Социальные и гуманитарные


НазваниеСоциальные и гуманитарные
страница4/24
Дата публикации09.03.2013
Размер2.9 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > География > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

ЭКОНОМИКА

^

2006.01.004–007. РАУНД ТОРГОВЫХ ПЕРЕГОВОРОВ В ДОХЕ.


2006.01.004. HOEKMAN B. Making the WTO more supportive of development // Fin. a. development. – Wash., 2005. – Vol. 42, № 1. – P. 14–18.

2006.01.005. MATTOO A., SUBRAMANIAN A. Why prospects for trade talks are not bright // Ibid. – P. 19–21.

2006.01.006. CLINE W.R. Doha can achieve much more than sceptics expect // Ibid. – P. 22–23.

2006.01.007. MESSERLIN P.A. Success requires a «Grand Vision» // Ibid. – P. 24–25.

Б. Хекман (Мировой банк, Институт политических исследований, Париж) (004) пишет, что в мировой торговле постоянно возникают противоречия между попытками создать единые правила и стремлением многих стран, особенно развивающихся стран (PC), получить для себя особые льготы, ВТО пытается путем специальных и дифференцированных договоренностей (СДД), предусматривающих согласие богатых стран обеспечить преференциальный доступ PC на свои рынки, получить «согласование с учетом потребностей развития» и бóльшую свободу торговой политики. В основе лежит признание того, что промышленность в PC нуждается в помощи и на внутреннем рынке (протекционизм), и на внешних рынках (преференции).

Однако многие экономисты считают, что существующий пакет правил не очень эффективен: преференции имеют ограниченную ценность для большинства PC из-за исключений, неторговой обусловленности и ограничений возможностей поставщиков. Другие доказывают, что преференции необходимы, потому что индустриальные страны (ИС) проявляют совместную несговорчивость, препятствуют развитию торговой системы, поддерживая высокие барьеры для экспорта из PC, и вмешиваются в торговлю путями, которые теперь ограничивает ВТО; СДД необходимы, чтобы дать PC такие же преимущества.

Преференции и ограничения в торговле могут помочь развитию местной промышленности, но лишь при условии притока капитала и способности РС выдерживать конкуренцию на рынках своих продуктов. В любом случае торговые барьеры со временем должны быть снижены. ВТО может способствовать развитию путем создания механизмов договоренностей о снижении торговых барьеров.

Перспективы развития осложняются рядом проблем. 1. Члены ВТО стремятся любыми способами расширить для себя доступ на рынки других членов, переложив на них бремя издержек. 2. Местная регулирующая политика (или ее отсутствие) может быть экономически эффективной, даже если это отрицательно влияет на другие страны. 3. Недостаточная ясность в том, насколько выгодны специальные соглашения ВТО для РС, были ли успехи тех или была эффективность иных РС, обусловлены применением СДД или альтернативной политикой (включая помощь развитию). 4. Традиционные СДД приводят к значительной дискриминации PC, побуждая получателей преференций противостоять либерализации.

Нынешний подход ВТО к СДД делает акцент на детализированных переговорах о выборе правил освобождения по специальным соглашениям. Например, раунд в Дохе предложил, чтобы PC указывали конкретные продукты, для которых будут использованы специальные защитные процедуры, т.е. они должны предвидеть, что именно даст им выгоды, хотя в этом нет ясности; к тому же еще нужно получить согласие ИС. Требуются новые правила и для ИС, и для PC, чтобы позволить PC лучше интегрироваться в мировую торговую систему.

Сделать ВТО способной поддерживать развитие могут три базовых элемента: 1) безусловный доступ PC к основным рыночным правилам, включая принцип наибольшего благоприятствования, закрепление тарифов и обязательство сократить их в будущем; 2) применение правил ВТО с целью развития при условии многосторонних консультаций с донорами и финансовыми институтами и увеличение ответственности правительств; 3) замена дискриминационных торговых преференций «торговой помощью» в виде грантов преимущественно беднейшим странам для улучшения торговых поставок, конкурентоспособности местных фирм и перераспределения выгод от торговой либерализации. Эти меры не сделают ВТО организацией развития, но это и нежелательно. Их цель – создать механизм ускорения интеграции PC в ВТО.

Усиление обязательств ВТО поднимет ее значимость – торговцы будут рассчитывать на бóльшую определенность политики, а правительства будут знать, что они «покупают», подписывая обязательства. Переговоры должны определить основные правила, включая прозрачность политики, неиспользование квот, закрепление всех тарифов и обязательность их снижения со временем в ходе переговоров. Это фундаментальные принципы, на которых основана торговая система, она выгодна всем странам независимо от уровня развития. Применение этих правил будет означать более сильные, чем сейчас, многосторонние обязательства во всех сферах, и в частности, конец торговых преференций.

Для PC смысл этих принципов ВТО в том, что богатые страны постепенно заменяют преференции помощью развитию, чтобы поддержать торговые возможности PC и способствовать гибкости политического механизма. Необходимо участие в переговорах основных финансовых институтов, которые играют ведущую роль в финансовых проектах и программах развития в PC, тогда как ВТО не участвует в планировании и финансировании.

Крупное преимущество предложенного механизма в том, что он может определить, как помочь развитию, а где порядки ВТО не подходящие для страны. Необходимо обеспечить, чтобы политика развития РС не обременяла другие страны. Механизм развития должен быть дополнен процессом обсуждения. Крупное преимущество ВТО в том, что это не политическая организация: в центре ее внимания всегда только торговля в отличие от других международных организаций.

А. Мэттуу (Мировой банк) и А. Субраманиян (МВФ) (005) считают, что, несмотря на некоторые импульсы, раунд в Дохе «ковыляет то туда, то сюда» (005, с. 19). Если бы его решения были осуществлены, «мир стал бы намного лучше». Выгоды либерализации составили бы 500 млрд. долл. (005, с. 19). Решения раунда будет нелегко осуществить: заинтересованность в либерализации уменьшилась, а сопротивление ИС усилилось.

Значительные возможности для либерализации несомненно существуют как в ИС, так и в PC. Более того, система ВТО и соответствующие раунды торговых переговоров обеспечивают для этого институционную основу, которая полагается на взаимное открытие рынков. По этому поводу идут дискуссии между ИС и PC, в частности, экспортные интересы ИС затрудняют создание многосторонней торговой системы как способа предоставления доступа к желательным рынкам и защищают свои от товаров из PC.

Исторически многосторонняя либерализация торговли двигалась корпоративными интересами, особенно США и Европы, ранние раунды о торговой либерализации под эгидой ГАТТ давали преимущества частному сектору США в ущерб тогдашнему ЕЭС. В 80-е годы американский и европейский сектора услуг – особенно интеллектуальной собственности – давали основные импульсы Уругвайскому раунду (1986–1994), ВТО может наилучшим образом содействовать экспансии частного сектора ИС и в особенности крупных PC, которые ищут открытых рынков в PC для своих промышленных товаров.

Но, учитывая неудовлетворенность PC глобализацией и многосторонней торговой системой, РД, начатый в 2001 г., обеспокоен дефицитом заинтересованности частного сектора. Попытки сделать РД раундом «развития» затемняли фундаментальную проблему слабого внимания корпоративного сектора ИС к переговорам. Многие PC, принявшие предписания Вашингтонского консенсуса и подгоняемые МБ и МВФ, демонтировали свои торговые барьеры, с начала 80-х годов количественные ограничения были сняты и тарифы значительно снижены. Прогресс ВТО, таким образом, объяснялся «успехами» МБ и МВФ.

Одностороннее снижение торговых и инвестиционных барьеров в возрастающей степени происходит благодаря региональным торговым соглашениям. Региональная интеграция может уменьшить масштаб сделок на многостороннем уровне. Системные эффекты региональных соглашений о многосторонних сделках на деле могут быть затруднены: участники таких соглашений могут в действительности меньше хотеть широкомасштабной либерализации, поскольку тогда их преференциальный доступ на экспортные рынки друг друга будет размываться.

Услуги – это сфера, где возможности улучшения национального и мирового богатства только начали проявляться. Несмотря на значительную одностороннюю либерализацию, большинство стран до сих пор осторожно вступает в многосторонние переговоры. Одна из причин в том, что трудно осуществить глубокие законодательные изменения, необходимые для открытия рынка услуг. Еще важнее то, что ИС противятся открытости в сфере, где PC имеют сравнительные преимущества, особенно в мобильности рабочей силы.

Разрыв между нынешним регулирующим режимом и подготовленными обязательствами часто остается большим. В результате частный сектор заключает, что многосторонняя система неэффективна и медлительна. Это впечатление усиливается растущей несвязанностью между сокращающимся циклом продукта и удлиненным переговорным процессом. Энтузиазм частного сектора будет и дальше убывать; для безопасности доступа на рынок и установления стандартов будут предпочтительнее неправительственные связи. Даже в области интеллектуальной собственности корпоративные интересы Севера решались на уровне региональных связей, что принесло некоторые успехи, например, в виде соглашений, минуя ВТО, между США и Иорданией, Марокко и Вьетнамом.

С превращением крупных PC в важных участников мировой торговли система ВТО должна все больше отдавать приоритет открытию рынков. При своих сравнительных преимуществах Юг ищет доступ к рынкам в четырех областях: сельскохозяйственные товары, текстиль, мобильность рабочей силы и предоставление услуг. В первых двух секторах, традиционно наиболее защищенных в США, ЕС, Японии и Канаде, политические трудности хорошо известны. Интересы фермеров во Франции и производства одежды в США были эффективно защищены в течение многих лет сопротивления либерализации. Но вскоре эта защита будет разрушена. Укрупнение ЕС с вступлением новых стран Восточной Европы и последовавшее бюджетное давление делают необходимым сокращение субсидий сельскому хозяйству; отмена квоты на одежду в США в соответствии с решениями Уругвайского раунда ослабила позиции местных фирм в конкурентной борьбе. Результаты обоих процессов предопределены: Европа сможет представить сокращение субсидий как потенциальную уступку и будет искать встречных уступок от своих торговых партнеров. Все это не способствует дальнейшей либерализации в сельском хозяйстве ЕС и текстильном производстве США, как хотели бы PC.

Мобильность рабочей силы всегда была трудной проблемой в переговорах, но сейчас даже открытость трансграничной торговли услугами кажется неопределенной. Такие PC, как Египет, Индия, Филиппины и Шри-Ланка настаивают на гарантиях мобильности квалифицированного персонала, а большинство РС – на гарантиях мобильности неквалифицированной рабочей силы. Однако «при традиционных политических трудностях, сопровождаемых новыми опасностями терроризма, бóльшая открытость представляется иллюзией» (005, с. 20). Бразилия, Коста-Рика, Индия и Израиль в числе 20 РС увеличивали экспорт деловых услуг более чем на 15% ежегодно в течение последних 10 лет. Этот рост и увеличение числа рабочих мест в сфере услуг затемняли сравнительные преимущества ИС в этой сфере. Масштаб выгод США и других ИС может проявиться только в будущем. В настоящий момент ИС не очень стремятся к открытости трансграничной торговли, PC, напротив, проявляют такое желание. Например, Индия и Филиппины склонны к открытию рынка рабочей силы.

Что отличает сегодняшний день и позволяет быть более оптимистичным – это убеждение PC в необходимости собственных реформ и признание того, что эти реформы будут политически легче, если их соединить с открытием внешних рынков.

Авторы считают, что перспективы РД не могут быть очень светлыми. Возможно, что ограниченный ряд уже сделанных ранее уступок будет преподноситься как успех РД. В свое время считали успешным Уругвайский раунд, но ожидания не оправдались. Для многих PC провозглашенная «либерализация» оказалась иллюзорной, а в ИС хотя и произошел значительный демонтаж квот, был воздвигнут новый барьер для ввоза сельскохозяйственных товаров в виде очень высоких тарифов («грязная тарификация»). Очень вероятно, что и новые переговоры приведут лишь к иллюзорному успеху.

В.Р. Кляйн (Институт международной экономики и Центр мирового развития, Вашингтон) (006) убежден, что если все мировые торговые ограничения будут отменены, то число бедных в мире сократится приблизительно на 500 млн. за 15 лет, доходы PC возрастут на 200 млрд. долл. в год, и по крайней мере половину этой суммы даст отмена протекционизма ИС в отношении товаров из РС (006, с. 22). Текущий РД обеспечивает наилучший и единственный шанс для международного сообщества достичь этих целей. Как далеко сможет раунд продвинуться к свободной мировой торговле, зависит от политических лидеров США, ЕС и крупных PC.

Высокие барьеры в ИС для ввоза сельскохозяйственных товаров, текстиля и одежды рассматриваются как политически наиболее трудная проблема. Некоторые доказывают, что: 1) прежняя либерализация торговли готовыми товарами PC, часто односторонняя, снижала заинтересованность производителей ИС в дальнейшей либерализации; 2) группы интересов в финансовых услугах и интеллектуальной собственности в ИС добились большего в ходе Уругвайского раунда, и теперь их давление на РД меньше. Раунд ищет консенсуса, но «существует риск, что наименее развитые страны, например, могут предпочесть блокирование широкой либерализации из страха эрозии их нынешних преференциальных договоренностей» (006, с. 22).

РД может фактически достигнуть гораздо бóльшего, чем ожидают скептики.

1. Переговоры идут в исторический момент, когда «бизнес больше не идет как обычно». Террористические атаки на Нью-Йорк, Вашингтон, Мадрид укрепили сознание, что сокращение мировой бедности – критическая проблема. В таких условиях РД был официально определен как «раунд развития», как новая большая международная помощь. Успешность многосторонних переговоров требует сильного политического давления, в частности, со стороны Большой семерки.

2. Несмотря на новые признания преимуществ свободной торговли, РС сохраняют относительно высокий протекционизм готовых товаров, хотя и намного ниже, чем в период импортзамещающей индустриализации в 70-е годы. Тарифы на ввоз готовых товаров в PC составляют в среднем около 15%, а в ИС – только 3% (кроме текстиля и одежды – на них в среднем 12%). Так что производители в ИС сильно заинтересованы в успешных переговорах о дальнейшем сокращении мирового протекционизма.

3. Бюджетное давление способствует обязательствам поэтапной отмены субсидий сельскому хозяйству США и Европы. После Канкуна и Женевы ИС уже сократили эти субсидии по крайней мере на 20%, но целью должно быть еще большее сокращение.

4. Есть признаки, что крупные PC взяли на себя важную роль лидеров в РД; еще в Канкуне группа из 20 PC отстаивала свои интересы. Бразилия и Индия объединились с США, ЕС и Австралией в группу пяти, которая выработала ключевые пункты основного соглашения в Женеве в 2004 г. Крупные PC могут предоставить преференциальный доступ на свои рынки для импорта из наименее развитых стран, что обеспечит беднейшим странам дополнительные рыночные возможности.

Главное в том, что крупные PC признают, что режим открытой мировой торговли является решающий для их развития. Бразилия, Китай и Индия, в частности, много выигрывают от свободной мировой торговли и могут защищать эту позицию в РД.

П. Мессерлин (Институт политических исследований, Париж) (007) пишет: «Хотя многие специалисты по торговой политике не питают иллюзий относительно Раунда в Дохе, значительное большинство людей во многих странах поддерживают свободную торговлю» (007, с. 24). При этом ряд специалистов проводят резкое различие между свободной торговлей, которую они оценивают положительно, и глобализацией, которая вызывает их опасения. После 10 лет массовых антиглобалистских выступлений эти результаты изумляют. Почему специалисты так расходятся с народом? «Без сомнения, крупный фактор – усталость» (007, с. 24); пришло понимание того, как длителен путь хотя бы к демонстрационному результату, а также глубокая обеспокоенность разрывом между тем, что в действительности делается, и тем, что должно быть сделано.

Разочарование высказывается обычно по пяти пунктам.

1. «Торговая политика маргинальна»; «местная политика – вот реальное дело». Но торговая политика во многом связана с финансовыми и регуляторными проблемами. Что касается ВТО, одна из ее ролей – возможно, наиболее важная – способствовать комплексности местных реформ; многосторонний торговый режим есть, конечно, составная часть местных политик.

2. «ВТО – вчерашний день». Но в начале 80-х годов, всего 20 лет назад – свободная торговля была серьезной целью только для крупных ИС и горстки возникающих азиатских и латиноамериканских экономик. Сейчас по крайней мере 20 PC являются активными участниками переговоров, а группа пяти (США, ЕС, Бразилия, Индия и Австралия) – «легитимной гвардией» РД.

3. «Торговые раунды слишком долгие». Но РД предполагается завершить уже в 2007 г. Долгих и трудных переговоров невозможно избежать, если принимать всерьез принцип суверенитета.

4. «Поддержка бизнеса недостаточна». Но она должна быть асимметричной: эпизодической, когда «бизнес идет как обычно», и сильной, когда дела идут плохо. Вопрос о доступе на новые рынки – это вопрос политиков; но если существующий уровень открытости окажется под угрозой вследствие неудачи торговых переговоров, можно ожидать, что бизнес энергично поддержит режим многосторонней торговли.

5. «Двусторонние торговые соглашения ослабляют многосторонние соглашения». Но этот риск переоценен. Например, соглашение ВТО о защите прав интеллектуальной собственности лучше, чем двусторонние соглашения.

Что реально можно ожидать от раунда в Дохе? Как и в прошлом, не следует рассчитывать на быстрые перемены. Восемь раундов ГАТТ и 50 лет либерализации промышленного сектора КС – это 25–35% их ВВП, и еще до сих пор осталось многое сделать в сельском хозяйстве и промышленном производстве. Необходимо либерализовать сельское хозяйство и несколько промышленных секторов, все еще поддерживаемых протекционистскими мерами. Уже достигнутое для многих РС покрывает четверть их ВВП (и даже более в наименее развитых странах). Если раунд в Дохе дополнительно подтолкнет местные реформы, выгоды для РС будут огромными.

Осложнения возможны со сферой услуг: реально очень трудно либерализовать услуги в переговорном процессе, основанном на взаимных уступках, как показывает опыт ЕС. Однако переговоры о торговле товарами должны охватить услуги, относящиеся к торговле, – логистику, транспортные услуги (включая инфраструктуру) и телекоммуникации. Снижение расходов на эти услуги будет эквивалентно снижению торговых барьеров.

США и ЕС должны отменить свой протекционизм, помочь PC, особенно беднейшим.

С.М. Макарова
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Похожие:

Социальные и гуманитарные icon2. Структура социологического знания
Объектами социологии являются: общество как целостная социальная реальность; социальные организации; социальные институты; социальные...
Социальные и гуманитарные iconКонкурс проводится по следующим номинациям: «Гуманитарные и социальные науки»
Настоящее Положение определяет порядок организации и проведения конкурса «Лучший студенческий научный кружок» (далее – Конкурс)
Социальные и гуманитарные iconИстория и философия науки вопросы кандидатского экзамена (апрель май 2012)
Связь истории и философии науки. Классификация наук: естественные, социальные, гуманитарные и формальные науки
Социальные и гуманитарные iconУважаемые студенты технологического факультета и выпускники школ 2013 года!!!
«Гуманитарные, социальные и экономические дисциплины» и циклу «Математические и естественнонаучные дисциплины» состоится научная...
Социальные и гуманитарные icon2. Теория государства и права как наука и учебная дисциплина. Система...
Как уже упоминалось, в зависимости от объекта изучения (природа, техника, человек и общество) науки подразделяются на естественные,...
Социальные и гуманитарные iconСоциальные и гуманитарные
Н. Н. Деев – канд юрид наук, О. Л. Дубовик – д-р юрид наук, Р. И. Иванова – д-р юрид наук, И. А. Исаев – д-р юрид наук, А. Ю. Кабалкин...
Социальные и гуманитарные iconМинистерство образования и науки РФ фгбоу впо «Нижегородский государственный...
Студенческое содружество» Совет молодых ученых и специалистов ннгу информирует о создании «Бюллетеня научных студенческих обществ...
Социальные и гуманитарные iconXxi век: гуманитарные и социально-экономические науки. Приглашаются
Хii международные чтения студентов, аспирантов, молодых ученых «xxi век: гуманитарные и социально-экономические науки». Приглашаются...
Социальные и гуманитарные iconСоциальные институты и социальные организации
Социальный институт (лат. – установление) – совокупность правил поведения, принципов, установок, которые регламентируют определенную...
Социальные и гуманитарные icon6.  Социальные отношения и социальные вопросы 18
Трудовые отношения. Обеспечение занятости. Повышение квалификации. Условия высвобождения работников 05
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница