Учебное пособие. Спб, 1999 введение 1 часть первая. Этничность и общество 3 глава первая. В поисках предмета 3 о границах предметной области 3


НазваниеУчебное пособие. Спб, 1999 введение 1 часть первая. Этничность и общество 3 глава первая. В поисках предмета 3 о границах предметной области 3
страница18/30
Дата публикации05.03.2013
Размер3.82 Mb.
ТипУчебное пособие
userdocs.ru > География > Учебное пособие
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   30
^

6.4. Case-study: русская доброта, французское легкомыслие и немецкая аккуратность


На эмпирическом уровне стереотипы проще всего зафиксировать посредством метода свободных характеристик с последующей процедурой контент-анализа, возможности которого подробно представлены в разделе книги, посвященном прикладным проблемам этнической социологии.

Обратимся к данным недавних исследований, проведенных автором на петербургской выборке.

Контрольной группе (100 чел. 18-30 лет, студенты вузов, 1997 г.) было предложено назвать произвольное число качеств, наиболее типичных, по мнению респондентов, для немцев, французов, американцев и чеченцев. Время работы было ограничено 15 мин., что предполагало фиксацию модального ассоциативного ряда. Участники опроса в целом справились с заданием (среднее число характеристик по каждому народу составило 4-5 ответов).

Почему для изучения механизма стереотипизации представлений о «других» были выбраны именно эти этнические группы?

Немцы и французы, в глазах большинства россиян, персонифицируют в себе образ «западного человека»-европейца, к тому же исторически контакты России именно с Францией и Германией хоть и непростые, но всегда были наиболее оживленными; сначала у немцев, а позже у французов мы перенимали обычаи и моду, кухню и стиль жизни, стереотипы «типичного немца» и «типичного француза» заложила в русское сознание и классическая русская литература.

В конце XX века их место в массовом сознании сменил американец как представитель страны, на которую сегодня ориентируется Россия в построении гражданского общества и рыночной экономики, кроме того, стереотип «типичного американца» формирует и аудио-визуальная массовая культура, влияние которой на систему ценностей русских уже подходит к опасной черте аккультурации.

Что же касается чеченца, хотелось проверить, насколько его восприятие русскими обусловлено, во-первых, принадлежностью к так называемым «лицам кавказской национальности», во-вторых, общественной реакцией на конфликт федерального центра с «мятежным» субъектом.

Большинство участников опроса не имели личных контактов с представителями «оцениваемых» народов, поэтому их гетеростереотипы носили опосредованный — культурный или социальный (чеченцы) характер.

Подтвердилось теоретическое положение о том, что идентификация строится на сравнении: фиксировались преимущественно те черты, которые для «нас», русских, не являются модальными.

Система гетеростереотипов оказалась весьма богатой и насыщенной как положительными, так и отрицательными оценками, что вероятнее всего в какой-то мере обусловил уровень образования участников эксперимента.

Впрочем, нельзя не заметить, что, судя по данным других исследований, факторная обусловленность системы гетеростереотипов — минимальна, ее направленность и содержание определяет, главным образом, лишь принадлежность носителя стереотипа к одной, в нашем случае — к русской, культуре.

Наиболее ярким, многоликим и «книжным» оказался образ француза, которому респонденты приписали наибольшее число характеристик (181), французу и симпатизируют больше других народов (на 122 положительных стереотипа /336 ответов/ приходится 59 — отрицательных /98 ответов/).

Модальными для него оказались, прежде всего, эмоционально-чувственные качества (30 качеств /127 ответов/), связанные с отношениями между полами (любвеобильность, сексуальность, чувственность, страстность и т.п.) и положительным восприятием действительности (оптимизм, жизнелюбие, жизнерадостность, веселость, улыбчивость и др.).

Француз — натура изменчивая и непостоянная. Его поведение (34 качества /89 ответов/), по мнению респондентов, отличается воздушностью, легкостью, хрупкостью, изяществом, изысканностью и утонченностью. Вместе с тем он проявляет склонность к легкомыслию, авантюризму и экстравагантности. Впрочем, это те недостатки, которые в глазах носителей стереотипов являются продолжением достоинств.

Участники опроса обращают внимание на его «хорошие манеры» (кстати, этот ряд стереотипов относительно других народов вообще отсутствует): французы — галантны, обходительны, обворожительны, обаятельны, кокетливы, пикантны и вальяжны (23 качества /53 ответа/). Одним словом, «красивые», «интересные» люди с особым «французским шармом». В отличие от других оцениваемых народов французам приписывается и высокая культура (13 качеств /40 ответов/) —воспитанность, образованность, вежливость, красноречие, любовь к прекрасному и хороший вкус.

Знаменательно, что в портрете француза практически полностью отсутствуют интеллектуальные (9 качеств /23 ответа/) и волевые качества (12 качеств /13 ответов/), а также стереотипы, характеризующие общий стиль деятельности (8 качеств /12 ответов/).

По соотношению достоинств и недостатков полным антиподом французу в представлениях опрошенных является чеченец (86 негативных гетеростереотипов /300 ответов/ и 54 позитивных /146 ответов).

В его «образе» преобладают социальные характеристики (28 качеств /96 ответов/) и качества, проявляющиеся в отношении к другим людям (26 качеств /86 ответов/).

По мнению участников эксперимента, чеченцы — религиозны (22%)—этим они отличаются от других оцениваемых народов, в отношении которых этот стереотип вообще отсутствует. Они соблюдают традиции своего народа (уважение к старшим, семейственность, клановость, кастовость), свободолюбивы и независимы. Примерно в равной мере, что по всей вероятности объясняется личностным отношением респондента к этому народу, чеченцам приписывают национализм (17%) и патриотизм (14%). Бесспорно конфликтным фоном межэтнических отношений последних лет обусловлены такие суждения как «не принимают аргументов своего оппонента», «имеют историческую тягу зарабатывать на жизнь криминальным путем» и др.

Общаясь с другими людьми, в представлениях респондентов, чеченцы проявляют, прежде всего, агрессивность, беспощадность, наглость, нахальство, грубость и нетерпимость. В то же время чеченцы — замкнутые, суровые и «непробиваемые нелюдимы».

Для каждого четвертого участника опроса они являются персонификацией «зла /злобы/» — вполне возможно, что эта характеристика возникла по ассоциации с хрестоматийными лермонтовскими строками: «злой чечен ползет на берег, точит свой кинжал».

В целом поведение представителей этого народа (21 качество /99 ответов/) в системе стереотипов опрошенных характеризует жестокость, злопамятность, мстительность, безнравственность и нечестность. Культурные характеристики, приписываемые чеченцам, полностью противоположны представлению о французах: они — дикие, примитивные, недалекие, необразованные и темные.

Лишь по одной рубрике («гнезду» стереотипов) достоинства, которыми респонденты наделили чеченцев, превалируют над недостатками — это волевые качества (на 4 негативных гетеростереотипа — 13 позитивных). Они — это смелые, храбрые, мужественные, самоотверженные, решительные и целеустремленные люди.

В своих эмоциональных проявлениях в отличие от чувственных и страстных французов чеченцы—вспыльчивы, несдержанны и импульсивны, у них—«нет тормозов».

Промежуточное положение между французами и чеченцами по соотношению положительной и отрицательной оценки на уровне стереотипов занимают американцы и немцы.

Американец скорее нравится (100 достоинств /314 ответов/), чем не нравится (68 недостатков /135 ответов/). Любопытно, что точно так же как чеченцу, участники эксперимента и ему приписывают, прежде всего, социальные характеристики (34 качества /98 ответов/).

Модальными качествами американцев в этом гнезде стереотипов оказываются патриотизм, который упомянул почти каждый третий респондент, свободолюбие, законопослушание, любовь к детям, своему дому и близким. Правда, некоторые приписывают нашим заокеанским «партнерам» — карьеризм, стремление к престижу и успеху «любой ценой». Осуждается и стремление американцев «вмешиваться в дела других стран» и «с миру по нитке тащить в свой толстый карман» (негативный стереотип сверхдержавы).

Общий стиль поведения представителей этого народа (31 качество /101 ответ/) отличают такие «симпатичные» респонденту черты как раскованность, раскрепощенность, непринужденность, отсутствие комплексов, а также независимость и открытость. Каждый третий участник опроса считает американца расчетливым прагматиком (практичным, рациональным, предусмотрительным, настроенным на получение выгоды). 11% молодых людей приписывают ему — меркантильность (жажду денег, «собственнические инстинкты»).

11 стереотипов (53 ответа) отличают общий стиль деятельности представителей этого народа: они — предприимчивы, деловиты, трудолюбивы, «умеют работать». Кстати, ни одна из этих характеристик не фигурирует в стереотипных оценках как французов, так и чеченцев.

Американец — человек энергичный, целеустремленный (в целом упомянуто 14 волевых качеств /36 ответов/) и общительный (в целом отношение американцев к другим людям характеризуется 22 качествами /41 ответ/).

В «портрете» немца число положительных (82 качества /225 ответов) и отрицательных (66 качеств /238 ответов/) качеств в целом уравновешено.

Его образ так же, как и восприятие француза, явно сформировался под влиянием классической литературы, а не событий недавнего военного прошлого. Для современной русской молодежи немец уже никоим образом не ассоциируется с ненавистным когда-то фашистом; негативная историческая память для нынешних поколений полностью преодолена. Только один человек назвал немцев агрессивными, жестокими, в то время как доброту, доброжелательность, дружелюбие, радушие и т. п. отмечают более 10% опрошенных. Сегодня стереотип «врага» обременяет образ чеченца, но не реального противника времен Великой Отечественной войны.

В восприятии русских немец — прежде всего «делатель», профессионал, который делает все «со вкусом», поэтому именно ему, в отличие от других оцениваемых народов, приписывается наибольшее число качеств, связанных со стилем деятельности (15/87 ответов/). Немцы деловиты, трудолюбивы, работоспособны, они — «мастера своего дела», и в отношении к нему проявляют кропотливость, пунктуальность, дисциплинированность, точность и четкость.

Еще в большей мере, чем американца, немца считают прагматиком, — экономным, расчетливым и скрупулезным педантом (последнее качество упомянул почти каждый третий опрошенный, всего же к «гнезду» стереотипов, характеризующих общий стиль деятельности, отнесено 29 качеств /121 ответ/).

По своим эмоциональным проявлениям немцы — полная противоположность и чеченцам, и французам: они — сдержанны, уравновешены (8%), спокойны, даже суровы и строги. Возможно именно поэтому 5% опрошенных они показались, скучными и даже «занудными».

Характерно, что немцам практически не приписываются волевые качества (5/8 ответов/), зато в отношении к ним заметно чаще, чем к другим «оцениваемым» народам, возникают стереотипы интеллектуального ряда: немцы—умны, рассудительны, сообразительны, логичны, интеллектуальны; они — философы и «всезнайки».

Каждый третий участник эксперимента вспомнил о немецкой аккуратности, а 8% — о чистоплотности. Что же касается социальных характеристик, то самой модальной оказалась любовь к пиву и добропорядочность. В общем, немец, хоть и не похож на «нас», но в целом человек, судя по ответам, — «неплохой». А каковы же мы сами, в нашем собственном представлении?

Система автостереотипов относительно русского характера значительно противоречивее, чем представления о «других», что обнаружили, в частности, данные, полученные в ходе петербургского опроса 1994-95 гг.30.

Всего было зафиксировано 304 различающихся автостереотипа, которые содержались в 2.125 ответах.

Соотношение групп с преобладанием положительной, с одной стороны, и отрицательной оценки, с другой, — составило примерную пропорцию 3:1, что подтверждает эффект гомоописания, известный психологам, даже у наиболее симпатичного «нам» француза достоинства с недостатками соотносятся как 2:1.

Модальным качеством русского человека, по мнению петербуржцев, является доброта и ее проявление в отношении к людям (доброжелательность, радушие, душевность, отзывчивость и др.), что в совокупности составило примерно треть всех ответов на вопрос. Немца сочли добрым только 2% опрошенных, американца — 6%, а француза — 8%.

Реже всего автостереотипы отражают отношение русского человека к самому себе (в частности, гордость, самоуверенность и т. п.), в этом смысле абсолютным антиподом русскому является чеченец (в целом 30% опрошенных упомянули те или иные его свойства, связанные с самоотношением). Что же касается русских, то обнаруженный факт косвенно свидетельствует о такой модальной черте национального характера, конечно, на уровне стереотипа, как установка на «других» (групповая самоидентификация) при слабой фиксации самооценки.

Недостатки русского человека превышают достоинства только в одном «гнезде» стереотипов, отражающих отношение к труду: по мнению респондентов, хотя русский — трудолюбив, работоспособен и вынослив, но чаще — ленив, халатен и безалаберен, относится к делу «наплевательски» и «по-разгильдяйски» (на 9 положительных качеств —16 отрицательных). По этому ряду представлений его полной противоположностью является немец и в меньшей мере американец, «лень», кроме русских, приписывается одним только чеченцам, европейцы и американцы этим свойствам, по нашим представлениям, не обладают.

Массовые опросы, уже начиная с семидесятых годов, отмечают снижения ценности трудолюбия в массовом сознании, не случайно, что к «прогульщику» и «несуну» общественное мнение было заметно лояльнее, чем официальная пропаганда. Знаменитые «перекуры» даже вошли в современный фольклор.

Кроме того, трудолюбие в национальном самосознании издавна увязывалось с честным и ответственным выполнением своих трудовых обязанностей, но вовсе не подразумевало инициативности и независимости, которые противоречили нормативному поучению «не высовываться».

Новая, рыночная, экономика предъявляет к трудовой самореализации совершенно иные требования, именно поэтому «прежнее» трудолюбие под напором изменившихся социально-экономических отношений уходите прошлое, не актуализируясь в памяти, в то время как новые стереотипы еще не сформированы: характерно, что такие «рыночные» черты как активность или инициативность вообще не упомянуты ни одним участником опроса, их не относят к чертам «модальной личности», но в то же время около 3% респондентов включили в свой образ русского человека — пассивность, нерешительность и бездействие.

Впрочем, следует заметить, что такие качества как «активность», «предприимчивость», «инициативность» вообще слабо актуализируются в системе стереотипов, даже в оценке других народов (в среднем их упоминает не более 5%). Не потому ли, что национальное самосознание считает эти свойства не очень существенными?

Каждый четвертый участник опроса включил в число модальных свойств русского человека развернутые социальные характеристики, в частности, «увлекаемость политическими мифами», «веру в доброго царя» и т. п. 10,4% респондентов сочли типично русской чертой —«широту души», которая полностью отсутствует в оценивании других народов. Это многоликий и достаточно неопределенный национальный автостереотип представляет собой как бы оборотную, но светлую сторону пресловутого «авось», о котором вспомнили 2,4% опрошенных. За широтой души, порожденной необъятными пространствами, подчас скрывается отсутствие рационального «просчета» конкретной ситуации, склонность положиться на судьбу, т. е. фатализм.

Вообще нельзя не заметить, что в отличие от социальных «маркеров» других народов, лаконично сформулированных в виде отдельных характеристик общественного поведения, «себя» мы в этом отношении предпочитаем определять развернутыми метафорами или иносказаниями.

«Мы» подсознательно чувствуем противоречивость русской натуры, которая проступает сквозь призму таких, к примеру, определений: «сочетание гонора и раболепия», «терпимы и нетерпимы одновременно», «разобщены, способны на единение только в трудную минуту», «или все, или ничего» и т. п.

Все эти качества, возможно, и составляют «загадку русской души», ее непредсказуемость, с которой русские как будто и смирились, сохраняя эти «неудобные» для нормальной, в европейском смысле, жизни противоречия в системе своих модальных автостереотипов. Что же касается других народов, то некоторую загадочность «мы» склонны видеть в одних только французах (см. таблицу).
Таблица 1

«Образы» национального характера. (10 модальных стереотипов в порядке предпочтилъности)
русский чеченец француз немец американецдобрый злой любвеобильный аккуратный патриот

терпеливый агрессивный жизнелюб пунктуальный деловой

гостеприимный религиозный веселый педант свободолюбивый трудолюбивый жестокий элегантный расчетливый расчетливый

ленивый мстительный общительный трудолюбивый практичный

дружелюбный гордый изысканный умный целеустремленный

широта души националист утонченный экономный трудолюбивый

патриот вспыльчивый модный бережливый общительный

доверчивый злопамятный улыбчивый точный веселый

открытый воинственный любитель прекрасного чистоплотный раскованный
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   30

Похожие:

Учебное пособие. Спб, 1999 введение 1 часть первая. Этничность и общество 3 глава первая. В поисках предмета 3 о границах предметной области 3 iconЗапертый в Клетке. Часть Первая (из Трех). Множество ретроспектив....

Учебное пособие. Спб, 1999 введение 1 часть первая. Этничность и общество 3 глава первая. В поисках предмета 3 о границах предметной области 3 iconЗигмунд Фрейд Введение в психоанализ «З. Фрейд. Введение в психоанализ»:...
Оригинал: Sigmund Freud, “Vorlesungen zur Einfuhrung in die Psyhoanalyse und Neue Folge”
Учебное пособие. Спб, 1999 введение 1 часть первая. Этничность и общество 3 глава первая. В поисках предмета 3 о границах предметной области 3 iconУчебное пособие для учащихся
Н. Л. Моргунова (глава I), С. А. Попов (глава II), Ю. С. Зобов (главы Ш, V § 1, 2, 3, 5), П. Е. Матвиевский (глава IV), Ю. П. Злобин...
Учебное пособие. Спб, 1999 введение 1 часть первая. Этничность и общество 3 глава первая. В поисках предмета 3 о границах предметной области 3 iconДаниил Хармс. Глава первая Глава вторая Глава третья Глава четвёртая...

Учебное пособие. Спб, 1999 введение 1 часть первая. Этничность и общество 3 глава первая. В поисках предмета 3 о границах предметной области 3 iconJohann Wolfgang von Goethe
Фауст. Первая часть трагедии. Первая часть «Фауста» печатается без «Посвящения», «Театрального вступления» и «Сна в Вальпургиеву...
Учебное пособие. Спб, 1999 введение 1 часть первая. Этничность и общество 3 глава первая. В поисках предмета 3 о границах предметной области 3 iconКнига первая (А) глава первая
И дети первое время называют всех мужчин отцами, а женщин матерями и лишь потом различают каждого в отдельности
Учебное пособие. Спб, 1999 введение 1 часть первая. Этничность и общество 3 глава первая. В поисках предмета 3 о границах предметной области 3 iconКнига первая глава первая
И дети первое время называют всех мужчин отцами, а женщин матерями и лишь потом различают каждого в отдельности
Учебное пособие. Спб, 1999 введение 1 часть первая. Этничность и общество 3 глава первая. В поисках предмета 3 о границах предметной области 3 iconКнига первая часть первая
Охватывает; без постижения существования невозможно постичь истину
Учебное пособие. Спб, 1999 введение 1 часть первая. Этничность и общество 3 глава первая. В поисках предмета 3 о границах предметной области 3 iconОстров Англия", глава 16: "
Покупка Луизианы («Острова», часть первая: "Остров Англия", глава 16: "Париж,весна 1803 года"; А. Баранов, 2002 г. (фрагмент)
Учебное пособие. Спб, 1999 введение 1 часть первая. Этничность и общество 3 глава первая. В поисках предмета 3 о границах предметной области 3 iconМетафизика книга первая глава первая
И причина этого в том, что зрение больше всех других чувств содействует нашему познанию и обнаруживает много различий [в вещах]
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница