Джон Томпсон Последний киногерой Джон Томпсон последний киногерой


НазваниеДжон Томпсон Последний киногерой Джон Томпсон последний киногерой
страница1/8
Дата публикации01.05.2013
Размер1.39 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Физика > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8
Джон Томпсон

Последний киногерой


Джон Томпсон

ПОСЛЕДНИЙ КИНОГЕРОЙ

В ночном Лос-Анджелесе, как всегда, было неспокойно. К небоскребу, уже окруженному машинами с мигалками, подъехал тяжелый полицейский фургон. Зарешеченные двери распахнулись, и из него выскочили вооруженные люди. На ходу перекрикиваясь, отдавая команды, они бросились окружать небоскреб, вершина которого светилась в перекрестии прожекторов. Темноту ночи прорезал еще один луч. Полицейский вертолет, закладывая вираж, обогнул небоскреб, высвечивая площадку здания. Он завис над улицей. Яркий, искристый луч прожектора еще раз выхватил острый шпиль здания, скользнул по периметру и высветил площадку, на которой находился преступник. Командовал операцией руководитель отряда по борьбе с терроризмом лейтенант Смит — сорокапятилетний полный негр. Он метался среди полицейских машин, хватал своих сотрудников за плечо, указывая что-то на вершине здания. Его белый плащ развевался и напоминал крылья.

— Уокер! — заревел лейтенант, оглядываясь вокруг и надувая полные щеки.

К нему тотчас поспешил сержант и застыл, ожидая приказания.

— Я сказал: никого не пускать в здание! Все оцепить! Никого не впускать и никого не выпускать! Понял?!

— Слушаюсь, сэр! — рявкнул Уокер и побежал выполнять приказ.

На груди лейтенанта зловеще блестел большой значок. Но крик лейтенанта привел в чувство не только Уокера, но и преступника, засевшего на крыше здания. Лейтенант едва успел пригнуться, когда из-за парапета верхней площадки небоскреба прозвучали автоматные очереди. Пули прошили кузова машин, посыпались и заискрились на асфальте разбитые стекла. Полицейские падали на землю, прямо в лужи, прячась от огня автоматных очередей. Судя по всему, преступник неплохо владел огнестрельным оружием. Было странно одно — у него долго не кончался магазин, хотя по всем подсчетам патронов ему должно было хватить ненадолго.

Так же внезапно, как и началась, стрельба смолкла. В наступившей тишине лейтенант осторожно высунул голову из-за машины. Его испуганные глаза были прикованы к карнизу здания.

— Послушай, лейтенант! У меня для вас есть подарочек! — кричал из-за парапета преступник.

В луче прожектора, освещавшего здание, сверкнул автомат с пустым магазином. За автоматом рухнуло вниз тело полицейского из отряда по борьбе с терроризмом. Это был тот смельчак, который рискнул на канате с вертолета спуститься на площадку здания. Преступник его уничтожил. Одновременно с ударом тела выпрямился и лейтенант Смит.

— Будь ты проклят! Будь проклят! — кричал он, вздымая к небу сжатые кулаки. — Будь ты проклят, Потрошитель!

Смит обвел взглядом подчиненных. Никто из них не решался подойти к зданию. В затянувшейся тишине прозвучали гулкие шаги. По крышам плотно составленных полицейских автомобилей шагал человек в тяжелых ботинках из крокодильей кожи, Мужчина решительно переступал через мигалки, кабины машин прогибались под его тяжелой поступью. Мигающий свет полицейских машин выхватывал мощную, атлетически сложенную фигуру мужчины — в углу рта у него тлела ярким золотистым пятном сигара. Мужчина спрыгнул с кабины машины и остановился возле лейтенанта.

— Слэйтер, куда ты направился? Слэйтер! — в ужасе закричал лейтенант. — Остановись!

Но Слэйтер не слушал его. Он мрачно, исподлобья посмотрел на дом, где преступник вот уже три часа задерживал группу заложников.

— Слэйтер, остановись! Я приказываю! — лицо Смита исказило негодование, но через это негодование просматривался и испуг — сам бы лейтенант никогда не решился вот так уверенно идти навстречу смерти. — Черт возьми, Джек! Остановись, я к тебе обращаюсь! — бежал за Слэйтером лейтенант. — Последний раз, когда ты провернул такую несанкционированную операцию, знаешь, во что это обошлось?!

— Заткнись! — бросил на ходу Слэйтер.

— Ты знаешь, сколько народу со своих должностей полетело? Остановись! Слэйтер, если ты сейчас же не остановишься, тебе придется сдать свой полицейский значок!

Лицо Слэйтера было угрюмо и непроницаемо. Он продолжал уверенно шагать к дому. Лейтенант боязливо семенил, прячась за широкую спину героя.

Слэйтер, не останавливаясь, сорвал со своей куртки полицейский значок и через плечо бросил его под ноги лейтенанту. Из-за бронированного фургона наперерез Слэйтеру бросились двое: молодая девушка в официальном платье и мужчина в очень солидном костюме.

— Джек, я знаю, — говорила девушка, — что Слэйтер сам всегда принимает решения и не слушает никого. Но вот помощник губернатора. Может, ты послушаешься его?

— Вы не должны идти туда, — мужчина загородил дорогу.

Слэйтер вскинул руку, щелкнул помощника губернатора по носу и сказал:

— Если даже приедет сам губернатор, это не остановит меня. Передайте ему от меня привет!

Больше за Джеком не рискнул идти никто. Все остановились в ожидании.

Слэйтер пересек площадку хорошо просматривающуюся и простреливающуюся с крыши здания. Он направлялся к входу.

Лейтенант Смит надрывался в мегафон:

— Я приказываю: не пускать его в здание! Не пускать! Загородите ему дорогу!

На приказ лейтенанта откликнулся очень рослый полицейский. Он загородил дорогу Слэйтеру.

— Ты не хочешь стать фермером, друг? — спросил Слэйтер и, резко выбросив правую ногу, ударил полицейского в пах.

Тяжелое тело полицейского взлетело над землей и рухнуло у стены здания.

— Вот тебе пара акров земли!

— Буду кем угодно, только отойди от меня, — прохрипел полицейский, корчась в луже.

— Жаль, некогда с тобой поговорить по душам.

Джек сплюнул в сторону и зашагал дальше.

— Ты не пойдешь туда! — несся вдогонку Слэйтеру бесполезный крик лейтенанта.

Джек усмехнулся, передернул затвор пистолета и шагнул в открытую дверь. Лейтенант отбросил мегафон и кинулся к рации:

— Всем постам! Всем постам! Повторяю: в здании находится офицер полиции! В здании — офицер полиции!

Но никакие запоры, никакие двери не могли остановить Джека. Он уверенно поднялся по лестнице на самый последний этаж небоскреба. Почти не останавливаясь, он резко ногой ударил в замок. Дверь сорвалась с петель и вместе с коробкой рухнула на крышу. Раздался металлический лязг. Возле лифтовой шахты стоял человек в желтой прорезиненной рыбацкой штормовке. В руках он сжимал блестящую в лучах прожекторов огромную секиру. Ее острое, как бритва, лезвие было прижато к шее ребенка.

Глаза мальчика устремились к Слэйтеру.

— Папа! — крикнул он. — Мы заждались тебя!

Преступник широко улыбнулся из-под накинутого капюшона, обнажив гнилые редкие зубы. Лицо у него было как у покойника: все изъедено страшными шрамами и оспой, и только глаза сверкали из-под капюшона безумным огнем. Длинные, слипшиеся седые волосы падали на плечи.

— Я пообещал ему, что ты придешь, — еще шире улыбнулся преступник. — Я пообещал ему, что ты увидишь, как он будет умирать.

Преступник запрокинул голову. Капюшон упал, обнажив белую, как кость, залысину.

— Я пришел, Потрошитель! — Слэйтер навел на него ствол пистолета.

— Брось пушку, — ответил преступник.

Мальчик округлившимися от ужаса глазами смотрел на отца.

— Энди, он тебя не поранил? — как мог спокойнее, говорил Джек и медленными шагами приближался к сыну.

— Поранил? — передразнил Потрошитель. — Что ты, Джек, знаешь о ранах? Ты засадил меня в кутузку на десять лет, помнишь?

— Вы получите смертный приговор. — Джек продолжал приближаться.

— Да-да, могли посадить на электрический стул, могли и стрельнуть, — съязвил Потрошитель. — Ты сидел у меня на груди, когда я пришел в себя, помнишь? Это ж ты тогда проводил расследование, это ты вывел меня на чистую воду. А теперь ты будешь слушаться меня. Брось пистолет!

Лицо Джека Слэйтера по-прежнему было непроницаемым.

— Хорошо, — наконец сказал он, нагнулся и положил свой пистолет на крышу, залитую черным битумом. — Отпусти парня!

— Всего один пистолет? Я тебе не поверю! — заулыбался Потрошитель своей гнусной улыбкой.

Закусив губу, Джек принялся разоружаться. Из рукава куртки он вытянул длинный стилет, из заднего кармана джинсов на свет появились еще два пистолета. Все оружие упало к его ногам.

— Не верю, — сказал Потрошитель, — это еще не все.

Джек, поразмышляв, приподнял штанину и вытащил из-за носка длинный блестящий тесак. Подумал и отбросил его в сторону.

— Это все?

— Да, если все припомнил.

— Тогда отойди в сторонку. Отойди, отойди! Только играй по-честному.

Не спеша, Джек опустил руку в карман куртки и достал серебристую гранату.

— А это ты тоже считаешь оружием? — он подбросил гранату в руке, поймал, подбросил еще раз и катнул ее к ногам Потрошителя.

— Блестяще, Джек, блестяще! — лицо Потрошителя исказила довольная гримаса.

— Это ненастоящая граната, — уверил его Слэйтер.

— Да, да, я польщен, но сильно в этом сомневаюсь. Энди, подними гранату, — приказал он ребенку.

Мальчик испуганно исполнил приказание и держал в руках гранату, не зная, что с ней делать.

— Энди, подай ее мне, — с манерной ласковостью проговорил Потрошитель. — Эта игрушка не может причинить мальчику вреда, а вот эта, — приподнял свой топор, — может, и даже очень.

Мальчик и отец переглянулись. Энди рванул чеку на гранате. Из казавшегося литым куска металла выскочило тонкое острое лезвие. Энди взмахнул рукой и всадил его в ногу Потрошителя. Потрошитель взревел и, взмахнув руками, качнулся. Страшный, как у средневекового палача, топор, описав дугу, полетел в Слэйтера.

Джек успел бросить свое тренированное тело на крышу. Топор сверкнул в свете прожектора и со свистом унесся в ночь. Возможно, он и попал в какого-нибудь зазевавшегося полицейского, который стоял у стен здания.

Все происходящее казалось нереальным. Оно напоминало театральную сцену, настолько происходящее было ужасно и выразительно.

От испуга слезы застилали глаза Энди.

Контуры отца и Потрошителя расплылись. Мир слился в одно большое цветное пятно.
— Резкость, резкость! — закричал ребенок.

Перед ним на экране были расплывшиеся силуэты Потрошителя и Слэйтера.

Мальчик очнулся и понял, что он находится в зрительном зале кинотеатра, сидит на первом ряду. Он и сам закричал:

— Резкость, резкость! Дайте резкость!

— Не мешайте спать! — крикнул кто-то из темного зала.

Мальчик вскочил и побежал между кресел к выходу. Его волновала судьба героев на экране. Успеет Потрошитель убить Энди, или все-таки Слэйтер в который раз победит зло.

В фойе мальчик подбежал к заспанному билетеру и начал его тормошить.

— Послушайте! В зале показывают картину с нарушенной резкостью. Послушайте!

Но билетер только сонно зевал. И, поняв, что толку от него не добиться, мальчик махнул рукой.

— А, ладно!

И по служебной лестнице побежал еще выше. Он остановился у дверей киноаппаратной и стал стучать в нее кулаками.

— Ник! Ник! — кричал мальчик.

Но тут под ударами мальчика незапертая дверь распахнулась, он увидел старика Ника, киномеханика, дремавшего в старомодном большом, пятидесятых годов, кожаном кресле. Старик беспробудно дремал, положив ноги на пуфик. Снятые ботинки стояли рядом на выложенном мраморными плитами полу.

Обстановка аппаратной напоминала о прошедших временах. Сам кинотеатр был старый, на стенах висели бронзовые бра. В тяжелых рамах на резных панелях красовались портреты давно ушедших кинозвезд. Они улыбались мальчику своими застывшими улыбками.

Старик встрепенулся и поднял на мальчика глаза.

— Дядя Ник, у вас резкость сбилась.

— Ой, никак не могу привыкнуть к новым проекторам, со старыми было куда проще.

Старик смешно засеменил к кинопроектору, выглянул в смотровое окошко, но там уже на темном фоне ползли титры создателей фильма. И среди всех имен самыми большими буквами сияло
«Роль Джека Слэйтера исполняет Арнольд Шварценегер».
— Ничего, — сказал мальчик. — Я видел этот фильм шесть раз. Я помню, чем кончилось.

Старик опустился на стул возле жужжащего проектора.

— Я хочу тебя обрадовать, во вторник привезут новую серию с Джеком Слэйтером.

— Это тот фильм, про который писали в газетах? — воодушевился мальчик.

— Та серия, где бандиты убивают его третьего двоюродного брата. «Джек Слэйтер — 4 — Большая ошибка».

Мальчик взмахнул руками и радостно подскочил.

— Послушай, Дени, — обратился киномеханик Ник к мальчику. — Вечером в двенадцать часов я буду проверять копию этого фильма. Я могу договориться, чтобы тебя пропустили сюда. Будешь смотреть один.

— Интересно посмотреть его до премьеры, — обрадовался Дени. — Его ведь никто не видел, я буду первым зрителем.

Старик ласково усмехнулся и водрузил на морщинистый нос старые очки в тяжелой роговой оправе.

— Что я должен для этого делать, дядя Ник?

— Ничего. Ты просто должен сейчас поспешить в школу и сделать уроки. Осталось не так много времени. Беги домой и приходи ровно в двенадцать. Я буду ждать тебя.

Выйдя из кинотеатра, Дени не удержался и обернулся на рекламные плакаты, закрывавшие чуть ли не весь фасад кинотеатра. Внизу большими размашистыми буквами было написано:
 «Смотрите новый фильм: „Джек Слэйтер — 4“. В роли Слэйтера знаменитый Арнольд Шварценегер».
  1   2   3   4   5   6   7   8

Похожие:

Джон Томпсон Последний киногерой Джон Томпсон последний киногерой iconИстория фотографии из истории искусства Янсона Хорста. 2
Первым фотографом-документалистом был Джон Томпсон, проиллюстрировавший своими снимками социологическое исследование «Уличная жизнь...
Джон Томпсон Последний киногерой Джон Томпсон последний киногерой iconГлен Дункан Последний вервольф Последний вервольф 1 Глен Дункан последний вервольф первая луна
Информация проверена, – сказал Харли. – Они убили Берлинца две ночи назад. Ты последний. – и помолчав, добавил: – Мне жаль
Джон Томпсон Последний киногерой Джон Томпсон последний киногерой icon2 05. 2012 Последний звонок
Последний звонок — традиционный праздник российских школьников, заканчивающих учёбу. Последние звонки в школах проходят в конце мая,...
Джон Томпсон Последний киногерой Джон Томпсон последний киногерой iconТомпсон П. Голос прошлого. Устная история / Пер с англ. – М.: Изд-во «Весь мир», 2003

Джон Томпсон Последний киногерой Джон Томпсон последний киногерой iconДжон Фаулз Волхв Джон Фаулз Волхв предисловие
Мне не давала покоя мысль о том, что повышенным спросом пользуется произведение, к которому и у меня, и у рецензентов накопилось...
Джон Томпсон Последний киногерой Джон Томпсон последний киногерой iconГеннадий янаев гкчп против горбачева последний бой за СССР
Геннадий Иванович Янаев, первый и последний вице-президент ссср, руководитель Государственного
Джон Томпсон Последний киногерой Джон Томпсон последний киногерой iconИздание с дополнительными материалами
«Живая и милая самоирония… Джон Грин изобразил Аляску, как Джон Ноулз — Финея в своем романе «Сепаратный мир»: с любовью к этой мрачной...
Джон Томпсон Последний киногерой Джон Томпсон последний киногерой iconЭлизабет Гилберт Последний романтик «Гилберт «Последний романтик»,...
Он называл свой дом Черепашьим островом – в честь индейской легенды о Сотворении мира, согласно которой большая черепаха носит на...
Джон Томпсон Последний киногерой Джон Томпсон последний киногерой iconДжон Стейнбек Благостный четверг Джон Стейнбек Благостный четверг Элизабет с любовью посвящаю
Как то вечером вытянулся Мак вольготно на своей постели в Королевской ночлежке и говорит
Джон Томпсон Последний киногерой Джон Томпсон последний киногерой iconБрэдли Томпсон перевод: Никонов Владимир
Спросите выбранных наугад нескольких человек, что в действительности означает осознанное сновидение, и Вы получите самые разнообразные...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница