С. Г. Банных космос природа общество


НазваниеС. Г. Банных космос природа общество
страница8/11
Дата публикации10.03.2013
Размер2.06 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > География > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
§ 6. Теория этногенеза

Зависимость человека от окружающей его природы, точнее, от географической среды не оспаривалась никогда, хотя степень этой зависимости расценивалась разными учеными различно. Но в любом случае хозяйственная жизнь народов, населяющих и населявших Землю, тесно связана с ландшафтами и климатом населенных территорий.

Подъем и упадок экономики древних эпох проследить довольно трудно из-за неполноценности информации, получаемой из первоисточников. Но есть индикатор – военная мощь. Война всегда стоила денег, к тому же больших. А для этого требовался крепкий тыл, цветущее хозяйство, а соответственно, оптимальные природные условия. Bсe эти положения нашли свое отражение в теории исследования природы и географии этносов Л. Гумилева. Вообще о значении географических условий, например, рельефа, для военных действий, говорилось всегда. Достаточно вспомнить, что битву при Транзименском озере Ганнибал выиграл, использовав несколько глубоких долин. При Киноскефалах македонская фаланга на пересеченной местности рассыпалась, и римляне легко перебили тяжеловооруженных воинов, потерявших строй. Эти и подобные примеры всегда находились в поле зрения исследователей и дали повод Л. Гумилеву, вслед за географом И. Болдиным, сделать знаменитое замечание: “У исследователя, не имеющего в руках географии, встречаются претыкания”.

Однако останавливаться на такой ясной проблеме в начале XXI в. нецелесообразно, поэтому мы, вслед за Л. Гумилевым, ставим вопрос иначе: “не только как влияет географическая среда на людей, но и в какой степени сами люди являются составной частью той оболочки Земли, которая сейчас именуется биосферой?”

Действительно, современная наука ставит куда более глубокие задачи, чем в древности и в новые века, да и географическая наука отошла от простого описания диковинок нашей планеты и обрела возможности, которые нашим предшественникам были недоступны.

Становление географии как науки обычно представляется так: до середины XIX в. география и этнография развивались слитно, а затем этнография разделилась на общественно-историческое и географическое направления. К первому причислены Л. Морган, Э. Тейлор, Дж. Фрезер, Л. Штернберг, ко второму – Ф. Ратцель, К. Хаусхофер, Л. Синицкий и А. Кубер, а также французская школа “географии человека”. В этой классификации, по нашему мнению, есть существенный дефект, практически сводящей ее на нет.

Ибо характер трудовых процессов, потребления, войны, создания государства или падения его – такие же объекты этнографического исследования, как и национальный фольклор. А изучение народов в фазах их развития и в противопоставлении ими себя соседям немыслимо без учета географической среды. Равным образом, считает Л. Гумилев, не следует подменять этнографию учением о “хозяйственно-культурных типах”, характерных для народов, находящихся примерно на одинаковом уровне социально-экономического развития и живущих в сходных естественно-географических условиях.

Столь же неверно приравнивать этнос к биологическим таксономическим единицам.

Этнос, по Л. Гумилеву, коллектив особей, имеющий неповторимую внутреннюю структуру и оригинальный стереотип поведения, причем обе составляющие динамичны. Следовательно, этнос – это явление, не сводимое ни к социологическому, ни к биологическому, ни к географическому явлениям. Однако этносы всегда связаны с природным окружением благодаря активной хозяйственной деятельности. Последняя проявляется в двух направлениях: приспособление себя к ландшафту и ландшафта к себе.

В реальном историческом процессе не наблюдается строго изолированного существования этносов, а имеют место разнообразные этнические контакты, возникающие на территориях, заселенных разными этносами, политически объединенными в полиэтнические государства. При изучении их вариантов главным является слияние, при котором забываются традиции обоих первичных компонентов и рядом с двумя предшествующими (или вместо них) возникает новый, третий этнос. Это, считает Л. Гумилев, главный вариант этногенеза.

Л.Н. Гумилев использует теорию мутагенеза, синтезирует ее с геогра- фическим детерминизмом и вводит новый параметр этнической истории – пассионарность. Далее мы рассмотрим его подробно.

Человечество, существующее на Земле каких-нибудь 30–50 тыс. лет, тем не менее произвело на ее поверхности перевороты, которые В.И. Вернадский приравнивал к геологическим переворотам малого масштаба. Вид “хомо сапиенс” распространился по всей суше Земли и всю ее превратил в Ойкумену – место, где он живет, адаптируясь к ландшафту. И надо признать, что у человека есть особая способность, не только социальная, но и природная, которая позволяет ему приспосабливаться. Эту способность мы можем характеризовать, пишет Л. Гумилев, как повышенную лабильность, пластичность, даже способность к реадаптации, повторному приспособлению. А это, в свою очередь, обеспечивается мозаичностью антропосферы. Антропосфера делится на сообщества, которые называют народами или нациями, Гумилев предпочитает называть их этносами. Чем различаются этносы? Ученый предлагает различать их по стереотипам поведения: “Именно стереотипы поведения у различных этносов всегда более или менее различны... при этом этническая характеристика лучше воспринимается и улавливается в больших массах, нежели в единичных случаях” [31, c. 11].

Этнос не биологическое явление, так же как и не социальное. Л.Н. Гумилев предлагает этнос считать “явлением географическим, всегда связанным с вмещающим ландшафтом, который кормит адаптированный этнос” [Там же, c. 19]. А поскольку ландшафты разнообразны, разнообразны и этносы. Этнос у Гумилева – это не абстрактное понятие, а выразитель исторического процесса, двигатель истории. Вскрывая генетические корни этногенеза, автор рассматривает этнос как географическое, ландшафтно-биологическое явление.

Вторая особенность этноса – то, что его структура всегда более или менее сложна, но именно сложность обеспечивает этносу устойчивость. Принцип этнической структуры Л. Гумилев называет “иерархической соподчиненностью субэтнических групп”, понимая под последними таксономические единицы, находящиеся внутри этноса (как зримого целого) и не нарушающие его единства. Таксономические единицы делятся на два разряда: “консорции и конвиксии”. Консорциями Л.Н. Гумилев называет группы людей, объединенных одной исторической судьбой. В этот разряд входят кружки, артели, секты, банды и подобные нестойкие объединения. Чаще всего они распадаются, но иногда сохраняются на протяжении жизни нескольких поколений. Тогда они становятся конвиксиями, т.е. группами людей с однохарактерным бытом и семейными связями. Конвиксии мало резистентны. Их “разъедает” экзогамия и “перетасовывает” сукцессия, т.е. резкое изменение исторического окружения. Уцелевшие конвиксии вырастают в субэтносы. Таковы землепроходцы – консорции отчаянных путешественников, породивших поколение стойких сибиряков, старообрядцы – консорции ревнителей религиозно-эстетического канона и другие группы.

Далее Л.Н. Гумилев обращает внимание на три вида энергии, питающие биосферу земли и человека как часть этой биосферы. Это энергия Солнца, энергия распада внутри Земли радиоактивных элементов и пучки энергии, приходящие из Солнечной системы и космоса. “Мы живем не оторванными от всего мира, а внутри огромной галактики, которая тоже воздействует на нас, как и все другие факторы, определяющие развитие биосферы” [Там же, c. 24].

Следующий элемент теории этногенеза Л.Н. Гумилева, его методика – это системный подход. Впервые применил его Лео фон Берталанфи – американец немецкого происхождения, биолог Чикагского университета, который дал определение вида как открытой системы. А системный анализ – это такой метод анализа, когда внимание обращается не на персоны, особи, которые составляют вид, а на отношения между особями. Это и использует Л.Н. Гумилев, выделяя при этом четыре типа системных связей: делит системы на открытые и замкнутые, жесткие и корпускулярные (дискретные). Открытая система – это наша планета Земля, которая все время получает солнечные лучи. Благодаря им происходит фотосинтез, а излишек энергии выбрасывается в космос. Открытой системой является и то или иное живое существо, которое получает запас энергии в виде пищи. Открытая система получает энергию извне, обновляется.

Примером закрытой системы может служить печка. Это система с разовым получением энергии. Пример жесткой системы – хорошо сработанная, слаженная машина, где нет ни одной лишней детали, она работает только тогда, когда все винтики на месте. В чистом виде жесткой системы никогда не может быть.

Корпускулярная система – это система взаимодействия между отдельными частями, не связанными между собою жестко, но тем не менее нуждающимися друг в друге. Биологический вид корпускулярной системы – семья.

Из всего этого Л.Н. Гумилев делает заключение, что “этнос – это замкнутая система дискретного вида – корпускулярная система. Она получает единый заряд энергии и, растратив его, переходит либо к равновесному состоянию со средой, либо распадается на части” [Там же, c. 26]. И далее пишет: “Именно как системы такого типа существуют в биосфере природные коллективы людей с общим стереотипом поведения и своеобразной внутренней структурой, противопоставляющие себя (мы) всем другим (не мы). Это явление противопоставления связывает социальные формы со всеми природными факторами – ландшафтами, климатом, почвой. Это механизм, при помощи которого человек влияет на окружающую среду обитания, воспринимает ее составляющие и кристализует их в свою культуру” [Там же, c. 27].

Следующий немаловажный элемент теории Л.Н. Гумилева – явление комплиментарности. Комплиментарность – это неосознанная симпатия к одним людям и антипатия к другим, т.е. положительная и отрицательная комплиментарность. Когда создается первоначальный этнос, то инициаторы этого возникающего движения подбирают себе активных людей именно по этому комплиментарному признаку – выбирают тех, кто им просто симпатичен.

Принцип комплиментарности не относится к числу социальных явлений, пишет Л.Н. Гумилев, он наблюдается у диких животных и у домашних (привязанность собаки к хозяину), на этом принципе основано приручение животных, на этом же принципе основаны семейные связи. Но когда мы берем этот феномен в исторических масштабах, то эти связи вырастают в очень могучий фактор. На комплиментарности строятся отношения в этнической системе.

Из всего сказанного очевидно, что этносы являются биофизическими реальностями, всегда облеченными в ту или иную географическую оболочку. Этногенез – это процесс, проявляющийся в жизнедеятельности этноса, а для совершения работы нужна энергия. В.И. Вернадский в труде “Химическое строение биосферы Земли и ее окружение” назвал ее биогеохимической энергией живого вещества биосферы. Это та самая энергия, которая получена растением путем фотосинтеза и затем усвоена животным через пищу. Она заставляет все живое расширяться путем размножения до возможного предела.

Земля не переполнена животными только потому, что эта энергия разнонаправленна и одна система живет за счет другой, одна погашает другую. Очевидно, считает Л. Гумилев, каждая создает вокруг себя какое-то напряжение, обладает реальным энергетическим полем или сочетанием полей, подобно электромагнитному, состоящему из каких-то силовых линий, которые находятся не в покое, а в ритмическом колебании с разной частотой.

Вспомним, что в основе этнического деления лежит разница поведения особей, составляющих этнос. А так как особи нового этноса взаимодействуют друг с другом, то немедленно возникает целостность – однонастройная эмоционально, психологически и поведенчески, что, очевидно, имеет физический смысл. Скорее всего, считает Л. Гумилев, здесь мы видим одинаковую вибрацию биотоков этих особей, единый ритм. Именно он воспринимается наблюдателем как нечто новое, непривычное, не свое. Но как только такое пассионарное поле возникло, оно тут же оформляется в организующий коллектив пассионариев: общину, философскую школу, дружину, полис и т.д. При этом охватываются особи не только пассионарные, но получившие тот же настрой путем пассионарной индукции. Консорция преображается в этнос, который при расширении покоряет (политически или морально) другие этносы и навязывает им свой ритм.

Неравномерность распределения биохимической энергии живого вещества биосферы за длительное историческое время должна была отразиться на поведении этнических коллективов в разные эпохи и в разных регионах. Эффект, производимый вариациями этой энергии, делает заключение Л.Н. Гумилев, как особое свойство характера людей и назван “пассионарностью” (от лат. Passio – страсть).

При всем различии эпох и стран модель пассионарности в этногенезе одна и та же.

Л.Н. Гумилев дал определение пассионарности как “характерной доминанты, непреоборимого внутреннего стремления (осознанного или, чаще, неосознанного) к деятельности, направленной на осуществление какой-либо цели (часто иллюзорной). Цель эта представляется пассионарной особи иногда ценнее даже собственной жизни” [31, c. 33].

Древние люди приписывали возникновение этносов полубогам или героям. Племенами эллинов были доряне (потомки Геракла), ионяне (наследники Тезея) и эоляне (потомки Кадма, пришельца из Финикии). Японцев породила богиня Аматерасу, монголов – серый волк и пятнистая лань... Но за всеми этими образами мифологии просвечивают образы предков. В середине VIII в. до н.э. в Италии вокруг Ромула собрались 500 бродяг, положивших начало римлянам, так же собрались “верные” вокруг царя Давида в XI в. до н.э., а люди “длинной воли” – вокруг Чингисхана, бароны – вокруг Карла Великого.

Из этих и подобных консорций постепенно вырастали сначала этносы, потом субэтносы, и, наконец, суперэтносы – своего рода этнические галактики, объединяющие группы этносов в целостности высшего порядка. Так, римские граждане объединили Средиземноморье в Римский мир; франки стали ядром Христианского мира (католического), реформированного в цивилизацию с заокеанскими продолжениями; евреи распространились по всей Ойкумене, выделив несколько этносов: сефардов, ашкинази, фаллашей; монголы создали оригинальный Кочевой мир. Эти целостности столь же реальны, как и этносы, наблюдаемые непосредственно.

Большая система может создаваться и существовать только за счет энергетического импульса, благодаря которому система получает внутреннее развитие и способность сопротивляться окружению. Л.Н. Гумилев, называет этот эффект энергии пассионарным толчком и рассматривает географические условия, облегчающие его активизацию.

Согласно наблюдениям, новые этносы возникают не в монотонных ландшафтах, а на границах ландшафтных регионов и в зонах этнических контактов, где неизбежна интенсивная метисация. Благоприятствуют этногенезу сочетания разных культурных уровней, типов хозяйства, несходных традиций. Общим моментом является принцип разнообразия.

Предположительно, механизм этих процессов выглядит так: взрыв пассионарности (или флуктуации ее) создает в значительном числе особей, обитающих на охваченной этим взрывом территории, особый нервно-психический настрой, связанный с повышенной активностью, но характер этой активности определяется местными условиями: в первую очередь – ландшафтами, а также этнокультурным окружением и уровнем социального развития. Вот почему, пишет Л. Гумилев, все этносы оригинальны и неповторимы, хотя процессы этногенеза сходны.

Социальная история отражает прошлое человечества односторонне, и рядом с прямой дорогой эволюции существует множество зигзагов, дискретных процессов, создающих ту мозаику, которая просматривается на исторических картах мира. Поскольку у этих процессов есть, считает Л.Н. Гумилев, начала и концы, то они не имеют отношения к прогрессу, а всецело связаны с биосферой, где процессы тоже дискретны.

Таким образом, делает вывод ученый, “социальная и этническая история не подменяют друг друга, а дополняют наше представление о процессах, происходящих на поверхности Земли, где сочетаются “истории природы и людей” [31, c. 112].

Во всех исторических процессах – от микрокосма (жизни одной особи) до макрокосма (развития человечества в целом) – общественные и природные формы движения соприсутствуют и взаимодействуют, подчас столь причудливо, что иногда трудно уловить характер связи. Это особенно относится к мезокосму, где лежит феномен развивающегося этноса, то есть этногенез.

Несмотря на то, что этногенезы происходят в совершенно разных условиях, в разное время и в разных точках земной поверхности, тем не менее, путем эмпирических обобщений Л.Н. Гумилеву удалось построить кривую этногенеза. Наиболее правильно объяснить ее как инерционную, возникающую время от времени вследствие “толчков”, которыми могут быть только мутации, вернее микромутации, отражающиеся на стереотипе поведения, но не влияющие на фенотип.

Как правило, мутация почти никогда не затрагивает всей популяции своего ареала. Мутируют только отдельные, относительно немногочисленные особи, пишет Л.Н. Гумилев, но этого может оказаться достаточно для того, чтобы возникла новая консорция, которая при благоприятном стечении обстоятельств вырастает в этнос. Пассионарность членов консорции – обязательное условие этого перерастания. В этом механизме – биологический смысл этногенеза, но он не подменяет и не исключает социального смысла.

На процесс создания этноса или суперэтноса влияет пространство, ландшафт и время. Пространство – это окружение: ландшафтное и этническое. Ландшафтное окружение влияет на формы хозяйства, уклад данного этноса определяет его возможности, перспективы. Этническое окружение, связи с соседями, дружеские или враждебные, влияют на характер создаваемой культуры.

Время – это фаза этногенеза и этнического окружения, определяющая варианты этнических контактов с ними. Кроме того, уровень научно-технического прогресса, свойственный данной эпохе, тоже оказывает свое влияние в рамках фактора времени, позволяя заимствовать уже имеющиеся технические достижения при создании новой культурной традиции.

Но кроме времени и пространства есть и третий компонент – энергия. “В энергетическом аспекте этногенез является источником культуры” [31, c. 121]. Этногенез идет за счет пассионарности. Именно эта энергия – пассионарность – и растрачивается в процессе этногенеза. Она уходит на создание культурных ценностей и политическую деятельность.

В фазе подъема складывается, а в акматической фазе кристаллизуется оригинальный для каждого случая стереотип не только поведения, но и мировосприятия и мироосмысления, или то, что мы называем культурным типом.

“Итак, – пишет Л.Н. Гумилев, – этническая история имеет следующие два параметра: 1) соотношение каждого этноса с его вмещающим кормящим ландшафтом, причем утрата этого соотношения непоправима; 2) пассионарность – то есть диссипация биохимической энергии живого вещества биосферы” [Там же].

Этногенезы – процессы, возникающие вследствие природных явлений. Человек не только член общества, но и этноса. Вместе со своим этническим коллективом он сопричастен окружающей среде.

Вечно меняясь, умирая и возрождаясь, как все живое на нашей планете, человек оставляет свой след путем совершения событий, которые образуют “скелет” этнической истории – функции этногенеза. В этом аспекте история – наука естественная, географическая и геософская.

Пассионарность – это и энергия, и характер поведения отдельного человека. Пассионарность как энергия – это избыток биохимической энергии живого вещества, обратный вектору инстинкта и определяющий способность к сверхнапряжениям. Пассионарность же как характеристика поведения – эффект этого избытка, порождающий жертвенность ради эфемерных целей.

Примером возрастания и ослабления пассионарности в этносе может служить этническая история России. Первоначально, в работе “Этногенез и биосфера Земли” (1989 г.), Л.Н. Гумилев возводил древних русичей к германскому племени готов, считая их фазой социокультурной целостности, затем диструкции и реликта этногенеза древних готов. Позднее, в труде “Древняя Русь и Великая Степь” (1989 г.) он пересмотрел свои позиции, а Русь отнес к древним славянам и кельтам. Причем древнерусский этнос просуществовал, по его мнению, до XIII в., когда в инерционную фазу своего этногенеза столкнулся с монголами Батыя. После этого этнос перешел в фазу обскурации. Надо отметить, как пишет Л. Гумилев, что с монголами столкнулся слабопассионарный этнос, а монголы в то время переживали фазу подъема. Вследствие изменения климата степи (увеличения осадков и, соответственно, пастбищ, скота, лошадей и т.д.) произошел рост военного и политического потенциала монголо-татар.

Образовавшийся, условно в XIV в., великорусский этнос имел своим “месторазвитием” Волго-Окское междуречье – ландшафт лесной плюс ландшафт луговой. Исходным компонентом он имел потомков древних русичей, угро-финские племена и, отчасти, пришельцев-монголов. Конец ХIV – начало XVI в., по Л.Н. Гумилеву, явились фазой подъема в этногенезе великорусского этноса. О подъеме пассионарного напряжения свиде- тельствует успешное противостояние Литве, объединение России вокруг Москвы и конец золотоордынского ига.

“В те века, – пишет Л.Н. Гумилев, – когда начиналась история нашей страны и ее народов, человечество населяло землю неравномерно. Одни народы жили в горах, другие в степях или глухих лесах, третьи на берегах морей. И все создавали совершенно особые культуры, непохожие друг на друга, но связанные с теми ландшафтами, которые их кормили” [31, c. 24–25].

Л.Н. Гумилев в вопросе образования Российского этноса высоко оценивал евразийскую концепцию и был ее продолжателем. Был лично знаком с Петром Савицким и состоял в переписке с Георгием Вернадским. Евразийцы, разрабатывая свою теорию, положили в ее основание географический детерминизм как принцип. Они нашли ее подтверждение в этническом, лингвистическом аспектах.

Часто оперируя понятиями “национальный подъем, горение духа, порыв” и т.д., Л.Н. Гумилев дает свое объяснение этим понятиям, переводя их на научный язык своей теории этногенеза. Евразийцы не указывают причин появления этносов (помимо ландшафтных), они говорят о их развитии. Л.Н. Гумилев вводит понятия этногенеза, пассионарности, комплиментарности и т.д. Евразийцы достаточно туманно объясняют сближение тех или иных наций и народностей, хотя приводят тому массу примеров. Л.Н. Гумилев перерабатывает их материал и дает научное объяснение, хотя нигде не ссылается на евразийцев. Это обстоятельство объясняется просто: “Что касается упреков мне, что я нигде не ссылаюсь в своих книгах на П. Савицкого или на ранних предшественников евразийцев (Ш. Монтескье, Ж. Бодена и других представителей географической школы социологии), то я просто не мог этого сделать по понятным причинам – ведь существовала цензура...” [Там же, c. 15].

В заключение хочется сказать, что теория этногенеза Л.Н. Гумилева о глубочайшей связи характера, обычаев и культуры народа с ландшафтами делает его продолжателем идеи географического детерминизма как принципа в обществознании и философии. Продолжателем идей как западно-европейской школы социологии в прошлом, так и идей русских геософов в наше время.

Очерк 4. РОССИЯ КАК “ОСОБЫЙ ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ МИР”

^ В ТЕОРИЯХ ЕВРАЗИЙЦЕВ

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

С. Г. Банных космос природа общество iconПравила посещения цифрового кинозала “космос”
Кинотеатр “космос” включает в себя 1 кинозал оборудованных цифровыми проектором 3D
С. Г. Банных космос природа общество iconПрирода и человек
Глобализация, технический и научный прогресс, их влияние на человека и общество
С. Г. Банных космос природа общество iconПрирода и человек
Глобализация, технический и научный прогресс, их влияние на человека и общество
С. Г. Банных космос природа общество iconПрирода и человек
Глобализация, технический и научный прогресс, их влияние на человека и общество
С. Г. Банных космос природа общество iconПрирода и человек
Глобализация, технический и научный прогресс, их влияние на человека и общество
С. Г. Банных космос природа общество iconПрирода и человек
Глобализация, технический и научный прогресс, их влияние на человека и общество
С. Г. Банных космос природа общество icon2. Общество и природа
...
С. Г. Банных космос природа общество iconОбщество как динамическая система
В более узком смысле — это определенный этап человеческой истории (например, феодальное общество) или отдельное конкретное общество...
С. Г. Банных космос природа общество iconСоветский космический блеф Леонид Владимиров
Советские специалисты заранее узнавали о предстоящих шагах американцев и делали всё возможное, чтобы опередить их «хоть на день,...
С. Г. Банных космос природа общество iconТамара Шамильевна Крюкова Волшебница с отсрова гроз Т. Крюкова. Волшебница с острова гроз пролог
Кто сказал, что космос это вакуум, в котором вращаются звёзды и планеты? Космос не имеет ничего общего с пустотой. Даже чернота безграничного...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница