Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями)


НазваниеАнтология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями)
страница11/42
Дата публикации21.04.2013
Размер4.02 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > География > Документы
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   42
^
Ведовство в Баварии




Всеобъемлющие законы против ведовства, принятые Максимилианом I Баварским в 1611, 1612 и 1622 гг., укрепили результаты, достигнутые его суеверным отцом Вильгельмом V, который положил начало репрессиям в 1590 г. На протяжении 40 лет, с 1590 по 1630 г., советниками при обоих герцогах служили фанатики-иезуиты, которые настаивали на принятии жесточайших мер против так называемых ведьм. К 1631 г., однако, влияние умеренных иезуитов, таких как Адам Таннер, сделалось более ощутимым. В том же году Максимилиан издал нечто вроде «Эдикта милосердия»: внешне поощряя доносительство, по сути он ознаменовал начало медленного и неравномерного, но все же ослабления преследований.

Иезуиты появились в Баварии в 1541 г., но по причине враждебного отношения к ним в обществе не выставляли свои усилия напоказ, занимаясь негласной работой по воспитанию будущего правителя Вильгельма V. В 1590 г. он обратился с запросом к собственному дворцовому совету, а также к иезуитскому университету в Ингольштадте об организации уничтожения ведьм. 28 апреля университет ответил, что поскольку преступление ведовства в Баварии вещь новая, то судьи нуждаются в помощи. Им следует ориентироваться на «Молот ведьм» и доступные протоколы недавних процессов. Более того, «герцогу следует объявить недоносительство на ведьм уголовно наказуемым преступлением; пытка должна применяться чаще, чем в других случаях». Другой советник-иезуит, влиятельный Григорий Валентийский (1595), утверждал, что лучшим доказательством может быть только признание самой ведьмы, исторгнутое под пыткой.

Какие именно процессы рекомендовал проводить университет (не называя конкретных фактов), можно понять, обратившись к примерам Шонгау, Фрайзинга или Верденфельса. В Шонгау в 1587— 1589 гг. герцог Фердинанд, брат Вильгельма, временно прекратил все прочие дела ради проведения массовых ведовских процессов. Сожгли или обезглавили 63 женщины. Дворцовый совет в Мюнхене надзирал за проведением судебных разбирательств, в одном случае отдав приказ пытать женщину беспрерывно, пока она не сознается. Во Фрайзинге после града одна женщина заметила, что следует ожидать еще худшей погоды. На нее донесли как на ведьму, пытали, пока она не показала еще на нескольких женщин, которых также арестовали и казнили. В небольшом альпийском городке Верденфельс 49 женщин из 4700 жителей сожгли за 20 месяцев, с 1590 по 1591 г. Обитатели местечка вынуждены были заплатить громадную сумму в 4000 флоринов за это избиение. Специальному судье пришлось подать в епархию Фрайзинга петицию с просьбой остановить процессы, ибо если они и дальше будут продолжаться, как начались, то вскоре очень немного женщин останутся в живых.



Как и в Трире, палач из Шонгау Йорг Абриель сделался влиятельным и богатым человеком, к которому обращались для обнаружения ведьм в любом из немецких государств. Осмотреть одну женщину в поисках печати дьявола стоило два флорина, казнить — восемь. Когда Абриель, этот баварский Мэтью Хопкинс, не находил у женщины никаких подозрительных отметин на теле, то заявлял, что, по его мнению, она похожа на ведьму. На основании его голословного утверждения ее арестовывали и пытали до тех пор, пока она не сознавалась.



В 1597 г. Вильгельм отрекся от престола в пользу своего сына Максимилиана, а сам удалился в монастырь. Его также воспитывали иезуиты; его непосредственный учитель Иоганн Баптист Фиклер требовал в 1582 г. жесточайших наказаний для ведьм и позаботился о том, чтобы будущий герцог впитал его идеи. Когда Максимилиану было всего 17, он наблюдал, как в Ингольштадте пытали ведьм, и написал отцу, что скоро пятеро из них будут готовы для костра. Максимилиан имел личные причины ненавидеть ведьм, так как искренне верил, будто бесплодие его жены объясняется наложенной ими лигатурой. Неистовство антиведовской истерии при дворе баварского герцога поддерживал его официальный проповедник, иезуит Иеремия Дрексель, который заявлял, что всякий, кто противится преследованию ведьм, недостоин имени христианина.

На протяжении длительного правления Максимилиана были приняты многочисленные законы против ведовства. Тонкие различия между подавлением колдовства и ереси ведовства его не заботили; эдикт от 1611 г. покрывал все черные искусства: «Все, кто вступает в союз с дьяволом, подлежат пытке, казни огнем и конфискации имущества». На следующий год он требовал от судей Баварии удвоенного усердия в охоте на ведьм. В 1616 г. вышел следующий закон, согласно которому отказавшуюся от своих показаний жертву следовало пытать во второй раз, а если понадобится, то и в третий. В 1619 г. Максимилиан (совсем как король Яков) лично вмешался в ингольштадтский процесс, где судья закрыл возбужденное против женщины и ребенка дело за недостаточностью улик. Его «Инструкции по ведовству» (1622) ставят в один ряд с самыми жестокими законодательными установлениями за всю историю преследований ведьм. В них Максимилиан пересмотрел закон от 1616 г. и запретил отречение после пытки: иначе процессу никогда не будет конца. Священников допускали к жертвам только для выслушивания исповеди, а не для поощрения отречений. Свидетельство против кого-либо под пыткой становилось основанием для ареста, а страх при аресте — доказательством вины!

Как и во многих других немецких государствах, антиведовская мания в Баварии улеглась со вступлением туда шведской армии в 1632 г. Так, уже в 1634 г. неурожай зерновых объясняли не происками ведьм, но действием сил природы. Однако кое-где преследования еще продолжались, а статут 1611 г. был вновь воспроизведен в 1665 и 1746 гг. В Мюнхене 9 января 1666 г. семидесятилетнего старика приговорили к смертной казни за то, что он якобы вызвал бурю. Герцог Фердинанд Мария потребовал более жестокого наказания, и из тела жертвы, перед тем как сжечь живьем, вырвали три куска плоти калеными щипцами.

^
Процесс в Айхштетте



Присутствуют господин канцлер, господин городской судья, господин доктор, господин секретарь и господин писец.

Понедельник, 15 ноября 1637 года
После серьезных размышлений светские советники суда решили допросить заключенную NN, известную как NN, взятую под стражу по подозрению в ведовстве на основании данных под присягой показаний пятнадцати осужденных:

Вопрос: Как ее зовут?

Ответ : NN, сорока лет. Прожила со своим мужем 23 года, за это время родила восьмерых детей, пятеро из которых живы.

^ В.: Знает ли она причину, по которой ей приказано было явиться в ратушу?

О.: Никакая причина, кроме той, что ее обвиняют в ведовстве, ей неизвестна.

В.: Правильно, иначе бы ее не привели сюда. Так что пусть начнет с того, что признает свою вину, а не ищет всяких отговорок.

О.: Она вытерпит все, что угодно, но не может признать, что она ведьма.

Тогда судьи пытаются всеми силами убедить ее признаться, но безуспешно; после этого ей зачитывают список свидетельств против нее и обвинительный акт.

Пока ей зачитывают первое свидетельство, она весело смеется и заявляет, что предпочитает смерть. Отвечает, что не могла сделать ничего этого, потому что не была там. Признает, что могла бы быть виновна во втором пункте показаний. Касательно показаний 3, 4, 5 и 6 утверждает, что никогда за всю свою жизнь не была на шабаше. Говорит, что ничего не знает о показаниях 7, 8, 9, 10 и 11. И вновь отрицает всякое участие в том, о чем идет речь в показаниях 12, 13, 14 и 15. После этого ее обыскивают на предмет метки дьявола, каковую и находят в правой части спины, у лопатки, размером с полукрейцеровую монету. Метку укалывают шипом, обнаруживается ее нечувствительность; однако стоит только уколоть обвиняемую в других местах, как она начинает вести себя точно безумная. Найдено много других подозрительных отметин. Ее спрашивают.

^ В.: Где она получила дьявольский знак?

О.: Она не знает. Она никогда не встречалась с дьяволом. Поскольку на милосердное обращение обвиняемая не реагирует, ее приводят в камеру пыток.

^ Показания, записанные в камере пыток.

Когда ее поместили на лестницу и слепо натянули веревки, она сказала, что да, возможно, она ведьма. Когда ее отпустили, она заявила, что она не ведьма. Так повторялось еще два раза.

Наконец она призналась, что да, 14 лет тому назад, когда она еще не была замужем, она стала ведьмой.

^ В.: Но ведь она показала, что замужем уже 23 года, так как же так получается, что ведьмой она стала всего 14 лет назад?

О.: В ответ она попросила снять ее с лестницы, тогда она скажет правду.

В.: Нет, пусть сначала начнет признаваться; она заслужила, чтобы ее оставили на лестнице.

Когда она понимает, что отпускать ее не собираются, она начинает рассказывать, что около 18 лет тому назад у нее была незаконная любовь с палачом и дьявол явился к ней на следующую ночь в облике того же палача. Вообще-то он пришел еще в первую ночь, но, поскольку у нее постоянно горел свет, он не смог к ней подобраться. А поскольку она была уверена, что он и есть палач, то на следующую ночь около 10 часов совокупилась с ним, и его член был очень холодным. Совокупившись с нею во второй раз, дьявол открылся ей и похотливыми словами стал ее убеждать и требовать, чтобы она отдалась ему, отреклась от Бога, Богоматери и всех святых. Он так ее запугал, что она поддалась ему, в чем сейчас раскаивается и хочет снова вернуться к Богу.

^ В.: Требовал ли дьявол от нее чего-нибудь еще?

О.: Творить зло повсюду.

В.: Какими способами должна была она творить зло?

О.: Через восемь дней после ее соблазнения дьявол дал ей зеленый порошок и черную мазь в глиняном горшке, которой она пользовалась против людей и животных.

^ В.: Есть ли у нее этот материал и сейчас?

О.: Нет, она бросила его в воду четыре недели тому назад.

В.: Кто-нибудь предупредил ее об аресте?

О.: Нет, никто, кроме ее сестры.

В.: Она летала вместе с сестрой?

^ О.: Нет, но они встречались на дьявольском шабаше.

В.: Каким именем звал ее дьявол и как называла его она?

О.: Она звала дьявола Петушком, а он ее Костоломкой. Через три недели после соблазнения дьявол окрестил ее, полив чем-то ей на голову.

В.: То, что она говорит, правда?

О.: Да.

Ее уводят из пыточной камеры.

Четверг, 16 ноября 1637 года.

Присутствуют: депутаты, господин муниципальный судья, господин доктор и господин писец. Вводят обвиняемую, читают обычные молитвы.

^ В.: Признает ли она от чистого сердца все, в чем созналась вчера?

О.: Да, все ее признания истинны. Кстати, она боится, что из-за тяжких грехов своих не попадет на небеса. Из-за того, что ее соблазнил дьявол, она больше не может молиться Господу. Дьявол заставлял ее подчиняться ему, часто и жестоко избивая. Только прошлой ночью она дважды слышала шелест в своей камере. Вот и теперь, во время допроса, ей слышатся шорохи. Суд дал ей хороший совет, как защититься от врага и заручиться спасением.

О.: Да, это правда. Если она останется вне лона Церкви, никогда ей не видать спасения. Если Бог хочет, чтобы весь мир узнал о ее злодействах, она готова публично покаяться; она также желает помолиться за его честь господина канцлера и его милость господина доктора, потому что это они приказали ей явиться в суд. Дьявол часто причинял ей боль, когда они были вместе в постели, так что она кричала и будила мужа, который вскоре начал спать отдельно. (Далее прямая речь обвиняемой) Иисус Христос, будь со мной и обрати Свой слух ко мне снова, о Господи, потому что я тяжко согрешила против тебя.

^ В.: Как часто получала она порошок и мазь от дьявола? Осталось ли у нее еще что-нибудь?

О.: Да. В ее кладовке, как войдешь из переулка, сразу налево, есть коробка с четырьмя ящичками наверху; в одном из них мазь.

Обыскав кладовку, офицер суда обнаружил три коробочки с мазью и одну коробочку с порошком, каковые и представил в ратушу.

^ В.: Кому она навредила этими снадобьями?

О.: Во-первых, лет восемь или девять тому назад дьявол приказал ей намазать мазью вишенку и дать ее своей шестилетней дочери с тем, чтобы отравить ее. Девочка заболела и в одночасье отошла. В результате ее призвали в ратушу. Кстати говоря, не будь ее муж так религиозен, дьявол расправился бы и с ним тоже.

В другой раз, тринадцать или четырнадцать лет тому назад, однажды ночью, пока ее муж спал, дьявол посыпал его порошком, чтобы он больше не проснулся, и смазал ему ступни, ладони, шею и спину, чтобы он умер. Через три дня у ее мужа случилось недержание мочевого пузыря, которым он страдает и по сей день. Она говорит, что не созналась в этом преступлении раньше, потому что иначе дьявол появился бы и не дал ей покоя. (Показания становятся путаными.) Ведьма может обрести спасение, только если предстанет перед судом, и она готова сказать им об этом прямо. В-третьих, три года назад она подмешала дьявольское снадобье в рагу и дала его четырехлетнему сыну своей бывшей хозяйки. У мальчика сразу же началась гангрена, и через два дня он умер.

^ В.: То, что она сказала, правда?

О.: Да, и она хочет сознаться не только в этом, но и во многом другом.

(Затем она рассказывает еще о трех случаях порчи при помощи мази и обвиняет одну из своих жертв, которую она якобы посвятила в ведовство. Позже отказывается от этого. Рассказывает, как от мази заболела ее маленькая дочь. На следующий день она обнаруживает у себя на боку болячку, которая, как она думает, может быть симптомом чумы, но палач Матес докладывает, что беспокоиться не о чем. Суд задает вопрос, что же тогда ее беспокоит.)

О.: Прошлой ночью ей привиделась Богородица, такая прекрасная, белая как снег.

Поскольку заключенная симулирует болезнь и хочет, по-видимому, отречься от своих показаний, а от ее вчерашней набожности не осталось и следа, суд принимает решение выпороть ее в пыточной камере, чтобы вселить в нее страх и желание давать правдивые показания. После трех порок она заявляет, что дьявол, весь в черном, приходил в ее камеру вчера ночью и сегодня утром. Прошлой ночью он явился между одиннадцатью и двенадцатью часами и совокупился с ней, но ей было так больно, что она едва могла его удержать в себе, и ей до сих пор кажется, будто спина и бедра у нее разваливаются на части. Более того, она вновь пообещала отдаться ему душой и телом, ничего не говорить об их союзе, хранить верность ему одному и сопротивляться судьям так долго, как только сможет. Взамен ее инкуб обещал помочь ей и велел подумать, как она может совершить самоубийство. С этой целью она попыталась ногтями вскрыть среднюю вену на правой руке, где ей отворяли кровь две недели тому назад, так что шрамы до сих пор были совсем свежими и открыть вену было бы нетрудно. Таким образом она могла бы убить себя, не привлекая внимания, и отправиться к дьяволу душой и телом.

(Затем следует не имеющее серьезного значения признание о том, как дьявол убедил ее выдать действие мази за чуму и как он заставил ее подчиниться ему снова.)

В.: Что означают четыре коробочки, доставленные в ратушу: две с красной мазью, одна с беловатой и еще одна со светлым порошком? В начале допроса она упоминала лишь об одной, потом, когда ей показали четыре, заявила, что настоящая отсутствует, так что же правда?

О.: Она получила эти четыре коробочки от своего инкуба по имени Петушок для того, чтобы вредить людям и животным. То, что она сказала вчера, а именно будто настоящая коробочка отсутствует, она сделала единственно с целью запутать судей.

Теперь она вновь отрекается от дьявола и готова сделать еще один шаг к спасению, прося более сурового наказания. Она готова нести ответственность перед Богом и людьми за истинность своих показаний.

Приводит последний пример своих злодейств, совершенных при помощи порошка и мази:

В-седьмых, восемь лет тому назад она убила собственную черную корову, подмешав дьявольский порошок в ее жвачку.

В-восьмых, шесть лет назад она посыпала порошком свою гнедую лошадь, и та издохла.


Пятница, 19 ноября 1637 года.
Заключенную снова привели на допрос. Она публично заявляет, что за всю свою жизнь ни разу не видела дьявола и не вступала с ним в половую связь. Все ее прежние показания неправда. Ни совесть, ни преданная любовь к Богу не позволяют ей продолжать эту ложь. К такому решению она пришла прошлой ночью. Если бы у нее был нож, чтобы вонзить в собственную грудь, она сделала бы это. Она и в самом деле дважды просила нож у охранников под тем предлогом, что ворот рубахи трет ей шею и она хочет сделать его посвободнее. Судьи выслушали это отречение и поняли, что женщина дьявольски упряма. Глаза ее были красны, точно сам дьявол пытался выцарапать их из глазниц. Палачу приказали растянуть ее на лестнице. Вскоре она стала просить, чтобы ее отпустили, обещая покаяться во всем, что совершила за всю свою жизнь.

^ В.: Верны ли ее прежние показания?

О.: Да, к несчастью, не только они, но и все, что она расскажет впредь.

В.: В чем же причина ее отречения?

О.: Дьявол пришел к ней около 12 прошлой ночью, совершил с ней непотребство и велел отречься от всего, что она показала прежде, обещая помочь.

После этого ее сняли с дыбы, как раскаявшуюся под пыткой.

^ Допрос продолжался после полуденной трапезы

В.: Почему сегодня утром она противоречила самой себе? Когда ее спрашивают, она должна отвечать правду. Приказано клятвенно засвидетельствовать, что такое ее прежние показания: правда или ложь и когда она начала говорить правду.

О.: Изъявляет желание отвечать, говоря «да». Говорит, что дьявол пробыл у нее всю ночь. Он не только утешал ее и обещал помочь, но и приказал ей серьезно подумать, каким образом она могла бы покончить с собой. С его подсказки она решила попросить у стражи нож, чтобы, отрезав отворот рукава своего платья, сделать из него петлю и повеситься. Потом она решила вытащить язык изо рта и, наконец, попыталась задушить себя при помощи указательного пальца. Не удовлетворенный ее попытками угодить ему, дьявол жестоко ее избил, колол ей глаза (у нее до сих пор синяки и красные глаза), так что они стали кровоточить, и потребовал, чтобы она подписала договор, написанный ее собственной кровью, и сам составил его, водя ее левой рукой: «Я, Костоломка, буду принадлежать тебе душой и телом, кровью, кожей и костями и всем, из чего я состою, во веки веков». Потом дьявол взял контракт и заставил ее повторить его своими словами. Она сделала это, пообещав никому ничего не открывать. Дьявол сказал, что не оставит ее (показания становятся бессвязными), поощрял ее продолжать свои дьявольские дела и исчез. От глубины сердца она сожалеет, что сделала это, и обещает, что больше так не будет. Судьи прочли ей длинную проповедь, предупреждая, что, если враг снова станет досаждать ей, пусть обратится к ним, они смогут ей помочь.


Суббота, 20 ноября 1637 года
Ее привели в присутствие суда и для начала спросили:

^ В.: Каков ее образ жизни?

О.: Ну когда она одна, то боится, сама не зная чего.

В.: Не приставал ли к ней дьявол прошлой ночью снова?

О.: Нет.

В.: Как часто она летала? Куда и с какой целью?

О.: Два раза в месяц, двадцать четыре раза в год. Чтобы ее муж не просыпался, дьявол посыпал его порошком, так что она и дьявол встречались где хотели — на кухне, в комнате, в спальне, в коридоре или на чердаке. Дьявол подарил ей вилы специально для полетов, покрытые волшебной мазью. Дьявол всегда сидел впереди, а она за ним. Когда ей хотелось отправиться на шабаш, она произносила такое заклинание «Хой! Вверх по трубе, через окно! Во имя дьявола, вверх и вперед!». Во время езды на вилах дьявол испускал огненные хвосты, так что она мало что видела. Местами сбора, насколько ей известно, служили пастбище N, виселицы и гора N. Поначалу казалось, что еды было очень много, жаркое и рагу на зеленых блюдах. Но вся пища была безвкусная и к тому же заплесневевшая, черная, очень сладкая, одно блюдо неотличимо на вкус от другого, и все плохо приготовлено. Она никогда не видела там ни хлеба, ни соли и пила белое вино из деревянных или глиняных чаш. Вино приносили в кувшинах или кожаных мехах. Все сидели на скамьях и стульях, а также на виселицах. Во время еды все поносили Господа и подговаривали друг друга насылать порчу. Говорили они о муниципальном судье и комиссарах, как они ходят среди людей и ни к кому не имеют жалости. Ведьм поощряли смело продолжать свое дело, не смущаться и не отступать. Человек, который читал им эту проповедь, был малоросл и толст, с черной бородой и проповедовал с деревянной кафедры. Шабаши проводились по четвергам и субботам, в 10 или 12 часов ночи, в зависимости от времени года. Место освещали огни, которые держали бедные пожилые женщины, ей и самой доводилось однажды держать такой огонь в одной руке. После этого начинались танцы. Главный дьявол сидел в кресле, и ему воздавали почтение, приседая перед ним спиной вперед. После кругового танца, который каждый танцевал как мог, парочки уединялись, чтобы совершить непотребство. Музыкантами, кажется, были волынщики и скрипачи, но никто из них не был ей знаком. Около 50 человек посещали шабаш, некоторые в масках. Присутствовали и знакомые ей персоны, например NN из N. Все сидели за круглым столом.

Но когда собирался большой шабаш, ведьм прилетало так много, что и не сосчитать. Когда наступало время расходиться, главный дьявол произносил: «Хой! Убирайтесь все, во имя дьявола!» И все расходились так же, как пришли. В частности, она видела на шабаше следующих людей:

(На протяжении нескольких дней, до 26 ноября, обвиняемая назвала 45 сообщников. Каждого названного она одевала в характерную одежду и приписывала ему особое поведение, а также снабжала сопровождающим инкубом или суккубом.)

^ В.: Правдивы ли все ее показания?

О.: Да. Она может засвидетельствовать свои показания перед Богом и людьми; она желает покаяться и получить святое причастие, а потом расстаться со своими душой и телом.

Пятница, 26 ноября 1637 года.

^ Святотатственные деяния.

Обвиняемая говорит, что за то время, пока она находилась во власти дьявола, она была на исповеди и получала святое причастие 15 раз. Но 14 лет назад, получив причастие, она положила облатку в платок, принесла домой и выбросила в непотребное место. Двенадцать лет назад она вновь обесчестила святое причастие подобным способом.

Шесть недель назад, когда она получила причастие, она сохранила облатку во рту, принесла ее в сад и положила на крышку колодца. Потом она ударяла ее ножом, пока не брызнула святая чистая кровь; тогда она взяла ее тряпочкой и бросила в колодец. Вместо молитвы она пожелала, чтобы гроза и град истребили урожай. Она назвала нашего возлюбленного Господа убийцей, нашу возлюбленную Богоматерь безбожницей, а всех святых евреями, палачами, рабами, лакеями и другими гнусными именами, какие только могла придумать.

^ В.: Верны ли ее прежние показания?

О.: Да.

Ее подозревают в том, что она вызывала бурю и проходила через закрытые двери в погреба.

Суббота, 27 ноября 1637 года.

^ Вызывание бури.

Обвиняемая говорит, что долгое время помышляла о буре и помогла вызвать семь раз. Первую она накликала пятнадцать лет назад, между полуднем и часом пополудни, в собственном саду, побуждаемая дьяволом сделать так, чтобы плоды попадали, а не созрели. Так оно и случилось.

^ В.: При помощи каких снадобий она вызывала бурю, использовала ли при этом что-то еще?

О.: Говорит, что дьявол снабдил ее порошком из толченых детских трупов и велел ей использовать его для заклинания бурь. Она дала порошок NN, своей верной сообщнице, и та зарыла его в землю, но он выскочил оттуда. Тогда она зарыла его сама, но притворяется, будто не может вспомнить, что случилось. Говорит, что все ее предшествующие показания верны, но тяжело вздыхает.

Это походит на новую попытку отречения, так что к ней снова вызывают палача и допрашивают в его присутствии.

^ В.: Как она влияла на погоду?

О.: Она не знает, что говорить, и лишь шепчет: «О Владычица Небесная, защити меня!»

В.: Откуда у нее царапина под правым глазом?

На ногу обвиняемой надели испанский сапог, но винты не закрутили.

О.: Дьявол в облике палача приходил к ней прошлой ночью в 12 часов и утешал ее словами, что все исправится, что она не должна бояться, ибо ничего с ней не случится. Затем они совокупились дважды, и она снова пообещала принадлежать только ему. Потом она сказала, что дьявол не просил ее ничего делать. Поскольку ответы ее неудовлетворительны и она все еще, похоже, находится под влиянием дьявола, ее связывают, чтобы выпороть. Наносят несколько ударов. Тогда она сознается, что вместе с NN 15 лет тому назад зарыла в саду порошок, полученный от дьявола, в надежде, что он вызовет ухудшение погоды и не даст плодам созреть. Так оно и случилось.

Она не хочет продолжать. Говорит, что дьявол велел ей не открывать ничего больше. О чем бы ее ни спрашивали, она запирается и твердит слова молитвы. После длительных повторных приказов сознаться ее порют кнутом под звуки колоколов, вызванивающих «Аве Мария». Но она продолжает называть черное белым, но потом все же объявляет, что дьявол заставлял ее быть уклончивой в своих показаниях и отрекаться от них, но что она не хочет больше следовать его совету. Прошлой ночью дьявол оцарапал ее под левым глазом своим когтем или раздвоенным копытом. Тогда ее вновь привели в зал суда и стали расспрашивать о том, как она вызывала бури.

О.: Первая буря, которую она вызвала, началась немедленно, и плоды упали с деревьев в тот же день. Четырнадцать лет назад она вызвала еще одну бурю, закопав тот же порошок вечером на лугу в N, в надежде, что сено промокнет. Загремел гром, и пошел дождь, и сено совсем отсырело.

(Пропущено несколько признаний о случаях заклинания бури и нашествиях гусениц.)

Ее уводят. Между нею и ее мужем подозревают разлад.


Среда, 1 декабря 1637 года.

Вызвана на допрос для обсуждения предыдущего пункта. Говорит, что никакого разлада между ними не было. Теперь ее подозревают также в эксгумации трупов детей.


Пятница, 3 декабря 1637 года.

^ Эксгумация трупов детей.

Говорит, что однажды — семь, восемь, или девять лет тому назад — она помогла NN выкопать из могилы собственного ребенка. Он пролежал там шесть лет, и его тело совсем сгнило. Они принесли останки домой, положили в горшок и два дня и две ночи перемешивали, а потом истолкли в порошок пестиком. Порошок же отдали дьяволу. NN не виновата, ибо хотя дьявол и требовал еще порошка, она отказалась участвовать в его изготовлении, за что и была жестоко бита. Ее уводят, подозревая в попытке склонить к лжесвидетельству.


Суббота, 11 декабря 1637 года.

Утверждает, что никого к незаконным действиям не склоняла.

^ Проход в погреба.

Она проходила через закрытые двери в винные погреба следующих персон (называет пятерых) около сорока раз. Также с ней были еще две ведьмы, тоже названные по именам, которые пили с ней вино из мерных стаканов или прямо из-под крана.

Она летала также в конюшни NN, где и заезживала с помощью дьявола лошадей до смерти. Они, однако, не умирали.

Она приходила также в комнату своего слуги NN и соблазняла его; по правде сказать, делала она это довольно часто.

^ В.: О каких еще преступлениях может она подумать и какие другие вещи припомнить?

О.: Больше ничего. Но все, что она показала, правда, за которую она ответственна перед Богом и людьми. Желает жить и умереть согласно своим показаниям и быть оправданной милостивым вердиктом суда. С этим ее уводят в пыточную камеру, где зачитывают ей весь список сообщников, которых она назвала, и она его подтверждает.
Понедельник, 13 декабря, вторник, 14 декабря, среда, 15 декабря, снова подтверждает все предшествующие показания как истинные.
Пятница, 17 декабря 1637 года.

Она умерла, раскаявшись.


^
Суд в Наумбурге




Катарина Бланкенштайн была вдовой, 66 лет от роду, уважаемой и вполне обеспеченной, имела четверых взрослых сыновей и двух дочерей. 10 марта 1676 г. ее дочь отправилась к соседям попросить взаймы растопки. Денег у нее не случилось, и она предложила рассчитаться вареньем своей матушки, которое славилось как местный деликатес. Соседка согласилась и дала немного варенья своему ребенку. Ребенок заболел, из него вышли четыре странного вида червя, и умер через четыре дня. Вне всякого сомнения, причиной его смерти стала насланная ведьмой порча. На следующий день, 15 марта, городской совет начал расследование дела фрау Бланкенштайн. Доказательства накапливались необычайно быстро. Заяц, за которым гналась орава мальчишек и собак, странным образом исчез возле дома Бланкенштайнов. Ночной сторож видел на площади трех кошек с красными глазами. Служитель суда, явившийся в дом Катарины Бланкенштайн, чтобы сделать опись ее имущества (которое надлежало конфисковать в случае ее осуждения, ожидавшегося со дня на день), наступил на какую-то расхлябанную половицу, и тут же чернильница, которую он водрузил на мешок с зерном, опрокинулась на пол. Сборщик налогов припомнил, что платежи Катарины всегда казались ему до странности короткими, когда он делал официальный отчет. К 25 марта совет получил разрешение от юридического факультета какого-то университета (возможно, Лейпцига или Йены) предъявить Катарине Бланкештайн официальное обвинение в убийстве при помощи ведовства.



Ее сыновья начали предпринимать действия в защиту матери, но все козыри были на руках у суда. Сыновья заявили протест против ее пребывания в тюрьме, когда она с легкостью могла бы уплатить залог; они требовали разрешения пригласить адвоката и выпустить из тюрьмы их сестру, которую посадили за то, что она оказывала сопротивление аресту матери. В течение апреля защита представила в университет краткий отчет, в котором подчеркивала шаткость предъявленных обвинений, но тем не менее старательно отвечала на каждое из них. 28 апреля совет собрался снова и выслушал остальных свидетелей. Тюремный охранник заявил, что отсутствие беспокойства, которое проявила Катарина при известии о том, что ее будут пытать, указывает на ее вину; другой охранник выразил мнение, что горе, которое она испытала от того, что стала позором семьи, равным образом подтверждает то, что она ведьма. Некий возчик пожаловался, что его телега опрокинулась как раз за садом Катарины (дорога в том месте была в очень плохом состоянии, а его телега была сильно перегружена). Еще один отчет был отправлен в университет, и вскоре совет получил оттуда указание допросить врача, который пользовал ребенка, и перейти к пытке Катарины Бланкенштайн при помощи лестницы и сапога. Врач твердо верил в то, что черви были колдовского происхождения: у них было много ног и большие красные головки. Сыновьям удалось добиться того, что пытку отложили на несколько дней, и за это время они успели обратиться с прошением к курфюрсту, но безрезультатно. 9 июня, начиная с 11 часов утра, Катарину Бланкенштайн пытали на протяжении двух часов. Пытка была очень жестокой, в ход пошли не только тиски для пальцев, сапоги и лестница, но и волосяные веревки, которыми ей сдирали кожу с ног, и другие веревки, которые вгрызались ей в шею и так перекосили голову набок, что палач испугался, как бы женщина не умерла. И все же она ни в чем не созналась; ее молчание, естественно, было воспринято как еще одно доказательство вины. Когда шестидесятишестилетняя женщина потеряла сознание на лестнице, заявили, что она просто уснула.

Позднее в июне обвиняемую обыскали на предмет дьявольских знаков. Две женщины предварительно ее обрили, но палач так и не нашел нечувствительного участка. «Можешь искать, где тебе заблагорассудится, все равно ничего не найдешь. Я доверяюсь Господу, моему Создателю, и Иисусу Христу, моему Спасителю», — заявила она палачу. Еще один отчет ушел в университет. 23 июня пришел приказ прекратить дело против нее, но с Катарины взяли клятву, что она не будет пытаться отомстить, и обязали ее заплатить судебные издержки в размере 70 талеров — значительная сумма, в особенности если учесть, что она, которую признали невиновной, должна была еще и оплачивать все расходы на свою же пытку! Сыновьям удалось вызволить ее на свободу только 16 июля.

Тем временем адвокат заметил: «Тюремное заключение по такого рода обвинению само по себе непоправимый ущерб, поскольку репутации женщины нанесен урон». Сплетен о ней не стало меньше, напротив, количество их увеличилось настолько, что фрау Бланкенштайн вынуждена была покинуть город. Ее исчезновение превратилось в дополнительное доказательство вины, и местные власти стали деятельно требовать разрешения на ее поиск и арест. На этот раз университет потребовал более существенных доказательств ведовства. По всей видимости, позднее Катарина вернулась домой, так как похоронена она на местном кладбище.



Подозрение в ведовстве испокон веку падало и на дочь ведьмы. Спустя 13 лет после процесса над матерью (которая тем временем умерла), ее дочь Л. обвинили в убийстве при помощи колдовства девятимесячного младенца, который умер 1 мая 1689 г. Единственной связью между Л. и отцом ребенка был тот факт, что последний задолжал женщине 30 талеров. Городской совет собрал показания свидетелей относительно смерти ребенка, а также относительно падежа скота, который также приписывался Л., и предполагаемого ущерба сборщику налогов. Не дожидаясь разрешения университета, городской совет провел пять слушаний в мае, на которых были представлены аналогичные обвинения. 28 мая явился ее муж, с которым они давно проживали раздельно, он обитал в сопредельном государстве Анхальт и запретил ей тратить деньги на адвоката — пусть суд или ее братья об этом позаботятся, если хотят. Однако адвокат, когда таковой был найден, просмотрел документы и отказался ее защищать.

В начале июня провели еще пять слушаний, результаты которых направили для оценки в университет, который на этот раз санкционировал начало процесса. Тогда 17 июня 1689 г. Л. приготовили к пытке в подвале дома коменданта. При виде орудий пытки она пала духом. «В чем я должна признаться?» — спросила она. «В том, что на тебе лежит вина за смерть ребенка». Подумав, она ответила: «Да». Затем она признала все обычные обвинения против ведьм: да, она отдавалась человеку с пером (дьяволу по имени Генрих) и продолжала отношения с ним; она убивала коров и лошадей; она отреклась от Святой Троицы; и перечислила свидетелей. Два дня спустя она попыталась удавиться собственным поясом, но, хотя лицо ее уже почернело, ее все же привели в чувство. После этого она взяла назад обвинения против сообщников. Университет рассмотрел протоколы процесса и постановил сжечь ее живьем; тех, кого она назвала своими сообщниками, надлежало тайно, но основательно допросить.



^
Ведовство в Австрии




Здесь худший период гонений на ведьм совпал с правлением императора Рудольфа II (1576-1612), когда антиведовскую истерию распространяли иезуиты, стремившиеся обуздать протестантизм. Вторая волна преследований накатила в конце XVII в. и захлестнула прежде всего австрийские провинции Штирия и Тироль, ее выражением стал свод уголовных законов, жестокий антиведовской кодекс, принятый в 1707 г.



До 1570 г. преследование ведовства было редкостью, законы, за исключением имперского уголовного кодекса Карла V 1532 г., не принимали его всерьез. Уголовное законодательство Тироля 1499 г. не предусматривало наказаний ни за колдовство, ни за ведовство; в 1544 г. колдовство и гадание считались заблуждениями; и еще в 1573 г. другой полицейский устав (принятый в том же Тироле) приравнивал ведовство к богохульству и предполагал за него наказание в виде денежного штрафа (из которого четверть получал информатор, еще четверть — судья, а половина шла на благотворительность). Такой умеренностью Австрия была обязана императору Максимилиану II (1564-1576), который получил образование в Испании (где образцом поведения в подобных случаях стала для него испанская инквизиция, не поощрявшая безосновательных обвинений) и был врагом насилия. С его точки зрения, ведьмы и все те, кто обращался за помощью к гадалкам, были не более чем глупцами. Исключением из этой традиции в Австрии стал уголовный кодекс Карла V, отстаивавший новую теорию необходимости предания огню осужденных за ересь и злое колдовство. Несмотря на то, что впоследствии этот кодекс, юрисдикция которого распространялась на все немецкие княжества, цитировали все охотники на ведьм, в свое время его зачастую игнорировали, притом не только в протестантских странах, но и в католической Баварии.

После коронации в 1576 г. преемника Максимилиана количество ведовских процессов выросло. Рудольф II был человеком суеверным и признавал существование ведьм — он даже считал, что его околдовали. Иезуиты, которые приравнивали колдовство к ереси и в избытке усердия истолковывали любой, даже самый безобидный поступок в таком свете, обладали безграничным влиянием на нового монарха. Перемена духовной атмосферы сказалась в процессе по делу шестнадцатилетней Анны Шлуттербауер, одержимой, из которой изгоняли демонов сначала в Мариацелле, а затем, в 1583 г., службу над ней прочитал епископ из Брайзгау (Баден) в церкви св. Варвары в Вене. Старуху родственницу, которую заподозрили в том, что она вызвала у девушки одержимость, схватили как ведьму. После нескольких часов под пыткой она созналась, что совокуплялась с дьяволом, на протяжении 15 лет вызывала бури и посещала шабаши. Престарелый городской судья, назначенный на эту должность еще во времена скептика Максимилиана, решил, что старуха обезумела, и распорядился упрятать ее в сумасшедший дом; однако недавно назначенные судьи аннулировали его решение и распорядились доставить осужденную на деревянных санях к костру и сжечь.

Такие умонастроения продолжали господствовать еще 150 лет. Например, свод земельного суда от 1656 г. включил в число признаков, оправдывающих арест по подозрению в ведовстве, обнаружение в доме ведьмы масла, мазей, горшков с насекомыми или человеческих костей. Тем не менее в 1679 г. император Леопольд I запретил введение новых пыток, и в особенности ужасного ложа, утыканного гвоздями. С другой стороны, новая вспышка преследования имела место в Зальцбурге с 1677 по 1681 г., так что пришлось даже построить новую тюрьму. Около 100 человек под пытками заставили признаться, после чего им отрубили головы, повесили или сожгли; самому младшему из осужденных было 10 лет, самому старшему — 18. Только мания стала понемногу утихать, как приняли свод уголовных законов от 1707 г. (в правление императора Иосифа I), который придал силы прежним суевериям, воскресив и дух, и букву «Молота ведьм». В самой Австрии, однако, казней больше не было, а суды над ведьмами случались только в глубокой провинции. Императрица Мария-Тереза издала в 1769 г. свой знаменитый «Уголовный кодекс», ограничивавший преследования за ведовство; ни один приговор по делу о ведовстве, к примеру, не мог быть приведен в исполнение без правительственного одобрения. Несмотря на видимые преобразования, весь том, содержащий в себе свод законов, заполнен описаниями и снабжен 30 гравюрами узаконенных пыток, отмененных только в 1776 г. Одиннадцать лет спустя, 13 января 1787 г., все законы о ведовстве были отозваны.



В тех областях Тироля, где жители говорят на немецком языке, до 1600 г. ведовских процессов было немного. В 1637 г. главный прокурор Инсбрука доктор Вольперт Мозель составил свод инструкций по обнаружению ведьм в помощь местным судьям. Мозель дополнил обычный список еще одним признаком колдовства: если какой-нибудь мужчина найдет у себя в комнате женский пояс или другой предмет женского туалета, это значит, что ведьма бродит поблизости! Обвиняемой в ведовстве запрещалось сообщать, в чем именно заключается обвинение; если она отказывалась от сделанного под пыткой признания, значит, ее нужно было подвергнуть пытке вновь; в процессе выяснения имен сообщников для большей точности показаний надлежало применять «умеренную пытку». Мозель ограничивал применение пыток тремя часами подряд. В конце века, в 1696 г., аналогичное руководство издал в Инсбруке профессор права, ректор университета доктор Иоганн Кристоф Фрелих. Ввиду серьезности преступления, настаивал Фрелих, обычными юридическими гарантиями законности процедуры следует пренебречь. Дурная слава, мать-ведьма, неспособность смотреть людям в лицо — все это считалось достаточным основанием для предъявления обвинения в ведовстве. Допрос следовало начинать немедленно после ареста, чтобы дьявол не успел подучить пленницу, как отвечать. Камеру пыток надлежало окропить святой водой и окурить дымом благословенных трав. Обвинения в присутствии на шабаше (предъявленные другими ведьмами под пыткой) считались доказательством вины. За мелкие преступления, например поиски подземных источников при помощи гадания, предполагалось наказывать кнутом, изгонять из города или штрафовать. Дети моложе 7 лет от наказания освобождались, старше 14 признавались взрослыми. Всякий осужденный полностью лишался состояния и всей собственности. Эта книга была переиздана в 1714 г.

При подобных руководствах к действию протоколы провинциальных австрийских процессов не должны вызывать удивления. В 1673 г. в Гутенхаге (Штирия) один судья 11 дней и ночей держал пятидесятисемилетнюю женщину на коленях на пыточном стуле (сиденье которого утыкано шпеньками), время от времени поджигая ей ступни серой, чтобы заставить ее признаться в союзе с дьяволом. Она сошла с ума и умерла под пыткой. В 1679 г. в Линце (Тироль) судили Эмеренциану Пихлер, через год ей и двум ее старшим детям вынесли обвинительный приговор. Мать сожгли 25 сентября 1680 г.; детей, в возрасте двенадцати и четырнадцати лет, 27 сентября 1680 г. В 1679 г. полиция Мерана (Тироль) заподозрила четырнадцатилетнего попрошайку в том, что он накликал бури. Он был настолько невежествен, что не мог назвать даже собственное имя, но под пыткой признал справедливость обвинения и показал на трех сообщников, в возрасте от 18 до 25 лет. Всех четверых сожгли 13 декабря 1679 г. В этой области ведовство преследовали особенно ожесточенно, один священник, Лауренц Паумгартнер, даже записал в своем дневнике, что в одном только его крошечном приходе за 15 месяцев (около 1680 г.) казнили 13 ведьм. В 1688 г. в Штирии сожгли целую семью, вместе с детьми и служанкой, за ведовство. В 1695 г. в Штайермарке (Южная Штирия) Марина Шепп, простояв под присмотром доминиканцев из Петтау шесть с половиной часов на коленях на пыточном стуле, начиная с шести утра, созналась в сексуальных отношениях с дьяволом; ее сожгли. Еще две крупных вспышки антиведовской мании произошли в 1670 и 1690 гг., после чего на фоне общего уменьшения количества ведовских процессов в Европе процессы в Австрии также прекратились.


1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   42

Похожие:

Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) iconОхота с ловчими птицами на фазана охота с ловчей птицей охота с ловчими птицами
Охота с ловчими птицами в Тульской области. Представление об охоте с ловчими птицами у современного охотника связано с древностью...
Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) iconГенрих Инститорис, Яков Шпренгер Молот ведьм
«Существует ли колдовство?», «Что надо думать о волках, которые крадут и пожирают как взрослых людей, так и мальчиков?», «О способе,...
Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) iconГенрих Инститорис Яков Шпренгер Молот ведьм
«Существует ли колдовство?», «Что надо думать о волках, которые крадут и пожирают как взрослых людей, так и мальчиков?», «О способе,...
Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) iconМонархия сословного представительства
Абсолютная монархия. (XVI-XVIII вв.) – период зарождения капитализма и кризиса феодализма
Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) iconВопросы для подготовки к экзамену по курсу «социология»
Развитие социологической мысли в Украине в XVI – XVIII вв., основные ее представители ( И. Вишенский, С. Яворский, С. Климовский,...
Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) iconСтанислав Львовский Дождь в Испании падает в основном по плоскости...
Современная американская поэзия: Антология / Сост. Эйприл Линднер. — М.: Оги, 2007. — 504 с
Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) icon1. Наука сформировалась: в Древней Греции; в Европе в XVI-XVIII вв.;...
С современной точки зрения систематизирующим фактором Периодической системы Д. И. Менделеева является
Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) icon-
«чёрная сотня», «черносотенцы» звучали почти как оскорбительные прозвища. Так в начале XX века окрестили людей консервативных, крайне...
Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) iconВологодская книга 2011
Переписные книги вологодских монастырей xvi–xviii вв.: исследование и тексты / Гос ист музей; отв ред. М. С. Черкасова – Вологда:...
Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) iconМонеты Германии в XVIII-XX веках
Монеты Германии с восемнадцатого по двадцатый века претерпевали существенные изменения. Монеты Германии неоднократно сменяли свои...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница