Филип Пулман Оксфорд Лиры: Лира и птицы


Скачать 333.65 Kb.
НазваниеФилип Пулман Оксфорд Лиры: Лира и птицы
страница1/4
Дата публикации27.04.2013
Размер333.65 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Химия > Документы
  1   2   3   4
sf_fantasy

Филип Пулман

Оксфорд Лиры: Лира и птицы

Четвёртая (и очень короткая) книга из серии «Тёмные начала»..31 – дополнительное форматирование Ego

Филип Пулман

Оксфорд Лиры: Лира и птицы

Последнее время Лира не часто выбиралась на крышу через окно своей спальни. Обычно она пользовалась более удобным путём: Господин Привратник выдал ей ключ на крышу Сторожевой Башни. Он позволил ей завладеть ключом потому, что сам был уже слишком стар для того, чтобы взбираться по ступенькам и проверять кладку и черепицу, а именно это и было его обязанностью, осматривать состояние крыши раз в сезон. За возможность выбираться на крышу когда вздумается, Лира исправно докладывала Привратнику обо всём что видела, а тот в свою очередь доносил всё до Казначея колледжа.

Когда Лира ложилась на черепицу, увидеть её с земли было невозможно. Только с неба. По периметру крыши пролегал небольшой парапет, и Панталеймон часто устраивал своё изящное тело куницы вдоль одной из декоративных бойниц на южной стороне крыши. Так и оставался там, пребывая в полудрёме, пока Лира, сидя чуть ниже и прижавшись спиной к нагретому солнышком камню, читала принесённые с собой на крышу книги. Иногда они вдвоём оставались там понаблюдать за аистами, свившими гнездо на Башне Св. Михаила, прямо на другой стороне Тёрл Стрит. У Лиры была идея переманить их на башни Иордан Колледжа, она даже притащила немного веток на крышу и старательно сложила их в некое подобие фундамента для будущего гнезда, почти также как аисты сделали на башне Св. Михаила. Но ничего не вышло. Как бы то ни было, аисты оставались преданы Св. Михаилу.

– Будем часто сюда приходить и беспокоить, они тут надолго не задержаться, – обеспокоено заметил Панталеймон.

– Можем попытаться приручить их, – возразила Лира, – Я уверена, попытаемся, и у нас получится. Не знаешь, что они едят?

– Рыбу, наверное, – предположил деймон, – Лягушек всяких. Лёжа на каменном парапете, Панталеймон лениво вылизывал свою золотисто-рыжую шёрстку. Лира привстала, чтобы облокотиться на камень рядом с ним. Тёплый воздух раннего вечера приятно согревал ей руки. Она задумчиво посмотрела на юго-восток. Туда, где над крышами и верхушками башен в далёкой дымке поднимались тёмно-зелёны кроны деревьев.

Она ждала, что прилетят скворцы. В этом году целые тучи скворцов прилетали и усаживались на ветки в Ботаническом саду. И каждый вечер они взмывали вверх подобно столбу дыма, кружась, пикируя и вновь стремительно взлетая в небо. Тысячи и тысячи птиц.

– Или даже миллионы – вслух подумал Панталеймон.

– Легко. Кто же их сосчитает-то всех… Смотри, вот и они!

Казалось, отдельных птиц не различить. Даже отдельных чёрных точек на фоне синевы неба не выхватывал взгляд. Это был единый организм, единая сущность. Стая. Словно бы клочок ткани, разрезанный на кусочки по какой-то странной, причудливой и невероятно сложной задумке. Волнами проникая сквозь саму себя, то сжимаясь, то разлетаясь в стороны, не спутываясь и не смешиваясь, то выворачиваясь как будто наизнанку, то как будто сплетаясь в нити невообразимой пряжи, опадая и взмывая вверх и снова устремляясь к земле. Так двигалась стая.

– Такое впечатление, что они говорят что-то на неведомом языке. Языке движения, – завороженным шепотом произнесла Лира.

– Ага, сигнальщики.

– Да кто же их знает. Сомневаюсь, что хоть кто-то способен понять значения их сигналов.

– Может, они вообще не имеют смысла. Так… кружатся себе и всё.

– Во всём есть какое-то значение, – немного отрешённо произнесла Лира, – Нам надо лишь найти способ его понять.

Панталеймон перескочил с парапета на угловой камень и приподнялся на задних лапках, поддерживая равновесие хвостом и так же, как Лира, устремляя пристальный взгляд на кружащуюся над окраиной городка стаю.

– Что же это всё-таки значит? – недоумевал деймон.

Было понятно без слов, о чём он спрашивает. Лира тоже смотрела во все глаза. Что-то там нарушало, сбивало гармонию струящегося подобно дыму потока птиц. В этом непрекращающемся потоке, похожем на развевающийся флаг, возникло возмущение, будто невероятная, развёрнутая в воздухе пряжа пыталась избавиться от случайно запутавшегося узелка.

– Они набросились на кого-то – заявила Лира, вглядываясь в даль, приложив к лицу ладонь.

Стая приближалась. Теперь уже Лира могла слышать безумные, пронзительные крики. Высокие голоса были наполнены яростной злобой. В самом центре крутящегося водоворота была одна единственная птица, отчаянно мечущаяся то вправо то влево. Птица то быстро взмывала вверх, то так же быстро устремлялась вниз, почти к самым крышам. Как только стая и неведомая птица приблизились к шпилю Университетской церкви, ещё до того, как можно было разглядеть, что именно за птица вызвала столь злобное внимание скворцов, Лира и Пан с удивлением поняли, что это за существо. Не смотря на то, что оно выглядело птицей, оно ею не было. Это был деймон. Причём деймон ведьмы.

– Кто-нибудь ещё видел? Кто-нибудь вообще смотрел в ту сторону? – опасливо поинтересовалась Лира.

Своими чёрными глазами Пан цепко оглядел каждую крышу, каждое окно, которое было в поле видимости. В это самое время Лира свесилась с крыши и осмотрела одну улицу. Вслед за этим она точно также оглядела остальные три улицы, в спешке обежав периметр и уделив внимание каждой стороне вокруг Иордан колледжа. После чего внимательно осмотрела крышу, на которой они с Паном находились. Жители Оксфорда между тем спокойно занимались своими делами и, похоже, птичий гомон в небе их ни мало не интересовал. Что тоже хорошо, деймона узнать несложно, даже если он птицей обернулся. И едва кто-то заметит, что поблизости нет ни одного человека, подобное открытие вызовет сенсацию. Если не вопли страха и ужаса.

– Сюда, сюда скорее! – тревожной скороговоркой заговорила Лира, опасаясь, что крики услышат, она принялась прыгать на месте и размахивать руками. Пан вслед за ней поспешил привлечь внимание деймона, прыгая с камня на камень, с выступа на выступ, бегая по кругу, то забираясь повыше, то спускаясь, то снова оказываясь на самых верхних выступах крыши.

Птицы уже совсем приблизились, так что Лира явственно различала деймона. Это была тёмная птица, размером с дрозда, только с длинными стреловидными крыльями и раздвоенным как у ласточки хвостом. Что бы он там не натворил, выведя из себя скворцов, они преисполнились страха и гнева, пикировали, клевали, пытались порвать его на кусочки, лишь бы только он не смог больше взлететь.

– Сюда! Здесь, здесь! – кричал Пан. А Лира ринулась открывать чердачное окошко, похожее на потайную дверь, чтобы деймон мог спастись внутри здания. Шум, издаваемый стаей, теперь, когда птицы вились над самой головой у Лиры, стал просто оглушительным. Лира подумала, что должно быть люди внизу уже смотрят вверх, задрав головы и разглядеть, что за война приключилась в воздухе. Птиц было так много, словно неожиданно налетела густая снежная буря, только снежинки были чёрными. Защищая рукой голову, Лира окончательно потеряла из виду деймона в этой метели.

Но Пан не потерял. Когда деймон-птица спикировал к самой башне, Пан приподнялся на задних лапах и метнулся вверх и ухватил передними лапами деймона. После чего оба покатились по крыше клубком, прямо к распахнутой двери. Они неуклюже провалились внутрь здания, в то время как Лира, пробивала себе путь к двери кулаками, нанося удары направо и налево. Наконец она запрыгнула в убежище вслед за обоими деймонами, с силой потянув и захлопнув за собой дверь чердачного окошка.

Притаившись на ступеньках прямо под закрытой дверью, Лира вслушалась в пронзительные птичьи крики, которые постепенно становились менее тревожными. Потеряв из виду вещь, спровоцировавшую их на яростную атаку, скворцы скоро вообще забыли, что именно было причиной их гнева.

– Теперь-то что? – прошептал Пан с нижних ступенек?

Эти самые ступеньки шли от узкой площадки, где была закрытая Лирой дверь. На этом же пролёте была другая дверь, ведущая в комнату молодого Доктора Полстеда, одного из немногих Учёных, способных ежедневно взбираться по ступенькам на башню изо дня в день. Будучи молодым, он был достаточно наблюдателен и не мог не заметить явного нарушения порядка вещей – лириного топота и стука закрываемой двери на крышу.

Лира приложила палец к губам. Панталеймон, внимательно наблюдавший за ней в полутьме, увидел её жест и навострил уши. Едва заметное светлое пятно виднелось на ступеньке подле Панталеймона. Когда глаза Лиры привыкли к темноте, она разглядела деймона и белые перья на его раздвоенном хвосте.

– Тихо! – прошептала вниз Лира, обращаясь к деймону, – Надо вас спрятать и не таскать на виду. У меня есть холщовая сумка, если конечно она вас устроит. Я могу отнести вас к себе в комнату…

– Да, – донёсся ответный шепот снизу.

Приложив ухо к двери на крышу, и не услышав буйных криков скворцов, она осторожно приоткрыла проход и бросилась за своими учебниками и сумкой. Скворцы оставили следы своих сегодняшних трапез на обложках обеих книжек. Лира скривилась, представив какое будет объяснение с Библиотекарем Св. Софии. Она шустро собрала книги и сумку, затащив всё это с собой обратно под крышу. И там услышала шёпот Пана: – Ш-ш-ш!

Послышались голоса из-за нижней двери – двое собирались покинуть комнату Доктора Полстеда. Семестр ещё не начался, занятий доктор пока не проводил, так что не удивительно, что посетители ту не надолго.

Лира придерживала сумку открытой. А деймон между тем колебался. Это же был ведьмин деймон, ему были привычны просторы неба Арктики. И узкая полоска темноты внутри холщовой сумки его явно пугала.

– Ну, всего лишь на пять минут, – прошептала Лира, – Нельзя, что бы кто-нибудь вас увидел.

– Ты Лира Сирина?

– Да, это я.

– Очень хорошо, – сказал деймон и аккуратным шажками забрался в открытую Лирой сумку.

Лира бережно приподняла сумку, выжидая, когда голоса на ступеньках стихнут внизу. Когда это произошло, она переступила через Пана и тихо отворила дверь. Пан просочился внутрь, словно струящийся поток тёмной воды, а Лира между тем последовала за ним, аккуратно повесив на плечо сумку и прикрыв за собой дверь.

– Лира? Что тут происходит?

Голос сзади, из прихожей, заставил её сердце забиться чаще. Пан был немного впереди, но и он еле слышно зашипел.

– Доктор Полстед, – обратилась к нему Лира, оборачиваясь, – Вы слышали птиц?

– Ах, значит, это были птицы, да? Я слышал нестоящий грохот, – заявил Учёный.

Доктор был крепкого телосложения, с буйной рыжей шевелюрой и очень приветливый по натуре, более склонный к дружескому расположению к Лире, нежели она, в ответ на его приязнь. Но при этом она всегда был вежлива с ним.

– Даже не представляю, что с ними стряслось. Скворцы, со стороны Мгдалены. Просто взбесились, не иначе. Вот – посмотрите!

Она протянула доктору изгвазданные книги. Докотор поморщился.

– Лучше почистить их, – отозвался он.

– Ну да, естественно, – кивнула Лира, – Как раз туда я и собираюсь.

Деймоном доктора была кошка. Такая же рыжая, как и он сам. Она промурлыкала своё почтение, стоя в дверях, на что Пан также вежливо поприветствовал её в ответ и поспешил прочь.

В учебное время Лира жила на улице Св. Софии, но её комната на задней стороне Иордана оставалась всегда в её распоряжении. Часы пробили 17.30, так что Лира поспешила туда вместе со своей живой ношей, которая была, к слову сказать, гораздо легче её собственного деймона, о чём Лира намеревалась сообщить Пану позже.

Как только за ними закрылась дверь в комнату Лиры, она поставила сумку на стол и позволила деймону выбраться наружу. Он был напуган, и похоже, не только темнотой внутри сумки.

– Придётся тебя прятать, – начала было Лира.

– Понимаю, – перебил её деймон, – Ты должна препроводить меня к дому. В этом городе. Сам я не найду. Я в городах путаюсь, я их не знаю.

– Стоп, – остановила его Лира, – Помолчи, погоди, не всё сразу. Звать тебя как? И ведьму твою как зовут?

– Я Раджи. А она – Елена Пажетс. Она и послала меня. Я должен найти человека, который…

– Пожалуйста, – взмолилась Лира, – не так громко! Я-то тут в безопасности, у себя дома. А вот люди любопытные – услышат тут голос ещё одного деймона, объяснить будет трудно. Это для тебя в первую очередь опасно.

Деймон озабочено перепорхнул на подоконник, потом обратно на стул Лиры, и наконец снова на стол.

– Да, – произнёс он, – Мне нужно к человеку в этом городе. Имя твоё известно нам, мы слышали, что ты можешь помочь. Мне тут так далеко на юге страшно, тем более ещё под крышей, в помещении.

– Если это в моих силах, я помогу. Кто этот человек? Тебе известно, где именно он живёт?

– Зовут его Себастьян Миротворец. Живёт в Джерико.

– Просто Джерико? Более точного адреса у тебя нет?

Деймон выглядел немного сбитым с толку. Но Лира не стала на него давить: ещё бы, для ведьмы с далёкого севера поселение, состоящее более, чем из четырёх-пяти было трудно вообразимым и казалось настоящим столпотворением.

– Ну хорошо, – смирилась Лира, – Попробую найти его. Но…

– Срочно! Очень срочное дело, нужно идти прямо сейчас!

– Нет уж. Не сейчас. Ночью. Когда стемнеет. Тебя не стеснит подождать тут? Ну, или можешь отправиться с нами ко мне… в класс. Мне сейчас самое время быть там.
  1   2   3   4

Похожие:

Филип Пулман Оксфорд Лиры: Лира и птицы iconФилип Пулман Добрый человек Иисус и негодник Христос
Это повесть об Иисусе и его брате Христе: о том, как они родились, о том, как жили и как один из них умер. Смерть второго в историю...
Филип Пулман Оксфорд Лиры: Лира и птицы iconФилип Пулман Янтарный телескоп
«Янтарный телескоп» – заключительная книга трилогии Ф. Пулмана «Темные начала». Захватывающая история рождения нового мира, в которой...
Филип Пулман Оксфорд Лиры: Лира и птицы icon«Технологический процесс приготовления и отпуск блюда «Рагу из птицы»
Специфические вкус и запах, присущие блюдам из птицы, обусловлены относительно высоким содержанием экстрактивных веществ. В мясе...
Филип Пулман Оксфорд Лиры: Лира и птицы iconЛекция 11: класс птицы (aves)
Птицы – покрытые перьями гомойотермные амниоты, передние конечности которых превратились в крылья
Филип Пулман Оксфорд Лиры: Лира и птицы iconРусланова Н. С. Р 88 Дидактический материал для развития лексико-грамматических...
Птицы. — М.: Аркти, 2005. — 32 с: ил. (Биб-ка практикующего логопеда: Учим произносить правильно)
Филип Пулман Оксфорд Лиры: Лира и птицы iconТинькает кто ?
Жаворонок, иволга, соловей, цапля — это перелётные птицы. Вспомни, почему их называют перелётными. Почему они улетают на зиму в тёплые...
Филип Пулман Оксфорд Лиры: Лира и птицы iconЗаводной Птицы «Хроники Заводной Птицы»
Интернету. И сколь фантастичными ни казались бы описываемые события, повествование не теряет от этого своей убедительности и притягательной...
Филип Пулман Оксфорд Лиры: Лира и птицы iconДюморье Дафна Птицы Дафна Дюморье Птицы
В ночь на третье декабря ветер переменился, и наступила зима. До этого осень стояла на редкость мягкая и теплая: на деревьях все...
Филип Пулман Оксфорд Лиры: Лира и птицы iconБерлин Антверпен Брюгге Йорк Эдинбург Глазго Ливерпуль Лондон Виндзор...

Филип Пулман Оксфорд Лиры: Лира и птицы iconСеверное сияние
Лира и ее альм крались вдоль стены парадной обеденной залы, стараясь, чтобы их не заметили из кухни
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница