Н. А. Миненко удк 39: 34 ббк 63. 5 Б193


НазваниеН. А. Миненко удк 39: 34 ббк 63. 5 Б193
страница1/15
Дата публикации26.03.2013
Размер3.62 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > История > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15




РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ ОСВОЕНИЯ СЕВЕРА

Г.Т. Бакиева

ОБЫЧАЙ И ЗАКОН

Очерки правовой культуры сибирских татар в XVIII-начале XX века

Ответственный редактор доктор исторических наук Н.А. Миненко




УДК 39:34 ББК 63.5 Б193

Бакиева, Г.Т. Обычай и закон. Очерки правовой культуры сибирских татар в XVIII-начале XX века / Г.Т. Бакиева; отв. ред.

Н.А. Миненко ; Рос. акад. наук, Сиб. отд-ние, Ин-т проблем освоения Севера. - Новосибирск : Академическое изд-во “Гео”, 2011. - 214 с., [16] с. цв. ил. - ISBN 978-5-904682-52-1 (в пер.).

Книга посвящена нормативно-правовой культуре сибирских татар, ее формированию и трансформации в XVIII-начале XX в. В книге исследуется нормативная практика сибирских татар в се- мейно-брачной, поземельной, хозяйственной и др. сферах. Проана­лизировано традиционное судопроизводство сибирских татар, представлена роль различных органов самоуправления, а также му­сульманского духовенства в жизни общины, показано постепенное вытеснение традиционных норм общегражданским законодатель­ством. Исследование выполнено в основном на оригинальных ар­хивных материалах, многие из которых впервые вводятся в науч­ный оборот.

Представляет интерес для историков, этнографов, юристов, по­литиков.

Рецензенты: д-р ист. наук А.Н. Багашев, д-р ист. наук, профессор Д.А. Функ, канд. ист. наук Н.А. Лискевич

Работа выполнена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда, проекты № 07-01-00061а; 08-01-9320ба/К

Издание книги осуществлено при частичном финансировании РГНФ, проект № 10-01-00176а

© Бакиева Г.Т., 2011 © ИПОССОРАН, 2011 © Оформление. Академическое ISBN 978-5-904682-52-1 издательство “Гео”, 2011




Посвящаю моим дорогим родителям Сайре Капаровне и Такиюлпе Абдулповичу

Бакиевым

ВВЕДЕНИЕ

Правовая культура сибирских татар как объект исследования представляет особый интерес для исторической и этнографичес­кой науки, так как эта тема в отечественной историографии оста­ется до сих пор практически не изученной. За последние полтора десятилетия российскими учеными-этнографами проделана большая работа по изучению обычного права народов Севера, Сибири, Дальнего Востока, европейской части России. Было ис­следовано соотношение адата и шариата, а также становление российских административных и судебных институтов у народов Средней Азии, Казахстана, Дагестана1. За рамками исследований

1 Батьянова Е.П. Община у телеутов в XIX-начале XX века // Телеуты. Материалы к серии «Народы и культуры». Вып. XVII. М.: ИЭА РАН, 1992. С. 141-267; Обычное право народов Сибири (буряты, якуты, эвен­ки, алтайцы, шорцы) / Под ред. Ю.И. Семенова. М.: Старый сад, 1997; Басилов В.Н., Карамышева Дж.Х. Ислам у казахов. М.: ИЭА РАН, 1997; Национальная политика в императорской России. Поздние первобыт­ные и предклассовые общества севера Европейской России, Сибири и Русской Америки / Под ред. Ю.И. Семенова. М.: Старый сад, 1998; Ко­нев А.Ю. Коренные народы Северо-Западной Сибири в административ­ной системе Российской империи (XVIII-начало XX вв.). М., 1995; Со- словно-правовое положение и административное устройство коренных народов Северо-Западной Сибири (конец XVI-начало XX вв.). Сб. пра­вовых актов и документов / Ред.-сост. А.Ю. Конев. Тюмень, 1999; Степ­ной закон. Обычное право казахов, киргизов и туркмен / Под ред. Ю.И. Семенова. М.: Старый сад, 2000; Традиционная нормативная куль­тура организации власти и экономика народов Северной Евразии и Дальнего Востока / Под ред. Ю.И. Семенова. М.: Старый сад, 2000; Крестьянское правосудие. Обычное право российского крестьянства в XIX-начале XX века / Под ред. Ю.И. Семенова. М.: Современные тетра­ди, 2003; Олень всегда прав. Исследования по юридической антрополо­гии / Отв. ред. Н.И. Новикова. М.: Изд. дом «Стратегия», 2003; Обычай и закон в письменных памятниках Дагестана V-начала XX в. В 2 т. / Отв. ред. и сост. В.О. Бобровников. М.: Изд. дом Марджани, 2009.




осталась достаточно большая территория южной части Западной Сибири, где проживают различные группы сибирских татар (то- боло-иртышские, барабинские, томские и др.). В недавно выпу­щенном издательским домом Марджани «Библиографическом указателе по мусульманскому праву и обычному праву народов, исповедующих ислам», не содержится ни одной публикации по сибирским татарам1.

Российское правительство, присоединяя сибирские земли, не разрушило сложившиеся здесь формы социальной организации и правового уклада, а включило их в государственно-правовую систему. Как отмечали исследователи, империя умело применяла стратегию ассимиляции и политико-правовой аккультурации, но допускала наличие традиционных структур управления и сохра­нение обычаев, которые не затрагивали ее власть или которые не могла легко изменить2. Целью политики властей являлось стрем­ление организовать контроль над вновь приобретенными терри­ториями. Оптимальным решением этой проблемы было сочета­ние общих законов империи с обычаями аборигенов. Все это вызывало необходимость деятельности по сбору сведений по обычному праву присоединенных народов. Во второй половине XVIII-начале XIX в. по официальному предписанию властей бы­ла организована запись ряда систем обычного права у некоторых сибирских народов, в том числе, сибирских татар. Записи обыча­ев некоторых народов были изданы под редакцией Д.Я. Самоква- сова3. Материалы по обычному праву сибирских татар не вошли

1 Мусульманское право: библиогр. указ. по мусульманскому праву и обычному праву народов, исповедующих ислам / Сост. Э.А. Урусова, Ю.В. Иванов. М.: Изд. дом Марджани, 2010.

2 Колесников А. Начала административной централизации и само­управления в современном государстве. Сб. трудов профессоров и пре­подавателей Иркутского ун-та. Вып. 2. Иркутск, 1921. С. 3; Ямал - зна­комый и незнакомый / Отв. ред. В.В. Кучера. Тюмень, 1995. Ч. II. С. 125-126; Сословно-правовое положение. С. 17-25.

3 Сборник обычного права сибирских инородцев. Варшава: Изд. Д.Я. Самоквасова. 1876.

4




в данный сборник. В рукописном отделе Тобольского историко­архитектурного музея-заповедника (далее РО ТГИАМЗ) хранятся не опубликованные и не получившие до сих пор должного внима­ния со стороны исследователей, рукописные сборники обычного права сибирских татар под следующими названиями: «1785 года ноября от 25 дня в силу из Тобольского наместнического правле­ния с прописанием именного е.и.в. повеления указу о начале про­исхождения, также достопамятных происшествиях, равно о за­коне и обряде Тобольскому нижнему земскому суду тобольских нерегулярного лехкого казачьего войска и ясашных магометан голов мурз Сабанака и Исматуллы Кульмаметовых объяснение», «Собрание сведений о законах и обычаях магометан. 1821 г.» и «Описание законов и обычаев татар, населяющих Ялуторовский уезд, земским исправником Поповым». Данные материалы явля­ются первыми кодифицированными сборниками обычаев сибир­ских татар. При этом, используя данные документы, нужно иметь в виду, что «письменная форма выражения обычаев ... коди­фицировала не реальную систему обычаев, а ту, которая изби­рательно выражала конкретные запросы правительства»1. Как отмечает В.В. Карлов, кодификация нормы была следствием со­циального компромисса. По его мнению, «русское государство и его структуры управления народами Сибири стали создателем и гарантом системы социального регулирования в традиционных обществах, посредником в поддержании социального равновесия и мира во взаимоотношениях и внутри этих обществ, ... и с госу­дарством как высшим сувереном»2. При этом указанный автор уточняет, что эти нормы не были созданы русской властью ис­кусственно, «ибо в основе своей они были почерпнуты из нор­

1 Рабцевич В.В. Неопубликованные записи обычного права сибирских народов последней четверти XVIII-первой половины XIX в. // Источни­ки по культуре и классовой борьбе феодального периода. Новосибирск, 1982. С. 115-134.

2 Карлов В.В. Обычное право народов Сибири и его изучение // Обыч­ное право народов Сибири (буряты, якуты, эвенки, алтайцы, шорцы). М.: Старый сад, 1997. С. 54-55.

5




мативной практики, функционировавшей благодаря неписаным обычаям»1.

Обычное право у сибирских татар, так же как у других тюрк­ских народов России, называется термином адат (от араб, обы­чай) и употребляется в трех основных значениях: обычное право, суд по обычному праву, неправовой обычай2. Обычное право существовало в форме изустных преданий и обычаев, передавав­шихся из поколения в поколения и бывших обязательными для исполнения всеми членами общества. Кроме того, исследователи обращают внимание на то, что адат является исключительно ло­кальным правом, за пределами «своего» общества он теряет юри­дическую силу3. Нормы адата часто переплетались, совпадали с нормами мусульманского права шариата (от араб, ша-ра-а - уза­конивать, предписывать что-либо как обязательное). Как считает К.Д. Давлетшин, «адат, возникнув в определенной национальной среде, дополняется установлениями и правилами шариата, кото­рый, в свою очередь, тоже опирается на народные традиции и обычаи... Ислам дал им (обычаям. - Г.Б.) собственное толкование и оказал существенное влияние на их содержание. Хотя многие положения самого шариата возникли на основе адатов»4. В каче­стве синонима адата мусульманские правоведы используют тер­мин урф, в значении обычая. Известный исламовед Л.Р. Сюкияй- нен разграничивает понятия «мусульманское право» и «шариат». «Шариат - это в целом религиозное явление, в котором можно обнаружить лишь отдельные следы правового начала, мусульман­ское право - преимущественно правовой феномен, хотя и пред­стающий порой в религиозной оболочке», - пишет автор5.

1 Карлов В.В. Указ. соч. С. 56.

2 Ислам на территории бывшей Российской империи: Энциклопеди­ческий словарь. Вып. 3. М.: Восточная литература, 2001. С. 6.

3 Там же. С. 7.

4 Давлетшин К.Д. Проблемы взаимосвязи национальных и рели­гиозных компонентов культуры и быта. М., 2002. С. 267-268.

5 Сюкияйнен Л.Р. Шариат, адат и российское законодательство // Мусульмане изменяющейся России. М.: РОССПЭН, 2002. С. 51.

6




В указанных выше источниках по обычному праву сибирских татар содержатся суры и аяты Корана, сунны, а также сочинения мусульманских законоведов, таких как Мухтазар, Шархи-Выкай, Хидай, Фаранз, Алиман, составлявших вместе с Кораном и Сун­ной, по утверждению И.Н. Юшкова, «единственный кодекс, кото­рым руководствовались татарские юристы до тех пор, пока си­бирские татары находились еще вне русских законов»1. Здесь имеются в виду юридические труды средневековой ханафитской правовой школы (мазхаба). Как считают исследователи, указан­ные сочинения входили в программу обучения в медресе Бухары, Поволжья и Приуралья в XVIII- XIX в., где обучались также ша- кирды из Западной Сибири2.

В середине XIX в. для ознакомления чиновников окраинных и внутренних областей Российской империи с мусульманским населением и основами догматики и практики исламского зако­нодательства была издана книга Н.Е. Торнау «Изложение начал мусульманского законоведения»3. Она была разослана в губерн­ские канцелярии, в том числе Тобольскую. В этой книге нашли отражение не только культовые нормы и предписания, но и се- мейно-бытовые, общественно-гражданские нормы, уголовное право и судопроизводство.

При изучении традиционной правовой культуры сибирских татар особой проблемой выступает выяснение соотношения норм адата и шариата, а также выявление отношения российских влас­тей к ним.

1 Юшков И.Н. Сибирские татары // Тобольские губернские ведомости. 1861. № 35-44. С. 576.

2 Кемпер М. Суфии и ученые в Татарстане и Башкортостане. Ислам­ский дискурс под русским господством / Пер. с нем. Казань, 2008. С. 42-43; Фахретдин Р. Асар. Казань, 2006. 'Г. 1. С. 34-35, 233; Бепич И.В. Письменные источники 80-х годов XVIII-первой четверти XIX века о правовых традициях сибирских татар // Этнографо-археологические комплексы: проблемы культуры и социума. Омск: Изд. дом «Наука», 2009. Том 11. С. 180.

3 Торнау Н.Е. Изложение начал мусульманского законоведения. СПб., 1850.




Сибирские татары являются коренным этносом Западной Сибири, сложившимся в результате ассимиляции кыпчаками местного тюркского и угорского населения. В XV-XVII вв. от­дельные тюркоязычные этнические группы, расселенные по югу Западно-Сибирской равнины, слились в единую народность. В XVIII-начале XX в. сибирские татары частично ассимилирова­ли тюркоязычных выходцев из Поволжья и Средней Азии1. В се­редине XX в. коренных сибирских татар и потомков пришлого тюркского населения в официальных документах стали запи­сывать просто татарами. Однако представители каждой из этих групп до сих пор сохраняют память о национальной принадлеж­ности своих предков и местах их былого проживания2.

Настоящая работа посвящена сибирским татарам, расселив­шимся в бассейне Тобола и Иртыша. Тоболо-иртышские татары самая значительная группа сибирских татар. В исследуемый пе­риод они проживали в Тобольском, Тюменском, Тарском и Ялуто­ровском уездах (округах) Тобольской губернии. В этносословном отношении сибирско-татарское население в XVIII-начале XX в. было неоднородным и включало ясачных, служилых татар, вы­ходцев из Поволжья (оброчные чувальщики) и Средней Азии (сибирские бухарцы).

Сибирские татары занимали особое положение среди абори­генов Сибири. В отношении них на протяжении трех столетий, со времени присоединения к Русскому государству, проводился осо­бый политико-административный и экономический курс. На протяжении XIX-начала XX в. российское правительство вело целенаправленную политику разрушения традиционных отноше­ний и связей, русификацию, нивелирование положения сибир­ских татар и уравнивание их в правах с русскими крестьянами.

1 См.: Томилов Н.А. Этническая история тюркоязычного населения Западно-Сибирской равнины конца XVI-начала XX в. Новосибирск, 1992; Валеев Ф.Т. Сибирские татары. Казань, 1993.

2 Аксянова Г.А., Квашнин Ю.Н. Проблемы метисации у тоболо-ир- тышских татар // Наука о человеке и общество: итоги, проблемы, перс­пективы. М.: ИЭА РАН, 2003. С. 158-168.

8




Это происходило путем разработки и реализации различных ре­форм в области административного и поземельного устройства, образования,религии.

В предлагаемой вниманию читателей книге правовая или нор­мативная культура сибирских татар рассматривается как часть культуры, основанная на «самых устойчивых и привычных фор­мах общения принадлежащих к нему индивидов, выполняет функцию аккумуляции и трансляции традиций, ...их изменения и трансформации, внедрения и «опривычивания» нового»1. Под нормативом подразумевается целый комплекс элементов, таких как мораль, право, религия, а также уровень правового сознания людей. Под правовым сознанием понимается совокупность оце­нок, чувств, настроений, выражающих отношение населения к действующим законам и практике их применения, к своим пра­вам и обязанностям. Это в то же время представления о право­мерном, законном, справедливом, неправомерном, преступном2.

Важным в работе является изучение правовой практики в сфере семейно-брачных, поземельных, хозяйственных, бытовых и др. отношений. Особое внимание уделено изучению норм ша­риата и роли духовенства в регулировании различных сторон жизни сибирских татар. При этом наиболее значимым является анализ вопросов, связанных с заключением и расторжением бра­ка, имущественными отношениями супругов, наследственным правом, институтом опеки и попечительства.

Одной из центральных задач работы является изучение су­дебной функции общины, ее должностных лиц, выполнявших эти функции, системы наказаний за различные виды правонаруше­ний. Существенно, что исследование традиционной нормативно­правовой системы сибирских татар охватывает несколько веков.

Изучение норм, применяемых сибирскими татарами в прош­лом, проведено по опубликованным научным материалам и мате­

1 Карлов В.В. Указ. соч. С. 68; Громыко М.М. Место сельской (терри­ториальной, соседской) общины в социальном механизме формиро­вания, хранения и изменения традиций // Сов. этнография. 1984. № 5.

2 Сословно-правовое положение. С. 17.

9




риалам центральных и местных архивов - Российского государ­ственного исторического архива (РГИА), Российского государ­ственного архива древних актов (РГАДА), Государственного ар­хива Свердловской области (ГАСО), Центрального государствен­ного исторического архива Республики Башкортостан (ЦГИА РБ), Государственного учреждения Тюменской области Государ­ственного архива Тюменской области (ГУТО ГАТО), Государ­ственного учреждения Тюменской области Государственного ар­хива в г. Тобольске (ГУТО ГАТ).

Для целей исследования были привлечены документальные источники XVIII-начала XX в., не публиковавшиеся ранее: дело­производственная документация, законодательные акты, нарра­тивные источники (записки путешественников, историко-этно­графические описания и т. п.). Важное место в исследовании получили документы Оренбургского магометанского духовного собрания из Центрального государственного исторического ар­хива Республики Башкортостан. В фондах архива имеются дела, связанные с заключением и расторжением брака, наследственным правом, опекой и попечительством. Кроме прочего, они позволя­ют оценить роль шариата и мусульманского духовенства в жизни сибирских татар. Материалы данного архива до сегодняшнего дня не получили должного внимания со стороны исследователей.

Следующая группа источников включает законодательство, прежде всего, своды законов Российской империи (далее ПСЗ)1. Они позволяют проследить изменение отношения самодержавия к мусульманам, определить сферы применения гражданского за­конодательства и норм шариата в повседневной жизни сибирских татар.

Осветить различные аспекты исследования помогают также тематические подборки законодательных актов правительства второй половины XIX-начала XX в., изданные для практических нужд местной бюрократии. Примерами такой деятельности яв­ляются «Сборник постановлений для руководства волостных и сельских управлений» (1853), «Законы о судопроизводстве и

1 ПСЗ. Т. 1-55.

10




взысканиях гражданских» (1873), «Сборник узаконений, опреде­ляющих права и обязанности волостных старшин и писарей» (1904), «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. Издание 1885 г. с включением ст. по 1912-1914 гг. (1916), «О мере пресечения при дознании и порядке содержания арестантов при волостных правлениях и полиции и пересылке их. Пособие для чинов полиции, волостных и сельских начальников в Сибири» (1893) и др. Эти и другие подборки законодательных актов ис­пользовали в своей деятельности и органы местного самоуправ­ления сибирских татар. Об этом свидетельствуют архивные ма­териалы. К примеру, в начале XX в. в Уватском инородном управлении Тобольского уезда хранилось 20 наименований раз­личных законодательных актов1.

Важным в исследовании является сборник руководящих рас­поряжений Оренбургского магометанского духовного собрания (далее ОМДС) за 1836-1903 гг., в котором содержатся предписа­ния ОМДС - фетвы Оренбургского муфтия и постановления ОМДС по итогам разбирательства частных вопросов из повсе­дневной жизни мусульман2. В работе испо;1ьзован также «Сбор­ник законов о мусульманском духовенстве в Таврическом и Орен­бургском округах и о магометанских учебных заведениях», регламентирующий деятельность духовных лиц мусульманской общины3.

Особую группу источников занимают полевые материалы, собранные автором среди тоболо-иртышских татар, компактно проживающих в Тобольском, Вагайском, Ярковском, Ялуторов­ском и Тюменском районах Тюменской области. Полевые иссле­дования, проводившиеся в течение 15 полевых сезонов (1990-

1 ГУТО ГАТ. Ф. 346. On. 1. Д. 29. Л. 11-11о6.

2 Сборник циркуляров и иных руководящих распоряжений Оренбург­ского магометанского духовного собрания. 1836-1903 гг. / Сост. Р. Фахретдинов. Уфа, 1905.

3 Сборник законов о мусульманском духовенстве в Таврическом и Оренбургском округах и о магометанских учебных заведениях. Неофи­циальное издание. Казань, 1899.

1 1




1995, 2000-2010 гг.), включали опрос и непосредственное наблю­дение. Они дополняют и подтверждают архивные материалы.

Традиционная нормативно-правовая система сибирских та­тар на протяжении нескольких веков, и ее соотношение с офици­альным законодательством представляют интерес при изучении этнической истории сибирских татар. Материалы исследования могут быть рекомендованы местным органам власти и культур- но-национальным автономиям для выработки и проведения практических мероприятий по улучшению социально-экономи­ческой ситуации в местах компактного проживания сибирских татар. Они могут быть использованы при разработке спецкурсов по истории сибирских татар для студентов гуманитарных фа­культетов высших учебных заведений.

В приложении к работе содержатся наиболее информативные документы, касающиеся правовой культуры сибирских татар. Важное место среди них занимают архивные документы, выяв­ленные в центральных и местных архивах, большинство из них впервые вводятся в научный оборот. Тексты документов переда­ны с сохранением стиля, орфографии и пунктуации подлинника.

Пользуясь случаем, выражаю искреннюю благодарность ру­ководству и сотрудникам Центрального государственного исто­рического архива Республики Башкортостан (директор Р.З. Шир- газин), Государственного учреждения Тюменской области архива в г. Тобольске (директор Т.Ю. Коклягина), Государственного ар­хива Тюменской области (директор О.П. Тарасова) за предостав­ленную возможность работать с фондами.

От всей души благодарю всех моих соотечественников из разных сибирско-татарских сел и деревень Тюменской области за большую помощь в проведении экспедиционных работ. Особую благодарность выражаю информантам, оказавшим наибольшую помощь при сборе этнографического материала: моему отцу Ба­киеву Такиюлле Абдулловичу (д. Нижние Аремзяны), Тимкано- вой Хакиме Хабибулловне (д. Нижние Аремзяны), Абайдуллиной Галие Тухватулловне (д. Лайтамак), Рафиковой Марвар Рафиков­не (д. Бегитино), Ашмановой Наригуль Шахимардановне (с. Ем- баево), Алимхановой Фирдаус Салимовне (с. Ембаево), Ихсано- 12




вой Муриде Ахметкиреевне (д. Верхний Ингал), Мавлютовой Зайнисафе Мухсимовне (юрты Бегишевские), Садиковой Мар- вар (юрты Второвагайские), Юсупову Кадыру Абдурахимовичу (д. Епанчино).

За внимание к моей работе и ценные профессиональные со­веты благодарю доктора исторических наук Дмитрия Анатолье­вича Функа (ИЭА им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН) и кандидата исторических наук Нину Александровну Лискевич (ИПОС СО РАН).

Глубокую признательность за понимание и поддержку выра­жаю моей наставнице, внимательному, чуткому и строгому Учи­телю - Нине Адамовне Миненко (Уральский государственный университет им. А.М. Горького).

Сердечно благодарю директора Института проблем освоения Севера СО РАН Анатолия Николаевича Багашёва за всемерную и постоянную поддержку и помощь.

Выражаю большую благодарность моему супругу и коллеге Юрию Николаевичу Квашнину, который оказывал мне неоцени­мую помощь на всех стадиях работы над книгой, моим подругам и соратницам по экспедициям Гульсаре Халиуллиной и Екатерине Утяшевой, а также моим любимым сыновьям Радмиру и Никите.

13




Глава 1

УСТРОЙСТВО НИЗОВЫХ СУДЕБНЫХ ОРГАНОВ У СИБИРСКИХ ТАТАР В XVIII—НАЧАЛЕ XX ВЕКА

В XVII-первой половине XIX в. царская администрация поч­ти не вмешивалась во внутренние дела народов Западной Сиби­ри, в том числе сибирских татар, сохраняя у них традиционное управление и суд. Как отмечает А.Ю. Конев, это был «период пер­воначальной адаптации государства и традиционных социумов как стадиально различных систем», когда «русские использовали в своих интересах исторически сложившиеся социальные и по- тестраные институты аборигенов...». Автор считает, что к 1821 г. народы края имели синтезированные патриархальные («родопле­менные») и феодальные общественные отношения, участниками которых были как местные потестарные, так и российские юри­дические, административные и сословные элементы. С середины XIX в. усиливаются тенденции унификации в области правового плюрализма, создаются условия для окончательной ликвидации особых «прав состояния» коренных народов Сибири1. Начало унификации необходимо связывать с «Уставом об управлении инородцев» 1822 г., когда сибирские татары и сибирские бухарцы были отнесены к «оседлым инородцам» и уравнивались во всех правах и обязанностях с русскими крестьянами. По Уставу про­исходила унификация управления и суда у сибирских татар, по­пытка привести к «единому знаменателю» с судами у русских крестьян. Как отмечалось в законе «оседлые инородцы земле­дельцы, составляющие собственные свои волости, подлежат во-

1 Сословно-правовое положение. С. 14-15.

14


лостному управлению и суду по общим основаниям»1. В основе «Устава об инородцах» 1822 г. А.Ю. Конев выделяет три принци­па: принцип сохранения традиционной основы, который обеспе­чивал органическую связь вновь создаваемых административно­управленческих структур с общественной организацией абориге­нов»; принцип частичной рационализации, в соответствии с которым определялись: единый для всех сибирских аборигенов статус, права и обязанности их инородческой администрации, порядок ее подчинения органам государственного фискально­административного и судебного надзора; принцип дифференциро­ванного подхода, в котором определялось соотношение традици­онного и рационального начал в «инородческом управлении», а также разрядная принадлежность той или иной группы коренно­го населения (в зависимости от уровня общественно-экономи- ческого развития)2.

Следующей попыткой унифицировать управление у сибир­ских татар, касавшееся судебной компетенции общины, явилась реформа П.Д. Киселева 1840-х гг. По этой реформе у татар, как и у русских крестьян Сибири, учреждались особые выборные орга­ны - судебные расправы: в волостях - волостные, в селах - сель­ские. Сельская расправа состояла из председателя (по должности им был сельский старшина) и двух добросовестных, старшего и младшего, избираемых из числа однообщественников. Расправа решала дела по искам на сумму до 5 р. серебром, а также могла приговаривать за проступки к штрафу от 25 к. до 1 р. серебром, общественным работам на срок до 6 дней, заключению под стра­жу и телесному наказанию до 20 ударов розгами. Если приговор не удовлетворял тяжущихся, они могли обратиться в волостную расправу. Ведомству волостной расправы подлежали дела о кра­

1 Законы о судопроизводстве и взысканиях гражданских (Свод зако­нов. Т. X, ч. 2). Изд. 4-е. СПб., 1873. С. 260.

2 Конев А.Ю. Коренные народы Северо-Западной Сибири в админи­стративной системе Российской империи (XVIII-начало XX вв.). М., 1995. С. 90.

15




жах на сумму до 30 р. серебром. Она могла приговаривать к нака­занию до 60 ударов розгами1.

Среди сибирских татар реформа распространялась не повсе­местно. В Тобольском, Тарском и Ялуторовском уездах, как видно из донесения чиновников, добросовестные в общинах не выбира­лись. А в Тюменском уезде лишь в некоторых волостях избира­лись старший и младший добросовестные, с одним или двумя кандидатами2. В частности, такие должности общинного самоуп­равления встречались в конце XIX-первой половине XX в. в Ка- шегальской волости Тюменского уезда3.

Во второй половине XIX-начале XX в. устройство общинного самоуправления и суда у сибирских татар подчинялось требова­ниям «Общего положения о крестьянах» от 19 февраля 1861 г. Однако реализация закона у сибирских татар стала возможна только после принятия «Положения о сельском состоянии», из­данного в 1879 г., и циркулярного распоряжения Тобольского гу­бернского правления от 30 апреля 1890 г. Результатом реформ явилась унификация системы местного самоуправления, уравне­ние с органами управления русских крестьян. В конце XIX в. рос­сийская администрация старалась усилить контроль за дея­тельностью крестьянского самоуправления, «последовательно наращивала бюрократический аппарат, стремясь окончательно поставить его под свое регулирующее воздействие»4. Реальным воплощением этой политики стало введение института кресть­янских начальников по закону от 2 июня 1898 г. Этот институт явился сибирским вариантом института земских начальников, введенного в Европейской России. Его особенностью являлось возложение на крестьянских начальников дополнительного по­печения над «инородческим» населением. По закону на них воз­лагались контролирующие функции, наблюдение за волостным и

1 Сборник постановлений для руководства волостных и сельских уп­равлений. СПб., 1853. С. 77, 165, 167-169.

2 ГУТО ГАТ. Ф. 152. Оп. 34. Д. 390. Л. 9-9о6„ 35-36.

3 ГУТО ГАТО. Ф. И-80. On. 1. Д. 26. Л. 58.

4 Сибирь в составе Российской империи. М.: Новое лит. обозрение, 2007. С. 148.

16




сельским управлением крестьянских общин и «инородцев». Еже­годно члены съезда крестьянских начальников, иногда совместно с Губернским управлением по крестьянским делам, производили ревизию волостных правлений, где наряду с другими документа­ми проверяли материалы волостных судов. В случаях уличения должностных лиц в проступках и преступлениях крестьянские начальники могли налагать на них административные взыскания, привлекать к уголовному наказанию. За все должностные пре­ступления и проступки сотрудники волостного и сельского уп­равления могли подвергаться замечаниям, выговорам, денежным взысканиям или аресту до семи дней. За тяжкие правонарушения их могли отстранить от должности. Согласно Уложению о наказа­ниях уголовных 1885 г., лица, занимающие выборные должности, не подвергались телесному наказанию1. Таким образом, по срав­нению с земскими начальниками права крестьянских начальни­ков были значительно расширены, фактически они являлись пол­ными хозяевами в «инородческой» волости.

В целом, на протяжении ХГХ-начала XX в. в административ­ной политике применительно к сибирским татарам происходила унификация органов самоуправления и суда. В ходе реформ про­водилась в жизнь идея интеграции инородцев в сословие кресть­ян. Как отмечают авторы монографии «Сибирь в составе Россий­ской империи», происходила «эволюция от косвенной системы управления к управлению по крестьянскому образцу»2.

  1. Низовые судебные органы в XVIII-первой половине XIX века

В XVIII-первой половине XIX в. судебные полномочия у си­бирских татар имели выборные лица от волости, от селения, му­сульманские духовные лица и мирской сход.

1 Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. Изд. 1885 г. С включением ст. по 1912-1914 гг. Пг„ 1916. С. 67; Бакиева Г.Т. Волостное управление у сибирских татар во второй половине XIX-начале XX в. // Вестник археологии, антропологии и этнографии. Тюмень: Изд-во ИПОС СО РАН. №1 (12). 2010. С. 161.

2 Сибирь в составе Российской империи. С. 243.

17


Выборные от волости - волостные старшины или головы (сиб. тат. башлык), которых также называли «князцами», «сотни­ками» или «ясаулами», наряду с административными, были наде­лены и судебными полномочиями «при разбирательстве их (си­бирских татар. - Г.Б.) между собою спорных случаев»1. В старшины выбирали обычно из «прожиточных, добрых, неподозрительных, непьяниц, в штрафах и начетах и наказаниях ни в каких не бы­вавших»2. Эти формулировки спускались сверху - именно таких людей власти хотели видеть на выборных должностях. В ука­занный период срок службы старшин у сибирских татар не был определен законом. Например, старшина Подгородной волости Тарского уезда Нияс Абышкин исполнял свои обязанности 21 год, князец Аялынской волости - 42 года3, старшина Тюменского уезда Муллабак Кучаков - 18 лет4.

Среди сибирских татар в XVIII-первой половине XIX в. вы­делялись «жалованные головы», которые передавали свою долж­ность по наследству. К этой категории относились «головы то­больских татар» из рода Кульмаметьевых. Они получили право «производить между татарами всякую расправу» и «за малые ви­ны самим наказывать». Должность головы тобольских служилых и «захребетных» татар и судебные полномочия получил в 1700 г. Авазбакей Кульмаметьев «в вознаграждение его службы». В тече­ние XVIII в. представители рода Кульмаметьевых были пожало­ваны царскими грамотами, дорогой одеждой, личным оружием. В 1787 г. Сабанак Кульмаметьев был назван «Тобольского иррегу­лярного легкого казачьего войска и ясачных магометан 1-го класса головой»5. В 1816 г. в 77 селениях Тобольского округа, находя­щихся в ведении капитана мурзы Рахматуллы Кульмаметьева, было зарегистрировано 4687 человек обоего пола6. Кроме того,

1 ГУТО ГАТО. Ф. И-10. On. 1. Д. 806. Л. 1.

2 Там же. Ф. И-47. On. 1. Д. 2213. Л. 10, 14; Д. 2188. Л. 5об.; Ф. И-10. Oп. 1. Д. 806. Л. 20-20о6.; ГУТО ГАТ. Ф. 341. Oп. 1. Д. 43. Л. 22, 24, 60об.

3 Валеев Ф. Т. Указ. соч. С. 58

4 ГУТО ГАТО. Ф. И-10. Oп. 1 Д. 806. Л. 1-1об.

5 РГИА. Ф. 1286. Оп. 2. Д. 347. Л. 18.

6 ГУТО ГАТ. Ф. 154. Оп. 8. Д. 347. Л. 567-815о6.

18




следует отметить, что именно Кульмаметьевы участвовали в со­ставлении документов по обычаям сибирских татар конца XVIII- первой половины XIX в.

В указанный период в структуре исполнительной власти во­лостной общины значительное место занимали так называемые «опекуны». Институт опекунов имел распространение лишь в Тю­менском и Тарском уездах Тобольской губернии. Власти опреде­ляли для опекунов прежде всего судебные полномочия в рамках «справедливого разбирательства» по маловажным делам «между татарами и другими разного чина людьми чинить по самой су­щей справедливости, избавляя обидимых от лица сильных»1.

В ведении опекуна были жители всей волости. Как происхо­дили выборы опекуна, показывает следующее дело. В феврале 1790 г. из 10 татарских селений Тюменского округа (Матмасов- ских, Казаровских, Салаирских, Саганских, Ахманских, Канчен- бурских, Искинских, Янтыковских, Тарманских, Нижне-Тарман- ских) волостным сходом были выбраны три кандидата в опеку­ны - Ерымбет Мукушев, Аптык Ишимов, Ремезан Буклушев. Как было указано «людей поведения хорошего, неподозрительных, же­натых, домы имеются и хлебопашество производящих». Из трех кандидатов опекуном волости был выбран Ерымбет Мукушев. Всего по Тюменскому округу было выбрано 5 опекунов. Все они были приведены к присяге муллой Вельямином Сеит Шабаби- ным2. Следует отметить, что присяга для должностных лиц об­щины была установлена и в русских волостях, при этом текст клятвы был единым как для татар, так и для русских. Введение присяги для должностных лиц общины подтверждало, что цент­ральная власть рассматривала их как своих агентов на местах3. Срок службы опекунов, так же как и других должностных лиц та­тарской общины в XVIII-первой половине XIX в., не был точно определен администрацией. Например, опекун Яровской волости

1 ГУТО ГАТО. Ф. И-10. Oп. 1. Д. 803. Л. 2об.-3.

2 Там же. Ф. И-10. Oп. 1. Д. 804. Л. 7, 13, 15.

3 Миненко Н.А. Русская крестьянская община в Западной Сибири. XVIII-первая половина XIX века. Новосибирск, 1991. С. 83-84.

19




Муса Урозаев находился в должности 13 лет, опекун Асембет Машкин занимал должность с 1766 по 1784 г., пока не умер1.

В сельском обществе судебными полномочиями обладали вы­борные от селения - старосты, десятники. Являясь выборными лицами, они не могли самовольно решать спорные вопросы, а вы­носили их на рассмотрение сельского или волостного схода. При совершении преступления пострадавший или свидетель сообщал о случившемся десятнику, который немедленно собирал сход с привлечением ответчика. Староста налагал арест на членов общи­ны, в том числе выборных, находящихся в его подчинении (сбор­щиков податей и пр.). Волостной сход состоял из выборных пред­ставителей селений, входивших в волость, и «лучших людей».

При разбирательстве споров, в том числе семейных, активное участие в сходах принимали мусульманские духовные лица. Пра­во мусульманского духовенства решать брачные дела в приходах было подтверждено Положением от 5 мая 1811 г., а также Поло­жением 1830 г. Апеллировать по таким делам можно было, обра­щаясь в Оренбургское магометанское духовное собрание2. К при­меру, в 1800 г. в юртах Каскаринских, старшиной Муллабаком Кучаковым «обще с муллой агуном Сеитом Муллагуловым с при­глашением старших лучших людей» рассматривалось дело «о бес­человечном битии Калиметом Кучуковым своей жены Калисы»3.

Другой пример характеризует судебную компетенцию сель­ского схода. В ноябре 1797 г. заседатель Аптрахман Тажбулатов и десятник Итылгай Калышев созвали сход для рассмотрения дела о побоях дочери Сеитяша Култашева ясачными татарами - её му­жем Алтьяром, свекром Ягней Мятиковым и свекровью Калисой Емановой. На сходе «в присутствии собрания народского» разби­рательство производили заседатель, десятник, муллы и «лучшие люди»4.

1 ГУТО ГАТО. Ф. И-10. Oп. 1. Д. 803. Л. 1-1о6.

2 В память столетия Оренбургского магометанского духовного соб­рания, учрежденного в г. Уфе. Уфа. Тип. Губернского правления, 1891. С. 24, 28.

3 ГУТО ГАТО. Ф. И-10. Oп. 1. Д. 3464. Л. 11-11об.

4 Там же. Ф. И-10. Oп. 1. Д. 3462. Л. 14об.-15.

20




В этот период при разбирательстве судебных дел в общине сибирских татар органы местного самоуправления руководство­вались традиционными нормами, основанными на обычном пра­ве и шариате.

Таким образом, судебные полномочия в сельской общине си­бирских татар в XVIII-первой половине XIX в. имели традици­онные органы местного самоуправления - «князцы», опекуны, волостные старшины, сельский сход, а также мусульманские духовные лица общины. Суд основывался преимущественно на обычном праве. Попытки унифицировать управление и суд у си­бирских татар в ходе реформ 1820-1840-х гг. не увенчались ус­пехом.

  1. Низовые судебные органы во второй половине
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Похожие:

Н. А. Миненко удк 39: 34 ббк 63. 5 Б193 iconМетодические рекомендации Москва 2010 удк ббк isbn удк ббк содержание...
Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский государственный университет экономики,...
Н. А. Миненко удк 39: 34 ббк 63. 5 Б193 iconКонспект лекций Москва, 2011 ббк 63. 3 Удк 94 (100) «654»
Составители: проф., д и н. Бодрова Е. В., доц., к и н. Гусарова М. Н., к и н доц. Захаров В. Ю
Н. А. Миненко удк 39: 34 ббк 63. 5 Б193 iconТест жизнестойкости удк 159. 923. 072 Ббк 88. 3 Л 478 Психодиагностическая серия
Работа выполнена при поддержке ргнф, проект 06-06-00449а «Структура и диагностика личностного потенциала»
Н. А. Миненко удк 39: 34 ббк 63. 5 Б193 iconУчебное пособие Ростов-на-Дону 2009 удк ббк п
Учебное пособие предназначено для студентов, преподавателей и аспирантов экономических специальностей
Н. А. Миненко удк 39: 34 ббк 63. 5 Б193 iconУчебное пособие удк 159. 9(075) Печатается ббк 88. 2я73 по решению Ученого Совета
Зоопсихология и сравнительная психология: Учебное пособие. Ставрополь: скси, 2005. 272 с
Н. А. Миненко удк 39: 34 ббк 63. 5 Б193 iconИздательство «смысл» москва 2000 удк 615. 851 Ббк 53. 5 П 274 Московский Гештальт Институт
Впервые переведенная на русский язык главная теоре­тическая книга Ф. Перлза — выдающегося психолога и психо­терапевта, создателя...
Н. А. Миненко удк 39: 34 ббк 63. 5 Б193 iconПрактикум Автор-составитель А. К. Быков Творческий Центр Москва 2006 удк 371. 9 Ббк 88. 4я73
Наук, профессор, зав лабораторией социально – педагогических технологий и политики в области воспитания Госнии семьи и воспитания...
Н. А. Миненко удк 39: 34 ббк 63. 5 Б193 iconМетодические указания Витебск, 2012 удк 378. 14 Ббк 74. 580. 268...
Общие требования к порядку выполнения, содержанию, оформлению и защите рефератов, курсовых и дипломных работ
Н. А. Миненко удк 39: 34 ббк 63. 5 Б193 iconБбк 63. 3(2) удк 94(47) Все права защищены. Никакая часть данной...
С77 Национализация рубля — путь к свободе России. — Спб.: Питер, 2011. —336 е.: ил
Н. А. Миненко удк 39: 34 ббк 63. 5 Б193 iconПрактикум по возрастной психологии удк 159. 922. 6(076. 58) Ббк 88. 4я73 А16 Абрамова Г. С
А16 Практикум по возрастной психологии: Учеб по­собие для студ вузов. — 2-е изд., стереотип. — М
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница