§ Вещественные доказательства Вещественные доказательства в самом общем виде можно определить как материальные следы (последствия) преступления. Их роль как


Скачать 184.49 Kb.
Название§ Вещественные доказательства Вещественные доказательства в самом общем виде можно определить как материальные следы (последствия) преступления. Их роль как
Дата публикации02.07.2013
Размер184.49 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Информатика > Документы
§ 3. Вещественные доказательства

Вещественные доказательства в самом общем виде можно определить как материальные следы (последствия) преступления. Их роль как позна­вательных средств в процессе доказывания обусловлена тем, что они были «участниками» расследуемого события, подверглись в результате его ка­кому-то видоизменению, перемещению или были созданы преступными действиями. Доказательственное значение имеют их физические свойства (например, размер и конфигурация следа), местонахождение (например, похищенная вещь, обнаруженная у обвиняемого) либо факт их создания (изготовления) или видоизменения (например, фальшивая монета, под­дельный документ и т. п.). Таким образом, вещественные доказательства, как и все иные, являются носителями доказательственной информации, только эта информация содержится в них в естественной (некодирован­ной) форме.

Уголовно-процессуальный закон (ст. 81 УПК) называет следующие виды вещественных доказательств.

  1. Предметы, служившие орудием преступления. К ним относятся, на­
    пример, орудия убийства (нож, пистолет и др.) или предметы, посредством
    которых совершалось хищение (отмычка, лом, которым взламывался
    сейф, и т. п.).

  2. Предметы, которые сохранили на себе следы преступления. К таким
    предметам относятся, например, одежда со следами крови или с разрыва­
    ми, предметы с огнестрельными повреждениями, взломанный сейф и т. п.

  3. Предметы, которые были объектами преступных действий. К ним
    относятся предметы, на которые направлено преступное посягательство,
    например, похищенные деньги и вещи.

  4. Деньги и иные ценности, нажитые преступным путем. Имеются в
    виду не те деньги и ценности, на которые было направлено преступное по­
    сягательство (например, похищенные), а именно нажитые, приобретен­
    ные в результате совершения преступления (например, незаконного пред­
    принимательства).

  5. Все другие предметы, которые могут служить средствами к обнару­
    жению преступления, установлению фактических обстоятельств дела, вы­
    явлению виновных, к опровержению обвинения или смягчению ответст­
    венности. К ним относятся, например, предметы, оброненные преступни­
    ком на месте совершения преступления.

Как видно, приведенный в законе перечень видов вещественных дока­зательств является открытым — последний вид охватывает все предметы, имеющие какое-то доказательственное значение и не подпадающие под предыдущие. В связи с этим, вызывают возражения периодически выска­зываемые (чаще в устных выступлениях) предложения криминалистов (особенно экспертов) дополнить этот перечень другими видами, появив­шимися в результате научно-технического прогресса в криминалистике и судебной экспертизе — микрочастицами, микроследами и т. п. Представ­ляется, никакой необходимости в этом нет. Во-первых, как уже сказано, имеющийся в законе перечень охватывает все мыслимые объекты. И глав­ное — размер объекта не может служить критерием разграничения видов вещественных доказательств. Деление их на виды проводится совсем по другому признаку — их роли в событии преступления и производным от­сюда доказательственным свойствам. Размер объекта, — будь он микро-или макро-, в этом отношении никакого принципиального значения не имеет.

Процессуальная форма вещественных доказательств включает в се­бя три момента.

Во-первых, должен быть процессуально оформлен факт обнаружения или получения предмета следователем (судом). Обычно вещи изымаются в ходе какого-то следственного действия (осмотра, обыска, выемки и др.), и факт изъятия фиксируется в протоколе данного действия. Вещи могут быть также представлены обвиняемым, потерпевшим, другими участни­ками процесса, а также гражданами (ст. 86 УПК), что также должно быть оформлено соответствующим протоколом..

Во-вторых, вещественное доказательство должно быть осмотрено и подробно описано и по возможности сфотографировано (ст. 81 УПК). Ос­мотр вещественного доказательства может быть произведен в ходе того следственного действия, при котором оно изъято (например, при осмотре места происшествия), и тогда его результаты фиксируются в протоколе, либо в ходе отдельного следственного действия — осмотра вещественно­го доказательства (предмета), оформляемого самостоятельным протоко­лом.

И, в-третьих, вещественное доказательство должно быть приобщено к делу особым постановлением следователя или определением суда. Лишь после вынесения такого постановления (определения) на предмет может быть распространен режим вещественного доказательства. Постановле­ние (определение) о приобщении предмета к делу в качестве вещественно­го доказательства выражает решение следователя (суда) об относимости данного предмета к делу и означает поступление его в исключительное распоряжение следователя или суда. Точная процессуальная фиксация факта приобщения предмета к делу в качестве вещественного доказатель­ства необходима в связи с тем, что такие предметы нередко представляют определенную материальную или духовную ценность.

Помимо вещественных доказательств существуют материальные объ­екты, которые гносеологически выполняют в доказывании такую же роль, но процессуально к делу в этом качестве не приобщаются по причинам морально-этического порядка (трупы) или ввиду физической невозмож­ности их изъятия и приобщения к делу (участки местности, другие немо­бильные объекты). Например, телеграфный столб или дерево, с которым столкнулся автомобиль, в доказывании играют точно такую же роль, как, допустим, взломанный сейф, служат средством идентификации воздейст­вующего объекта по имеющимся на них следам. Но процессуально ни де­рево, ни столб к делу не приобщаются, поскольку на них реально не может быть распространен режим вещественного доказательства (поступление в исключительное распоряжение следователя, хранение в определенном ме­сте и т. п.).

В связи с этим на практике нередко возникает вопрос, какие объекты можно, а какие нельзя изымать и приобщать к делу в качестве вещественных доказательств. Решается он довольно просто — целиком сводится к проблеме физической возможности, удобства и целесообразности. Мож­но изъять одну или несколько досок из забора, а можно и сделать с них со-скобы следов крови или извлечь дробины. Понятно, что нельзя изъять и приобщить к делу стену здания, но дверь — вполне возможно. Аналогич­но решается вопрос и с микрообъектами (микроследами). Если они неви­димы невооруженным глазом, то не могут фигурировать в качестве от­дельных вещественных доказательств, поскольку их невозможно хранить отдельно от объекта-носителя (или, во всяком случае, весьма затрудни­тельно). Поэтому и изымать их нужно вместе с объектом-носителем, кото­рый и будет выступать в качестве вещественного доказательства. Иссле­дование же и фиксацию их соответствующими методами проведет экс­перт.

Таким образом, круг предметов материального мира, могущих быть вещественными доказательствами, определяется исключительно физиче­скими возможностями их изъятия и хранения в этом качестве (за исключе­нием, разумеется, трупов). Каких-либо ограничений процессуального ха­рактера в этом отношении не существует. Как уже говорилось, закон по­зволяет — в принципе — приобщить в качестве вещественного доказа­тельства любой предмет материального мира. Что же касается метода изъ­ятия — с расчленением объекта или целиком, — то это вопрос конкретной ситуации, то есть опять же не процессуальный, а организационно-техни­ческий. Хотя обычно рекомендуется, чтобы такое расчленение (извлече­ние дробинок, снятие каких-то наложений с одежды и т. п.), как правило, проводил не следователь, а эксперт, он сделает это более квалифицирован­но. Поэтому там, где есть возможность, такого рода объекты лучше изы­мать целиком.

Вещественные доказательства могут быть первоначальными и произ­водными. Первоначальные вещественные доказательства — это предме­ты-подлинники, оригиналы (например, орудие убийства, одежды со следа­ми крови). Однако изъять и исследовать такой предмет в натуре не всегда возможно и целесообразно (например, след на земле или на снегу, отпеча­ток пальца на мебели). В таких случаях используются различного рода их материальные модели — производные вещественные доказательства. Они могут быть следующих видов.

  1. Копии вещественных доказательств (например, слепки и оттиски
    различных следов).

  2. Предметы-аналоги. Обычно они используются взамен веществен­
    ного доказательства-оригинала, когда последний не обнаружен (напри­
    мер, вместо необнаруженного ножа — орудия убийства — на экспертизу
    направляется нож такого же типа). Естественно, такого рода предметы не
    отражают никаких индивидуальных признаков оригинала и не могут использоваться для его индивидуальной идентификации. Но вполне пригод­ны для установления общей родовой или групповой принадлежности. На­пример, эксперт может дать заключение, что ранение причинено ножом именно такого типа.

3. Образцы для сравнительного исследования. Правда, вопрос о их процессуальной природе на протяжении многих лет является спорным и по нему высказаны различные точки зрения. Одни авторы считают образ­цы разновидностью вещественных доказательств (не разграничивая их на первоначальные и производные). По мнению других они являются самостоятельным видом доказательств. Третьи полагают, что они вообще не имеют доказательственного значения, а выступают лишь как вспомогательные технические средства. И, наконец, часть авторов рассматривает образцы как разновидность производных вещественных доказательств. Представляется, правы именно эти ав­торы.

Образцы, как и иные производные вещественные доказательства, ис­пользуются в экспертном исследовании, когда непосредственное исследо­вание свойств вещественного доказательства-оригинала невозможно или нецелесообразно. Исследование в таком случае проводится путем сравне­ния не с самим идентифицируемым объектом, а с полученными от него об­разцами. Например, при идентификации огнестрельного оружия по пулям и гильзам исследуются не непосредственно особенности канала ствола, а отстреливаются экспериментальные пули и гильзы, которые и отражают эти особенности; при идентификации пишущей машинки с исследуемым текстом сравниваются не непосредственно признаки шрифта машинки, а полученные на ней экспериментальные образцы. Таким образом, образцы тоже выступают в качестве материальной модели вещественного доказа­тельства-оригинала, отражающей какие-то его свойства. В отличие от ко­пий вещественных доказательств образцы возникают в результате копиро­вания не самого вещественного доказательства-оригинала, а процесса его формирования, механизма возникновения вещественного доказательства (экспериментальный отстрел пуль или гильз, получение эксперименталь­ных образцов текста пишущей машинки и т.п.).

По способу (механизму) формирования образцы для сравнительного исследования могут быть трех видов:

1) экспериментальные образцы — когда процесс их формирования
воспроизводится искусственно (например, экспериментальный отстрел
пуль или гильз, отобрание образцов почерка у обвиняемого);

2) свободные образцы — возникают вне связи с расследуемым делом,
обычно до его возбуждения (например, свободные образцы почерка обвиняемого — документы, написанные им до возбуждения дела, допустим, заявление о предоставлении отпуска);

3) естественные образцы, образующиеся как результат физиологиче­ской деятельности организма (образцы крови, волос и т. п.).

По процессуальному способу и субъекту получения образцы могут быть следственными (судебно-следственными) и экспертными. Следст­венные получаются следователем в порядке ст. 202 УПК (в принципе мо­гут быть получены и судом, хотя такое если и бывает, то очень редко), экс­пертные — экспертом в ходе производства экспертизы. Компетенция сле­дователя и эксперта в этом отношении разграничивается следующим об­разом. Получение образцов от живых лиц может осуществляться только следователем (в необходимых случаях — с участием специалиста или экс­перта), поскольку оно может быть сопряжено с принуждением, и вообще тесно связано с правами личности. Что касается других объектов, то если такое получение требует специальных познаний или оборудования, то оно должно производиться экспертом (например, отстрел пуль и гильз). В ос­тальных случаях возможен любой вариант. Например, образцы текста пи­шущей машины следователь может получить сам, а может направить ее на экспертизу и тогда это осуществит эксперт.

Исследование вещественных доказательств осуществляется посред­ством различных следственных действий. Наиболее простым способом исследования является осмотр вещественных доказательств. При осмотре устанавливаются и фиксируются индивидуальные признаки предмета, до­ступные непосредственному восприятию (размеры, форма, цвет и др.) ли­бо выявляемые с помощью простейших приборов (например, лупы). Для исследования свойств вещественных доказательств может проводиться также следственный эксперимент, а для идентификации — предъявление для опознания. Наиболее сложной формой исследования вещественных доказательств является экспертиза. Экспертным путем устанавливаются свойства предметов, требующие для своего выявления специальных по­знаний и, как правило, сложного оборудования (например, определяются природа и химический состав вещества).

Проверке подлежат подлинность вещественных доказательств, а так­же неизменность их свойств с момента их получения. В этих целях могут проверяться условия хранения.

Оценка вещественных доказательств включает в себя установление их допустимости, относимости и доказательственного значения. Допусти­мость вещественных доказательств определяется соблюдением правил их изъятия и процессуального оформления, о которых говорилось выше. Так, не могут быть вещественными доказательствами предметы, появление ко­торых в деле никак не оформлено или изъятие которых произведено с грубыми процессуальными нарушениями (например, выемка проведена без понятых).

Относимость вещественных доказательств и их доказательственное значение зависит от того факта, который они устанавливают. Как правило, вещественные доказательства свидетельствуют не о самом факте преступ­ления, а о другом событии, имеющем доказательственное значение, то есть являются косвенными доказательствами. Даже при индивидуальной идентификации предмета обычно устанавливается лишь доказательствен­ный факт. Например, идентификация обуви по следу или человека по отпе­чатку пальца свидетельствует лишь о том, что данное лицо было на месте преступления, а не о том, что оно его совершило. Оно могло побывать там и не в связи с совершением преступления, а до этого или после. Аналогич­но, идентификация оружия, которым совершено убийство, является лишь косвенным доказательством виновности его владельца, так как не исклю­чено, что этим оружием воспользовалось какое-то другое лицо. Еще мень­ше доказательственная сила предметов, в отношении которых устанавли­вается лишь групповая принадлежность. Например, установление группы крови лишь с какой-то долей вероятности свидетельствует о том, что кровь на месте происшествия оставлена данным лицом.

Вместе с тем в определенных ситуациях предметы могут выступать и в роли прямых вещественных доказательств, если сам факт их наличия у определенного лица образует преступное деяние, например, обнаружен­ное у обвиняемого огнестрельное оружие или наркотическое вещество при обвинении в незаконном хранении таких предметов.

Вещественные доказательства всегда оцениваются в совокупности с другими доказательствами и прежде всего с документами, в которых фик­сируются обстоятельства их изъятия и результаты их исследования. На­пример, похищенная вещь является доказательством лишь в совокупности с протоколом, в котором констатируется факт ее изъятия у обвиняемого, протоколами допросов лиц, подтвердивших ее прежнюю принадлежность потерпевшему, протоколом ее опознания потерпевшим и т. п. Аналогично, отпечаток пальца или след обуви может иметь доказательственное значе­ние лишь в совокупности с заключением эксперта, в котором фиксируют­ся результаты его исследования, и т. д.

В теории доказательств давно отвергнута концепция об особой роли вещественных доказательств как «немых свидетелей», которые в отличие от «говорящих свидетелей» не лгут. Вещественные доказательства могут оказаться неподлинными. Они вполне могут быть сфальсифицированы.

Впрочем, вопрос этот в литературе спорный. Существует точка зрения, что вещест­венные доказательства могут быть только косвенными доказательствами. Судебной практике известны случаи искусной подделки даже пальцевых отпечатков, не говоря уже об умелой инсценировке (симуляции) само­убийств, пожаров, ограблений и других ситуаций. Поэтому вещественные доказательства не имеют никаких преимуществ перед другими и подле­жат тщательной проверке, всестороннему исследованию и критической оценке на общих основаниях.

Вещественные доказательства хранятся при уголовном деле до вступ­ления приговора в законную силу или до истечения срока обжалования по­становления или определения о прекращении дела. Исключение составля­ют предметы, которые в силу их громоздкости или по иным причинам не могут храниться при деле. Такие предметы должны быть сфотографирова­ны, по возможности опечатаны, после чего могут быть помещены на хра­нение в место, определяемое следователем или судом, о чем в деле должна иметься соответствующая справка (ст.82 УПК).

Орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, конфискуются и передаются в соответствующие учреждения или уничтожаются; вещи, за­прещенные к обращению, подлежат передаче в соответствующие учреж­дения или уничтожаются; вещи, не представляющие никакой ценности, уничтожаются; остальные предметы передаются владельцам. Деньги и иные ценности, нажитые преступным путем, по приговору суда подлежат обращению в доход государства. Документы, являющиеся вещественны­ми доказательствами, остаются в деле в течение всего срока его хранения либо передаются заинтересованным учреждениям (ст. 82 УПК).

§ 4. Протоколы следственных и судебных действий, иные документы

Протоколы следственных и судебных действий как отдельный вид до­казательств — это письменные акты, в которых фиксируются ход и ре­зультаты таких следственных действий, как осмотр, освидетельствование, обыск, задержание, предъявление для опознания, следственный экспери­мент. Указанные в ст. 83 УПК протоколы следственных действий выделе­ны в самостоятельный источник доказательств ввиду того, что в них фик­сируется обстановка, предметы или явления, непосредственно восприня­тые следователем, понятыми и другими участниками данного следствен­ного действия. Поэтому к данному виду доказательств не относятся прото­колы допросов, поскольку они фиксируют другой вид доказа­тельств — показания свидетеля, потерпевшего, обвиняемого или подозре­ваемого.

Особое место среди протоколов занимает протокол судебного заседа­ния, в котором фиксируются все проводимые в суде действия (за исключе­нием экспертного исследования, которое оформляется отдельным доку­ментом — заключением эксперта).

Порядок проведения и процессуального оформления следственных и судебных действий подробно регламентирован законом. Установленные правила их производства являются важной гарантией достоверности за­фиксированных в протоколе сведений. Поэтому нарушения этих правил могут повлечь недопустимость — в целом или в части — протокола как доказательства (например, отсутствие подписей понятых, предъявление для опознания объекта в единственном числе). Протоколы могут служить доказательством различных фактов. Доказательственное значение прото­кола зависит от того факта, который устанавливается в ходе данного дейст­вия. Так, при осмотре места происшествия в протоколе фиксируется об­становка этого места, имеющиеся на нем следы. Факт опознания, зафикси­рованный в протоколе, позволяет идентифицировать объект (человека или вещь), подтверждает достоверность ранее данных показаний опознающе­го. В ходе следственного эксперимента устанавливается возможность или невозможность какого-либо события, совершения каких-либо действий в определенной обстановке или определенным лицом. Установление такой возможности может иметь важное доказательственное значение (напри­мер, способность лица изготовить фальшивую купюру). Отрицательный результат эксперимента однозначно свидетельствует, что данное событие, действие не могло иметь место в действительности (например, устанавли­вается, что вещь через указанный обвиняемым проем пронести невозмож­но) и таким образом опровергает показания обвиняемого.

В ходе следственных и судебных действий могут применяться различ­ные научно-технические средства и изготавливаться иные, помимо прото­кола, источники доказательственной информации. Кроме различного рода копий вещественных доказательств (слепков, оттисков) при производстве следственных и судебных действий может производиться фотографирова­ние, звукозапись, кино- видео-съемка (ст. 164, 166 УПК).

Все эти источники доказательственной информации не названы в чис­ле отдельных источников доказательств, и поэтому их обычно именуют приложениями к протоколам. Действительно, они могут иметь доказательственное значение только при наличии протокола, в кото­ром отражен конкретный факт, а также условия изготовления слепков от­тисков. Тем не менее они не только подтверждают и иллюстрируют содер­жание протокола, но могут содержать и дополнительную доказательствен­ную информацию. Например, на фотоснимках могут быть запечатлены та­кие детали места происшествия, которые не отражены в протоколе осмот­ра, на киноленте видны поза и жесты обвиняемого, показывающего место и обстоятельства убийства, что невозможно описать в протоколе, звукоза­пись передает все интонации речи и т. п.

^ Иные документы — это разного рода документы, изготовленные не в ходе процессуальной деятельности (справки, акты, ведомости, расписки и др.), но используемые в процессе как источники доказательств. Докумен­том признается любой предмет материального мира, на котором каки­ми-то условными знаками (буквами, цифрами и др.) зафиксирована ка­кая-то мысль или имеется изображение какого-либо объекта. Наиболее распространенными являются письменные документы (печатные и руко­писные). Однако в связи с научно-техническим прогрессом и созданием новых средств фиксации информации все большее распространение полу­чает неписьменная документация — фото-, кино- и фонодокументы. В по­следнее время с появлением и развитием электронно-вычислительной техники возникла новая разновидность документа — машинная докумен­тация. Таким образом, для отнесения предмета к документу не имеет зна­чения материал, из которого он изготовлен (например, бумага или магни­тофонная лента), способ его создания и каким условным кодом выражено его содержание.

Доказательством по уголовному делу документ становится в случаях, когда зафиксированные в нем сведения имеют значение для дела. В сферу доказывания по уголовному делу могут быть вовлечены любые докумен­ты — официальные и неофициальные (например, личное письмо), исхо­дящие от организаций, учреждений, должностных лиц и от граждан, пись­менные и неписьменные. Документы могут быть первоначальными (по­длинники) и производными (копии).

Документы, в отличие от вещественных доказательств, чаще всего не изымаются в ходе следственных действий, а получаются путем истребова­ния, изготавливаются по запросу следователя (суда). Приобщение доку­мента к делу не требует вынесения особого постановления, как это имеет место в отношении вещественных доказательств. Достаточно, чтобы до­кумент был подшит в дело.

При оценке документов нужно учитывать свойства их источника (на­пример, компетентность должностного лица, выдававшего справку). Нео­фициальные, личные документы (частные записки, личные письма и др.) обычно проверяются путем допроса их автора. Для его установления мо­жет проводиться почерковедческая экспертиза.

Официальные документы должны содержать необходимые реквизиты (печать, подписи и т. д.). В отношении бухгалтерских документов разрабо­таны специальные способы их проверки (например, встречная проверка приходных и расходных документов). Если возникают сомнения в подлин­ности документа, он подлежит особо тщательной проверке и исследова­нию. В этих целях может быть проведена экспертиза.

В 1995 г. ч. 2 ст. 69 УПК была дополнена указанием на акты ревизий и документальных проверок как самостоятельный вид доказательств. По

121

всей вероятности, это объясняется возросшей потребностью в таких доку­ментах и их значимостью, особенно по делам об экономических преступ­лениях. Однако по своей природе они являются разновидностью иных (непроцессуальных) документов, поскольку получены либо не в связи с производством по делу (обычно до его возбуждения), а если и по заданию следователя, то не в процессуальной форме, так как порядок их получения законом не регламентирован. Поэтому оцениваются они по общим прави­лам, так же, как и все другие непроцессуальные документы.

Определенную сложность представляет вопрос о разграничении доку­ментов и вещественных доказательств. Критерий этого разграничения следующий. В документе, как указывалось, информация выражена в ка­кой-то условной, знаковой системе, закодирована. Не зная этого кода (на­пример, языка, на котором выполнен документ), понять его содержание невозможно. В вещественном доказательстве информация содержится в своем естественном, некодированном виде. Поэтому, например, нож или пистолет будут вещественными доказательствами, а характеристика или справка о судимости — документами. Но это — в самых общих чертах.

Любой документ в принципе может стать вещественным доказатель­ством. Это бывает, когда он приобретет какой-то из признаков веществен­ного доказательства, например, будет подделан или похищен. Разграниче­ние в таких случаях документов — вещественных доказательств и доку­ментов как отдельного вида доказательств должно проводиться по следу­ющему признаку. Доказательственное значение документа определяется его содержанием, доказательственное значение вещественного доказа­тельства — его физическими признаками (или местонахождением). Поэ­тому, например, паспорт, согласно которому обвиняемому на момент со­вершения преступления не исполнилось 18 лет, будет документом, а пас­порт потерпевшего, обнаруженный при обыске у обвиняемого — вещест­венным доказательством, так же, как и любая другая похищенная вещь. Содержание же его будет лишь индивидуализирующим признаком. Дока­зательственное значение паспорта в данном случае определяется не им, а местом его обнаружения. Или письмо обвиняемого соучастнику, в кото­ром он просит перепрятать похищенные вещи, является документом, неза­висимо от того, где оно было изъято, а письмо нейтрального содержания, оброненное на месте преступления, — вещественным доказательством, так как здесь определяющее значение имеет не текст, а место его обнару­жения.

Четкое разграничение документов и вещественных доказательств имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Как уже гово­рилось, правовой режим этих видов доказательств различен, в частности для документа не требуется вынесения постановления о приобщении его к делу. Однако их смешение допускается не только на практике, но и в лите-

122

ратуре. Так, Л. Д. Кокорев, возражая авторам «Теории доказательств», пи­шет, что дневники и письма обвиняемого, в которых подтверждается факт совершения преступления, являются не документами, а вещественными доказательствами. По его мнению, «...такие дневники ценны не только тем, что в них содержится описание событий, действий, а и тем, что эти сведения исходят от лица, обвиняемого в совершении преступления. Та­кой документ ценен как материальный объект, он приобретает значение вещественного доказательства» [43, с. 214]. Однако эти аргументы трудно признать убедительными. Любой документ от кого-то исходит и любой является материальным объектом. Но от этого он не становится вещест­венным доказательством. Доказательственное значение указанных доку­ментов определяется их содержанием, а не какими-то физическими при­знаками. Если бы их содержание было нейтральным, не относящимся к делу, то они вообще перестали бы быть доказательствами, хотя по-преж­нему оставались бы материальными объектами и по-прежнему исходили бы от обвиняемого. Так что дело совсем не в этом. Дело в том, что имею­щая доказательственное значение информация запечатлена на этих объек­тах в знаковой форме, в форме письменной речи.

Еще более сложен вопрос о разграничении документов с некоторыми производными вещественными доказательствами. Точнее, речь идет о процессуальной природе фото- и киноизображений. Они содержат и эле­менты условности, и элементы копирования. Поэтому отнести их к како­му-то виду доказательств довольно трудно. В литературе встречаются са­мые разнообразные их трактовки. Одни авторы относят их к документам [4, с. 111], другие — к вещественным доказательствам [106, с. 672], третьи — к производным вещественным доказательствам [13, с. 8]. Позво­лю себе предложить еще одно их толкование. Изображение плоских объ­ектов (например, фотоснимок отпечатка пальца) будут производными ве­щественными доказательствами, так как являются «чистой» копией, ли­шенной каких-то элементов условности. Изображения же объемных объ­ектов лучше отнести к документам, поскольку в них элемент условности довольно силен. Для их восприятия и понимания необходимо домыслива­ние (хотя мы этого не замечаем), что возможно лишь при определенном уровне интеллекта. Недаром очень маленькие дети, некоторые категории психически неполноценных людей и животные фото- и киноизображений не понимают. Но, повторяю, грань здесь очень тонкая и относительная.

Похожие:

§ Вещественные доказательства Вещественные доказательства в самом общем виде можно определить как материальные следы (последствия) преступления. Их роль как iconВопрос 185. Письменные доказательства, вещественные доказательства,...

§ Вещественные доказательства Вещественные доказательства в самом общем виде можно определить как материальные следы (последствия) преступления. Их роль как iconВещественные доказательства и иные документы наряду с показаниями...
Вскрыть природу вещественных доказательств и иных документов значит определить то общее, что свойственно им, как судебным доказательствам...
§ Вещественные доказательства Вещественные доказательства в самом общем виде можно определить как материальные следы (последствия) преступления. Их роль как iconОтграничение вещественных доказательств от иных документов
Вещественные доказательства и иные документы наряду с показаниями подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, заключением...
§ Вещественные доказательства Вещественные доказательства в самом общем виде можно определить как материальные следы (последствия) преступления. Их роль как icon5. Аудиторские доказательства
Аудиторские доказательства — это информация, полученная аудитором при проведении проверки, и результат анализа указанной информации,...
§ Вещественные доказательства Вещественные доказательства в самом общем виде можно определить как материальные следы (последствия) преступления. Их роль как iconРеферат по Геометрии Тема: “Теорема Пифагора и способы ее доказательства”
Пифагором. Да и вряд ли нужно препарировать историко-математическим скальпелем красивые древние предания. Сегодня принято считать,...
§ Вещественные доказательства Вещественные доказательства в самом общем виде можно определить как материальные следы (последствия) преступления. Их роль как iconО различных чакрах и их божественности, 22. 02. 1977
Существует ли бог или это все миф? Является ли фактом, что в следовании религиозной жизни, вы получаете спасение? До сих пор мы не...
§ Вещественные доказательства Вещественные доказательства в самом общем виде можно определить как материальные следы (последствия) преступления. Их роль как icon1. Существует ли Emgoldex на самом деле, или это всего лишь интернет сайт?
Здесь есть опровержение любых придирок, 100% доказательства существование самой компании
§ Вещественные доказательства Вещественные доказательства в самом общем виде можно определить как материальные следы (последствия) преступления. Их роль как iconКен Иванов Робинсон
Автор – ведущий эксперт в области творческого мышления, образования и инноваций – приводит доказательства из жизни и рассказывает,...
§ Вещественные доказательства Вещественные доказательства в самом общем виде можно определить как материальные следы (последствия) преступления. Их роль как iconПолитика как общественное явление
В самом общем виде политология – наука о политике и власти, их сущность и содержание. Основным объектом политологии является политика....
§ Вещественные доказательства Вещественные доказательства в самом общем виде можно определить как материальные следы (последствия) преступления. Их роль как iconАудио- и видеозаписи как доказательства Понятие аудио- видеозаписей...
Аудио- видеозаписи предусмотрены в качестве доказа­тельств в четырех современных кодексах России (ст. 55, 77-78 гпк; ст. 64, 89,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница