Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно


НазваниеВсе знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно
страница4/28
Дата публикации12.04.2013
Размер3.41 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Химия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28
Глава 7

Бриттани

После занятий, когда я стою у шкафчика ко мне подходят мои подруги Морган, Медисон и Меган, которых Сиерра называет Фейрфилдским М-фактором.

Морган обнимает меня.

— Боже, Брит, ты в порядке? — спрашивает она, разнимая объятия и осматривая меня.

— Я слышала Колин спас тебя. Он такой замечательный. Ты такая везучая, Брит. — Говорит Медисон, и ее знаменитые кудряшки подпрыгивают при каждом слове.

— Ничего такого не случилось, — отвечаю я, думая о том, что же было в сплетнях сегодня и насколько это отличается от того, что произошло на самом деле.

— Что говорил Алекс? — спросила Меган. — Кейтлин сделала фотку его и Колина, но по ней невозможно ничего разобрать.

— Вам лучше не опаздывать на тренировку, — кричит Дарлин с другого конца коридора, и исчезает еще быстрее, чем появилась.

Меган открывает свой шкафчик рядом со мной и достает свои помпоны.

— Я ненавижу то, как она целует задницу миссис Смол, — произносит она.

Я закрываю шкафчик, и мы идем на тренировку вместе.

— Я думаю, что она пытается сосредоточиться на танцевальных номерах вместо того, чтобы думать о том, что Тайлер уже в колледже.

Морган закатывает глаза.

— Все равно. У меня нет парня, так что моих симпатий она не получит.

— Никакой симпатии от меня тоже. Когда вообще эта девчонка не встречалась с кем-нибудь? — соглашается Меган.

Когда мы подходим к полю для тренировок, вся наша группа сидит на траве в ожидании миссис Смол. Ну, мы хоть не опоздали.

— Я все еще не могу поверить, что ты застряла с Алексом Фуэнтесом, — говорит Дарлин, когда я сажусь рядом с ней.

— Желаешь поменяться партнерами? — Хотя миссис Питерсон никогда не согласится на это, она ясно дала это понять.

Дарлин высовывает язык и корчит рожу.

— Ну уж нет, я ни за что в жизни не пойду в южные кварталы. Мешаться с той толпой не принесет тебе ничего, кроме проблем. Ты помнишь, как в прошлом году Алисия Макданиел встречалась с чуваком…как там его звали?

— Джейсон Авила? — подсказываю я тихо.

Дарлин слегка ежится.

— За считанные недели она превратилась из популярной девчонки в изгоя. Девушки с юга ненавидели ее за то, что она забрала одного из их парней, а с нами она просто перестала общаться. Эта маленькая парочка была на своем островке в полном одиночестве. Слава богу, что она порвала с ним.

Мы видим, как идет миссис Смол и несет в руках свой CD плейер, жалуясь на ходу, что кто-то передвинул его с его обычного места, поэтому она опоздала. Когда миссис Смол просит нас начать растяжку, Сиерра отодвигает Дарлин, чтобы удобнее было говорить со мной.

— У тебя большие неприятности, девушка.

— Почему?

У Сиерры самые большие "уши" в нашей школе, она всегда знает, что и где происходит.

— Ходит слух, что Кармен Санчез ищет тебя, — говорит моя лучшая подруга.

О, нет. Кармен же девушка Алекса. Я пытаюсь не впадать в панику и не думать о худшем, но Кармен сильна, от своих крашеных красным ногтей, до ботинок стилетов на высоченном каблуке. Она что ревнует, что я партнерша Алекса по химии или думает, это я стуканула на него сегодня директору?

По правде говоря, я на него не стучала. Меня вызвали в кабинет Агирре, потому, что кто-то на парковке видел нашу перепалку с Алексом и донес.

Агирре мне не поверил. Он считал, что я слишком напугана, чтобы сказать правду. Я не была напугана.

Но теперь я боюсь.

Кармен Санчез может надрать мне задницу когда угодно. Она, скорее всего, упражняется с каким-нибудь холодным оружием, тогда как единственное оружие, которым владею я, это мои помпоны. Зовите меня сумасшедшей, но я сомневаюсь, что такая вещь как помпоны могут испугать такую девушку, как Кармен.

Может в первой мировой я бы произвела фурор, но в кулачном бою я профан. Парни дерутся из-за какого-то примитивного гена, заставляющего их доказывать что-то физически. Может Кармен Санчез хочет мне что-то доказать, но я абсолютно в этом не нуждаюсь. Я не враг, но как мне дать ей знать об этом? Я же не могу просто подойти к ней и сказать: "Эй, Кармен, я не собираюсь кадрить твоего парня, и это не я донесла о нем Агирре". Хотя, может и следовало бы.

Большинство людей думает, что меня ничего не беспокоит. И я не собираюсь их разубеждать. Я слишком долго трудилась над созданием этого образа, и не собираюсь сдаваться только потому, что какой-то бандит со своей девушкой тестируют меня.

— Меня это не волнует, — говорю я Сиерре.

Моя подруга качает головой.

— Я знаю тебя, Брит. Ты нервничаешь.

Вот теперь это заявление беспокоит меня больше, чем новость о том, что Кармен ищет меня. Я постоянно стараюсь держать всех на расстоянии, не давая возможности понять, что же на самом деле значит быть мной или жить в моем доме.

Но я позволила Сиерре узнать слишком много. Наверное, иногда следует попридержать коней в нашей дружбе, чтобы удостоверится, что она будет находиться на расстоянии вытянутой руки.

Мысля логически, у меня просто паранойя. Сиерра настоящий друг, она была со мной в прошлом году, когда я плакала по поводу нервного срыва моей матери и не сказала Сиерре причины.

Она позволила мне выплакаться даже после того, как я отказалась раскрывать подробности.

Я не хочу, закончит так же, как моя мать. Это самый большой страх в моей жизни.

Миссис Смол заставляет нас построится и включает музыку, смиксированную специально для нас музыкальной кафедрой, это микс рэпа и хип хопа и я начинаю считать. Мы назвали наш танец "Большие плохие бульдоги", потому, что символом нашей футбольной команды является бульдог. Мое тело отзывается ритму музыки, вот почему мне нравится быть частью группы поддержки. Музыка заставляет меня забыть обо всех проблемах дома. Музыка мой наркотик, это единственное, что отвлекает меня.

— Миссис Смол, давайте попробуем сегодня разорванную фигуру Т, вместо цельной Т, как обычно? — Спрашиваю я. — Затем перейдем в низкую и высокую V, передвинув вперед Морган, Изабель и Кейтлин, это будет лучше выглядеть.

Миссис Смол улыбается, бесспорно довольная моим предложением.

— Хорошая идея Бриттани. Давай попробуем. Мы начнем с разорванной фигуры Т, локти вместе. Во время перестановки я хочу видеть Морган, Изабель и Кейтлин в первом ряду. И не забывайте держать колени согнутыми. Сиерра, попробуй сделать свои кисти продолжением руки, не сгибай их.

— Да мэм, — отвечает Сиерра позади меня.

Миссис Смол снова включает музыку. Ритм, лирика, звучание инструментов… проникают в мои вены и поднимают настроение, независимо от того, как я себя чувствовала до этого. Я танцую вместе с остальными девчонками и забываю о Кармен и Алексе, о матери и всем остальном.

Песня слишком быстро заканчивается. Мне хочется продолжать двигаться под ритм музыки и слов, когда миссис Смол выключает свой CD плейер. Вторая попытка выглядит лучше, но нам все еще нужно работать над построением и некоторые новенькие девчонки все еще путают шаги.

— Бриттани, покажи пошагово связки новеньким и мы попробуем снова. Дарлин, возглавь старый состав, и повторите шаги, — инструктирует миссис Смол, протягивая мне плейер.

Изабель в моей группе, она наклоняется, чтобы сделать глоток воды из своей бутылки.

— Не волнуйся насчет Кармен, — говорит она. — В большинстве случаев она лает больше, чем кусается.

— Спасибо, — говорю я.

Изабель выглядит круто в своей бандане Кровавых Латино, тремя кольцами в брови и руками, постоянно сложенными на груди, в то время, пока она не танцует. Но у нее очень добрые глаза. И она много улыбается. Ее улыбка смягчает ее внешний вид, и если бы она завязала розовую ленту в волосах, вместо своей банданы, она бы выглядела очень женственно.

— Ты в моем классе на химии, так? — спрашиваю я.

Она кивает.

— И ты знаешь Алекса Фуэнтеса?

Еще один кивок.

— Те слухи, что ходят о нем, это все правда? — спрашиваю я осторожно, не зная, как она может отреагировать на это. Если я не буду осторожна, будет целый список людей, желающих разделаться со мной.

Каштановые волосы колышутся в такт словам Изабель.

— Смотря, какой из слухов ты имеешь в виду.

В тот момент, как я готова выдать ей весь список слухов про него, его наркозависимость и многочисленные аресты, Изабель говорит.

— Слушай, Бриттани, мы никогда не будем друзьями, но дай мне сказать кое-что, неважно насколько отвратительно Алекс вел себя по отношению к тебе сегодня, он не настолько плох, как все думают. Он даже не настолько плох, насколько хотел бы казаться.

И прежде, чем я могу задать еще один вопрос, Изабель возвращается обратно в строй.

Полтора часа спустя, мы все измотаны и раздражены, наша тренировка закончена. Я подхожу к взмыленной Изабель и похвалить ее за отличную работу на тренировке.

— Правда? — Спрашивает она удивляясь.

— Ты очень быстро все схватываешь, — отвечаю я. И это правда. Для девчонки, которая не пробовалась в группу поддержки первые три года старшей школы, она догоняет все очень быстро.

— Именно поэтому мы поставили тебя в первый ряд.

Изабель открывает рот от изумления, интересно, верила ли она слухам обо мне. Она права, мы никогда не будем друзьями, но и врагами тоже.

После тренировки мы с Сиеррой идем к машине, она, не переставая, переписывается смсками со своим парнем Дугом.

Я замечаю бумажку, воткнутую в один из дворников моей машины. Достав ее оттуда, я понимаю, что это синий билет на отработку наказания Алекса. Смяв его в руке, я заталкиваю его в сумку.

— Что это было? — спрашивает Сиерра.

— Ничего, — отвечаю я, надеясь, она поймет подтекст того, что я не хочу об этом говорить.

— Подождите, девчонки, — кричит Дарлин, подбегая к нам. — Я видела Колина на футбольном поле. Он просил подождать его.

Я смотрю на часы, уже почти шесть и я хочу пораньше попасть домой, чтобы помочь Багде приготовить ужин для моей сестры.

— Я не могу.

— Дуг только что прислал мне смс, — говорит Сиерра. — Он приглашает всех к нему домой есть пиццу.

— Я могу пойти, — отвечает Дарлин, — мне ужасно скучно, Тайлер вернулся в Пурдю, и я, скорее всего, не увижу его несколько недель.

Продолжая писать смс, Сиерра интересуется.

— Я думала, ты собиралась поехать к нему на выходные.

Подбоченившись, Дарлин отвечает.

— Так и было, пока он не позвонил и не сказал, что всем новичкам ради принятия в братство прийдется ночевать в каком-то доме для прохождения обряда инициации. До тех пор, пока пенис Тайлера остается в целости и сохранности, я счастлива.

При упоминании пениса, я ищу ключи в своей сумке. Когда Дарлин заводит разговор о пенисах и сексе, лучше тикать, потому что она никогда не остановится. И по причине того, что я не собираюсь обсуждать с ними эту сторону моей жизни (или точнее отсутствие таковой), пора уходить. Идеальное время для побега.

Когда я, наконец, вылавливаю ключи из сумки, Сиерра говорит, что ее заберет Дуг, поэтому по дороге домой я одна. Мне нравится быть одной. Не надо ни перед кем притворяться, могу даже врубить музыку, если захочу.

Только начав наслаждаться музыкой, я чувствую, как вибрирует мой телефон. Достав его из кармана, вижу два голосовых сообщения и одну смс, все от Колина. Звоню ему на сотовый.

— Брит, ты где?

— По дороге домой.

— Приезжай к Дугу.

— У моей сестры новая сиделка, — отвечаю я. — Нужно помочь ей.

— Ты все еще сердишься, что я наехал на твоего бандитского партнера по химии?

— Я не сержусь. Мне просто неприятно. Я сказала, что сама разберусь, а ты абсолютно меня проигнорировал. И еще устроил эту сцену в коридоре. Ты знаешь, что я не напрашивалась к нему в партнеры, — говорю я Колину.

— Я знаю, просто я ненавижу этого придурка. Не сердись.

— Я не сержусь. Мне не нравится, что ты взбесился безо всякой причины.

— А мне не нравится, что этот урод что-то говорил тебе на ухо.

Я почувствовала приближающуюся головную боль. Мне совсем не нужно, чтобы Колин устраивал сцену, каждый раз как какой-нибудь парень всего лишь заговорит со мной. Раньше он так себя не вел, а это открывает возможность сплетен обо мне, то, чего я совсем не желаю.

— Давай просто забудем, что это произошло.

— Я согласен. Позвони мне вечером. А если сможешь, приезжай к Дугу, я буду там, — говорит Колин.

Приехав домой, я нахожу Багду в комнате Шелли на первом этаже. Она пытается сменить специальное непротекающее нижнее белье Шелли, которая при этом находится абсолютно в неправильной и неудобной для этого позе. Багда кряхтит и вздыхает, как будто это самое сложное, что ей приходилось делать в жизни. Читала ли моя мать вообще ее резюме?

— Я сделаю это, — говорю я, отодвигая ее в сторону и принимаясь за дело. Я меняла белье моей сестры с тех пор как мы были детьми. Это совсем нелегко, менять белье на человеке, который весит больше тебя, но если знать, как это делать правильно, это не превращается в длинный и муторный процесс. Шелли широко улыбается, когда видит меня.

— Бииви, — моя сестра не может произносить слова целиком, поэтому она использует созвучия. "Бииви" означает "Бриттани", я улыбаюсь ей в ответ, меняя ее положение на более удобное.

— Привет, девочка моя, ты уже проголодалась? — говорю я, вытаскивая влажную салфетку из пачки и пытаясь не думать о том, что я делаю. Багда наблюдает со стороны, как я натягиваю на Шелли новую пару белья и спортивные штаны. Я пытаюсь объяснять, что я делаю, но один взгляд на Багду дает мне понять, что она меня не слушает.

— Твоя мама сказала, что я могу уйти, когда ты приедешь, — говорит она.

— Хорошо, — отвечаю я, моя руки. И прежде чем успеваю опомниться, Багды уже нет.

Я качу Шелли в ее коляске на кухню. На нашей обычно чистенькой кухне царит абсолютный бардак. Багда не вымыла тарелки после обеда, и они теперь возвышались горой в мойке. К тому же, она даже не потрудилась протереть пол после реакции Шелли на ее обед.

Я готовлю ужин сестре и вымываю все вокруг.

Шелли печатает слово "школа", которое в итоге звучит как "кола", но я понимаю, что ее интересует.

— Да, сегодня был мой первый день в школе, — ставя перед ней тарелку с измельченной в блендере едой и, запихивая первую ложку ей в рот, продолжаю:

— Моя учительница химии, должна быть надзирателем в какой-нибудь школе для трудных детей. Я просмотрела расписание, эта дамочка не сможет прожить и недели, чтобы не втиснуть тест или контрольную. Этот год не будет легким.

Моя сестра смотрит на меня, пытаясь разобрать мои слова. Выражение на ее лице дает мне понять, что она поддерживает и понимает меня без необходимости что-то говорить. Потому, что каждое, произнесенное ею слово, это пытка. Иногда мне просто хочется произносить эти слова за нее, я чувствую ее раздражение, как будто оно мое собственное.

— Тебе не понравилась Багда? — спрашиваю я.

Она качает головой. И она не хочет говорить об этом, я вижу это по тому, как она сжимает рот в тоненькую линию.

— Будь к ней терпеливей, — прошу я. — Это нелегко, прийти в чужой дом и не знать, что надо делать.

Когда моя сестра заканчивает с едой, я приношу ей журналы. Она их обожает. Пока она листает страницы, я делаю себе бутерброд с сыром и сажусь за домашнюю работу, пока ем.

Только достав тетрадный лист, на котором мне нужно написать эссе об 'уважении' для миссис Питерсон, я слышу открывающуюся дверь гаража, через несколько мгновений мать кричит из прихожей.

— Брит, ты где?

— На кухне, — отвечаю я, также повышая голос.

Моя мать медленно заходит на кухню с пакетом Ньюман Маркус в руках.

— Это тебе.

Я заглядываю в пакет и достаю светло синюю дизайнерскую блузку от Герен Форд.

— Спасибо, — говорю я, пытаясь не делать из этого ничего особенного перед моей сестрой, которой мама ничего не принесла. Не то, чтобы Шелли особо это интересует. Она сосредоточена на лучших и худших нарядах знаменитостей и их украшениях на страницах журнала.

— Она отлично будет смотреться с теми темными джинсами, которые я купила тебе на прошлой неделе, — говорит она, доставая стейк из морозилки и засовывая его в микроволновку для разморозки. — Ну, как тут шли дела у Багды, когда ты приехала домой?

— Не лучшим образом, — говорю я. — Тебе действительно нужно ее многому научить.

И я не удивляюсь, когда она мне не отвечает.

Минуту спустя заходит мой отец, что-то ворча о работе. Он владеет компанией по производству компьютерных чипов, и он нас предупреждал, что этот год, будет достаточно скуден, хотя моя мать до сих пор ходит по магазинам и покупает, что ей вздумается, а сам папа подарил мне БМВ на день рождения.

— Что на ужин? — спрашивает он, развязывая галстук. Папа выглядит усталым и помятым, впрочем, как всегда.

Мама кидает взгляд на микроволновку и отвечает:

— Стейк.

— Я не в настроении для тяжелой пищи, может что-нибудь полегче? — предлагает он.

Мама мгновенно выключает микроволновку.

— Яйца? Спагетти? — перечисляет она, но он ее не слушает.

Отец просто выходит из кухни. Даже когда он уже дома, все его мысли сосредоточены на работе.

— Все равно. Но что-нибудь полегче, — кричит он.

В такие времена мне очень жаль мать. Она совсем не удостаивается его внимания. Он на работе, либо в командировке, либо просто не хочет с нами возиться.

— Я сделаю салат, — говорю я, доставая капусту из холодильника.

Она выглядит благодарной за помощь, если эта улыбка на самом деле это выражает. Мы готовим вместе в полной тишине. Я сервирую стол, в то время как она приносит салат, жареные яйца и тосты. Она бурчит что-то о том, что ее никто не ценит, но я догадываюсь, мне не нужно на это отвечать. Шелли продолжает разглядывать журналы, не замечая напряженность между нашими родителями.

— Я уезжаю в Китай на две недели в эту пятницу, — сообщает отец, вернувшись на кухню в футболке и домашних штанах. Он занимает свое место во главе стола и подцепляет вилкой себе яиц. — Наш поставщик присылает оттуда дефектный товар, нужно поехать разобраться с этим.

— А как же свадьба ДеМайо? Это в этот уикенд и мы уже дали согласие.

Мой отец откидывает вилку.

— Ну, да. Я уверен, что свадьба парня ДеМайо гораздо важнее спасения моего бизнеса.— Я не имела в виду, что твой бизнес менее важен, — говорит она, бросая вилку на тарелку. Я удивляюсь, как наши тарелки еще целы. — Просто это не вежливо, отказываться в последний момент.

— Ты можешь пойти одна.

— И начать волну слухов, почему я была без тебя? Ну, нет. Спасибо.

Это вполне стандартный разговор за ужином в семье Эллис. Мой отец говорит как тяжела его работа, мать пытается сохранить вид того, что мы счастливая семья, а я и Шелли просто сидим молча в сторонке.

— Как школа? — Спрашивает, наконец, мама.

— Хорошо, — отвечаю я, умалчивая о том, что Алекс мой партнер по химии. — У нас очень сильная преподавательница химии.

— Тебе, наверное, не следовало выбирать химию, — вставляет отец. — Если ты не получишь пятерку, твои шансы на поступление сильно упадут. В Нордвестерн трудно попасть, и они не сделают тебе поблажку только потому, что я там учился.

— Я поняла, пап, — отвечаю я, абсолютно расстроившись. Если Алекс будет несерьезно относиться к нашему проекту, как, скажите на милость, я получу пятерку?

— У Шелли сегодня была новая сиделка, — напоминает мать отцу. — Помнишь?

Он немного передергивает плечами, потому, что когда предыдущая сиделка уволилась, он предложил отправить Шелли жить в какой-нибудь пансионат. Я не помню другого раза, когда еще я так кричала, я не позволю им отправить Шелли в какое-то заведение, где моей сестрой будут пренебрегать. Мне нужно заботиться о ней. Именно поэтому я собираюсь в Нордвестерн. Если я буду учиться поблизости, я смогу жить здесь и не позволю родителям куда-нибудь ее отправить.

В девять звонит Меган, чтобы пожаловаться на Дарлин. Она считает, что Дарлин изменилась за лето, и теперь возгордилась тем, что она встречается с парнем из колледжа. В девять тридцать позвонила Дарлин, чтобы сообщить мне, что Меган завидует ей, потому, что она встречается с парнем из колледжа. В девять сорок пять позвонила Сиерра и сказала, что разговаривала с обеими и не хочет вмешиваться в эту историю. Я согласна, но боюсь, мы уже вмешаны.

Было уже без пятнадцати одиннадцать, когда я закончила, наконец, свое эссе для миссис Питерсон и помогла матери уложить Шелли. Я так устала, такое чувство, что голова сейчас просто отвалится.

Когда я легла в кровать, уже переодевшись в пижаму, я набрала номер Колина.

— Привет, крошка. Что делаешь? — Спрашивает он.

— Ничего особенного. Было весело у Дуга сегодня?

— Не так весело, как могло бы быть, если бы ты была там.

— Когда ты вернулся?

— Примерно час назад. Я рад, что ты позвонила.

Я натягиваю свое розовое одеяло до подбородка и поудобнее устраиваюсь на подушке.

— Правда? — говорю я своим флиртующим тоном, — Почему?

Он уже очень долгое время не говорил, что любит меня. Я знаю, конечно, он не самый нежный человек на земле. Также как мой отец. Но мне нужно услышать это от Колина. Мне нужно услышать, что он любит меня, что он скучал по мне. Я хочу услышать от него, что я девушка его мечты.

— У нас никогда не было секса по телефону, — говорит Колин, прочистив горло.

Ок, это не совсем то, что я хотела услышать. Я не должна быть разочарована или удивлена. Он молодой парень и в его возрасте это нормально быть помешанным на сексе и всем прочем. Сегодня, прочитав записку Алекса о горячем сексе, я постаралась отогнать то чувство в животе, которое она вызвала. Вот бы он удивился, узнав, что я девственница.

Колин и я никогда не занимались сексом, точка. Сексом по телефону или просто сексом.

Мы почти сделали это в прошлом году, на заднем дворе у Сиерры, но я испугалась, я не была готова.

— Секс по телефону?

— Ну, да. Брит, потрогай себя где-нибудь и опиши это мне. Меня это точно заведет.

— И пока я буду себя трогать, что ты будешь делать? — спрашиваю я его.

— Душить моего суслика, конечно. Не думаешь же ты, что я буду делать домашку?

Я смеюсь. По большей части это нервный смешок, мы не виделись долгих два месяца и почти не разговаривали, и теперь он хочет перейти от "привет, рад тебя видеть после целого лета порознь" к "трогай себя пока я буду душить суслика" за один день. Я чувствую себя героиней одной из песен Пета МакКурди.

— Ну, давай же, Брит. Думай об этом как о репетиции, прежде, чем мы сделаем это по-настоящему. Сними футболку и потрогай себя.

— Колин… — говорю я.

— Что?

— Прости, но я не в настроении для этого. По крайней мере, сейчас.

— Ты уверена?

— Да, ты злишься?

— Нет, — отвечает он. — Я думал, что это будет весело, придаст огня нашим отношениям.

— Я не знала, что нам это нужно.

— Школа… футбольная практика… тусовки, после лета порознь мне надоела эта рутина. Все лето я катался на водных лыжах, занимался вейкбордингом, катался по бездорожью. Все эти вещи заставляли мое сердце биться как сумасшедшее, ты понимаешь, о чем я? Чистый адреналин.

— Звучит обалденно.

— Так и было, Брит.

— Ок.

— Я хочу снова ощутить этот адреналин… с тобой.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

Похожие:

Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconДневник нерожденного ребенка
Сегодня началась моя жизнь, хотя мои родители об этом пока не знают. Я девочка, у меня будут светлые волосы и голубые глаза. Все...
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconТ ы моя любовь… очень яркого цвета Ты моя любовь… прямо с самого...
Всякая любовь истинна и прекрасна по-своему, лишь бы только она была в сердце, а не в голове
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconТ ы моя любовь… очень яркого цвета Ты моя любовь… прямо с самого...
Всякая любовь истинна и прекрасна по-своему, лишь бы только она была в сердце, а не в голове
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconДжеральд Даррелл Моя семья и другие звери Серия: Корфу 1 Иванова Юлия Николаевна (. ru)
«Джеральд Даррелл «Моя семья и другие звери. Птицы, звери и родственники. Сад богов.»»
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconМоя Педагогическая вера
Разумеется, они не новы. Все это знают те, кто работают с детьми. Но далеко не каждый педагог следует этим простым истинам. Слишком...
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconКто придумал эти правила? Мы все ровно будем вместе…несмотря ни на что
Всем привет с этих слов я хотела бы начать свою историю. Долго не решалась написать ее, как и все девушки, в принципе я прочла много...
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconЛев Николаевич Толстой о безумии Толстой Лев Николаевич о безумии Л. Н. Толстой о безумии
Повсюду несправедливость, жестокость, обманы, ложь, подлость, разврат, все люди дурны, кроме меня, и потому естественный вывод, что...
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconРешение рабочего совещания по вопросам проведения регионального этапа...
Об организации и проведении регионального этапа Всероссийского конкурса молодежных авторских проектов, направленных на социально-экономическое...
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно icon1. Эта книга не стоит денег. Если Вы нашли её, смело берите! Быть...
Если Вы нашли её, смело берите! Быть может, это я оставила её здесь для Вас. Но если кто-то захочет продать Вам эту книгу, знайте,...
Все знают, что я безупречна. Моя жизнь безупречна. Моя одежда безупречна. Даже моя семья безупречна. И хотя это абсолютная ложь, я трудилась слишком сильно iconА. С. Пушкин «На холмах Грузии…»
...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница