, как многие ошибочно считают, но принципы построения финансового механизма, соотношения различных блоков внутри этого механизма, общая функциональная направленность того или иного института, т.е. именно то, что обычно и понимается под финансовой системой. Отражая закономерности господствующей экономической формации, финансовая система выполняет роль своеобразной матрицы для законодательных акций в области финансов, для деятельности исполнительных и судебных органов в этой же области.

Многочисленные исторические примеры доказывают, что, в сущности, финансовая система, а точнее финансово-кредитный механизм, в силу его инфраструктурности для государства и общества способен функционировать, опираясь на минимальную правовую основу, а в наиболее драматические моменты - даже и без таковой. С одной стороны, финансы, подобно трактору или танку, сами себе творят право, с другой - непрерывность действия экономического механизма не может допустить, чтобы, скажем, вследствие неутверждения бюджета прекратилось взимание налогов, а банки прекратили выдавать ссуды ввиду отставания банковского законодательства от практики. Ряд важнейших финансовых институтов традиционно подвергаются поверхностному законодательному регулированию, неспособному создать осязаемый правовой режим регулирования соответствующих отношений. Подзаконные акты, методические информационные источники, наконец, все то же долженствование, исходящее от органов управления и контроля, с успехом заменяют законодательство в области регулирования денежного обращения, сберегательного дела, бухгалтерского учета; велико влияние этих доминант и во многих других сферах финансов.

Если говорить о правовом воздействии, то финансовую систему формирует не финансовое право и законодательство, а, скорее, конституционное, административное и гражданское право; велико влияние также системы уголовно-правовых запретов, применимых к сфере финансов. Причем "генетическая принадлежность" продолжает сохраняться даже тогда, когда правовое опосредствование завершилось и тот или иной институт нашел свое место в системе финансового права. Так, таможенные пошлины, их исчисление и взимание тяготеют к таможенному (административному) праву, являясь в теоретическом смысле налоговым институтом, регулируемым таможенным законодательством.

Методологически последовательность событий играет чрезвычайно важную роль при разработке тактики и стратегии поведения любых финансовых реформ и реорганизаций. Скорее всего, действуя только финансово-правовыми методами, невозможно добиться запланированного результата. И трудно возражать В.Г. Панскову в том, что вопреки мнению Минфина РФ налоговая реформа весьма далека от завершения, прежде всего, потому, что отсутствует экономическая концепция, без которой многочисленные "переписывания" Налогового кодекса результата не возымеют <*>. Пример иного рода: освобождение органов ГИБДД от функции сбора налога с владельцев транспортных средств привело в резкому снижению поступлений по этому виду доходов, администрируемому ныне налоговыми органами. Это и многое другое говорит о том, что финансово-правовое регулирование эффективно только тогда и постольку, поскольку создана общая правовая среда, когда правовая упорядоченность достигает уровня, при наличии которого возможно формирование специального финансово-правового режима взаимодействия субъектов права.

--------------------------------

<*> Пансков В.Т. Налоговая реформа: вопросов больше, чем ответов // Финансовый контроль. 2006. N 5. С. 90.
Неопровержимым постулатом в науке финансов и финансового права долгие годы выступает цель функционирования финансовой системы - накопление с последующим распределением определенной части ВВП в централизованных и децентрализованных денежных фондах.

Фондовая концепция пронизывает, без всякого преувеличения, всю теорию и практику финансов. В ее основе - объективная необходимость перераспределения доходов между классами, группами, лицами, между сферой производства и сферой потребления, между публичными и частными интересами в их использовании. Способность дохода, особенно в условиях частнокапиталистического производства, по мнению С.А. Ситаряна, усложнять экономические отношения, возникающие в процессе производства, приобретать фетишизирующие свойства зачастую искажает реальные экономические связи и процессы <*>. Допустимо предположить, что создание централизованных и децентрализованных денежных фондов в ходе распределения и перераспределения национального дохода - один из таких фетишей, скрывающий под своим покровом совершенно иную природу вещей.

--------------------------------

<*> Ситарян С.А. Распределительные отношения и эффективность производства. М., 1980. С. 14.
Попытаемся, исходя из азбучных истин, определить сущность финансов и смысл финансовой системы. Все дело в том, видимо, что эквивалентно-возмездные отношения ("ты - мне, я - тебе"), порождающие гражданский оборот и его правовое регулирование, с усложнением общественных связей и отношений, с превращением государства из "ночного сторожа" в активного участника экономических процессов и в силу иных причин не в состоянии опосредствовать все сферы и области экономической жизни, а гражданское право, сформированное на основе равенства, автономии воли и имущественной самостоятельности (ст. 2 ГК РФ), не содержит в себе юридических конструкций и моделей регулирования взаимоотношений субъектов права, допускающих встречное удовлетворение, но не построенных на нем.

Хотелось бы спросить авторов п. 3 ст. 2 ГК РФ, что имелось в виду под имущественными отношениями, основанными на административном или ином властном подчинении одной стороны другой (поскольку налоговые и другие финансовые отношения не основаны на властном подчинении, а основанные на этой базе перестают быть финансовыми). Но для нас куда важнее, чем констатация этой логической ошибки, подчеркнуть признание в главном "имущественном" законе наличия этих самых иных имущественных отношений, к которым гражданское законодательство не применяется, что само собой предполагает применение другого законодательства, основанного на иной материально-правовой базе.

Нетрудно заметить, что, как только законодатель переходит от существа гражданских правоотношений к существу иных имущественных отношений, применяется отсылочный способ их определения - через правовые формы этих отношений. Ведь упоминание налоговых отношений - не что иное, как ссылка на налоговое законодательство. Что же представляют "иные имущественные отношения" по существу?

"Уход" из-под сени гражданского права (точнее было бы говорить о возникновении под открытым небом) иных имущественных отношений связан с глубокими изменениями во встречном удовлетворении, в эквивалентности. В одних случаях встречное удовлетворение предполагается в форме, не соответствующей участию кредитора (плательщика), например полицейская защита предпринимателя, внешняя оборона, юридическая защита. В других - кредитор вместо личного получает безличное удовлетворение в виде участия в государственных социальных программах, в третьих - имеет место встречное удовлетворение в виде прямых или портфельных инвестиций, в четвертых - создается право на получение той или иной компенсации в случае наступления убытков, ущерба, неполучения доходов, в пятых - оплачивается некое право, предоставление которого в ином порядке было бы невозможно, в шестых - совершается гражданско-правовая сделка, стороны которой целенаправленно выводят свои отношения из-под действия норм гражданского права. Очевидно, возможно и множество других вариантов, но в любом случае можно констатировать наличие особого встречного удовлетворения, принципиально отличного от эквивалентной возмездности, свойственной гражданско-правовой сделке в традиционном смысле.

Иное трудно предположить и обосновать. Если имущественные отношения складываются по поводу достижения соответствующего экономического результата и если этот результат не может быть отнесен к объектам гражданских прав вследствие неспособности быть встречным удовлетворением против уплаченных денежных средств, то, следовательно, мы имеем дело с иной формой имущественных отношений, регулируемых "парагражданским" или "квазигражданским" правом. Остается только назвать его, это финансовое право!

Соизмеряя действия кредитора (плательщика) с их экономическими последствиями, мы совершим роковую ошибку, если ограничимся в определении этих последствий только пополнением соответствующего денежного фонда. Если это результат, то результат промежуточный, результат процедурный, мы же должны отыскать результат, последствие материальное. Это особо актуально для сферы налогообложения, где формальная завершенность отношений, связанных с налоговой обязанностью, уплатой налога, порождает иллюзию об их полной безэквивалентности. Что же, государство, получив в свою собственность соответствующие денежные средства в виде налога, стало безраздельным их собственником? Утратил ли налогоплательщик право контроля за судьбой уплаченных им денежных средств, бывших еще недавно его доходом?

На наш взгляд, право государства - собственника собранных им госдоходов носит служебный характер, и, скорее всего, это право должно быть отнесено к юридическим фикциям как средства перевода имущественных отношений, с этим связанных, из одной стадии их развития и существования в другую. Налогоплательщик же в связи с исполнением своей налоговой обязанности обретает право на специфическое, но все же осязаемое встречное удовлетворение финансового типа. В связи с появлением в налоговом законодательстве целевых налогов, прежде всего единого социального налога, есть определенные основания говорить об определенном соотношении понесенных налоговых потерь и гипотетической компенсации в виде будущих благ для исправного и добросовестного налогоплательщика.

Как юридическая тенденция это явление не может остаться незамеченным... Нам же важно подчеркнуть, что, несмотря на строго последовательную этапность с юридическим завершением каждого этапа, финансовые отношения в своем существовании состыковываются с им подобными, но обратными по содержанию. Как отношения по мобилизации денежных средств в бюджет бессмысленны без отношен


{Статья: О природе понятия "финансовая система России" (Запольский С.В.) ("Финансовое право", 2006, N 8) {КонсультантПлюс}}
  1   2   3   4   5

Похожие:

Статья: о природе понятия \"финансовая система России\" (Запольский С. В.) (\"Финансовое право\", 2006, n 8) iconУчебное пособие в учебном пособии рассматриваются все разделы курса «Финансовое право»
«Финансовое право»: финансовая деятельность государства; финансовый контроль; государственные доходы и расходы; государственный кредит;...
Статья: о природе понятия \"финансовая система России\" (Запольский С. В.) (\"Финансовое право\", 2006, n 8) iconВопросы к экзамену по курсу «Финансовое право»
Система и правовое положение органов, осуществляющих финансовую деятельность в РФ
Статья: о природе понятия \"финансовая система России\" (Запольский С. В.) (\"Финансовое право\", 2006, n 8) iconКалендарно-тематический план по дисциплине «Финансовое право»
Предмет, метод и система финансового права. Финансово-правовый нормы и правоотношения
Статья: о природе понятия \"финансовая система России\" (Запольский С. В.) (\"Финансовое право\", 2006, n 8) icon3. Финансы и финансовая политика государства
Взаимосвязь многообразных элементов финансовых отношений организует их в финансовую систему. Финансовая система это бюджеты различных...
Статья: о природе понятия \"финансовая система России\" (Запольский С. В.) (\"Финансовое право\", 2006, n 8) iconГрафик дополнительной сессии с 28. 01. 2013 по 11. 02. 2013 Возможны...
Финансовое право, Коммерческое право, Налоговое право, Российское предпринимательское право
Статья: о природе понятия \"финансовая система России\" (Запольский С. В.) (\"Финансовое право\", 2006, n 8) iconГрафик дополнительной сессии с 28. 01. 2013 по 11. 02. 2013 Возможны...
Финансовое право, Коммерческое право, Налоговое право, Российское предпринимательское право
Статья: о природе понятия \"финансовая система России\" (Запольский С. В.) (\"Финансовое право\", 2006, n 8) iconТуляй Екатерина Юрьевна Банковское право Банковское право как отрасль российского права
Организация и деятельность банков регулируется при помощи совокупности юридических норм, которые составляют банковское право. В россии...
Статья: о природе понятия \"финансовая система России\" (Запольский С. В.) (\"Финансовое право\", 2006, n 8) iconТуляй Екатерина Юрьевна Банковское право Банковское право как отрасль российского права
Организация и деятельность банков регулируется при помощи совокупности юридических норм, которые составляют банковское право. В россии...
Статья: о природе понятия \"финансовая система России\" (Запольский С. В.) (\"Финансовое право\", 2006, n 8) iconТуляй Екатерина Юрьевна Банковское право Банковское право как отрасль российского права
Организация и деятельность банков регулируется при помощи совокупности юридических норм, которые составляют банковское право. В россии...
Статья: о природе понятия \"финансовая система России\" (Запольский С. В.) (\"Финансовое право\", 2006, n 8) iconТуляй Екатерина Юрьевна Банковское право Банковское право как отрасль российского права
Организация и деятельность банков регулируется при помощи совокупности юридических норм, которые составляют банковское право. В россии...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница