Cabanis) Пьер Жан Жорж (1757-1808) - французский философ-материалист и врач. Ученик Кондильяка. В эпоху Великой французской революции сыграл большую роль в


НазваниеCabanis) Пьер Жан Жорж (1757-1808) - французский философ-материалист и врач. Ученик Кондильяка. В эпоху Великой французской революции сыграл большую роль в
страница1/28
Дата публикации29.07.2013
Размер3.45 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > География > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28
КАБАНИС (Cabanis) Пьер Жан Жорж (1757--1808) -- французский философ-материалист и врач. Ученик Кондильяка. В эпоху Великой французской революции сыграл большую роль в реорганизации медицинских школ. К. стремился соединить материализм с локковским сенсуализмом, рассматривал головной мозг как специальный орган, предназначенный для производства мысли, аналогично другим функционально специализированным органам (желудку, печени и т.д.). Главное внимание К. обращал на “физиологическое изучение” человека, выступая одновременно в качестве врача, физиолога и философа. Разделял идею об эволюции природы и подчеркивал весьма важные преобразования, которые претерпел человек в своем природном развитии. В теории познания К. утверждал, что все понятия являются результатом ощущений и что без чувствительности человек не мог бы составить представлений об окружающем мире и осознать свое собственное существование. Нравственные побуждения человека, по К., формируются под влиянием возраста, пола, темперамента, климата и условий жизни. Одним из главных средств совершенствования человеческого рода К. считал медицину, поскольку она способна, воздействуя на тело человека, добиваться изменения и его духа. В нравственной природе человека видел основу общественной жизни. Философские взгляды К. были менее последовательны, чем у старшего поколения французских материалистов 18 в., что давало основания для различных интерпретаций его философии.

Е.В. Петушкова
КАББАЛА (древнеевр. Qabbalah -- принятие, предание) -- сокровенная (тайная) мудрость еврейских раввинов средневековья, унаследованная из более древних эзотерических доктрин, касающихся Божественного и космогонии, которые были сведены к теологии после периода пленения евреев в Вавилоне. Мистическое учение и практика К. в еврействе сочетается с восточной мифологией, идеями гностицизма, неоплатонизма и неопифагоризма. Мнения о древности К. расходятся более чем на 3000 лет -- со времен Авраама, от которого началась устная традиция передачи тайных знаний и толкования Святого Писания, до 13 в., когда главное сочинение К. -- “Сияние”, приписываемое Симону бен Йохайю (2--3 вв. н.э.), было выпущено в свет испанским раввином Моисеем де Леоном. К. связана с тайной доктриной халдеев и заключает в себе многое из персидской мудрости (магии). Для К. характерно символическое истолкование текстов классического иудаизма (Авраам и Сарра, например, как форма и субстанция). Философия К. строго охранялась от профанов, и доверялась только избранным, готовым сердцем и внутренней чистотой воспринять священные знания. В Мишне (основной части Талмуда) есть следующий текст: “История творения не должна быть объяснена двум человекам вместе, история о небесной колеснице (Меркаба) -- даже ни одному, но мудрому и умнейшему самому понимать...”. В Гемаре, комментариях к Мишне, приводится рассказ об опасностях при неосторожном отношении к теософическому учению: из четырех человек, вошедших в “огород” (рай, тайное учение), один сошел с ума, второй умер, третий стал портить молодые растения (совращать молодые умы лжеучением), и только четвертый вошел и вышел с миром. К. разделяется на умозрительную (К. “июнит”), прикладную (К. “маасит”). Умозрительная описывает космогонию, ангелологию, говорит о “внутреннем” человеке. Главные письменные памятники: “Книга Сияния” и “Книга Творения” (6--7 вв.). Онтологической основой К. является идея сокровенного, неизреченного, Беспредельного Божества, которое, будучи выше всякого определения, может быть названо “Эн-Соф”, т.е. Ничто, Бесконечное (ср. теории Брахмана у Шанкары, Дао у Лао-Цзы и др). Самопознание и проявление Абсолютного начинается из его самоограничения, “стягивания”, когда внутри Эн-Софа появляется точка, дающая начало “лучеиспусканию” или эманации. Это умопостигаемый свет, первоначальные лучи которого суть основные формы бытия: 32 “пути премудрости”, т.е. 10 цифр или Сефирот (Сфер) и 22 буквы еврейского алфавита (3 основных, 7 двойных, 12 простых). Посредством цифр и букв записываются все священные знания, и Божество открывает свою бесконечность 32 путями. 10 Сефирот суть: 1) Венец (Кетэр), 2) Мудрость (Хокма); 3) Ум (Бина), 4) Милость или Великодушие (Хесед или Гедула); 5) Крепость или Суд (Гебура или Дин); 6) Красота (Тифэрет); 7) Торжество (Нэцах), 8) Слава (Ход); 9) Основание (Иесод), 10) Царство (Малхут). Сложные абстрактно-умозрительные и космогонические связи между Сефиротами составляют теорию генезиса бытия. (Ср. неоплатоническую идею эманации Верховного светоча и гностическое учение об эонах -- см.: Неоплатонизм, Гностицизм.) В области божественных эманаций каббалисты выделяют женскую сторону Божества (Шекина -- Скиния) (ср. китайскую Гуань-Инь, индуистскую Кали, славянскую Ладу). Сефироты образуют форму совершенного существа -- первоначального Человека (Адам-Кадмон). Во Вселенной выделяются три мира; мир “творения” (бриа, бара), т.е. область творческих идей и живущих ими чистых духов; мир “создания” (иецира) -- область душ и живых существ; мир “делания” (асиа) -- сфера материальных явлений. Все миры находятся в единстве: Высшие являются каналами благодати для низших, способствуя их эволюции к Миру Сияний (Ацилут), миру Божества. Человек принадлежит одновременно ко всем мирам: телесные и чувственные явления относятся к страдательной душе (нэфеш), деятельное начало души (руах) отражает волевые и силовые качества жизни; высшим своим духом (нешэма) человек обитает в мире умопостигаемых существ, и, наконец, есть еще более высокое начало -- абсолютное единство (иехида), возводящее человека на ступень сияний (ацилут) вечного Света. Ангелология К состоит из сложных формальных классификаций духовных сущностей -- например, солнечного ангела -- Метатрона (перс. Митра, христ. Михаил). Нечистые духи или бесы представляют “шелуху” бытия, “скорлупы” (клиппот) без “ядер” духа, т.е. человеческие души, не имеющие своей собственной сущности. Цель человеческой жизни -- очищение и совершенствование. Главное средство -- перевоплощение (см. Метемпсихоза). Прикладная К. существует как вспомогательное средство для возвышения души. Состоит из двух разделов: 1) символическая К. (гематрия, нотарикон, темура), заключающаяся в толковании Библии посредством числового знания букв, перестановки их и т.д.; 2) магия, т.е. пути практического достижения высших состояний души (магия получила свою мистическую реализацию в хассидизме, основатель Бешт, 18 в.). Во многих оккультных организациях магия воспринимается искаженно, что привело к вульгаризации учения об Эн-Софе, развитию спиритизма, увлечению низшими психическими явлениями. Среди теоретиков К. выделяются: рэбе (р.) Акиба, его ученик р. Симой бен-Иохан (11 в.), р. Исаак (слепой) 13 в., р. Моисей Кордуанский (16 в.), писатель р. Исаак Лурия, по прозванию “Лев” (Ари) (16 в.). Изучали К. и использовали в своих учениях ее идеи Корнелий Агриппа, Бёме, Николай Кузанский, папа Сикст IV, Р. Луллий, И. Ньютон, Лейбниц, Ф. Бэкон, Спиноза, Гегель, В. Соловьев, Бердяев, Юнг, Бубер и др.

В.В. Лобач
КАВАСИЛА Николай -- византийский мыслитель и богослов 14 в. Точные годы жизни К. неизвестны. Происходил из знатной семьи, был секретарем византийского императора Иоанна Кантакузена, ок. 1350 был поставлен епископом Фессалоникии, кафедру занимал недолго. Творчество К. можно определить как «богословский реализм», в своих трудах он останавливается прежде всего на двух моментах: на непреложной реальности присутствия Христа в литургии и на принципиально возможном видении Бога в земной жизни человека. Все богословие К. христоцентрично, для него церковь, прежде всего, -- тело Христово, а литургия -- таинство богообщения. Литургия, по словам К., являет Христа верующим не аллегорически, а реально -- во всей полноте Его богочеловечества. Литургическое богословие К. противостоит, с одной стороны, поздневизантийскому богословию, утверждавшему прежде всего аллегорический характер литургии, изображающей в символах земную жизнь Христа. С другой стороны, богословский реализм К. следует из его принадлежности к традиции исихазма, ïðåäñòàâèòåëè êîòîðîãî были убеждены в возможности видения Бога человеком и в возможности обожения человека на земле. Богословские выкладки К. приводились на Тридентском соборе (1545--1563) в качестве аргументов в пользу догмата о реальном присутствии Христа в евхаристии против протестантского понимания символического присутствия Христа в ней. Кроме того, у К. содержится полемика с католиками по поводу эпиклезы -- призывания Святого Духа в таинствах церкви. В католической традиции принято считать, что пресуществление святых даров происходит после произнесения слов: “Примите и ядите...”, “Примите и пейте от Нея все...”. К. считал, что таким образом слова Христа превращаются в магическую формулу. Как преимущественно полагается в настоящее время, невозможно и ненужно определять момент, в который происходит пресуществление святых даров. Главное для церкви -- обожение, которое длится во все время евхаристии. Вершиной евхаристических молитв является молитва о ниспослании Духа Святого на всех предстоящих Богу и на предлежащие дары. По поводу призывания Св. Духа К. говорит, что существуют разные молитвы, которые Бог-Отец может принимать или не принимать от верующих, но в одной молитве, по словам Спасителя (Ин. 14, 13--14), Он никогда не может отказать -- в молитве о ниспослании Св. Духа во имя Сына. К. -- автор двух больших трудов: «Жизнь во Христе» è «Объяснение божественной литургии». Посвящены они толкованию церковных таинств. К. стремится отойти от принятого в средневековом византийском богословии символического объяснения каждого действия, совершаемого в церкви. Он указывает, что евхаристия -- действие всегда реальное, лишенное особого сакрального характера. В евхаристии вся церковь вместе с Христом совершает приношение бескровной жертвы. Не будучи священником, а только монахом, К. подчеркивает, что в новозаветное время приношение совершается всей церковью, а не исключительно священником за народ; так было в Израиле, после же воплощения и воскресения Христа, все верующие в Него есть «царственное священство». Таинство евхаристии совершается именно соборно: всей церковью, предстоящей перед престолом Божьим. Говоря о святости церкви, К. использует герменевтический круг как риторический прием, широко распространенный в святоотеческой литературе. К. пишет, что, причащаясь св. дарами, церковь становится святой, но только святые могут достойно и действенно причащаться таинств. Церковь и Христос для К. «тождественная актуальность». Причащаясь святых даров, церковь не преобразует их в человеческое тело, а сама видоизменяется в них под действием божественной благодати. Поэтому, если бы было возможно видеть церковь в ее мистическом плане, то взору открылось бы тело Христово. Это утверждение для К. не фигурально, а вполне реально. Будучи младшим современником Паламы, К. продолжил его учение применительно к литургической практике церкви. Для К. также, как и для Паламы, самым важным является та мистическая реальность богообщения, которая совершается уже в земной жизни человека. Вопреки псевдодионисиевской традиции принципиального «незнания» Бога, К., вслед за Паламой, утверждает принципиальную возможность «видения» Бога. Продолжая учение Паламы, оно описывает ту возможность реального обожения, которая открывается человеку в таинствах церкви, тогда как Палама в своем богословии говорит главным образом о личном мистическом опыте подвижника. Но и тот, и другой авторы постоянно указывают, что обожение возможно лишь действием Духа Святого как дар, а не как награда за аскетический подвиг.

И.А. Воробьева

КАВЕЛИН Константин Дмитриевич (1818--1885) -- русский философ, правовед, историк, публицист. В 1839 окончил юридический факультет Московского университета (к поступлению его готовил Белинский). В 1844 защитил магистерскую диссертацию по праву. До переезда в Петербург в 1848 преподавал в Московском университете, где среди его учеников был Чичерин. Поддерживал отношения с западниками, входил в кружок Станкевича, особо близок был с Грановским. Одновременно поддерживал отношения со многими славянофилами, которым оппонировал, но и воздействие которых заметно в его творчестве (особенно с пиететом К. относился к Хомякову). В Петербурге К. служил в Министерстве внутренних дел, канцелярии комитета министров, сотрудничал с журналами “Отечественные записки” и “Современник”. Сблизился с Белинским, Чернышевским и Н.А. Добролюбовым. Сотрудничал с Герценом. В 1857--1861 занимал кафедру гражданского права Петербургского университета. Преподавал наследнику престола, в 1858 был отстранен после опубликования в левой печати его “Записки об освобождении крестьян”. В 1861 подал в отставку и покинул университет, возмущенный поведением администрации во время студенческих волнений. К. был сторонником компромисса в общественной жизни, но после событий начала 1860-х последовал его разрыв с радикалами, а после выхода в Берлине брошюры К. “Дворянство и освобождение крестьян”, где автор отстаивал нецелесообразность введения в ближайшее время конституции в России, произошел разрыв с Герценом. К. в это время являлся одним из признанных лидеров либерализма в России. После выстрела Д.В. Каракозова в царя (1866) К. написал и подал императору записку “О нигилизме и мерах, против него необходимых”, в которой основным средством предотвращения нигилизма считал образование и просвещение, а не репрессии. В последние годы жизни К. преподавал гражданское право в Военно-юридической академии, с 1883 являлся президентом Вольно-экономического общества. К. -- представитель так называемой государственной школы в русской историографии. По философско-методологическим позициям -- позитивист. Многие его идеи ближе к концепции Маха, чем к “первому” позитивизму Конта, которого К. считал своим идейным учителем. Основные работы: “Взгляд на юридический быт древней России” (1847); “Мысли и заметки о русской истории” (1866); “Задачи психологии” (1872); “Априорная философия или положительная наука” (1874); “О задачах искусства” (1878); “Задачи этики” (1884) и др. С общей позитивистской методологической позиции К. отрицает существование сущности вещей. Единственная данная нам реальность -- психические явления. Следовательно, основное условие любой эффективной деятельности -- достижение максимального соответсвия между нашим психическим состоянием и фактами, данными опыта. Это соответствие тем полнее, чем выше умственное развитие отдельной личности. Цель философской программы К. -- борьба с “метафизическими миражами” (нет безусловных начал и принципов) и утверждение идеи личности, ее творческого начала. “Мир внешних реальностей есть продолжение личного, индивидуального, субъективного мира”. Свобода при этом трактуется как несомненный психический факт, но и она условна, так как существование безусловной свободы отрицается. Возрастание свободы, возможное как прогресс личности, и составляет суть общественного прогресса. При этом свобода редуцируется К. к проявлению личностного начала как такового и сама по себе, по сути, не анализируется. Это позволяет определять его позицию ряду авторов (В.К. Кантор и др.) как сводимую к тезису “личность без свободы”. Личностное начало столь важно потому, что именно в человеке снимается противоположность идеального и материального, внутреннего и внешнего. Но для этого человек не должен впадать в крайности материализма и идеализма, а принять позитивистскую доктрину и акцентироваться на своей собственной психической жизни как источнике активной деятельностной позиции. Фактически опытное познание всегда подкрепляется “внутренним зрением”, самонаблюдением души, лишь возбуждаемом извне “впечатлениями”. К. отстаивает деятельную творческую сторону личностного начала в истории и социокультурной жизни, пытаясь преодолеть как материалистический (с позиций которого постановка целей и их достижение есть не более, чем “мираж ума”), так и идеалистический (с позиций которого действует не человек, а некая метафизическая сущность) фатализм, утвердить принцип самодеятельности человека (такие серьезные отступления от позитивизма и позволили квалифицировать Зеньковскому мировоззрение К. как “полупозитивистское”). Особенно заметны эти “отступления” в социально-исторической доктрине К. Исходный тезис здесь -- утверждение того, что любые системы идей, теорий и мировоззрений всегда несут отпечаток своего времени, есть ответ на его запрос: именно социокультурные потребности заставляют видеть философские истины так, а не иначе. В этом отношении русская мысль составляет исключение. Запрос времени толкает общество в сторону необходимости развития нравственной личности, самостоятельной и самодеятельной, как необходимого условия нормального гражданского, общественного и человеческого существования. Однако, это не только не делается (последовательно и целенаправлено), но, даже, должным образом не осознается. “Мы, -- отмечает К., -- воображаем, что “широкими отвлечениями” решаются мировые вопросы, но ничего не делаем для “укоренения” в действии. Тем самым мы бесплодно вертимся в пустоте, убаюкивая свою лень”. В конкретике же ситуации требуется обращение к фактам и личностному началу. Некритическое заимствование готовых истин из западной философии и науки без учета контекста только усугубляет ситуацию. Утверждение ориентации на объективность научной истины произошло после оформления личностного начала в европейской культуре. Перенос же ее на русскую почву (в силу отсутствия института личности) только блокирует нормальное развитие. С другой стороны, еще больше неверна установка славянофилов на консервацию отживших структур. “Древняя русская жизнь исчерпала себя вполне. Она развила все начала, которые в ней скрывались, все истины, в которых непосредственно воплощались эти начала”. Жизнь стала выходить за положенные ей пределы. Нельзя отрицать воздействия внешних причин, отмечает К., но надо прежде всего видеть то, что существующий порядок использовал уже все свои потенциальные возможности на всех уровнях и во всех сферах социума и культуры, вплоть до области быта. Жизнь требует актуализации личностного начала, которое не заложено в общинной организации руской жизни. Славянофилы, не по К., не правы, обвиняя Запад в нарушении порядка русской жизни, подрыве принципов русской национальной идентичности и народности. Последние, указывает К., не имеют константного содержания даже у одного и того же народа. Их можно понимать через те внешние формы, в которые они облекаются, и, тогда потеря такой формы и будет расцениваться как утрата. Однако это понимание схватывает лишь природные (естественные) основы народной жизни. Идентичность же задается прежде всего внутренним единством, духовной жизнью, нравственным, а не природным бытием. В последнем случае сближение и взаимообмен с другими народами лишь усиливает национальную идентичность. Не Европа “пришла к нам, а мы (в силу внутренних потребностей) оевропеились”, -- указывает К. “Европейское” у нас не “вместо”, а в синтезе с “русским”. Другое дело, что в ходе трансформаций переживаемого страной переходного периода утрачен смысл предпринятых реформ, т.е. их направленность на “введение” личностного начала в социокультурную жизнь. Следовательно, в философии необходимо акцентировать, как это всегда делали европейцы, свои слабости, отрефлексировать потребности развития и предложить стратегию их удовлетворения. Этот круг идей реализовывался К. как в его философии истории так в его анализах русской истории, как истории с подаленным личностным и гипертрофированным государственным (безличным) началом. Последнее роднит его подход с взглядами Чичерина и других представителей русской государственной школы в историографии.

В.Л. Абушенко
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

Похожие:

Cabanis) Пьер Жан Жорж (1757-1808) - французский философ-материалист и врач. Ученик Кондильяка. В эпоху Великой французской революции сыграл большую роль в iconЖизнь и трагическая гибель Марии-Антуанетты, казненной вслед за своим...
Людовиком XVI во время Великой французской революции, ее любовь к графу Ферзену, история с ожерельем, задуманная с целью опорочить...
Cabanis) Пьер Жан Жорж (1757-1808) - французский философ-материалист и врач. Ученик Кондильяка. В эпоху Великой французской революции сыграл большую роль в iconПублицистика Великой Французской Революции Идеологическая подготовка...
Идеологическая подготовка французской революции (Ж. Ж. Руссо, Ш. Монтескье, Вольтер, Д. Дидро)
Cabanis) Пьер Жан Жорж (1757-1808) - французский философ-материалист и врач. Ученик Кондильяка. В эпоху Великой французской революции сыграл большую роль в iconЖерминаль весенний месяц по календарю Великой французской революции...
Жерминаль весенний месяц по календарю Великой французской революции (с 21 марта по 19 апреля), время появления всходов. Золя верит,...
Cabanis) Пьер Жан Жорж (1757-1808) - французский философ-материалист и врач. Ученик Кондильяка. В эпоху Великой французской революции сыграл большую роль в icon1905-1980 известный французский философ, писатель и общественный...
Жан-Поль Сартр (Jean-Paul Sartre, 1905—1980) известный французский философ, писатель и общественный деятель. Сартр — крупнейший представитель...
Cabanis) Пьер Жан Жорж (1757-1808) - французский философ-материалист и врач. Ученик Кондильяка. В эпоху Великой французской революции сыграл большую роль в iconБольшевистская печать
(рубрика “Из истории печати”),
1939. №12
В нынешнем году все передовое человечество отмечает 150-летие Французской буржуазной революции, сокрушившей феодально-абсолютистский...
Cabanis) Пьер Жан Жорж (1757-1808) - французский философ-материалист и врач. Ученик Кондильяка. В эпоху Великой французской революции сыграл большую роль в iconКнига первая
Блестящая хроника излома Великой Французской революции – и одновременно увлекательный исторический роман, полный приключений и неожиданных...
Cabanis) Пьер Жан Жорж (1757-1808) - французский философ-материалист и врач. Ученик Кондильяка. В эпоху Великой французской революции сыграл большую роль в iconВ фильме о Маннергейме главную роль сыграл кениец
Финская телерадиокомпания Yle в четверг 16 августа презентовала фильм "Маршал Финляндии" (Suomen Marsalkka) о Карле Маннергейме,...
Cabanis) Пьер Жан Жорж (1757-1808) - французский философ-материалист и врач. Ученик Кондильяка. В эпоху Великой французской революции сыграл большую роль в iconЭтапа Хронология Характеристика этапа, его
Дайте характеристику в виде таблицы основным этапам Великой Французской революции
Cabanis) Пьер Жан Жорж (1757-1808) - французский философ-материалист и врач. Ученик Кондильяка. В эпоху Великой французской революции сыграл большую роль в iconАвангард как кантианское возвышенное в философии Лиотара
В своих ранних работах французский философ Жан Франсуа Лиотар следует представителю Франкфуртской школы Теодору Адорно, в частности...
Cabanis) Пьер Жан Жорж (1757-1808) - французский философ-материалист и врач. Ученик Кондильяка. В эпоху Великой французской революции сыграл большую роль в iconОгюст Роден, Бартоломео Растрелли, Антонио Страдивари, Жорж Сименон,...
Жан Габен, Лино Вентура, Энтони Куны, Адриано Челентано, Андрей Тарковский, Анатолий Кашпировский, Игорь Владимиров, Владимир Высоцкий,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница