Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями)


НазваниеАнтология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями)
страница40/42
Дата публикации21.04.2013
Размер4.02 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > География > Документы
1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   42
Коттон Мафер. Дневник.

Коттон Мафер не считал «спектральное доказательство» достаточным и требовал более существенных подтверждений вины, и все же, ознакомившись с материалами дела Джорджа Барроуза, он заключил, что решение было справедливым: «Будь я на месте кого-нибудь из судей, мой приговор был бы точно таким же».

Нечего и сомневаться, все знали, каков будет приговор, еще до того, как начался суд. Если верить скептику Томасу Эдди, Барроуз недвусмысленно осудил веру в ведовство, как таковую: «Нет и не было никогда ведьм, которые, вступив в союз с дьяволом, посылали бы его причинять мучения другим людям, находящимся вдалеке от них». Подобное утверждение само по себе было хуже любого признания вины.

Взойдя на эшафот, Барроуз еще раз заявил о своей полной невиновности и без запинки прочел «Отче наш» (что никогда не удавалось ни одной «головешке адовой» — термин пастора Николаса Нойса), чем настолько возбудил толпу, что Коттону Маферу, который наблюдал за приведением приговора в исполнение, пришлось утихомирить зевак замечанием, что дьявол опаснее всего, когда является в облике ангела света.

Другой показательный случай — Ребекка Нерс. Ее муж Фрэнсис был обычным йоменом, не чуравшимся тяжелой работы, который при помощи своих четверых сыновей и четверых зятьев сумел приобрести в собственность земельный участок в 300 акров. Ребекка была старшей из трех сестер; двум другим, тоже зажиточным горожанкам, Саре Клойс и Мэри Эсти, также предъявили обвинения в ведовстве и осудили. Сара признала свою вину, и исполнение приговора отложили на неопределенное время. Когда Ребекку Нерс обвинили в ведовстве (клан Патнамов), ей был 71 год и она не вставала с постели. Настоящий матриарх своего многочисленного семейства, до конца сохранившая трезвый ум, озадаченная поисками каких-то «сверхъестественных знаков» — вот какой предстает Ребекка на страницах судебных протоколов:

Вопрос: Чем ты больна? О твоей болезни ходят странные слухи.

^ Ответ: Маюсь желудком.

В.: Чем ты уязвлена?

О.: Ничем, кроме преклонного возраста.

Поначалу обвинения в ведовстве предъявляли в основном жителям деревни Салем или Салем-Фармза — городка из сотни дворов, расположенных на площади около 30 квадратных миль. Значительная часть обвиняемых проживала в соседнем Топсфилде — обстоятельство, заслуживающее внимания, тем более что между жителями обоих мест существовала неприязнь. Однако по мере того, как слава девушек — преследовательниц ведьм росла, ведьмы стали появляться и в более отдаленных местах.

Среди всех обвиняемых Салемских процессов самым мужественным оказался восьмидесятилетний Джайлз Кори. Его задавили до смерти, на протяжении двух дней накладывая на него все больше и больше тяжестей. Согласно английским законам, обвиняемый должен был поручить себя «Богу и своим согражданам», то есть признать себя виновным или заявить о своей невиновности. Если он отказывался это сделать, «запирался», то за это полагалось наказание — «пытка тяжкая и суровая»: обнаженного человека клали под железный груз, который увеличивали до тех пор, пока обвиняемый не начинал говорить или не умирал. Еды не давали никакой, «кроме трех ломтей самого плохого хлеба в первый день и трех глотков стоячей воды, какая найдется поблизости, во второй». Роберт Калеф описал, как в понедельник, 19 сентября, в открытом поле подле салемской тюрьмы Джайлз Кори умирал «под гнетом, от наваленной на него тяжести язык вылез у него изо рта, а шериф тростью заталкивал его обратно».

Вообще-то данная мера была противозаконной, потому что, хотя в Англии пытка существовала до 1827 г., в Массачусетсе параграф 46 Корпуса свобод 1641 г. запрещал ее применение: «Из телесных наказаний не дозволяются бесчеловечные, варварские и жестокие».

Сегодня трудно сказать, повлияло ли мрачное зрелище казни Джайлза Кори на рост общего отвращения к мании ведовства и сопротивления дальнейшему распространению этого заблуждения. Однако какие-то вопросы, наверное, все же возникли, так как буквально на следующий день семейство Патнам (главные застрельщики всех салемских дел), стремясь оправдать эту смерть теорией «поступай с другими, как хочешь, чтобы поступали с тобой», поведали миру еще одну фантастическую историю. Сюжет зародился в мозгу вдохновительницы почти всех салемских дел, миссис Патнам, которая разработала план и организовала приведение его в исполнение. В измышлении, предложенном Патнамами суду на этот раз, было даже некое зерно истины — 16 лет тому назад Джайлза Кори обвиняли в том, что он забил до смерти какого-то человека; однако об этом мало кто помнил, и судья Сьюэлл ясно сказал: «Никто и не вспоминал о том случае до тех пор, пока призрак упомянутого Кори не поведал о нем Энн Патнам в субботу, 18 числа, в ночь перед казнью».

Среди всех невообразимых свидетельских показаний, прозвучавших во время Салемских процессов, эта история, быть может, самая возмутительная. Во всяком случае, это наверняка самая большая ложь из всех, что породил Салем. Вот что засвидетельствовал под присягой Томас Патнам, отец Энн:

Прошлой ночью мою дочь Энн Патнам жестоко истязали ведьмы, грозя, что она умрет раньше Джайлза Кори; но, благодарение милосердному Господу, она смогла наконец вздохнуть свободно. И тут, как она сказала, перед ней возник человек в саване, который поведал, что Джайлз Кори умертвил его, затоптав ногами; но тогда ему помог уйти от виселицы дьявол, который предложил ему союз. Призрак сказал, что это Господь закалил сердце Кори так, чтобы тот не слушал советов суда и не умер легкой смертью, а чтобы с ним исполнилось то же, что «он сделал со мной». Еще призрак сказал, что Джайлза Кори приводили в суд за это и присяжные признали убийство и что ее отец знал убитого, а произошло все до ее рождения.


Очередной сценой подвигов девиц стал Андовер. Некий Джон Баллард, чья жена заболела так, что врачи не могли ни определить причину ее хвори, ни найти для нее лекарство, предложил вызвать девушек из Салема, чтобы они нашли причину этой, а заодно еще и многих других загадочных болезней. Энн Патнам и Мэри Уолкотт поначалу тяжело пришлось, так как они не знали имен местных жителей, однако девушки нашли еще более эффективный метод обнаружения ведьм: испытание прикосновением. Энн и Мэри начинали биться в припадках, а местные жители выстраивались в длинную очередь, и каждый прикасался к девушкам. Если те успокаивались, значит, прикоснувшийся и был повинен в ведовстве. «Энн Патнам сказала, что никогда не видела ее раньше, но с тех пор, как она (обвиняемая) в последний раз побывала в Салеме, у упомянутой Патнам начались припадки, так что упомянутой (Энн) Пьюдитор велели взять ту за запястье, что она и сделала. И упомянутой Патнам немедленно стало легче». Энн Пьюдитор повесили 22 сентября. Когда Мэри Паркер, жительница Андовера, «предстала перед судом, она немедленно излечила всех страждущих от припадков прикосновением руки». Ее тоже повесили 22 сентября.

Причиной болезни миссис Баллард, как определили Энн и Мэри, было колдовство Энн Фостер, ее дочери Мэри Лейси и внучки Мэри. Миссис Фостер умерла в тюрьме от дурного обращения и переохлаждения, но Мэри Лейси спасла себе жизнь признанием. Допросы троих женщин наглядно показывают, как легко тяготы тюремного заключения и коварные судьи могут сломить даже самую сильную волю и помутить вполне ясный ум. Миссис Фостер признала, что «дьявол являлся к ней несколько раз в облике птицы, да такой, которой ей никогда раньше не доводилось видеть». Она «завязала тряпку узлом и бросила ее в огонь, чтобы навредить Тимоти Свану, и причиняла зло всем остальным, кто жаловался на нее, слепив их восковые изображения и сдавливая пальцами их шеи, пока те чуть не задохнулись». Подтвердила она и легенду о полетах на метле:

Она и Марта Карриер летали в деревню Салем на встречи ведьм на метле или на шесте, и однажды, когда они летели над деревьями, метла переломилась, и они стали падать. Но она так крепко уцепилась за шею матушки Карриер, что скоро оказалась в деревне, и вот тогда-то она и повредила ногу.

Несколько дней спустя миссис Фостер, не зная, что ее дочь, миссис Лейси, уже созналась в деяниях не менее устрашающих, отказалась назвать ее своей сообщницей. Тогда на допрос позвали саму миссис Лейси, и она начала так:

О матушка, здравствуй. Мы оставили Христа, и дьявол завладел нами. Как же нам от него избавиться? Пусть Господь разобьет мое каменное сердце, чтобы я одержала победу над нечистым на этот раз.

Когда миссис Фостер и миссис Лейси допросили и вывели из зала суда, привели молодую Мэри Лейси, и Мэри Уоррен немедленно забилась в сильнейшем припадке, который продолжался до тех пор, пока Мэри Лейси не прикоснулась к ней. Тогда девушка напустилась на мать: «Где моя мать, которая сделала меня ведьмой, а я и не знала об этом?» Немедленно обвинить другого означало выказать готовность сотрудничать с судом и заслужить тем самым снисхождение. Судья Готорн по-прежнему жаждал имен:

Вопрос: Твои мать и бабка говорят, что на шабаше был священник. Скольких мужчин ты там видела?

^ Ответ: Ни одного, кроме Ричарда Карриера.

В.: И больше никого?

О.: Был там один священник, но теперь он, кажется, в тюрьме.

В.: Разве священников было не двое?

О.: Не могу сказать.

В.: Не было ли там человека по имени мистер Барроуз?

О.: Был.

Судья Дадли Бредстрит из Андовера выдал 40 ордеров на арест, но потом отказался подписывать новые. Нежелание сотрудничать с судом в выявлении врагов Церкви и государства указывало на то, что он сочувствует ведьмам, а следовательно, и сам колдун, и ему немедленно предъявили обвинение в девяти убийствах. Однако судья Бредстрит вместе со своей женой бежал. Предъявили обвинение и его брату Джону, невзирая на то что тот, как и Дадли, был сыном бывшего губернатора; его преступление состояло в том, что он насылал порчу при помощи собаки. «Упомянутую собаку судили и повесили как ведьму». Из Андовера девушки перебрались в район Бостона.

Миссис Кэри из Чарлстона приехала в Салем, чтобы очистить свое имя от сплетен, которые там о ней распускали. Вот что писал ее муж, мистер Кэри:

Когда моя жена предстала перед судом, оказалось, что ее главные обвинители — две девушки. Моя жена заявила судьям, что никогда до сего дня не видела их. Ее заставили стоять с вытянутыми вперед руками. Я просил, чтобы мне разрешили держать ее за руку, но мне было отказано. Тогда она попросила, чтобы я отер слезы и пот с ее лица, что я и сделал. Она попросила разрешения опереться на меня, жалуясь, что иначе потеряет сознание. На что судья Готорн возразил, что коли у нее достало сил терзать этих девушек, то должно достать сил и на то, чтобы стоять без поддержки. Когда я начал возражать против такого жестокого обращения с моей женой, мне велели замолчать под угрозой вывести меня из зала суда.

Роберт Калеф. Новые чудеса невидимого мира. 1700.

Прозвучало в числе прочих и имя капитана Джона Олдена из Бостона. В те времена этот человек еще не был окружен тем романтическим ореолом, который сообщила ему поэма Лонгфелло. Однако его знали как отважного морского капитана и участника индейских войн и уважали настолько, что ордер на его арест подписал губернатор провинции Стоутон лично. Девушки устроили свой обычный спектакль, и одна из них указала на некоего капитана Хилла, но тут кто-то из стоявших рядом подсказал ей, и она исправила свою ошибку. «Вот он, Олден! Нахально стоит перед судьями, не снимая шляпы. Он продает порох и пули французам и индейцам, спит с индейскими скво и приживает с ними индейских ублюдков».

Капитана Олдена привели в зал суда, велели ему встать на стул и поглядеть на девушек — они тут же упали ничком. Тогда Олдена заставили прикоснуться к каждой из них по очереди, и они тут же пришли в себя. И тут обвиняемый задал судьям вопрос, который разом мог бы положить конец всем подозрениям и процессам, если бы те нашли в себе смелость на него ответить: «А почему же вы не падаете в обморок, когда я смотрю на вас? Может, объясните?» У Олдена немедленно отняли шпагу и заперли его в бостонской тюрьме. Пятнадцать недель спустя он бежал.

Несмотря на повсеместно растущее недоверие к способностям девушек, в октябре за ними послали обитатели Глостера; однако там им удалось обнаружить всего четырех ведьм. Паника, вызванная июльскими нападениями французов и индейцев, постепенно утихала. В ноябре девушек призвали вновь, но на этот раз прием оказали довольно холодный и никто не был арестован. По дороге они остановились в Ипсвиче и устроили там свое обычное представление с припадками, обвинив какую-то старуху, но никто не обратил на них внимания.

За время этой ведовской истерии в тюрьме оказались 150 человек; более внимательное изучение судебных документов наверняка увеличит эту цифру. Чтобы вынести приговор каждому обвиняемому, требовалось время, и потому в 1692 г. был осужден только 31 человек (не считая Сары Черчиль и Мэри Уоррен, свидетельниц обвинения, которые на время отреклись от своих показаний). Суд Ойера и Терминера приговорил всех к смерти (среди осужденных было шестеро мужчин). Повесили 19. Из оставшихся 12 двое (Сара Осборн и Энн Фостер) умерли в тюрьме; одного (Джайлза Кори) задавили до смерти; одну (Титубу) долгое время держали в тюрьме без суда; двоим (Абигайл Фолкнер и Элизабет Проктор) отсрочили казнь, так как они заявили о своей беременности, и впоследствии они дожили до полной отмены приговора; одна (Мэри Бредбери) сбежала из тюрьмы уже после вынесения приговора; еще пятеро признали свою вину и получили отсрочку.



Счета, представленные на процессе в Салеме в 1692 г., кажутся не столь значительными, как в Европе, но надо учесть, что речь шла о фермерских семьях, где наличности всегда было мало, а потому даже такие издержки были для них непомерно велики. Поскольку заключенных официально не пытали, то этот пункт не указывается, но зато им пришлось заплатить за цепи, в которых их держали. Кандалы для обвиненного в ведовстве мужчины стоили 5 шиллингов; для женщины набор из наручников и ножных кандалов, более легкий (около 8 футов), стоил 7 шиллингов 6 пенсов. Типичный счет был выставлен Саре Паркер из Андовера, которая провела в тюрьме 17 недель:

Тюремщику 2 фунта 8 шиллингов 4 пенса,

Судебной охране 1 фунт 10 шиллингов 4 пенса,

Издержки по процессу 1 фунт 4 шиллинга.

Однако обвиняемые сами должны были оплачивать свое пребывание в тюрьме даже в том случае, если их оправдывали! Отмена приговора стоила одну цену, полное оправдание — другую. Родственники казненного обязаны были оплатить работу палача. Многие оставались в тюрьме и после того, как им официально возвращали право на свободу, поскольку вся их собственность была продана, чтобы семьи могли как-то существовать в отсутствие кормильцев.

Сару Дастин оправдали в январе 1693 г., но помочь ей было некому, и она умерла в тюрьме. Маргарет Джейкобс оправдали, но собственность ее родителей была конфискована, и потому она оставалась в тюрьме до тех пор, пока какой-то сердобольный незнакомец (некий мистер Гэммон) не услышал о ее беде и не купил ей свободу. Уильям Бакли потратил все свои деньги до последнего шиллинга, выплачивая 10 фунтов за свою жену и дочь. После этого он прожил еще десять лет. Пастор преподобный Джозеф Грин сделал такую запись в своем дневнике: «2 января 1702 г. Старый Уильям Бакли умер сегодня вечером. В прошлую субботу он был на собрании и, боюсь, умер от холода, так как в доме у него пусто и голодно и присмотреть за ним некому. Да простит нас Господь! Ему было около восьмидесяти. Он был очень беден». Титуба оставалась в тюрьме до мая 1693 г., когда ее освободили вследствие невозможности вынесения решения (ignoramus); после 13 месяцев тюремного заточения ее продали за долги в рабство. Энн Фостер умерла в тюрьме; ее сыну пришлось заплатить 2 фунта 16 шиллингов, чтобы забрать тело матери. Родственникам Сары Осборн пришлось заплатить за выкуп ее тела 1 фунт 3 шиллинга 5 пенсов — такова была сумма, в которую оценили ее пребывание в тюрьме. Когда Элизабет Проктор и Абигайл Фолкнер выпустили из тюрьмы по причине беременности, женщины обнаружили, что с точки зрения закона они все равно что мертвы и не могут претендовать на собственность своей семьи или наследство родственников.

Грехам суда Ойера и Терминера имя легион: людей заставляли сознаваться, связывая их пятками к затылку, пока кровь не начинала течь из носа; приводили к присяге несовершеннолетних детей, например, на основании показаний семилетней девочки казнили ее мать (Марту Карриер), а на основании слов другой девочки того же возраста утвердили обвинительный приговор Абигайл Хоббс; обвиняемым отказывали в праве на юридическую консультацию и адвоката; задавали каверзные вопросы и запугивали — одним словом, суд не стеснялся в средствах, чтобы привести дело к обвинительному приговору. Тем не менее Коттон Мафер полагал, что процессы в Салеме велись куда более беспристрастно, чем аналогичные дела в Ланкашире.

Однако глубинная порочность этих процессов крылась даже не в осечках правосудия, как бы чудовищны они не были сами по себе, но в том философском принципе, на котором они основывались и против которого тщетно протестовали Мэри Эсти и Сара Клойс: в теории, согласно которой дьявол пользовался телами лишь дурных людей (тех, которые подписали с ним договор) для того, чтобы истязать и убивать невинных. Непосредственно к спектральному доказательству примыкали еще две предпосылки, никак не вязавшиеся с юридическими нормами: ассоциированная вина и признание виновным на основании простого обвинения.

Первый значительный труд о спектральном доказательстве принадлежал перу преподобного Сэмюэла Уилларда, священника Старой южной церкви в Бостоне, который в конце 1692 г. опубликовал «Некоторые разрозненные наблюдения».



Главная проблема заключалась в том, как безошибочно определить ведьму, не приняв за нее ни в чем не повинного человека. С одной стороны, твердолобые консерваторы и судейские чиновники упорно настаивали на том, что дьявол использует тела только тех людей, которые заключили договор с ним; следовательно, спектральное доказательство есть истинное доказательство вины ведьмы. Священники обычно отстаивали другую точку зрения, согласно которой дьявол приводил в смущение людей, представая перед ними в облике добрых людей. А значит, полагаться на спектральное доказательство нельзя. Ведьм, выражал свое мнение Уиллард, надо судить за вполне определенные поступки, а следовательно, необходимо «провести полное и ясное, предписанное законом расследование, на самом ли деле обвиняемая сторона совершила то, в чем обвиняют ее свидетели… Необходимо, чтобы свидетель узнал об этом так, как обычно узнают люди», а не через откровение Господне или дьявольские наущения.

Инкриз Мафер стал другим противником доказательств, на основе которых выносил приговоры суд Ойера и Терминера. 3 октября 1692 г. он адресовал группе священников из Бостона, разделявших его точку зрения, обращение, в котором недвусмысленно высказался против таких доказательств, как призраки, исцеляющие припадки прикосновения или признания одержимых. Он признавал только два вида доказательств: добровольное признание или свидетельство двоих очевидцев, которые видели или слышали, как обвиняемый говорил или делал что-либо такое, «что только человек, близко знакомый с дьяволом, может сказать или сделать». Возможно, отдавая себе отчет в том, что последнее доказательство наверняка повлечет за собой множество сомнительных свидетельств, он добавил крайне важную оговорку:

Пусть лучше десять подозреваемых ведьм избегнут виселицы, чем одна честная женщина пострадает зря… Лучше помиловать виновного, чем осудить его без достаточных на то оснований. Я и сам скорее объявлю ведьму честной женщиной, чем честную женщину — ведьмой.

С еще более резкой критикой обрушился на спектральное доказательство и поведение суда зажиточный и образованный бостонец Томас Браттл, который в октябре 1692 г. разослал своим друзьям чрезвычайно длинное письмо. В нем он рассматривал ведовские процессы с позиции здравого смысла и задавал неудобные вопросы. Раз уж судьи сделали испытание прикосновением главным доказательством причастности к ведовству, то к чему тогда показания свидетелей? Почему ведьмы терзают одних девушек и не трогают других? Почему суд принимает лживые показания, полные откровенных противоречий? Почему сознавшихся ведьм, признанных пособниц дьявола, допускают свидетельствовать против христиан? «Подумать только, что тех, которые признали себя ведьмами, отреклись от Господа Бога и Иисуса Христа и всего святого, допускают и даже заставляют клясться именем Всемогущего Бога! Вот уж воистину поминание имени Господнего всуе!» Почему никто не обращает внимания на разницу между живым человеком и призраком? Почему во время ведовских процессов вообще учитываются всякого рода посторонние доказательства, не имеющие прямого отношения к делу? Почему не вызывают в суд высокопоставленных особ, обвиненных в ведовстве (к примеру, Маргарет Тэтчер, тещу судьи Корвина)? «Собрания ведьм, дьявольское крещение и насмешка над святыми таинствами, о которых так часто говорят обвиняемые и раскаявшиеся ведьмы, есть не что иное, как плод их воображения, развращенного и обманутого дьяволом, а вовсе не реальность, в которую следует верить и которую надлежит учитывать любому здравомыслящему человеку».

Письмо Браттла имело такой сильный резонанс в обществе, что члены суда — Уильям Стоутон, Джон Готорн, Стивен Сьюэлл, Коттон Мафер и капитан Джон Хиггинсон — решили выступить с оправданием. Мафер утверждал даже, будто сам губернатор Уильям Фипс просил его составить такой документ. Именно так и появились «Чудеса невидимого мира», полуофициальная история Салемских процессов. По распоряжению губернатора выход этого труда в свет был отложен («люди были недовольны, многие считали повешенных ни в чем не повинными») до формирования нового суда, который должен был смягчить память о старом. И все же в начале января 1693 г. более 100 человек еще оставались в тюрьме. Книга Мафера бесценна, так как содержит почти стенографический отчет пяти типичных дел: Джорджа Барроуза, Бриджет Бишоп, Сюзанны Мартин, Элизабет Хау, Марты Карриер.

Подрыв доверия к спектральному доказательству означал невозможность осуждения за ведовство. К январю 1693 г. те же самые судьи, которые летом и осенью 1692 г. принимали рассказы о мучающих людей призраках за доказательство вины, теперь отвергали их. Когда один из присяжных задал судьям вопрос, насколько серьезно следует относиться к такого рода рассказам, то получил такой ответ: «Не более серьезно, чем к щепке, упавшей в бочонок пива». Из 52 обвиняемых лишь 3 слабоумным, которые сделали добровольные признания, вынесли обвинительный приговор. Главный судья Стоутон вынес решение повесить их, а с ними и тех пятерых, которые получили отсрочку в прошлом году (включая Элизабет Проктор, которая не была больше беременна), однако губернатор Фипс отменил его приговор и освободил всех восьмерых. Позднее, в апреле 1693 г., Мэри Уорткинс, девушка-служанка из Бостона, созналась в ведовстве, однако присяжные вынесли вердикт ignoramus (невозможность принять решение). Судья дал присяжным дополнительное время на пересмотр решения, поскольку обвиняемая созналась без всякого принуждения, но это ничего не изменило. 15 января 1697 г. присяжные, которые во время Салемских процессов выносили вердикт «виновен», публично покаялись в своих ошибках. Тот день был объявлен в колонии днем поста и покаяния за все то зло, которое было совершено во время процессов.

Десять лет спустя после казни невинных судья Сэмюэль Сьюэлл признал вину суда и выразил готовность «принять на себя всю вину и позор и просить прощения у людей». В июле 1702 г. 12 священников из графства Эссекс поддержали просьбу уцелевших ведьм Андовера и Топсфилда о пересмотре их дела, ибо, «пока записи о суде над ними и вынесенном им приговоре имеют законную силу, их имена запятнаны позором и всякий может их упрекнуть». Верховный суд признал наконец спектральное доказательство незаконным и 17 октября 1711 г. пересмотрел дела тех из осужденных в 1692 г., кто подписал прошение сам или за кого это сделали родственники, — 22 человека из 31. Однако решение суда так и не обрело силу закона, потому что губернатор не поставил на нем свою подпись; есть подозрение, что он поступил так с целью оградить столпов салемской общины от возможных судебных исков. Тем, кто не дожил до отмены судебного решения сам и у кого не было друзей или близких родственников (как у Бриджет Бишоп или Сары Осборн), которые встали бы на защиту их памяти, пришлось дожидаться восстановления в гражданских правах целых 150 лет; в 1957 г. Содружество Массачусетса окончательно постановило отменить приговоры всем тем, на кого не распространялось более раннее решение суда. В 1709 г. более 10 обвиняемых и их потомков — позже к ним присоединились и другие — потребовали возмещения убытков, понесенных их семьями во время судебных разбирательств. Суд признал справедливость их притязаний в 1711 г., но назначил смехотворную сумму в 600 фунтов, которая должна была покрыть убытки всех пострадавших и их родственников.
Осужденные во время ведовских процессов в Салеме в 1692 г.
Бишоп Бриджет. Повешена 10 июня.

Бредбери Мэри. Осуждена б сентября; убежала.

Барроуз Джордж, преподобный. Повешен 19 августа.

Вардвелл Сэмюэл. Повешен 22 сентября.

Хоббс Абигайл. Осуждена б сентября; отсрочка исполнения приговора.

Гуд Сара. Повешена 19 июля.

Джейкобс Джордж. Повешен 19 августа.

Имз Ребекка. Осуждена 17 сентября; отсрочка исполнения приговора.

Эсти Мэри. Повешена 22 сентября.

Карриер Марта. Повешена 19 августа.

Клойс Сара. Осуждена 6 сентября; отсрочка исполнения приговора.

Кори Джайлз. Задавлен до смерти 19 сентября.

Кори Марта. Повешена 22 сентября.

Лейси Мэри. Осуждена 6 сентября; отсрочка исполнения приговора.

Мартин Сюзанна. Повешена 19 июля.

Нерс Ребекка. Повешена 19 июля.

Осборн Сара. Скончалась в тюрьме.

Паркер Эллис. Повешена 22 сентября.

Паркер Мэри. Повешена 22 сентября.

Проктор Элизабет. Осуждена; отсрочка исполнения приговора по причине беременности.

Проктор Джон. Повешен 19 августа.

Пьюдитор Энн. Повешена 22 сентября.

Рид Уилмот. Повешен 22 сентября.

Скотт Маргарет. Повешена 22 сентября.

Титуба. Провела долгое время в тюрьме без суда.

Уайлдз Сара. Повешена 19 июля.

Уиллард Джон. Повешен 19 августа.

Фолкнер Абигайл. Осуждена; отсрочка исполнения приговора по причине беременности.

Фостер Энн. Умерла в тюрьме.

Хоар Доркас. Осуждена 6 сентября; отсрочка исполнения приговора.

Хоу Элизабет. Повешена 19 июля.

^ Смертный приговор, вынесенный Бриджет Бишоп, первой жительнице Салема, осужденной за ведовство.
Джорджу Корвину, джентльмену, главному шерифу графства Эссекс, приветствие. Бриджет Бишоп (иначе Оливер), жене Эдуарда Бишопа, пильщика из Салема в графстве Эссекс, особым судом Ойера и Терминера, который заседал в Салеме по делам графств Эссекс, Мидлсекс и Сафолк во второй день настоящего месяца июня в присутствии Уильяма Стоутона, эсквайра, и других судей-помощников того же суда, предъявлено пять отдельных обвинений в том, что она использовала, практиковала и совершала девятнадцатого дня апреля месяца прошлого года, а также и в другие дни до и после того определенные ведовские действия по отношению к и над телами Абигайл Уильямс, Энн Патнам-младшей, Мерси Льюис, Мэри Уолкотт и Элизабет Хаббард, незамужних жительниц деревни Салем, чем нанесла их телесному здоровью вред и ущерб, отчего те стали сохнуть, чахнуть, худеть и мучиться, каковые действия упомянутой женщины противоречат статуту, специально для таких случаев написанному и принятому.

В ответ на предъявленные обвинения Бриджет Бишоп заявила, что она невиновна, и поручила себя суду Господа и своих сограждан; после чего ее признали виновной в совершении уголовных преступлений и ведовстве, как и указано в обвинительном акте, и вынесли ей смертный приговор в соответствии с законом. Приговор предстоит привести в исполнение.

Настоящим документом от имени их величеств Вильгельма и Марии, короля и королевы Англии и т. д., приказываем и повелеваем тебе в следующую пятницу, десятый день сего месяца июня, между восемью и двенадцатью часами дня сопроводить указанную Бриджет Бишоп (иначе Оливер) под надлежащей охраной из тюрьмы их величеств в означенном Салеме к месту казни, где ее надлежит повесить за шею, пока не умрет, и сообщить об исполнении приговора чиновнику указанного суда. Ответственность за исполнение приговора возлагается на тебя.

Сей документ подтверждает твое право. Дано за собственноручной подписью и печатью в Бостоне в восемнадцатый день июня четвертого года царствования наших суверенных господина и госпожи Вильгельма и Марии, короля и королевы Англии и т. д. В год от Рождества Христова 1692-й.


^ Обвинительный акт против Марты Кори из Салема.
Провинция Массачусетс-Бей в Новой Англии, в год правления короля и королевы Вильгельма и Марии, правителей Англии и так далее, четвертый. Эссекс SS.
Присяжные наших суверенных властелина и владычицы, короля и королевы, утверждают, что Марта Кори, жена Джайлза Кори из Салема, земледельца, 21 дня марта месяца, в четвертый год правления наших суверенных властелина и владычицы Вильгельма и Марии, милостью Божией Англии, Шотландии, Франции и Ирландии короля и королевы, защитников веры и так далее, а также в различные другие дни как до, так и после указанного определенные отвратительные искусства, называемые ведовством и колдовством, злонамеренно и преступно пользовала и практиковала в окрестностях и в самом городе Салем, графства Эссекс, упомянутом выше, по отношению к Элизабет Хаббарт из Салема, незамужней женщине, по причине каковых злобных искусств упомянутая Элизабет Хаббарт в 21 день марта месяца в упомянутом выше году, равно как и в другие дни, как до, так и после этого, мучилась, терпела страдания, сохла и чахла; а также утверждают, что этим и другими актами ведовства, совершенными до и после указанного времени, означенная Марта Кори нарушала мир в королевстве наших суверенных повелителя и повелительницы, короля и королевы, оскорбляла их корону и достоинство и нарушала закон, специально для таких случаев написанный и принятый.

Свидетели:

Элизабет Хаббарт и женский суд присяжных.

Мерси Льюис; Энн Патнам; Эдуард Патнам; Иезекииль Чивер.

Джон Уиллард, фермер и выборный констебль деревни Салем, лично произвел первые аресты, но быстро увидел, что настоящие преступницы — свидетельницы обвинения. «Их надо повесить», — выкрикнул он однажды. Полицейскому офицеру такие разговоры вести не положено, и Уиллард прекрасно это понимал. Он бежал из Салема, но 10 дней спустя его перехватили и вернули в деревню, где 6 девушек с миссис Патнам во главе обвинили его по 7 пунктам (большего не удостоился ни один из обвиняемых), 2 августа состоялся суд, а 19-го — смертная казнь.
^ Письмо Джона Проктора из салемской тюрьмы. 23 июля 1692 года, адресовано мистеру Маферу, мистеру Аллену, мистеру Муди, мистеру Уилларду и мистеру Бейли.
Преподобные джентльмены.

Зная о своей невиновности и о том, что свидетели, судьи и присяжные питают к нам вражду и жаждут нашей невинной крови потому лишь, что еще до суда вынесли нам приговор, настолько разум их помутился под влиянием дьявольских наущений, осмеливаемся мы просить и умолять не отказать нам в милости передать сие скромное прошение его превосходительству, дабы он, ежели найдет возможным, предотвратил пролитие невинной крови, каковое, наверное, произойдет, если милосердный Господь за нас не вступится.

Судьи, священники, присяжные и все прочие обозлены на нас потому, что разум их помутился от дьявольского наваждения, не иначе, ибо каждый из нас по совести знает, что мы все невиновны.

Пять человек недавно сознались в ведовстве, и теперь обвиняют некоторых из нас в том, что мы бывали вместе с ними у их ведовского «причастия» уже после того, как нас заключили в узилище! — а это ложь.

Двое из этих пяти — сыновья (Марты) Карриер, которые отказывались сознаваться в чем-либо, пока их не связали пятками к затылку так, что кровь едва не пошла у них из носу. Многие верят и прямо так и говорят, что если бы не это, они никогда не сознались бы в том, чего не совершали, но после такого обращения один из них сказал, что пробыл колдуном месяц, а другой — пять недель и что обратила их мать, хотя та находится в заключении уже девять недель!

Моего сына Уильяма Проктора, когда он на допросе отказался признать себя виновным, ибо был невинен, связали пятками к затылку, так что кровь хлынула у него из носу, и продержали бы так двадцать четыре часа, не найдись среди них один милосердный, который пожалел его и приказал развязать.

Все это очень похоже на жестокости папистов. Имущества и положения они нас уже лишили, но все будет мало, пока не прольют нашей невинной крови.

Если нельзя устроить так, чтобы судили нас в Бостоне, нижайше молим вас предпринять что-нибудь для замены этих судей другими, и все остальные, кто заперт здесь, также просят и умоляют вас об одной милости: чтобы вы, если не все, то хотя бы некоторые, приехали на суд над нами. Засим, в надежде, что ваше присутствие поможет предотвратить пролитие невинной крови, уповаем на ваше заступничество перед Господом Богом и остаемся ваши бедные страждущие слуги.

Джон Проктор.

Лжесвидетельства, которые принимали на ведовских процессах. На основании показаний Маргарет Джейкобс, в фальшивости которых она сама созналась, ее деда, Джорджа Джейкобса, Джона Уилларда и преподобного Джорджа Барроуза повесили за ведовство. Смиренное обращение Маргарет Джейкобс к высокочтимому суду, заседающему ныне в Салеме, гласит:
Поскольку смиренная подательница сего находится в заточении здесь, в тюрьме Салема, за преступление ведовства, о котором я, благодарение Богу, не имею ни малейшего понятия, что подтвердится в день Страшного суда.

С позволения высокочтимого суда, одна из одержимых обвинила меня в том, что я причиняю им страдания. Когда меня привели в суд, чтобы допросить, одержимые при виде меня упали бездыханные, отчего я сильно удивилась и испугалась.

Господь в небесах знает, что мне ни в коей мере не ведомо, кто и каким образом причиняет им такие страдания. Но все твердили мне, что это я, иначе они бы не упали при виде меня. И еще мне говорили, что если я не признаюсь, меня посадят в тюрьму и повесят, а если сознаюсь, то меня оставят в живых. Эти речи так меня напугали, что мое подлое малодушное сердце не выдержало, и я сделала свое первое признание; но то признание, с позволения высокочтимого суда, есть сплошная ложь и неправда. В первую же ночь после того, как я сделала это признание, совесть так сильно меня мучила, что я не могла спать, ибо боялась, что дьявол придет и унесет меня в преисподнюю за такую ужасную ложь. Меня, с позволения высокочтимого суда, заставили поклясться перед тем, как сделать признание, но я поняла это уже потом, а тогда, в то время, я ничего не знала и не понимала, что за клятву приношу. Надеюсь, что Господь, на Которого уповаю, по великому милосердию Своему простит мое лжесвидетельство против самой себя. Все, что я сказала тогда про своего деда и мистера Барроуза, неправда, а сделала я это только для того, чтобы сохранить себе жизнь. Но Господь сделал так, что эта ложь тяжким бременем легла на мою совесть, и я устрашилась и не знала ни минуты покоя, пока не созналась в обмане, хотя не видела перед собой ничего, кроме смерти, — но лучше умереть со спокойной совестью, чем жить с таким ужасом, которого я не в силах выносить.

Как только я отказалась от своих показаний, меня немедленно заточили в узилище, где дух мой возрадовался в тысячу раз сильнее, нежели прежде, пока я была на свободе.

Высокочтимые судьи, я, смиренная подательница сего, поведав вам отчасти о том, что произошло со мною, оставляю на ваше благочестивое и мудрое усмотрение, сжалиться ли надо мной и возыметь ли сострадание к моим молодым годам; поступите, как Господь в небесах и вы, высокочтимые судьи, найдете нужным, с той, которая не имеет иного защитника, кроме Господа, и не повинна ни в какой мере в преступлении ведовства или каком-либо другом преступлении, заслуживающем смерти от руки человека; смиренная подательница сего, буду вечно молить Бога, как обязывает меня долг, за счастье высокочтимых судей в этой жизни и вечную радость в жизни грядущей. С такой мольбой обращается к высокочтимым судьям подательница сего.

Маргарет Джейкобс.

Показания матушки Тайлер.
Обвиненная в ведовстве, она так объяснила свое признание:

Матушка Тайлер сообщила, что, когда ее впервые задержали, она за себя не боялась и думала, что ничто не заставит ее показывать против себя самой. Но с тех пор, к своему большому горю, она обнаружила, что погрешила против правды и совершила лжесвидетельство против себя самой.

Она сказала, что, когда ее везли в Салем, с ней ехал ее брат Бриджес; всю дорогу от Андовера до Салема он твердил, что она, должно быть, и впрямь ведьма, раз все одержимые указали на нее, а от ее прикосновения припадки у них прошли, и побуждал ее сознаться в ведовстве.

Она столь же неустанно повторяла ему, что она не ведьма, что ничего о ведовстве не знает, и умоляла не заставлять ее сознаваться.

Когда они приехали в Салем, ее внесли в комнату, где ее брат с одной стороны и мистер Эмерсон с другой стали повторять ей, что она наверняка ведьма, что в эту самую минуту она видит дьявола (тут мистер Эмерсон поднял руку и ударил ее по глазам, чтобы прогнать дьявола). И они вдвоем так понуждали ее к признанию, что она предпочла бы оказаться в какой угодно темнице, чем терпеть такое обращение.

Мистер Эмерсон то и дело повторял: «Что ж, я вижу, ты не хочешь сознаваться! Ну ладно! Я оставлю тебя в покое, и тогда ты будешь проклята на веки вечные телом и душой».

Брат побуждал ее сознаться, говоря, что она не солжет, если признает себя ведьмой. На это она отвечала: «Добрый братец, не говори так, ибо я солгу, если сознаюсь, и кто тогда ответит перед Богом за мою ложь?» Но он продолжал настаивать, говоря, что Бог наверняка не потерпит, чтобы столько добрых людей впали в такое заблуждение, и что, если она не признается, ее повесят. И он так долго и с такой страстью убеждал и вынуждал ее сознаться, что она уверилась в своем близком конце, испугалась и признала все, что он ей подсказывал.

Но, сделав такое признание, она пошла наперекор собственной совести. Она повинна в страшном грехе лжесвидетельства против самой себя и будет оплакивать этот проступок всю оставшуюся жизнь.

Все это и еще много в том же роде рассказала она, и столько боли, печали, раскаяния, горя и скорби звучало в ее словах, что никакое перо не в силах описать или выразить что-либо подобное.

^ Признание присяжных, заседавших на ведовских процессах в Салеме, в том, что они совершили ошибку, сделанное четыре года спустя (14 января 1696 года).
Мы, чьи подписи стоят под этим документом, призванные в 1692 году присяжными в Салем, где судили многих, кого некоторые подозревали в ведовстве, обращенном против разных людей, признаем, что сами не в состоянии были понять или противиться таинственным наваждения сил тьмы и князя воздуха; однако, не обладая знаниями и не имея поддержки людей знающих, мы позволили убедить себя принимать такие свидетельства против обвиняемых, которые теперь, после долгих раздумий и бесед со знающими людьми, сами считаем недостаточными для того, чтобы лишить кого-либо жизни (Вт. 17, 6).

Вот почему теперь мы опасаемся, что стали орудием в чужих руках и навлекли, хотя и по невежеству и без всякого умысла, на себя и весь народ Господень проклятие невинно пролитой крови — грех, о котором в Святом Писании сказано (4 Цар. 24, 4), что Господь его не прощает, по крайней мере, как мы думаем, до Страшного суда.

А потому настоящим доводим до сведения всех вообще и выживших страдальцев в особенности наше глубокое понимание совершенной ошибки и скорбь по поводу того, что на основании таких доказательств мы осудили кого-то. Кроме того, настоящим заявляем о справедливых опасениях, что в свое время мы стали жертвами заблуждения и совершили серьезную ошибку, что глубоко нас тревожит и беспокоит; смиреннейше молим прощения прежде всего у Бога, чтобы Он, Христа ради, простил наш грех и не вменял его более в вину ни нам, ни кому-либо другому. А еще мы молим прощения у всех пострадавших от того суда и просим тех, кто остался в живых, поверить, что в ту пору мы, не имея никакого опыта в делах подобного рода и ничего о них не зная, находились во власти сильнейшего наваждения, которое владело всеми.

От всего сердца просим прощения у всех незаслуженно нами обиженных и объявляем, что согласно нынешним нашим убеждениям ни один из нас ни за какие блага в мире не сделал бы того, что мы сделали тогда, на основании таких же доказательств; молим вас принять наши извинения в качестве удовлетворения за нанесенную обиду и просим благословить наследие Господнее, чтобы можно было молить Его за эту землю.
Томас Фиск, старшина, Уильям Фиск, Джон Бачелер, Томас Фиск-младший, Джон Дейн, Джозеф Эвелит, Томас Перли-старший, Джон Пибоди, Томас Перкинс, Сэмюэл Сэйер, Эндрю Элиот, Генри Геррик-старший.

1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   42

Похожие:

Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) iconОхота с ловчими птицами на фазана охота с ловчей птицей охота с ловчими птицами
Охота с ловчими птицами в Тульской области. Представление об охоте с ловчими птицами у современного охотника связано с древностью...
Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) iconГенрих Инститорис, Яков Шпренгер Молот ведьм
«Существует ли колдовство?», «Что надо думать о волках, которые крадут и пожирают как взрослых людей, так и мальчиков?», «О способе,...
Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) iconГенрих Инститорис Яков Шпренгер Молот ведьм
«Существует ли колдовство?», «Что надо думать о волках, которые крадут и пожирают как взрослых людей, так и мальчиков?», «О способе,...
Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) iconМонархия сословного представительства
Абсолютная монархия. (XVI-XVIII вв.) – период зарождения капитализма и кризиса феодализма
Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) iconВопросы для подготовки к экзамену по курсу «социология»
Развитие социологической мысли в Украине в XVI – XVIII вв., основные ее представители ( И. Вишенский, С. Яворский, С. Климовский,...
Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) iconСтанислав Львовский Дождь в Испании падает в основном по плоскости...
Современная американская поэзия: Антология / Сост. Эйприл Линднер. — М.: Оги, 2007. — 504 с
Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) icon1. Наука сформировалась: в Древней Греции; в Европе в XVI-XVIII вв.;...
С современной точки зрения систематизирующим фактором Периодической системы Д. И. Менделеева является
Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) icon-
«чёрная сотня», «черносотенцы» звучали почти как оскорбительные прозвища. Так в начале XX века окрестили людей консервативных, крайне...
Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) iconВологодская книга 2011
Переписные книги вологодских монастырей xvi–xviii вв.: исследование и тексты / Гос ист музей; отв ред. М. С. Черкасова – Вологда:...
Антология Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) iconМонеты Германии в XVIII-XX веках
Монеты Германии с восемнадцатого по двадцатый века претерпевали существенные изменения. Монеты Германии неоднократно сменяли свои...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница