Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями)


НазваниеАнтология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями)
страница3/42
Дата публикации21.04.2013
Размер4.02 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > География > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42
^

БИЧ И МОЛОТ. ОХОТА НА ВЕДЬМ В XVI-XVIII ВЕКАХ






ВЕДОВСТВО В ЕВРОПЕ






ФРАНЦИЯ





Начиная с 1390 г. Парижский парламент стал поощрять светские суды брать в производство ведовские дела, не в ущерб судам инквизиции, разумеется. До тех пор гражданское право интересовалось исключительно доказуемыми актами причинения ущерба, в которых колдовство оказывалось почти случайной составляющей, — наказанию подлежало действие, но не намерение. Но когда королевские суды начали энергично преследовать ведьм за союз с дьяволом, церковные суды (как инквизиторские, так и епископальные) не воспротивились такому расширению их полномочий.

К началу XV в. деятельность инквизиции распространилась и на Дофине, вплоть до Гренобля и Лиона (здесь инквизиторами были в основном францисканцы, а не доминиканцы). 15 марта 1438 г. старик по имени Пьер Валлен из Ла-Тур-дю-Пена сознался, что 63 года тому назад отдался во власть дьявола, платил ему ежегодную денежную дань, отдал ему шестимесячную дочь (которую дьявол убил), вызывал бури, ездил верхом на палке на шабаш (называемый здесь «синагогой»), ел детей и совокуплялся с суккубом в образе двадцатидвухлетней женщины. Допрос продолжался и на следующий день, инквизиторы требовали назвать сообщников, и Валлен назвал троих мужчин и одну женщину, все они к тому времени давно умерли. 23 марта допрос Валлена продолжался, ему было сказано, что просто смешно за 60 с лишним лет занятий ведовством припомнить всего четыре сообщника, да и те все покойники. Под пыткой первой степени он назвал еще пять имен. Потом, когда его растянули на дыбе, вспомнил еще пятерых. Протоколы допросов были переправлены в гражданский суд. Как в Англии, так и во Франции обвинения в ведовстве зачастую выдвигались во время политических по своей сути процессов, поскольку все знали, что в таком случае смертного приговора не избежать. К примеру, в 1278 г. епископа Петра из Байи и его племянника обвинили в попытке убийства короля Филиппа III при помощи колдовства; епископа оправдали, но его племянника казнили. Позднее граф Робер д'Артуа, вознамерившись извести сына Филиппа, Иоанна, вылепил восковую куклу и приказал священнику окрестить ее, чтобы сделать колдовство более действенным. Робера изгнали в 1331 г. В 1340 г. предпринималась попытка наслать порчу на Филиппа Валуа, в которой были замешаны двое монахов. В 1398 г. длительное выяснение отношений между безумным французским королем (тестем Генриха V Английского) и герцогом Орлеанским привело к обвинениям в союзе с дьяволом.



Ведьм призывали и для того, чтобы они исцелили короля от его недуга; после них за дело взялись двое монахов-августинцев, которые объявили себя сведущими в магическом искусстве. Королю стало хуже, и «знатокам» отрубили головы. Подобные примеры можно перечислять и дальше. Несмотря на то, что в дела с политической подоплекой бывала обычно втянута только знать, эти процессы сыграли свою роль в распространении веры в ведовство во всех французских провинциях.

Два известнейших политических процесса, в которых ведовство послужило предлогом для начала преследований, закончились сожжением Жанны д'Арк (1431) и Жиля де Рэ (1440).

Преследования ведьм продолжались в XVI и XVII вв., хотя и с некоторыми перерывами. Постепенно светские суды вытеснили суды инквизиции, которые тем не менее продолжали рассматривать некоторые дела, в частности дело Жиля Гарнье в 1592 г.; в их ведении оставались и вопросы отклонений в религиозном поведении священников и монахинь (к примеру, дело монахинь из Экс-ан-Прованса в 1611 г.). Инквизиция оказывала влияние и на воззрения светских судей, которые подражали примеру таких теоретиков, как Жан Вине, инквизитор Каркасона (1450); Николя Жакье, инквизитор Франции (1458); Пьер Мамор (1462) и Жан Винсен Вандейский (1475).

Процессы по делам о ведовстве распространились по всей Южной Франции, оттуда через Южную и Западную Швейцарию, захватив по пути французскую Савойю, перекинулись в Италию, где диоцез Комо еще и раньше был одним из центров активной деятельности инквизиции. Бартоломео де Спина в «Разыскании о ведьмах» (1523) утверждает, что в Комо сжигали по крайней мере 100 ведьм в год, а иногда и больше 1000. На одном из наиболее ранних процессов, о котором говорится в «Лионском вальденстве» (1460), подозреваемых заставляли читать «Отче наш» без остановки или малейшей запинки. Такой способ проверки стал весьма популярным впоследствии. В 1462 г. в Шамони, Савойя, инквизитор передал светскому суду четверых мужчин и четырех женщин, которые сознались в ведовстве под пыткой. Одну из обвиняемых, женщину по имени Перонетт, сознавшуюся в том, что она ела во время шабаша (или «синагоги») детей, перед тем как сжечь заживо, заставили три минуты просидеть обнаженной на раскаленной докрасна полосе железа. Сохранились протоколы и других савойских процессов. В 1477 г., к примеру, женщину, которую назвал ведьмой кто-то из прежних осужденных, допрашивал инквизитор. Под пыткой мадам Антуан дала детальное описание шабаша, без сомнения подсказанное инквизитором. Там она поклонялась псу, целуя его под хвостом; получила отметину дьявола; летала на палке в 18 дюймов длиной, которую она натирала специальной мазью и зажимала между бедер; ела детей; топтала ногами гостию и даже пыталась ее поджарить. На дыбе она назвала имена сначала трех, потом тринадцати и, наконец, еще четырех сообщников.

В люцернской хронике, составленной Иоганном Фрюндом, содержится запись о сожжении в 1428 г. 200 ведьм из Вале. Светские ведовские процессы продолжались в Вале весь XV в. К 1450 г. аналогичные дела стали возникать в разных местах Лотарингии, в особенности в Меце и Кельне, а к концу века ведовство пришло и в Трир. В 1493 г. в бельгийском Гюи Изабель Паке, сознавшуюся в участии в сатанинских оргиях, сожгли как колдунью и вальденску — что очень характерно в качестве показателя слияния старой ереси с новой.

В 1529 г. главный инквизитор Безансона в обстановке строжайшей секретности посетил деревню в Анже, где записывал досужие толки поселян. В ход шло все подряд: когда набиралось достаточное количество обвинений, ни одно из которых не выдерживало проверки, человека, которого они касались, обвиняли в ведовстве на основании общего мнения и подвергали пытке. Не желая разглашать свои источники информации, инквизиция, разумеется, настаивала на соблюдении тайны; выдать свидетелей означало бы повредить всей операции.

Больше всего подозрений пало на одну женщину, Десль ла Мансине. Ее маленького сына заставили даже давать показания против матери. Вот свидетельство Антуана Годена, одно из типичных.

Антуан Годен, житель упомянутого Анже, сорока лет от роду, вспоминая события тридцатилетней давности, которые он, по его утверждению, помнит ясно, когда его, как и предыдущего свидетеля, привели к присяге и стали расспрашивать обо всем вышеупомянутом, клятвенно заявил, что вся округа считает Десль ла Мансине ведьмой, дурной женщиной и колдуньей. «…» Еще он сообщил, как сын упомянутой Десль, Мазлин, рассказывал, что его мать летает на сборища, сидя задом наперед на кривой ивовой палке. Также подтвердил, что люди говорят, будто упомянутая Десль велела выдернуть три ниточки из прялки одной женщины по имени Принц, когда рожала, и сказала, что с этими нитками сотворит в деревне Анже колдовство и ведовство… В мае показания были прочитаны упомянутому Антуану вновь, и он настаивал и продолжает настаивать на сказанном.


Вооружившись подобными сплетнями, которых он насобирал у нескольких десятков жителей деревни, инквизитор в марте 1529 г. приступил к допросам подозреваемой женщины в присутствии комиссии из шести человек, среди которых были приходской священник, губернатор Люксейя и его помощник. Несколько слушаний подряд Десль отрицала свою вину, и ничто не указывало на то, что она ведьма. Инквизитор, однако, что-то заподозрил и заключил ее в тюрьму. Наконец он передал ее светским властям для пытки на страппадо. Очень скоро Десль ла Мансине созналась и рассказала своим судьям все, что они хотели услышать: и о том, как дьявол сулил ей богатство, да не сдержал обещания, и о том, как она отреклась от католической веры, и как накликала град, летала на покрытой мазью палке, плясала на шабаше, совокуплялась с монсеньором Рондо, дьяволом, холодным как лед, травила скотину черным порошком. К 8 апреля ведьма перечислила сообщников, с которыми встречалась на шабашах. Протокол ее процесса передали теологам для подтверждения и 18 декабря 1529 г. Десль ла Мансине повесили, а потом сожгли за человекоубийство, отречение от католической веры и ересь. О ведовстве за все время процесса не было упомянуто ни единым словом.

С 1500 по 1670 г. не проходило и года, чтобы не казнили хотя бы нескольких ведьм. Некоторых из них обвиняли в смерти людей и животных от эрготизма — болезни, которую вызывает употребление в пищу зараженного зерна, что часто случалось во Франции XVI-XVII вв.


^ Конец XIV- XV вв. Распространение представлений о ведовстве.

1390 г. Первый ведовской процесс, проведенный светским судом в Париже; некоторая видимость законности сохранена, в отличие от инквизиторских процессов.

1428 г. В Бриансоне, Дофине, 110 женщин и 57 мужчин сожжены заживо по обвинению в ведовстве за два десятилетия, прошедших до середины века.

1453 г. Инквизиция Эвре приговорила Гийома Аделина, настоятеля Сен-Жермен-ан-Лей, к пожизненному заключению за сношения с суккубом, полеты на метле и целование козла под хвостом.

1456 г. Робера Олива сожгли в Фалезе за полеты на шабаш.

1459 г. Инквизиторы расследовали вспышку ведовства в Аррасе, сожгли четырех старух и одного старика. Парижский парламент и епископы вмешались и заставили освободить оставшихся в живых узников. В 1491 г. парламент реабилитировал и казненных.

1479 г. Священник из Макона казнен за ересь, колдовство и дьявольское искусство.

1490 г. Карл VIII издает эдикт против предсказателей, чародеев и некромантов; закон предусматривает конфискацию имущества осужденных.


^ 1497-1575 гг. Ведовские процессы становятся все более распространенным явлением.

1508 г. Массовый процесс в Беарне.

1529 г. Процесс в Люксейе, суд инквизиции.

1556 г. Ведьма из Бьевра, около Лаона, сожжена живьем по ошибке; Жан Боден объяснил эту ошибку тайным судом Господа.

1557 г. 40 ведьм сожжены в Тулузе.

1564 г. Четырех ведьм (троих мужчин и одну женщину) сожгли в Пуатье за то, что целовали козла под хвостом и танцевали спиной к спине.

1571 г. Казнь чародея Труа-Эшеля в Париже; перед смертью маг заявил, что во Франции 100 000 ведьм.


1575— 1625 гг.  Пик охоты на ведьм во Франции.

1579 г. Церковный совет в Мелюне провозгласил: «Всякого шарлатана и предсказателя и всех остальных, кто занимается некромантией, пиромантией, хиромантией, гидромантией, должно карать смертью».

1581 г. Церковный совет в Руане изгоняет из города чернокнижников под страхом отлучения.

1582 г. Авиньон. 18 ведьм сожжены инквизицией. 1584 г. Церковный совет в Бурже распространил решения прежних советов на тех, кто накладывает лигатуру, и дополнительно назначил смертную казнь как наказание всякому, кто обращается за помощью к предсказателям. Вообще церковные советы, в отличие от инквизиции, преследовали исключительно предсказания и колдовство, почти полностью игнорируя ересь ведовства.

1589 г. 14 ведьм из Тура обратились к королю Генриху III; королевский врач осмотрел их и, не обнаружив никаких печатей дьявола, объявил их «глупыми несчастными старухами». «Наш совет был дать им чемерицы и отпустить, что и сделал парламент (Парижа) по нашей рекомендации». Впоследствии самого короля обвинили в том, что он защищает ведьм.

1597 г. В Риоме двоих мужчин сожгли за то, что они накладывали лигатуры не только на людей, но и на кошек и собак.


1625-1682 гг. Закат веры в ведовство.

1631 г. Отец Доминик Гордель замучен инквизицией в Лотарингии.

1659 г. Томас Лоотен из Байоля умирает под пыткой в светском суде.

1670 г. Руанские ведовские процессы.

Однако наибольший интерес центрального периода развития ведовства, между 1580 и 1620 гг., заключается в массовых преследованиях, которые проводили гражданские судьи. Итогом светских ведовских процессов стали труды классических французских демонологов: Жана Бодена (1580), Николя Реми (1595), Анри Боге (1602) и Пьера де Ланкра (1612).

Эльзас, в то время в основном немецкий. Многочисленные казни в мелких деревнях после 1575 г.; к примеру, в Танне, на юге, 102 ведьмы сожжены между 1572 и 1620 гг. В Сен-Амарене к 1596 г. сожжены более 200 ведьм. По всему региону тысячи жертв.

Лотарингия. Николя Реми, генеральный прокурор Лотарингии, лично вынес смертные приговоры 900 ведьмам между 1581 и 1591 гг.

Нормандия. Две свирепых эпидемии преследования ведовства в 1589-1594 гг. и вновь в 1600-1645 гг., когда множество ведьм сожгли в Руане.

Бургундия (Франш-Конте). Здесь процессы происходили под эгидой инквизиции, хотя главный судья всегда был мирянином. Анри Боге, главный судья Сен-Клода, развязал обширную кампанию (около 600 жертв). Прямым следствием его безумств было то, что в Бургундии ведовские процессы продолжались дольше, чем где-либо.

Беарн. В 1609 г. король Генрих IV направил судью Пьера де Ланкра и президента д'Эспанье уничтожать ведовство в баскской провинции Пеи-де-Лабур. Де Ланкр заявил, что пагубная зараза затронула все 30 000 жителей провинции, и утверждал, что за четыре месяца успел сжечь 600 ведьм и колдунов. Из Лабура преследования перекинулись и в Бордо.

Центральные области Франции массового террора не знали. Парижский парламент не поощрял охоту на ведьм; уже в 1601 г. вышел закон, запрещающий испытание водой как способ определения виновности в ведовстве, а чтобы чрезмерно усердные судьи не толковали закон слишком вольно, парламент присвоил себе исключительное право рассматривать все ведовские дела. В тех случаях, когда единственным обвинением было посещение шабашей, без свидетельств причиненного вреда, дело изымалось из производства. Тем не менее колдовство с применением священных предметов каралось смертью. На практике такая ограничительная политика привела, например, к оправданию 14 человек, которым суд низшей инстанции вынес смертный приговор. Несмотря на ограниченную юрисдикцию парламента, его влияние было огромно.



В 1669 г. эпидемия нервных болезней охватила местечки Кутанс, Каретан и Ла-Эйе-де-Пюи в Нижней Нормандии. Местные врачи, бессильные против этой напасти, прибегли к традиционному диагнозу — порча. Дело стало за малым: определить виновных. Тут же нашлись люди, которые вспомнили, что встречали на шабаше соседа или соседку. Среди свидетелей, опрошенных за несколько месяцев начиная с мая 1669 г., был Жак ле Буланже, который видел, как по воздуху целых полчаса летели обнаженные люди, Мишель Марэ, который видел, как 200 с лишним человек нагишом танцевали возле Ла-Эйе-де-Пюи, Исаак Марэ, который, заснув в лесной хижине, проснулся от шума и увидел целую толпу обнаженных людей, которые обступили козла, держа в руках черные свечи. Некоторые крестьяне утверждали, что видели среди них и священников, которые служили мессы, стоя на голове. Итог обвинениям подвел в своем письме местный священник:

Этот шабаш был в точности такой, как те, о которых пишут в книгах, всегда и повсюду. Ведьмы натерлись мазью, и высокий человек с рогами унес их через дымоход. Развлекались они тоже согласно обычаю: сначала танцы, потом то, что они называют «удовольствием», потом резали младенцев на части, варили их на огне вперемешку со змеями, принимали от дьявола порошки для порчи, подписывали договор с хозяином, огромным козлом, собственной кровью и тому подобное, вплоть до черных свечей. Единственное, чем был примечателен этот шабаш в Ла-Эйе-де-Пюи, так это тем, что дьявол, ради пущей надежности, часто метил своих слуг печатью. Чрезвычайно необычно также и то, что более ста священников опознали как участников этих сборищ. Я, со своей стороны, убежден, что все, о чем говорили на процессе, чистая правда, и верю в то, что дьявол, приняв облик крысы, на самом деле разговаривал с одним обвиняемым, мальчиком десяти лет.

Так совместными усилиями судьи и местные жители нашли 525 человек, которым и предъявили обвинение в ведовстве. Некоторых, правда, назвали дважды, и сосчитаны они тоже, соответственно, дважды. Сведения поступили от девяти информаторов:

Жан ле Кустелье 154 имени

Маргарита Маргери 90 имен

Жак ле Гастолуа 85 имен

Симеон Маргери 78 имен

Жан ле Маршан 43 имени

Шарль Шампель 35 имен

Анна Ноэль 20 имен

Рене ле Маршан 15 имен

Катрин Роберде 5 имен
Суд позаботился о том, чтобы большинство арестованных сознались. Парламент утвердил смертный приговор первым 12 осужденным (еще 34 ждали подтверждения), когда их родные взмолились королю о заступничестве. По совету своего министра Кольбера Людовик заменил смертную казнь изгнанием из провинции и распорядился вернуть осужденным их собственность.

Парламент Нормандии, под юрисдикцией которого ведьм сжигали в Руане со времен Жанны д'Арк, был возмущен и обратился к Людовику с просьбой отменить предыдущее решение. Людовик не обратил на прошение никакого внимания и заставил Нормандию исполнять свою волю. Двенадцать лет спустя, следуя совету Кольбера об усилении центральной власти, а также решив обуздать разгул колдовства и святотатства, Людовик издал свой знаменитый эдикт, положивший конец преследованиям ведьм во Франции.

Удивительные открытия касательно образа жизни и занятий придворного круга, сделанные в ходе следствия по делу «Огненной палаты», привели к эдикту короля Людовика XIV, изданному в 1682 г.

Эдикт преследовал несколько целей. Прежде всего, он весьма пренебрежительно классифицировал ведовство как суеверие и притворство и, следовательно, попросту опровергал всю устрашающую теорию шабашей, на основе которой демонологи выстроили ведовские процессы. До некоторой степени закон был направлен на защиту тех, кого дурачили предсказатели и маги. Богохульство и всякого рода святотатственные занятия были запрещены как насмешка над религией и поругание церковной службы. По новому закону судить могли только за преступление как таковое, но не по подозрению в ведовстве. И, наконец, королевский эдикт стал образцом для подражания для всех провинциальных судов и парламентов. Прежде законы против ведовства во многом определялись местными обычаями и прецедентами, и наказание варьировалось в зависимости от отношения судьи к делу и от того, насколько местные жители боялись ведьм.
^ Эдикт от июля 1682 года,

одобренный парламентом 31 августа 1682 года
Параграф 1

Всем персонам, занимающимся колдовством или называющим себя предсказателями будущего, надлежит после оглашения этого эдикта немедленно покинуть свои дома под страхом телесного наказания.

Параграф 2

Все практики и действия, относящиеся к магии и суеверию, заключаются ли они в словах или поступках, если они оскорбляют Святое Писание и литургию (использованием заклинаний), а также слова и поступки, которые невозможно объяснить естественными причинами (в предсказаниях), запрещаются. Те, кто когда-либо учил подобным действиям других или совершал их сам с какой бы то ни было целью, подлежат дисциплинарному наказанию в соответствии с тяжестью их вины.

Параграф 3

Если после оглашения этого эдикта какие-либо злонамеренные люди станут усугублять суеверие безбожием и святотатством под предлогом совершения якобы магических действий или других обманов подобного рода (таких как некромантия), они должны быть наказаны смертью.

В некоторых областях, однако, процессы не прекращались еще лет 50; в Нормандии в 1684, 1692, 1699 (в Руане, когда Парижский парламент заменил смертный приговор изгнанием из города) и 1730 гг.; в Париже в 1701 г., в Тулузе в 1702 г.; в Везуле в 1707 г. В 1691 г. троих пастухов из Бри приговорили к сожжению за то, что те вызвали болезнь скота; все приговоры были одобрены Парижским парламентом. В 1718 г. мужчину казнили в Бордо за наложение лигатуры; на этот случай часто ссылаются как на последний пример казни за ведовство во Франции, однако были и более поздние примеры. В 1728 г. в Лорьяне нескольких человек, среди которых был и священник, изгнали из города или сослали на галеры за то, что они обманывали людей, притворяясь, будто могут находить спрятанные сокровища с помощью дьявола, с которым они вступили в союз; замешанные в этом деле женщины отделались выговором. Сходное дело о предсказании местонахождения кладов произошло в Дижоне в 1742 г., когда отца Бертрана Гийодо сожгли заживо. Его признания привели к аресту 29 сообщников. После длительного процесса в Лионе, закончившегося в 1745 г., пятерых приговорили к смерти, остальных сослали на галеры или выслали из города. Отца Луи Дебарра, служившего святотатственные мессы с целью обнаружения кладов, сожгли заживо. Это и была последняя казнь за ведовство во Франции.



^
Баскские ведьмы




Когда Пьер де Ланкр писал свою книгу «Примеры непостоянства злых духов и демонов» (1612) с целью переубедить «тех многих, кто отрицает самые принципы ведовства, считая их всего лишь заблуждением, сном и самообманом», а заодно и потребовать введения более суровых наказаний за ведовство, он использовал собственный опыт, полученный во время расследования в 1609 г. дел о ведовстве в баскской провинции Пеи-де-Лабур, в Беарне, на юго-западе Гиени, вблизи испанской границы. Следовательно, труд де Ланкра содержит детальный отчет о массовой охоте на ведьм во Франции начала XVII в., сходной с теми, что устраивал в Лотарингии Николя Реми или Анри Боге во Франш-Конте.

Когда бы во Франции или в Германии ни устраивали охоту на ведьм, все начиналось с созыва трибунала, наделенного властью принимать решения через голову местных и региональных судов. Так, де Ланкра назначил сам король, и, когда тот признал, что «все вопросы о том, чем занимался подозреваемый тогда-то и тогда-то, задаются лишь с целью завлечь его в ловушку», не нашлось никого, кто посмел бы упрекнуть его в нарушении судебной этики.

Лабур стал убежищем демонов, которых христианские миссионеры изгнали из Японии и Восточной Индии, утверждал де Ланкр. Английские виноторговцы видели, как они толпами летели по небу. Преследования ведьм в этом регионе начались еще в 1576 г., когда сожгли 40 человек. Демоны быстро обратили в свою веру большую часть тридцатитысячного населения Пеи-де-Лабур, не исключая и священников, так что вся территория превратилась в скором времени в «улей ведьм». Шабаши справлялись на центральной площади в Бордо; иногда до 12 000 ведьм собирались в Андейе, а иной раз все они летели на Ньюфаундленд! Некоторые шабаши посещали до 100 000 ведьм, среди которых было 2000 детей! Шабаши были хорошо организованы, за пропуски взимали штраф в одну восьмую кроны, или десять су.

Множество признаний, вырванных под пыткой и, судя по всему, внушенных де Ланкром, было записано и переведено на французский. Семнадцатилетняя Мария Дендарт описала, как она в ночь на 27 сентября 1609 г. натерлась мазью и полетела на шабаш. Продемонстрировать мазь суду она не могла, так как дьявол, рассердившись, что она раскрыла его секреты, спрятал ее. Собадина де Субиетт и ее шестнадцатилетняя дочь Мари де Нагий рассказали, что дьявол всегда будил их, когда наступала пора лететь на шабаш, и открывал для них окно. Мари де Маригран, 15 лет, с подругами ездила на дьяволе, принявшем облик осла, в Биарриц. Отец Пьер Бокаль из Сиборо сознался, что служил дьявольскую мессу во время шабаша, за что ему заплатили вдвое против обычного. Мастерство судьи де Ланкра было таково, что ему удалось выведать у девушек мельчайшие подробности сексуальных контактов с дьяволом. Он не допускал и сомнения в том, что все эти признания заслуживают доверия, подтверждая свою убежденность ссылкой на то, что Католическая церковь совершила бы уголовное преступление, наказывая ведьм за иллюзии, а не за реальное посещение шабашей. Поэтому всякий, кто подвергает сомнению правомерность казней, подвергает сомнению и действия самой Церкви, а стало быть, совершает тяжкий грех. Массовые сожжения, которые устраивал де Ланкр, повергли весь Лабур в полный хаос. Крайнюю враждебность населения по отношению к себе судья объяснял происками дьявола: благородные семейства предпочитали мириться с колдунами, нежели терять родственников; 5000 рыбаков, вернувшихся с Ньюфаундленда, узнав, что в их отсутствие их возлюбленных сожгли как ведьм, стали требовать правосудия. Наконец, когда де Ланкр сжег троих священников, епископ из Байонны Бертран д'Эшо спас пятерых других священников из тюрьмы и присоединился к оппозиции. Де Ланкр прекрасно знал, какую ненависть он внушает всем, и жаловался, что в ночь на 24 сентября 1609 г., пока он спал, в его спальне отслужили черную мессу.



^
Допрос Доминика Торделя




Случай отца Доминика Горделя, приходского священника из Северо-Восточной Франции, обвиненного в ведовстве в 1631 г., служит превосходным примером церковного процесса.

Мы, епископ Сити, главный викарий при монсеньоре кардинале Лотарингском в его епархии в Туле, проследив за процессом с применением пыток, который был учинен по просьбе главного патрона упомянутой епархии по делу мастера Доминика Горделя, приходского священника из Вомекура, обвиненного в ведовстве, других преступлениях и искусстве черной магии, имеем сообщить следующее:

На основании предварительных показаний против упомянутого священника были выдвинуты обвинения, и для их расследования было открыто слушание, в ходе которого прозвучали признания, противоречащие друг другу, а затем отречение от них.

Показания обвиняемого были подвергнуты освидетельствованию и сопоставлены с предшествующими показаниями свидетелей, в особенности Клода Катлинотта и Анри, жены Дидье Гобара из Бетанкура, сожженных за преступление ведовства, которые подтверждали обвинение против упомянутого Горделя и настаивали на нем до конца. Другие обвинения поступили от Бастена Клода и Манжотты, детей Клодона Пеллетьера из Имона, а также Туссены и Жанны, дочерей Жана Ноэля из Матенкура, обвиненных в ведовстве на основании собственного признания и содержавшихся под стражей в Мирекуре, — все они подтвердили обвинения против упомянутого Горделя во время очной ставки с ним и сообщили, что несколько раз встречали его на сатанинских сборищах, где он практиковал черную магию.

Вопросы, заданные упомянутому обвиняемому о том, как он богохульствовал и изгонял бесов, его ответы, документальные свидетельства, на которые ссылался обвиняемый, проведенное нами дознание касательно ценности этих документов, а также другие сведения, представленные в пользу заключенного, прилагаются. Суду вышеуказанного главного патрона данного процесса предлагаем также отчет о судебных процедурах и пытках, примененных к обвиняемому сегодня в присутствии врача и хирурга, которые обследовали его тело на предмет каких-либо дьявольских знаков, а также другие относящиеся к делу предметы. По зрелом размышлении и при соблюдении законности в упомянутом деле, безо всякого предубеждения к обвинениям, выдвинутым в ходе следствия, нами было принято решение приговорить упомянутого Горделя, подозреваемого, к допросу с применением пыток, обычных и с пристрастием, тисками для пальцев, страппадо и ножными тисками с целью исторгнуть из него все сведения и заставить дать ответы на все вопросы касательно обвинений, вытекающих из предварительного следствия, имен сообщников и других тайных действий. Полный отчет будет составлен и отправлен главному патрону, согласно его требованию, для дальнейшего суда, который ему угодно будет произвести.

Ж. де Гурней, епископ Сити и главный викарий.

Дано в башне под названием Ла-Жольетта епископского дворца в Туле 26 апреля 1631 года, в час пополудни, в присутствии преподобного мастера Жана Мидо, главного архидьякона и каноника упомянутой церкви в Туле, мастера Антуана д'Антана, священника, ведающего раздачей милостыни в городе Сити, а также Шарля Матио, доктора медицины, и Жана Марсона, хирурга из Туля, которых мы попросили помочь в проведении процесса и проследить за тем, чтобы в отношении упомянутого Горделя не было допущено чрезмерных жестокостей. Упомянутому Горделю после строгого внушения о серьезности обвинений против него объявили, что ему лучше добровольно признаться в своих преступлениях, не заставляя нас прибегать к приготовленным для него пыткам, и рассказать всю правду, как только его приведут к присяге, заставив положить обе руки на Святое Писание. Он ответил, что никогда не был колдуном и не заключал договоров с дьяволом, публичных или тайных. После этого мы приказали мастеру Пуарсону, палачу города Туля, наложить тиски на пальцы его левой руки, за исключением тех, которыми благословляют. Обвиняемый воскликнул: «Иисус, Мария» — и повторил, что никогда не был колдуном. Тогда тиски наложили на те же пальцы правой руки, и обвиняемый воскликнул: «Святой Николай!»

На вопрос, заключал ли он договор с дьяволом, обвиняемый ответил отрицательно и выразил желание умереть в объятиях Господа.

Тогда мы приказали перенести упомянутые тиски на большие пальцы ног, после чего обвиняемый заявил, что никогда не был ни на одном шабаше и не видел ни одного и закричал: «Иисус, Мария! Святой Николай!», а также «Святая Мария, Мать Господня! Сладчайший Иисус!»

На вопрос, сопровождал ли он Клода Катлинотта на шабаш, обвиняемый ответил, что нет и сам никогда ни на одном шабаше не бывал.

После этого обвиняемого по нашему указанию поместили на лестницу и растянули до первой ступеньки. На вопрос, бывал ли он когда-нибудь на шабаше и заключал ли союз с дьяволом, он ответил только: «Иисус, Мария» — и добавил: «Я умираю!» На вопрос, занимался ли он когда-либо колдовством и притворялся ли, будто во время шабаша соединяет двоих в подобии брака, ответил «нет». Нами было отмечено, что на протяжении всей процедуры обвиняемый не говорил ничего, кроме «Иисус, Мария!», и утверждал, что никогда не заключал никакого союза с дьяволом, тайного или публичного, и не бывал на шабаше.

Тогда мы приказали развязать его, а затем поместить на указанную лестницу во второй раз; обвиняемый не переставал повторять: «Иисус, Мария! Святой Николай! Матерь Божия, помоги мне!» На вопрос, бывал ли он когда-либо на шабаше, ответил «нет». Когда его растянули немного сильнее, воскликнул: «Иисус! Я умираю!» Обвиняемому напомнили, что, если он скажет правду, его отпустят, но он ответил, что никогда не бывал на шабаше, и не мог сказать ничего, кроме «Матерь Божия, помоги мне!» После внушения о необходимости отречения от всякого союза с дьяволом ответил, что отрекся от всего и что никогда не бывал на шабаше. На вопрос, сколько раз он бывал на шабаше и каких людей там встречал, ответил, что никого не видел, не знает, что такое шабаш, никогда там не был, и продолжал кричать: «Святой Николай! Сладчайший Иисус! Господь, сжалься надо мной! Они терзают тело невинного человека!»

Тогда мы распорядились отпустить его ненадолго и в третий раз растянуть на упомянутой лестнице, после чего сделали внушение о необходимости говорить правду. Но другого ответа, кроме «Я умираю! Святой Николай! Иисус! Мария! Они убивают меня! Матерь Милосердная, не оставляй меня!», не услышали. На вопрос, каким образом он излечил человека, у которого глаз вышел из орбиты, он ответил, что сделал это при помощи оливкового масла и имени Господнего. Продолжал призывать Иисуса, Марию, Божию Матерь, и святого Николая, моля, чтобы они не покидали его и привели его душу в руки Божий. «Я никогда не видел шабаша, восковой куклы и никогда не раздавал магического порошка». Затем произнес по-латыни: «Избавь меня от клеветы людской, Мария, Матерь Благодатная, Матерь Милосердная», и еще «Святой Доминик, мой покровитель, помоги мне! Мария, Матерь Благодатная, Матерь Милосердная, защити нас от врага и прими нас в час смертный! Смилуйтесь! Смилуйтесь! Умираю, умираю! Святая Мария, будь моей защитницей, я говорю правду. Я никогда не втыкал булавок в восковую куклу, и не видел ни одной, и никогда не вступал в союз с дьяволом».
Когда его предупредили, что не следует так полагаться на дьявола, который все равно его обманет, ответил, что никогда не вступал в союз с дьяволом. Тогда мы приказали освободить ею ненадолго, но он все продолжал кричать: «О, я умираю, я больше не выдержу!» Мы неоднократно напоминали ему о необходимости подумать о своем духовном спасении, так как ввиду такого количества показаний против него он, конечно же, не может не быть колдуном, и просили его пожалеть себя, поскольку, кощунственно применяя экзорцизм, он повинен в колдовстве и ведовстве. Он ответил, что если когда-нибудь изгонял бесов втайне, то просит за это прощения, а колдуном никогда не был. После этого мы распорядились наложить тиски на его левую руку, ногу и бедро. Он продолжал кричать, что никогда не был на шабаше, и повторял: «Умираю! Сломлен! Иисус, Мария! Я отрекаюсь от дьявола!» Мы приказали завернуть тиски потуже, на что он ответил, что сказал правду, что никогда не бывал на шабаше, повторяя: «Иисус! Мария! Матерь Божия, смилуйся надо мной! Никогда я не вступал в союз с дьяволом, тайный или явный. Я никогда не поддавался его соблазнам!» Его зажали сильнее, он завизжал: «Иисус! Мария! Отец Предвечный, помоги мне! Ногу сломали! Я никогда не видел шабаша. Я никогда не был на шабаше. Отрекаюсь от дьявола и признаю Святую Троицу. Отдаю себя в руки ангелов Господних. Смилуйся, молю тебя, Господь, смилуйся!»

Наконец мы приказали снять его с лестницы, на которой он провисел, растянутый, около четверти часа, пока накладывали тиски, и подвести к огню. Мы напомнили ему, что суда Господня избежать ему все равно не удастся, хотя суда человеческого он избежать может, и что он должен покаяться в своих преступлениях ради спасения души. На что он отвечал, что всегда был достойным человеком и верным священником и никогда не совершал тех преступлений, которые ему приписывают. После этого мы оставили его в башне Ла-Жольетта около огня под присмотром стражи и велели ему подписать протокол процесса, где уже был проставлен год и число.

Подписано: Ж. Мидо, Ш. Матио, Ж Марсон, Ж де Гурней, епископ Сити и главный викарий. Дом Юссон, писец.

Просим главного патрона сей епархии обратить внимание на настоящий протокол процесса, чтобы достичь заключения по этому делу или распорядиться о необходимости дальнейшего сбора показаний, что он рассудит необходимым для правосудия.

В Туле, того же года и числа.

Подпись: Ж де Гурней, епископ Сити и главный викарий. Дом Юссон, писец.



1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42

Похожие:

Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) iconОхота с ловчими птицами на фазана охота с ловчей птицей охота с ловчими птицами
Охота с ловчими птицами в Тульской области. Представление об охоте с ловчими птицами у современного охотника связано с древностью...
Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) iconГенрих Инститорис, Яков Шпренгер Молот ведьм
«Существует ли колдовство?», «Что надо думать о волках, которые крадут и пожирают как взрослых людей, так и мальчиков?», «О способе,...
Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) iconГенрих Инститорис Яков Шпренгер Молот ведьм
«Существует ли колдовство?», «Что надо думать о волках, которые крадут и пожирают как взрослых людей, так и мальчиков?», «О способе,...
Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) iconМонархия сословного представительства
Абсолютная монархия. (XVI-XVIII вв.) – период зарождения капитализма и кризиса феодализма
Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) iconВопросы для подготовки к экзамену по курсу «социология»
Развитие социологической мысли в Украине в XVI – XVIII вв., основные ее представители ( И. Вишенский, С. Яворский, С. Климовский,...
Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) iconСтанислав Львовский Дождь в Испании падает в основном по плоскости...
Современная американская поэзия: Антология / Сост. Эйприл Линднер. — М.: Оги, 2007. — 504 с
Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) icon1. Наука сформировалась: в Древней Греции; в Европе в XVI-XVIII вв.;...
С современной точки зрения систематизирующим фактором Периодической системы Д. И. Менделеева является
Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) icon-
«чёрная сотня», «черносотенцы» звучали почти как оскорбительные прозвища. Так в начале XX века окрестили людей консервативных, крайне...
Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) iconВологодская книга 2011
Переписные книги вологодских монастырей xvi–xviii вв.: исследование и тексты / Гос ист музей; отв ред. М. С. Черкасова – Вологда:...
Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) iconМонеты Германии в XVIII-XX веках
Монеты Германии с восемнадцатого по двадцатый века претерпевали существенные изменения. Монеты Германии неоднократно сменяли свои...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница