С. Г. Банных космос природа общество


НазваниеС. Г. Банных космос природа общество
страница4/11
Дата публикации10.03.2013
Размер2.06 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > География > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

^ Очерк 2. ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ ОБЩЕСТВЕННЫХ ЯВЛЕНИЙ КОСМИЧЕСКИМ ФАКТОРОМ

По общепринятому мнению, идеи космизма, в той или иной степени, присутствуют в трудах большинства русских мыслителей. Отечественные философы стремились к установлению строго доказуемых истин не для избранных народов или наций, а для всех мыслящих людей.

Анализируя природу вселенского бытия, К.Э. Циолковский, А.Л. Чижевский, В.И. Вернадский и многие другие пытались вскрыть внутреннюю взаимосвязь, ту причину, которая образует мир как целое.

В русской космологической школе стремление к цельному познанию и острое чувство реальности тесно сочетаются с верой во все многообразие опыта, как научного, так и более утонченного, интуитивного, дающего возможность глубже проникнуть в строение бытия. Русские философы доверяют интуиции, нравственному и эстетическому опыту, указывающим нам высочайшие цели, но, прежде всего, они опираются на научную причинность, которая устанавливает связь человека с миром и космосом.

Главная задача русских космистов заключается в том, чтобы разработать теорию о мире как едином целом, которая бы опиралась на все многообразие опыта. Сциентистский, или естественнонаучный опыт дает нам наиболее важные данные для решения этой задачи. Только благодаря научной причинности, реализованной в космизме, мы можем придать нашему миросозерцанию окончательную завершенность и раскрыть сокровенный смысл вселенского существования. Философия, принимая во внимание этот опыт, неизбежно становится космизмом.

Многие русские мыслители посвятили всю свою жизнь разработке всеобъемлющих космологических учений. Космические идеи как выражение проблем причинности наиболее плодотворно нашли свое отражение в работах основоположника русского естественнонаучного космизма К.Э. Циолковского (1857–1935 гг.).

Будущий ученый родился в Рязанской губернии в семье лесничего. В начале 1867 г. он простудился и в результате болезни почти полностью потерял слух. Из-за глухоты ему пришлось оставить учебу в Вятской гимназии и учиться самостоятельно.

В 1879 г. К.Э. Циолковский сдал экстерном экзамены на звание уездного учителя математики и начал свою преподавательскую деятельность. Уже в эти годы он проявлял интерес к проблемам космоса, и первой его работой в этой области явилось “Свободное пространство” (1883 г.).

С 1892 г. К.Э. Циолковский переехал в Калугу, где преподавал сначала в реальном, затем в женском епархиальном училище. Увлекался “звездопла-ванием”, теоретические проблемы которого изложил в знаменитой на весь мир работе “Исследование мировых пространств реактивными приборами” (1903 г.). Начиная с 90-х гг., К.Э. Циолковский создал труды, посвященные мировоззренческим проблемам: “Этика или естественные основы нравственности” (1903 г.), “Нирвана” (1914 г.), “Монизм Вселенной” (1925 г.) и др.

Русский мыслитель К.Э. Циолковский обосновал применение реактивного принципа для полетов в мировом пространстве и создал новое научное направление – ракетодинамику и астронавтику, став тем самым “отцом” русской космонавтики.

Наряду с научно-техническими аспектами освоения космоса К.Э. Циолковский в философско-художественных эссе (отчасти изданных в Калуге самим автором, а главным образом хранившихся до недавнего времени в архиве ученого) разрабатывал “космическую” философию и “астросоциоло-гию” – монизм, противопоставляемый им как религиозному дуализму духа и тела, так и “пессимистическому” материализму, не отвечающему, по мнению ученого, на вопрос о казуальности Вселенной. Исходя из причинности явлений, жизненной чувствительности и одушевленности всех форм и ступеней материи, К.Э. Циолковский строил свою монистическую доктрину вокруг идеи “атома” – бессмертного элементарного существа, которое переживает различные судьбы, путешествуя из одного конгломерата или организма к другому.

В статье “Космическая философия”, написанной в 1935 г., опубликованной только в 1981 г. в книге “Русский космизм”, К.Э. Циолковский пишет: “Иные думают: мы имеем годы жизни и дециллионы лет небытия! Не есть ли это, в сущности, небытие, так как бытие в массе небытия незаметно и то же, что капля в океане воды!”

Но дело в том, как пишет К.Э. Циолковский, что небытие не отмечается временем и ощущением. Поэтому причинный ряд принимает вид пунктирной линии, но не прерывается, ибо время необратимо и составляет как бы рамки для причинно-следственной связи, это казуальная структура Вселенной. И кусочек материи подвержен бесчисленному ряду жизней, хотя и разделенных громадными промежутками времени, но сливающихся субъективно в одну непрерывную и, делает вывод К.Э. Циолковский, прекрасную жизнь.

Отсюда же вытекает космическая этика К. Циолковского: обмен атомами в космосе принуждает все разумные существа к нравственной круговой поруке и к заботе о мировом целом, где атомы рассеиваются и курсируют после исчезновения их обладателя.

“Мы сомневаемся всюду распространенной жизни”, – пишет К.Э. Циолковский. Конечно, на планетах нашей системы возможно если не отсутствие жизни, то ее примитивность, слабость,... как находящейся в особенно неблагоприятных условиях температуры вещества. Но млечные пути, или спиральные туманности, имеют каждые миллиарды светил. У каждого из них множество планет, и хотя один из них имеет планету благоприятных условий. Значит, по крайней мере, миллион миллиардов планет имеют жизнь и разум не менее совершенные, чем наша планета.

К.Э. Циолковский прежде всего антропокосмист. Вечную философскую проблему “человек и космос” он переводит на новый уровень, поскольку у русского ученого человек превращается в активную силу, преодолевающую земные границы и воздействующую на космос. Он считает, что человек взаимосвязан с космической жизнью Вселенной, человеческая цивилизация зависит от эволюции космоса. В неопубликованной работе “Необходимость космической точки зрения” он пишет: “Судьба существа зависит от судьбы Вселенной. Поэтому всякое разумное существо должно проникнуться историей Вселенной. Необходима такая высшая точка зрения”. Применяя космические пространственно-временные масштабы к человечеству, К.Э. Циолковский считает, что, хотя по сравнению с вечным космосом человечество молодо и только начинает свое развитие, хотя в силу земных законов бытия оно с той же необходимостью, как оно возникло, должно погибнуть, связь человека с космосом, освоение новых видов вещества и энергии откроет ему выход в космос и, следовательно, путь к непрерывному прогрессу и бессмертию. “Солнце еще просуществует как источник жизни биллионы лет, – пишет ученый, – и человечеству предстоит в этот невообразимый период идти вперед и прогрессировать – в отношении ума, тела, нравственности, познания и технического могущества. Впереди его ждет нечто блестящее, невообразимое”.

Объективным добром “космическая этика” К.Э. Циолковского признает процессы усложнения и стратификации во Вселенной, поскольку блаженство атомов обеспечивается их пребыванием в сложных, благоустроенных организмах. “Грядущие тысячи и миллионы лет усовершенствуют природу человека и его общественную организацию. Человечество обратится как бы в одно могущественное существо под управлением своего “президента”, – считает он.

Современное состояние космоса свидетельствует, полагает ученый, о торжестве творческих, антиэнтропийных сил жизни и разума над уравнительными, энтропийными тенденциями и над тягой материи к абсолютной организации, что означает “тепловую смерть”. С этой точки зрения космологический прогресс предстает у Циолковского как ряд циклических усовершенствований бытия. Разумные существа, населяющие, по Циолковскому, Вселенную, давно наладили благополучный ход космической эволюции, а Земля с ее муками биологического и социального становления оставлена ими как своего рода заповедник для естественного обновления жизненных форм, и участь Земли исключительна. “Могущественному населению высшей планеты каждой солнечной системы будут доступны не только планеты этой системы, но и все околосолнечное пространство. Оно эксплуатируется на пользу населения, как и вся солнечная энергия. Население рассеивается по всему околосолнечному пространству. Объединению подлежит не только каждая планета, но и вся их совокупность и все эфирное население, живущее вне планет и в искусственных жилищах. Итак, после объединения каждой планеты неизбежно настанет объединение каждой солнечной системы.

Могущество их так велико, что они общаются между собой не только особыми телеграммами, но и лично, непосредственно, как знакомые. Тысячи лет требуются для этого путешествия, но и тысячи лет живут иные жители солнечных систем, ибо миллиарды лет грядущего развития любой планеты дадут населению каждой и неопределенно долгую жизнь.

Образуется союз ближайших солнц, союз союзов и т.д., где предел этим союзам – трудно сказать, так как Вселенная бесконечна”.

К.Э. Циолковский был энтузиастом и идеологом космического расселения человечества в Солнечной системе и других звездных мирах. В отдаленном будущем предполагалась полная биохимическая перестройка обитателей Земли (“По истечении тысячи миллионов лет ничего несовершенного, вроде современных растений, животных и человека, на Земле уже не будет. Останется одно хорошее, к чему неизбежно приведет разум и его сила”.) и превращение их в разумные “животно-растения”, непосредственно перерабатывающие солнечную энергию; таким образом, носители разума в будущем максимально эмансипируются от среды обитания.

К.Э. Циолковский считал, что существует как минимум три фактора увеличения потенциала бессмертия человеческой цивилизации. Это научно-технический прогресс, расширенное воспроизводство разумных существ и расселение их в космосе, объединение космической цивилизации в одно целое. С того момента, когда человек начнет реализовывать эти факторы своего существования, “не природа будет играть и распоряжаться им, а он природой”, – резюмировал ученый в неопубликованной работе “Этика, или Естественные основы нравственности” (1903 г.). Другими словами, во-первых, человечество призвано глобально и бесконечно совершенствовать космическую природу при одновременном вечном самосовершенствовании, во-вторых, быть в этом процессе активным началом.

К.Э. Циолковский различал земное и космическое существование человечества: земное – это его “младенческое состояние”, а космическое бытие человечества – совершенно иное, высшее его состояние. Если Коперник разрушил представление об исключительности Земли во Вселенной, то К.Э. Циолковский своей знаменитой формулой “человечество не останется на Земле” (1911 г.) продолжил эту традицию.

В начале ХХ в. космические идеи в русской философии выдвигались и русским ученым-космистом А.Л. Чижевским (1897–1964 гг.). Родился будущий ученый 26 января в местечке Цехановец Гродненской губернии. Учился и закончил Московский археологический институт (1917 г.) и Московский коммерческий институт (1918 г.), был в 1918–1922 гг. вольнослушателем физико-математического и медицинского факультетов Московского университета. В 1917 г. А.Л. Чижевским была защищена магистерская диссертация “Русская лирика XVIII века”, а уже через год на историко-филологическом факультете Московского университета он успешно защищает диссертацию “Исследование периодичности всемирно-исторического процесса” на степень доктора всеобщей истории. В 1922 г. получает звание профессора археологического института в Москве. В 1917–1927 гг. преподавал в Московском университете и археологическом институте. В 1922–1924 гг. был консультантом Биофизического института. К 1924 г. было готово 900-страничное исследование, но издано было в Калуге лишь краткое извлечение из него под названием “Физические факторы исторического процесса”, вызвавшее противоречивые отклики. К.Э. Циолковский выступил в калужской газете с благожелательной рецензией в адрес молодого ученого, создавшего “новую сферу человеческого знания” – космо-гелиобиологию, в которой показал зависимость всех функций живого от состояния космоса и процессов на Солнце. В 1924–1931 гг. А.Л. Чижевский работал в лаборатории зоопсихологии Главнауки и Наркомпроса. В 1931 г. назначен директором созданной им Центральной научно-исследовательской лаборатории ионификации.

Если в 1920 г. в СССР теории А.Л. Чижевского воспринимались как новые футуристические проекты зарождающейся советской науки, в 30-е годы это отношение изменилось, ревизионизм затронул и научную сферу. Его идеи стали расценивать как “материалистическую маскировку” мистицизма, ибо выводы о зависимости социальных процессов от космического фактора не вписывались в теорию классовой борьбы.

Совершенно иначе восприняло идеи А.Л. Чижевского международное сообщество. В 1939 г. его избрали одним из почетных президентов первого Международного конгресса по биологической физике и космической биологии в Нью-Йорке. “Гениальные по новизне идеи, по широте охвата, по смелости синтеза и глубине анализа труды поставили профессора Чижевского во главе биофизиков мира и сделали его истинным Гражданином мира, ибо труды его – достояние человечества”, – так говорилось в специальном меморандуме, принятом на конгрессе. Его называли “Леонардо да Винчи двадцатого века”, биофизики мира выдвинули А.Л. Чижевского на соискание Нобелевской премии в области науки, однако учитывая положение СССР в 40-е гг. эта процедура не была доведена до конца.

Карьера ученого была прервана необоснованным арестом в январе 1942 г., в ходе следствия исчезло 150 папок с научными материалами, собранными ученым, пропал рукописный труд “Морфогенез и эволюция с точки зрения электронов” – результат кропотливейшей работы. Впереди были 15 лет лагерей и ссылки: 7 лет лагерей на Северном Урале, 8 лет поселения в Караганде. То, что в эти долгие и страшные годы Чижевский выжил, можно расценивать лишь как чудо, ведь он с детства не отличался крепким здоровьем, обладал необычайно тонкой нервной системой, реагировавшей на малейшие гео- и гелиовлияния. По его переписке, недавно вышедшей в свет, можно только предполагать, что его спасло “лагерное творчество” – стихи, живопись, скромное экспериментирование в медблоке, общение с другими “политическими”, среди которых было немало крупных ученых, воспоминания детства и необыкновенная сила духа. Реабилитирован ученый был спустя 5 лет после смерти Сталина, в 1958 г. С этого года он научный консультант лаборатории аэроионификации и кондиционирования воздуха, а с 1962 г. ее руководитель. Скончался он 20 декабря 1964 г.

Большая часть физико-химических процессов на Земле, по А. Чижевскому, представляет собой результат воздействия космических сил, которые всецело обусловливают жизненные процессы в биосфере. Более того, органический мир в каждый момент самым чутким образом отражает в себе перемены или колебания, имеющие место в космической среде. “Живое связано со всей окружающей природой миллионами невидимых, неуловимых связей – оно связано с атомами природы всеми атомами своего вещества. Каждый атом живой материи находится в постоянном непрерывном соотношении с колебаниями атомов окружающей среды – природы; каждый атом живого резонирует на соответствующие колебания атомов природы. И в этом воззрении сама живая клетка является наиболее чувствительным аппаратом, регистрирующим в себе все явления мира и отзывающимся на эти явления соответствующими реакциями своего организма” [ 123, с. 10].

“Итак, – пишет А.Л. Чижевский, – возникает основной вопрос: можем ли мы изучать организм как нечто обособленное от космотеллурической среды? Нет, – отвечает ученый, – не можем, ибо живой организм не существует отдельно, вне этой среды, и все его функции неразрывно связаны с нею” [Там же].

“Действительно, – продолжает он, – физические и химические процессы, происходящие в окружающей среде, вызывают соответствующие изменения в физико-химических, физиологических отправлениях живого организма, отражаясь на его сердечно-сосудистой, нервной деятельности, на его психике и, наконец, на его поведении. Так, колебание атмосферного давления, степень влажности воздуха, температура, количество солнечного света и т.д. вызывают колебания в состоянии многих функций нашего организма, нашего нервного тонуса, в той или иной степени и, в конце концов, отражаясь на нашем поведении. Бесконечно велико количество и бесконечно разнообразно качество физико-химических факторов окружающей нас со всех сторон среды – природы. Мощные взаимодействующие силы исходят из космического пространства. Солнце, Луна, планеты и бесконечное число небесных тел связано с Землею невидимыми узами. Движение Земли управляется силами тяготения, которые вызывают в воздушной, жидкой и твердой оболочках нашей планеты ряд деформаций, заставляют их пульсировать, производят приливы. Положение планет в Солнечной системе влияет на распределение и напряженность электрических и магнитных сил Земли” [Там же, с. 12].

Таким образом, кроме географической оболочки Земли в понятие “среды” как детерминанты биологической и социальной форм организации материи А.Л. Чижевский включает космическое пространство – факт принципиальной мировоззренческой значимости. Отсюда следует вывод, что развитие органического мира на нашей планете не автохонный, замкнутый исключительно на самом себе, процесс, а результат комплексного действия земных и космических сил, из которых вторые являются главными.

“Но наибольшее влияние на физическую и органическую жизнь Земли, – пишет А.Л. Чижевский, – оказывают радиации, направляющиеся к Земле со всех сторон Вселенной. Они связывают наружные части Земли непосредственно с космической средой, роднят ее с нею, постоянно взаимодействуют с нею, а потому и наружный лик Земли, и жизнь, наполняющая его, являются результатом творческого воздействия космических сил. А потому и строение земной оболочки, ее физикохимия и биосфера являются проявлением строения и механики Вселенной, а не случайной игрой местных сил” [Там же].

А.Л. Чижевский с помощью медико-статистических исследований установил синхронность долгопериодических колебаний вспышек и угасаний разного рода эпидемий и колебаний солнечной активности, которая в среднем кратна одиннадцатилетнему циклу. Его исследования динамики природы в космическом измерении позволили выделить долгопериодичные (60, 35 лет и 11,1 г.), среднепериодичные и краткопериодичные колебания активности Солнца и биосферы, а также спорадические и резонансные влияния космоса, которые затем были подтверждены экспериментально и ныне признаны естественными науками о человеке, его биологическом и социальном здоровье.

“Радиации представляют собой, – пишет А.Л. Чижевский, – прежде всего электромагнитные колебания различной длины волн и производят световые, тепловые и химические действия. Проникая в среду Земли, они заставляют трепетать им в унисон каждый ее атом, на каждом шагу они вызывают движение материи и наполняют стихийной жизнью воздушный океан, моря и сушу. Встречая жизнь, они отдают ей свою энергию, чем поддерживают и укрепляют ее в борьбе с силами неживой природы. Органическая жизнь только там и возможна, – утверждает А.Л. Чижевский, – где имеется свободный доступ к космической радиации, ибо жить – это значит пропускать сквозь себя поток космической энергии в кинетической ее форме” [Там же].

Заслуживает внимания также вывод А.Л. Чижевского о наличии взаимодействия различных составляющих биосферы между собой. Он считал, что подобно тому, как сложная совокупность метеорологических явлений воздушного океана представляет собой органическое целое, так и еще более сложная система биологических феноменов Земли должна рассматриваться как нечто органически взаимосвязанное. Любые местные нарушения не могут не отразиться на ходе общих процессов этого целого, но рано или поздно, в том или ином звене, наступает компенсаторный процесс, стремящийся вернуть равнодействующие всех сил к норме. Эти наблюдения предостерегают от упрощенных толкований гелиобиологических проявлений солнечно-земных связей. Влияние уровня солнечной активности на жизненный тонус макро- и микробиосферы, по А.Л. Чижевскому, сказывается не только на долгопериодичных колебаниях, но и на кратковременных, спорадических импульсах в жизнедеятельности любой биосистемы, особенно в моменты повышенной солнечной активности, характеризующейся наибольшей напряженностью как физико-химического состояния среды, так и функционирования организмов. Этим, по А.Л. Чижевскому, объясняются разного рода девиации в жизни людей – нервные срывы, аномальные психические реакции, патологические всплески в социальном поведении и т.д. Он был убежден, что мы лишь отчасти приблизились к пониманию той огромной роли, которую играет солнечная радиация в органической жизни Земли. “Люди и все твари земные, – пишет ученый, – являются поистине “детьми Солнца”, созданием сложного мирового процесса, имеющего свою историю, в котором наше Солнце занимает не случайное, а закономерное место наряду с другими генераторами космических сил” [Там же, с. 14].

Несомненно, что глобальным возбудителем жизнедеятельности Земли является излучение Солнца, весь его спектр, начиная от коротких – невидимых – ультрафиолетовых волн и кончая длинными – красными, а также все электронные и ионные потоки. Они служат “передатчиками состояния” и заставляют каждый атом поверхностных оболочек Земли резонировать созвучно тем вибрациям, которые возникли на центральном теле нашей системы. В великом разнообразии проявлений этого резонанса, где наша мысль тонет в беспредельности форм, красок и звуков, мы мало-помалу научились понимать связность и общность разрозненных явлений и представлять их в единой синтетической картине жизни солнечно-земного мира. Великолепие северных сияний, цветение розы, творческая работа, мысль – все это, по мысли А. Чижевского, проявления лучистой энергии Солнца.

Наука уже точно знает, что возникновение жизни на Земле главным образом обязано солнечной энергии.

Однако не только при помощи фотосинтеза или термических явлений, полагает ученый, Солнце осуществляет свое влияние на жизнь Земли, особое влияние на живые организмы оказывают некоторые части солнечного спектра. В понимании этого явления наука только начала прокладывать свои пути. И несомненно, что гениальные предвидения ученого, еще в 1928–1929 гг. получившего доказательство данного явления, ставят его в один ряд с величайшими учеными ХХ в.

Еще в 30-е гг. А.Л. Чижевский был убежден, что при помощи прогнозов суточных и месячных колебаний деятельности Солнца можно предвидеть нежелательные явления в биосфере и социальной сфере, путем тех или иных профилактических мер избегать их опасных последствий. “Мы привыкли придерживаться грубого и узкого антифилософского взгляда на жизнь как на результат случайной игры только земных сил. Это, конечно, неверно; жизнь, как мы видим, в значительно большей степени есть явление космическое, чем земное. Она создана воздействием творческой динамики космоса на инертный материал Земли. Она живет динамикой этих сил, и каждое биение органического пульса согласовано с биением космического сердца – этой грандиозной совокупности туманностей, звезд, Солнца и планет”, – таков основной вывод ученого [Там же].

Русский космист одним из первых показал, что развитие биосферы протекает под непосредственным воздействием физических факторов космоса и что космические ритмы влияют на процессы в живой природе на всех уровнях организации биологических систем – от индивидуальных организмов до популяций и этносов. Ученый установил корреляцию между циклами деятельности Солнца и целым рядом явлений в биосфере, в том числе миграциями животных, эпидемиями, пандемиями, эпизоотиями и т.д. А.Л. Чижевский еще в 1915–1916 гг. начал изучение физических воздействий внеземного происхождения на возникновение, распространение на Земле и интенсивность таких явлений, как эпидемии, а также на динамику ряда процессов в социосфере. Результаты этих исследований были представлены в книге “Физические факторы исторического процесса” (1924 г.).

В ней он утверждает, что существует “предрасположение к поведению человеческих масс в зависимости от степени энергетической деятельности Солнца”. Этот раздел своего учения он назвал гелиотараксией, а зависимость социальных процессов от солнечной активности считал основным законом этой отрасли знаний.

А.Л. Чижевский по праву считается основателем космической биологии, изучающей зависимость всех функций живого от деятельности Солнца и состояния космоса. Резкое усиление солнечных потоков через воздействие на нервную и гормонально-эндокринную систему индивидуальных организмов приводит к повышенной коллективной возбудимости, вспышкам агрессии и экстремальному поведению. Поскольку нервно-психическая система человека чутко реагирует на изменение солнечной активности, эти изменения отражаются и на психической возбудимости человеческих коллективов, повышая или понижая их реактивность.

Вот как это описывал А.Л. Чижевский: “В 1915 г. я впервые поставил вопрос: в какой мере зависит живая клетка в своей физиологической жизни от притока космических радиаций и от тех колебаний или изменений, которым подвержено солнечное излучение?... Статистические исследования с несомненностью показали, что в те годы, в те месяцы и недели, когда электромагнитная и радиоактивная деятельность Солнца увеличивается, на Земле, на разных ее материках, в различных странах, увеличивается также число массовых феноменов, например, заболеваний, смертности от разных причин и др. Изучение такого влияния могло быть осуществлено только при условии большого числа статистических данных, в то время как наблюдения за отдельными индивидами не могли дать ничего верного в этом направлении. В ходе исследований были обнаружены замечательные соответствия между солнечными и земными феноменами” [123, с. 15].

По теории А.Л. Чижевского, “бомбардировка” Земли солнечными агентами переводит потенциальную нервную энергию больших групп людей в кинетическую, неудержимо и бурно требующую разрядки в движении и действии. Все эти проявления, по сути, очень схожи со вспышками пассионарности в теории этногенеза Л.Н. Гумилева, где описывается непреодолимое желание пассионариев к действиям, как правило, связанное с риском для жизни – “антиинстинкт”, так его назвал Л.Н. Гумилев. А.Л. Чижевский высчитал, что в период минимальной солнечной активности наблюдается 5% массовых социальных движений, а во время максимума – 60%. Все крупнейшие мировые социальные катаклизмы приходятся на годы активности Солнца. Пока нет такой корреляции по вспышкам пассионарности, но их совпадение, скорее всего, весьма вероятно.

В то же время мы знаем, что периодическая деятельность Солнца – процесс неоднозначный. Есть веские основания полагать, что этот процесс находится в определенной зависимости от размещения планет солнечной системы в пространстве, от их расположения по отношению друг к другу и к Солнцу. Но и это еще не предел причинной цепочки взаимовлияния макромира. Вся Солнечная система является частью системы звезд нашей Галактики. Вполне вероятно, что активность Солнца и биологические явления на Земле суть эффекты одной общей причины – великой электромагнитной жизни Вселенной.

А.Л. Чижевский писал: “Статистически мною было установлено, что солнечная активность оказывает непосредственное влияние на сердечно-сосудистую, нервную и другие системы человека, а также на микроорганизмы... Но это только начало науки, ... мы еще очень далеки от вскрытия тонких деталей, которые, несомненно, существуют в сложном комплексе влияния космической среды на человека” [123, с. 15]. И, продолжая его гениальное предвидение, можно сказать, что в этих причинах и есть разгадка пассионарных взрывов этногенеза Л.Н. Гумилева.

Действительно легко это доказать, если вспомнить, что даже небольшое изменение в температуре нашего Солнца должно было бы повлечь сказочные, невероятные изменения во всем органическом мире. А таких важных факторов, как температурный, очень много: космическая среда несет нам сотни различных, постоянно изменяющихся и колеблющихся время от времени сил. Одни электромагнитные радиации, идущие от Солнца и звезд, могут быть разделены на очень большое число категорий, отличающихся одна от другой длиной волны, количеством энергии, степенью проницаемости и многочисленными другими свойствами. Корпускулярные, радиоактивные излучения, космическая пыль, газовые молекулы, которыми наполнено все пространство мира, являются также могущественными создателями земной жизни и вершителями ее судеб. Изменение некоторых качеств космической или проникающей радиации могло бы мгновенно уничтожить всякую жизнь на Земле или до неузнаваемости изменить ее формы. Ультрафиолетовые лучи Солнца с короткой длиной волны могли бы губительно повлиять на всю биосферу, если бы они не задерживались ничтожной толщины слоем озона в верхних областях атмосферы.

Итак, А.Л. Чижевский исходил из того, что физические поля планеты и ее окружение должны учитываться в числе основных причин, влияющих на состояние биосферы, от одноклеточных организмов до биосферной целостности. Он впервые увидел общемировой пульс, великую динамику природы в ее космическом измерении, различные части которой созвучно резонируют одна с другой. Эта точка зрения в течение десятилетий встречала сопротивление со стороны традиционно мыслящих естествоиспытателей и философов. Но после смерти ученого была признана целесообразность дальнейшего развития его идей и всестороннего изучения его научного наследия.

А.Л. Чижевский выявил следующие детерминанты: материя обусловлена категорией времени, жизнь – ритмом, а человеческое общество – темпом. Человек же, “плавая в утлом челне”, представляет мир “хаотическим и беззаконным существом. Но стоит ему подняться высоко над бурной поверхностью, как картина, обозреваемая им, совершенно изменяется, – писал ученый, – шум и смятение больше не тревожат его, и с высоты он видит, как величественно и равномерно движутся громады волн, то поднимаясь, то опускаясь, в движении этом он отмечает строгую гармонию” [123, с. 28].

Таким образом, работы А.Л. Чижевского явились важной вехой в развитии космической причинности, ибо он расширил диапазон исследований до уровня “космос – биосфера – социосфера”. Главная его заслуга – открытие тотального влияния солнечной активности на динамику жизнедеятельности в биосфере, в том числе стихийно-массовые явления в человеческом обществе.

Впервые среди ученых, исследовавших детерминанты социума, понятие “среда” трактуется не просто как непосредственные географические условия (реки, ландшафт, климат и т.д., и т.п.), а как планетарные условия в единстве с космосом. Жизнь – явление в большей степени космическое, нежели земное, как полагал А.Л. Чижевский. Поэтому человек отражает все колебания среды – географических условий планеты и космоса – синхроннопериодически, спорадически, резонансно. Поведение этносов, обществ отзывчиво на влияние космоса, особенно, как мы полагаем, на излучение Солнца. Это позволяет утверждать, что история человечества детерминирована развитием Солнца. Соответственно можно расширить понятия среды и ее (благоприятных и неблагоприятных) детерминант, выявить закон о “космичности пульса природы и человека” как всеобщий и объективный процесс. Сам А.Л. Чижевский не претендовал на философское осмысление открытых и исследованных им явлений, однако его творчество должно быть отнесено к величайшим философским вершинам. Им, по сути, создана оригинальная парадигма философского знания – космобиологический взгляд на всю совокупность природных, человеческих и этнических процессов и явлений.

И наконец, наиболее плодотворной, отвечающей современному уровню развития науки является ноосферная парадигма В.И. Вернадского.

В.И. Вернадский родился 12 марта 1863 г. в семье петербургского профессора политэкономии И.В. Вернадского. После окончания гимназии он поступил на физико-математический факультет, который успешно окончил в 1885 г.

Главным своим учителем В. Вернадский считал В.В. Докуча-
ева (1846–1903 гг.), основателя генетического почвоведения, который в своем фундаментальном труде “Русский чернозем” первым доказал, что почва есть “естественно-историческое, вполне самостоятельное тело”, продукт жизнедеятельности растительных и животных организмов. Это был ученый-учитель, умевший мечтать и передавать ученикам свою мечту о новом, синтетическом естествознании, которое соединит в единую систему живую и неживую природу. Его мечта определила генеральное направление научного творчества В.И. Вернадского.

В 1890 г. В.И. Вернадский начал преподавать в звании приват-доцента. В 1891 г. он защитил магистерскую, а в 1897 г. – докторскую диссертацию. С 1898 по 1911 гг. он профессор минералогии и кристаллографии Московского университета. Однако в 1911 г. вместе со многими другими коллегами он покинул университет в знак протеста против репрессивных мер правительства, ограничившего автономию этого вуза. С 1906 г. ученый начал работать в Академии наук, и в 1912 г. был избран академиком. Он единственный участвовал в работе сразу трех академических отделений: химического, геолого-минералогического и физико-математического. С расширением круга научных интересов и исследований В.И. Вернадский особую заботу проявляет о создании научных центров, учреждений, комиссий и проведении ежегодных научных экспедиций в различные районы страны. Ученый стал инициатором создания и руководителем ряда академических комиссий: радиевой (1910 г.), по изучению производительных сил России (1915 г.), по истории науки, философии и техники (1921 г.), по изотопам (1939 г.), по урану (1940 г.). В 1921 г. он участвовал в создании Радиевого института, в 1927 г. организовал в Академии наук отдел живого вещества, преобразованный с 1929 г. в первую в мире Биогеохимическую лабораторию. В. Вернадский был организатором и первым президентом Украинской академии наук (с 1919 г.), членом Чехословацкой (1926 г.) и Парижской (1928 г.) Академий.

В 1922–1929 гг. ученый активно работал в крупных научных центрах и библиотеках мира, сотрудничал с выдающимися зарубежными научными деятелями: Г. Дришем, Э. Геккелем, П. Тейяр де Шарденом, А. Бергсоном, Э. Резерфордом, М. Кюри, Ф. Жолио-Кюри и другими. Общение с представителями мировой науки позволило ему находиться в центре передовых философских и научных исследований. Кроме того, с уверенностью можно говорить о В. Вернадском как основателе научной школы, его замечательными учениками, последователями и соратниками стали А.Е. Ферсман, А.П. Виноградов, Д.И. Щербаков, К.А. Власов, К.А. Ненадкевич, В.Г. Хлопин, Б.Л. Дичков и др.

К 1929 г., времени возвращения В.И. Вернадского из Парижа, Академия наук теряет свою самостоятельность, она заполняется так называемыми “красными академиками”, внедренными для сохранения “чистоты” науки. В. Вернадский стал одной из первых их мишеней; “философские комиссары” – от И. Презента до А. Деборина – сделали из него “знамя всех реакционных сил”; его обвинили в витализме, мистицизме, антиматериализме и т.д. “Варваризация” жизни и культуры, упадок науки угнетали его, но он морально и материально помогал ссыльным коллегам, протестовал и ходатайствовал об их освобождении перед властями, размышлял над происходящим. Его неоднократно приглашали к себе сын Георгий (профессор истории Йельского университета в США) и дочь (врач-психиатр в Праге). Но с 1938 г. он по милости властей стал “невыездным”. Лишь дневники и переписка с самыми близкими друзьями свидетельствуют о его неприятии “социалистической схоластики”, “морального и умственного гнета”. Он с горечью писал о Родине, которая стала одним из центров “насилия над человечностью”. Очевидно, В.И. Вернадского не постигла судьба многих тысяч других ученых, уничтоженных в ГУЛАГе, лишь по той причине, что он стоял во главе Радиевого института и был председателем комиссии по изучению тяжелой воды; т.е. работал именно в той области науки, которая стыковалась со стратегическими интересами государства.

Годы войны ученый провел в Боровом в Казахстане, где составил хронику своей жизни, историю зарождения и развития основных своих идей и дел. Его последняя статья “Несколько слов о ноосфере” в концентрированном виде выражает то, что он сделал в науке. Умер он, как и его отец, от кровоизлияния в мозг 6 января 1945 г. в Москве и похоронен на Новодевичьем кладбище. Лишь через четверть века с лишним стали выходить его книги, переписка, дневники.

В.И. Вернадский прожил долгую жизнь, захватил разные, весьма контрастные общественно-культурные эпохи, прошел сквозь резкие исторические разломы и повороты. При изучении его наследия поражает чрезвычайная бережность, внимание к чужой мысли, чужим научным достижениям и предвидениям. В.И. Вернадский скрупулезно прослеживает генеалогию важнейших идей, догадок, эмпирических обобщений и теорий. За этим встает и глубокая научная честность, и чувство живой причастности к единой когорте создателей мировой культуры, проходящей через поколения, века, народы. “Десятилетиями, целыми столетиями будут изучаться и углубляться его гениальные идеи, а в трудах его – открываться новые страницы, служащие источником новых исканий; многим исследователям придется учиться его острой, упорной и отчеканенной, всегда гениальной, но трудно понимаемой творческой мысли; молодым поколениям он всегда будет служить учителем в науке и ярким образцом плодотворно прожитой жизни”, – так писал о В. Вернадском его ученик – академик А.Е. Ферсман.

В.И. Вернадский – один из ярчайших представителей русского космизма. Вершинами его творчества в науке стали учения о биосфере и ноосфере – важнейших элементах современной научной картины мира. Его учение ознаменовало переход естествознания от аналитического этапа развития к синтетическому, породившему фундаментальные изменения в механике, физике, химии, биологии, геологии, астрономии. Сущность нового подхода к построению научной картины мира ученый сформулировал в фундаментальных обобщениях. В них говорится о существовании в науке двух типов мировоззрения, или научных картин мира, “двух синтезов космоса” – физического и натуралистического (по современной терминологии биосферного). В физической картине мира живое практически не принимается во внимание или рассматривается как более сложное проявление физико-химических закономерностей. Вместе с тем, В.И. Вернадский принципиально отвергает старый биологический подход, которым признавалось влияние среды на организм, но обратное воздействие организмов на формирование самой этой среды не признавалось.

Работы В.И. Вернадского по биогеохимии выдвинули на первое место понятие жизни как организованной многоуровневой совокупности живого в единстве со средой обитания. “Геохимия доказывает неизбежность живого вещества для этого круговорота всех элементов и тем самым ставит на научную почву вопрос о космичности, вселенности живого вещества” [18, с. 181]. “Живое вещество” – работа, не увидевшая свет полностью при жизни ученого. Она посвящена рассмотрению жизни как составляющей бытия, материи и энергии.

В.И. Вернадский разработал учение о биосфере. В буквальном переводе термин “биосфера” обозначает сферу жизни, и в таком смысле он впервые был введен в науку в 1875 г. австрийским геологом и палеонтологом Э. Зюссом. Однако задолго до этого под другими названиями, в частности, “пространство жизни”, “картина природы”, “живая оболочка Земли”, это понятие весьма широко бытовало в науке. Первоначально под биосферой понимали только совокупность живых организмов, обитающих на нашей планете. Иногда указывалось на связь живых организмов с географическими, геологическими и космическими процессами, но при этом чаще всего шла речь о зависимости живой природы от сил и веществ неорганической природы. Такова была трактовка термина и ее автором – Э. Зюссом – в книге “Лик Земли” (1909 г.).

Согласно В.И. Вернадскому в состав биосферы входят живое вещество, разнообразные неживые косные тела, а именно: атмосфера, горные породы, минералы и т.п., а также биокосные тела, а именно: почвы, поверхностные воды и т.д. Живое вещество по объему и весу составляет незначительную часть биосферы, но оно играет основную роль в геологических процессах, связанных с изменением облика нашей планеты. Поэтому живое вещество может развиваться только в рамках целостности биосферы. Живые организмы В.И. Вернадский считал функцией биосферы, ее геологической силой [Там же, с. 156]. Таким образом, в биосферной картине мира живое вещество понимается как основополагающая планетарно-космическая сила, способствующая организованности природных процессов.

Следующее обобщение, сформулированное ученым в ходе разработки своей теории, указывает на существование трех раздельных пластов реальности – космических просторов, атомных явлений и жизни, взятых как целостность, при всем резком отличии их пространственно-временных характеристик. Биосфера, по Вернадскому, это целостная биогеохимическая оболочка нашей планеты, развивающаяся по своим внутренним законам [Там же, с. 185]. Главным фактором, основной геологической силой, формирующей биосферу и ее системы, выступает живое вещество, осуществляющее многообразные геохимические и планетарно-космические функции [Там же, с. 245].

“Живое единое целое – монолит жизни – мир организмов биосферы по своим функциям и по положению в земной коре оказался двойственным. Существование большей части живого вещества, мира зеленых растений находится в зависимости лишь от косной материи; этот мир не зависим от других организмов. Зеленые растения сами могут вырабатывать вещества, необходимые для их жизни, пользуясь косными, с жизнью не связанными, химическими продуктами земной коры. Они заимствуют газы и водные растворы из окружающей среды и сами строят бесчисленные азотистые и углеродные соединения, сотни тысяч различные тел, входящих в состав их тканей” [Там же, с. 293]. По В.И. Вернадскому, “земные автотрофные растительные организмы образуют основу единого монолита жизни. Бесконечно различный мир грибов, миллионы видов животных, все человечество могут существовать только в силу биохимической работы зеленых растений. Эта работа возможна лишь благодаря врожденной способности этих организмов превращать излученную Солнцем энергию в химическую энергию” [Там же, с. 294].

Мысль, высказанная еще летом 1917 г. о том, что жизнь есть существенная составная часть мира, что она “всюдна” и “всегдашна”, что она обладает скоростью, давлением, сгущениями, существенно скорректировала, казалось бы, устоявшуюся научную картину мира в сторону биогеохимической компоненты. Новое мировоззрение о “геологической вечности жизни” на планете Земля отразило неожиданный натурально-онтологический взгляд на все в мире, даже на невиданные социальные потрясения, на события в тогдашней России. Этот взгляд на мир дал ученому силы пережить период тягчайших житейских испытаний в 1917–1921 гг. В сущности, это была вершина его творческой мысли, с высоты которой развертывалась затем теория биогеохимической эволюции на Земле и вне ее. В.И. Вернадский ввел понятие биогеохимической энергии; это свободная энергия, образуемая в результате жизнедеятельности природных организмов (живого вещества).

Итак, “в биосфере существует великая геологическая, быть может, космическая сила, планетное действие которой обычно не принимается во внимание в представлениях о космосе” [Там же, с. 288]. Однако действие этой силы на течение земных энергетических явлений глубоко и сильно и должно, следовательно, иметь отражение, хотя и менее сильное, но несомненное, и вне земной коры, в бытии самой планеты. Эта сила есть разум человека, устремленная и организованная воля его как существа общественного. Проявление этой силы в окружающей среде явилось в биосфере, одной лишь частью которой является человечество [Там же, с. 288].

Согласно В.И. Вернадскому, “человек неразрывно связан в одно целое с жизнью всех живых существ, существующих или когда-либо существовавших” [Там же, с. 291]. Однако в последние века человеческое общество все более выделяется по своему влиянию на среду, окружающую живое вещество. “Это общество становится в биосфере, т.е. в верхней оболочке нашей планеты, единственным в своем роде агентом, могущество которого растет с ходом времени со все увеличивающейся быстротой. Оно одно изменяет новым образом и с возрастающей быстротой структуру самых основ биосферы” [Там же, с. 288]. Оно становится все более независимым от других форм жизни и эволюционирует к новому жизненному проявлению [Там же, с. 288]. В.И. Вернадский подчеркивает особый род целостности биосферы: “Как бы далеко наша мысль или наши научные исследования ни уходили в геологическое прошлое Земли, мы констатируем то же явление существования в земной коре единого целого жизни, ее непрерывного и единого проявления. Мы видим жизнь, которая извека в своих неделимых погасает и вновь сейчас же зажигается” [Там же, с. 289].

С появлением человека разумного живое вещество явило такой небывалый по сложности и силе вид энергии, который стал вызывать не сравнимую с иными ее формами миграцию химических элементов. Отличительным “видовым признаком” человека стала такая форма энергии, как разум, настолько неудержимо растущая и эффективная, что, по мнению ученого, несмотря на свое, можно сказать, “младенчество” относительно земных эпох, именно она стала главным фактором в новейшей геологической истории планеты. Создалась “новая форма власти живого организма над биосферой”, превышающая все другие геологические факторы влияния на биосферу и дающая возможность “целиком переработать всю окружающую природу”. Чрезвычайно актуальна мысль В.И. Вернадского о том, что “человек должен понять, что он не есть случайное, независимое от окружающего, свободно действующее природное явление”, он “составляет неизбежное проявление большого природного процесса” [Там же, с. 21]. Ученый выделяет зависимость человека от живого как одну из фундаментальных его характеристик, поскольку лишь живое способно “строить и поддерживать существование и неприкосновенность своего тела только усвоением других организмов или продуктов их жизни. Химические соединения, созданные таким путем в земной коре, ему нужны и необходимы для его существования, но человеческий организм не может их сам производить. Он должен искать их в окружающей среде, уничтожать другие существа или использовать их биохимическую работу. Он умирает, если не находит в земной коре других живых существ, которыми мог бы питаться” [Там же, с. 291].

В конце концов, это неукротимое стремление управляет миром человека, строит всю его историю и все его существование. Конечным фактором существования человечества является неумолимый голод, который становится беспощадной движущей силой социального строя общества [Там же, с. 193]. Конечно, человек избавился от голода путем, не известным животным, сознательным творческим обеспечением, трудом.

Общественное равновесие поддерживается лишь неустанным трудом, но оно всегда неустойчиво. Большие перевороты в общественном строе, ошибки, совершенные на этой почве, всегда приводили к ужасающим последствиям [Там же, с. 291]. “Наша цивилизация всегда находится на краю пропасти. В настоящее время сотни тысяч людей умирают или прозябают в России вследствие недостатка питания, а миллионы других – больше 10–15 миллионов – стали жертвами совершенных социальных ошибок. Никогда прежде непрочность человеческого существования не была настолько ясна и призрак упадка и даже падения человечества не был настолько ясно запечатлен в потрясенных душах...” [Там же, с. 292]. Учитывая, что планета вступает в новую стадию своего развития, в которой определяющую роль будет играть человек разумный как сила невиданного масштаба, необходимо осознавать, что именно человек обязан совершенно иначе осмыслить природные процессы и свое отношение к природе.

Наконец, В.И. Вернадский выходит к своей главной интенции: “Ноосфера – последнее из многих состояний эволюции биосферы в геологической истории – состояние наших дней” [18, с. 310]; “мы входим в ноосферу”, “мы вступаем в нее – в новый стихийный геологический процесс и нужно идти в унисон со стихийным геологическим процессом, с законами природы, отвечая требованиям ноосферы” [Там же, с. 310]. Колоссальные изменения порядка вещей происходят от вторжения человека в природу с помощью техники: “Силой человека стало именно умение создавать и использовать могучую технику, ведь непосредственная геологически-масштабная работа на планете осуществляется техникой, созданной и управляемой человеком” [Там же, с. 391].

Человек у В.И. Вернадского в своих антропологических, социально-исторических гранях есть существо далеко не совершенное, в определенном смысле “кризисное”. Но существует идеал и цель высшего, духовного человека, идеал, который движет им. Также несовершенно и создание человека – ноосфера явление весьма дисгармоничное, находящееся в состоянии становящейся реальности. Это скорее идеал будущей реальности, цель, обладающая огромной биогеохимической энергией. Для ее осуществления есть ряд предусловий: вселенскость человека и человечества, способность человека проникать во все среды и стихии, единство природы и происхождения человека, интеграция общественно-исторической жизни и многое другое. В начале XXI в. можно добавить общая угроза экологического загрязнения и истощения ресурсов Земли, угроза омницида (общей внезапной гибели человечества), но жажда будущего, испытываемая людьми, не утихает.

Ноосферные идеи В.И. Вернадского развиты в основном в 30-е гг., прежде всего в работе “Научная мысль как планетное явление”, увидевшей свет спустя тридцать лет после написания. В процессе становления идеи особое значение имела его работа за рубежом. Так, в 1922 г. В. Вернадский читал курс геохимии в Сорбонне, где познакомился с Э. Леруа и П. Тейяр де Шарденом. Очевидно, биогеохимический подход к биосфере русского ученого подстегнул мысль французских философов, сделавших логический шаг в теории, принятый уже в свою очередь им самим [18, с. 268].

Термин “ноосфера” введен в мировой научный оборот французскими учеными Э. Леруа и П. Тейяр де Шарденом под влиянием парижских лекций В. Вернадского о биосфере, но их трактовки вскоре существенно разошлись. Так, для П. Тейяр де Шардена ноосфера – “некое идеальное духовное образование”, “оболочка мысли” планеты, “мыслящий пласт”, который, зародившись в конце третичного периода, разворачивается с тех пор над миром животных и растений – “вне биосферы и над ней” [Там же, с. 181]. Для В.И. Вернадского ноосфера – космическое царство разума, выделившееся из биосферы и меняющее коренным образом как ее облик, так и строение. Под влиянием научной мысли и человеческого труда биосфера преобразуется в ноосферу и имеет тенденцию к постоянному расширению, превращаясь, таким образом, в особый структурный элемент космоса.

Ноосфера в зачаточном состоянии возникает с появлением человечества объективно и стихийно, но только в XX в. наличие ноосферы эксплицируется и становится предметом изучения и специальной рефлексии. Один из критериев ноосферности – господство человека над природой благодаря силам его разума и нравственности, а не инстинктам и голым потребностям. Только человек – вольный или невольный зодчий сферы разума. Его творческие открытия, духовные ценности, научные идеи, художественные максимы, технические комплексы – элементы ноосферы, имеющие положительное или отрицательное значение в истории Земли. Важнейшей функцией ноосферы должна стать проективная, целеполагающая деятельность человека. Для ноосферного развития предельно важен информационный поток, который в своем относительно автономном развитии также может принести и бедствия, и блага Земле и человечеству.

Становление ноосферы есть процесс сознательного гуманистического преобразования человеком условий своего естественного природного окружения. Науку В.И. Вернадский рассматривал в качестве основной силы в строительстве ноосферы. Его наиболее универсальная научная концепция интегрировала исследования разных форм бытия материи и охватила взаимодействие общества и природы в контексте новейших достижений естественных, технических и общественных наук.

Русский ученый показал, что развиваемые им понятия биосферы и ноосферы являются главными в построении многоплановой картины мира. “Логика естествознания в своих основах теснейшим образом связана с геологической оболочкой, где проявляется разум человека, т.е. глубоко и неразрывно связана с биосферой” [Там же, с. 102]. Из этого вытекает и трактовка ученым природы человеческого знания, науки.

Духовное творчество человечества, по мнению В.И. Вернадского, развивалось в русле трех основных потоков – науки, философии и религии, которые к тому же являются основными частями ноосферы. Они взаимосвязаны, и каждый из них стремится достигнуть общеобязательности провозглашаемых ими истин. Однако только научная мысль достигает данной цели, но истины ее не являются самоочевидными и должны постоянно проверяться путем их сравнения с реальностью. Еще одна черта научной мысли – ее вселенскость. Она охватывает всю биосферу, все человечество и на временном этапе проявляется как сила, создающая ноосферу. Наука, полагает В. Вернадский, есть проявление совокупной человеческой мысли. Под влиянием научной мысли и человеческого труда биосфера переходит в новое состояние – в ноосферу [Там же, с. 131].

Начало XX в. совпало со взрывом научного творчества, тогдашней научной революцией. В то же время философская и религиозная мысль, с точки зрения ученого, оказались в состоянии застоя и даже кризиса, если иметь в виду западноевропейскую традицию. Философская мысль по своей природе вообще, как считает философ, не способна объединить человечество, ибо в основе ее всегда лежит, с одной стороны, сомнение в существующем, а с другой стороны его рационалистическое оправдание. Философия, основанная на разуме, в отличие от науки, теснейшим образом связана с личностью, от которой зависят различные типы философствования. Для науки человек не является “венцом творения”. Научный аппарат знания, охватывающий будущее ноосферы, имеет более мощную и прочную базу, чем философия, тоже по преимуществу ориентирующая на проявления человеческого разума. Но философский анализ разума едва ли может дать понятие о возможностях познания на нашей планете в ее геологическом будущем [18, с. 127–128].

Реальность биосферы, в отличие от реальности космоса и реальности микромира, может быть целиком охвачена эмпирическими исследованиями и потому представляет собой область, в отношении которой наиболее полно реализуется основное качество науки – общеобязательность и бесспорность ее истин. Вместе с тем, наука, считает В.И. Вернадский, неотделима от философии и не может развиваться в состоянии отчуждения от нее. Они всегда взаимосвязаны, хотя порой и находятся в отношениях идеологизированной враждебности, но наиболее тесна их связь, когда и наука и философия руководствуются гуманистическими целями.

Об отношении В.И. Вернадского к философии существует много мнений, в том числе взаимоисключающих. Сам ученый называл себя “философским скептиком”. Он считал, что ни одна философская система не может достигнуть той общеобязательности, которой достигает наука. Но философская мысль, считает В.И. Вернадский, играет огромную, часто плодотворную роль в создании научных гипотез и теорий, она дает много ценного и нужного для роста научных знаний. Его философским кредо был, очевидно, философский и научный реализм: в основе научной работы должно лежать “единое аксиоматическое положение о реальности мира и его законосообразности”.

В.И. Вернадского можно считать одним из создателей антропокосмизма мировоззренческой системы, представляющей в единстве космическую и человеческую (социально-гуманитарную) стороны объективной реальности. Его вклад в становление современной научной картины мира весьма весом, ибо в его творчестве по-новому зазвучали традиционные проблемы соотношения духа и природы, атрибутивности сознания, вечности жизни, многообразия структуры, свойств и состояний материи, пространства и времени.

Многие его идеи настолько опередили время, что и сегодня, спустя полвека после его смерти, его научное наследие в целом можно считать недостаточно осмысленным и ассимилированным. Его называли “Ломоносовым XX века” за энциклопедизм знаний и интегратизм мышления. Вместе с К.Э. Циолковским В.И. Вернадский окончательно сломал тесные рамки геоцентрического мышления и заложил фундамент космического миропонимания. Его идеал – планетарное мышление, недаром одна из его центральных книг носит название “Научная мысль как планетное мышление”. Он мечтал о создании в будущем единого “мозгового центра” человечества. В современную научную картину мира он ввел понятие о живом веществе как планетарно-космической целостности – биосфере. Биосфера, согласно В.И. Вернадскому, – “тонкая оболочка планеты”, рождаемая жизнью и поддерживающая жизнь, и в силу этого имеющая космическое значение. Именно эта оболочка многократно ускорила все физико-химические процессы за счет способности поглощать и преобразовывать энергию космоса, и в первую очередь солнечное излучение.

С появлением человека – носителя сознания, разума – во много раз интенсифицировались все земные процессы развития. В.И. Вернадский еще в самом начале XX в. говорил, что воздействие человека на природу растет очень быстрыми темпами. С течением времени человечество превратится в основную геологообразующую силу, и потому с неизбежностью встает вопрос об ответственности человека за все происходящее на Земле. Рано или поздно биосфера будет преобразована человечеством в сферу разума, ноосферу, разумеется, если оно до этого не уничтожит себя в каком-нибудь катаклизме. Поэтому одна из ведущих идей его концепции ноосферы – необходимость гармонизации отношений между человеком в природой. “Мы переходим к новой эре в жизни человечества и жизни на нашей планете вообще, когда точная научная мысль как планетная сила выступает на первый план, проникая и изменяя всю духовную среду человеческих обществ, когда ею охватываются и изменяются техника жизни, художественное творчество, философская мысль, религиозная жизнь” [18, с. 65].

Несмотря на катастрофическое ухудшение окружающей среды, здоровья человека в конце XX в., мы согласны с В.И. Вернадским в оценке перспектив человечества: “Все страхи и рассуждения обывателей, представителей гуманитарных и философских дисциплин о возможности гибели цивилизации связаны с недооценкой силы и глубины геологических процессов, каким является происходящий ныне, нами переживаемый, переход биосферы в ноосферу” [Там же, с. 45]. Представления ученого о науке как планетном явлении, единстве гуманитарного и естественнонаучного знания, путях их синтеза, об этике ученого и ответственности науки за социальный прогресс и многие другие направления его исследований имеют непреходящее значение в формировании нового ноосферного мышления, концептуальными основами которого являются идеи космизма, глобализма, экологизма и коэволюции.

Итак, В.И. Вернадский выделял в природе разнообразные формы вещества, которые объединяются в единое целое – биосферу и представлены неживым веществом, живым веществом и биокосным веществом (атмосфера, гидросфера, литосфера). Биосфера как планетное динамическое системное образование подчинена действию закона возрастания роли живого вещества. Человек есть единственная форма разумного живого вещества. Разум как новый вид энергии способен переделать всю природу, всю планету, он стал великой геологической силой, хотя человек остается при этом природным существом. Чем дальше, тем острее проявляется неблагоприятное отношение общества к природе, которое уже обернулось экономическим упадком, кризисами хозяйства, голодом, бессмысленным непосильным трудом в угоду удовольствий тела, деградацией нравственных сил человека. Однако этот тип отношений противоречит изначальному качеству людей как общественных существ, способных и имеющих право жить благодаря гармонии, солидарности и единению. Эти исконные качества в сочетании с нарастающей силой и мощью разума должны привести к новому состоянию общества, ноосферному, времени господства здравого смысла, приоритета сохранения жизни на планете и в космосе, которые также едины, как едины природа и человек, человек и общество.

Если мыслителей, о которых шла речь в предшествующих главах, можно считать предшественниками формирования глобально-экологического мышления, то В.И. Вернадский по праву может быть назван его основателем, первым, кто осознал проблему целостно.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

С. Г. Банных космос природа общество iconПравила посещения цифрового кинозала “космос”
Кинотеатр “космос” включает в себя 1 кинозал оборудованных цифровыми проектором 3D
С. Г. Банных космос природа общество iconПрирода и человек
Глобализация, технический и научный прогресс, их влияние на человека и общество
С. Г. Банных космос природа общество iconПрирода и человек
Глобализация, технический и научный прогресс, их влияние на человека и общество
С. Г. Банных космос природа общество iconПрирода и человек
Глобализация, технический и научный прогресс, их влияние на человека и общество
С. Г. Банных космос природа общество iconПрирода и человек
Глобализация, технический и научный прогресс, их влияние на человека и общество
С. Г. Банных космос природа общество iconПрирода и человек
Глобализация, технический и научный прогресс, их влияние на человека и общество
С. Г. Банных космос природа общество icon2. Общество и природа
...
С. Г. Банных космос природа общество iconОбщество как динамическая система
В более узком смысле — это определенный этап человеческой истории (например, феодальное общество) или отдельное конкретное общество...
С. Г. Банных космос природа общество iconСоветский космический блеф Леонид Владимиров
Советские специалисты заранее узнавали о предстоящих шагах американцев и делали всё возможное, чтобы опередить их «хоть на день,...
С. Г. Банных космос природа общество iconТамара Шамильевна Крюкова Волшебница с отсрова гроз Т. Крюкова. Волшебница с острова гроз пролог
Кто сказал, что космос это вакуум, в котором вращаются звёзды и планеты? Космос не имеет ничего общего с пустотой. Даже чернота безграничного...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница