Лев Гунин Гулаг Палестины Оглавление


НазваниеЛев Гунин Гулаг Палестины Оглавление
страница5/23
Дата публикации02.04.2013
Размер3.8 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
Жизнь раба ничего не стоит. А, значит, его смерть или увечье дешевле замены оборудования, организации техники безопасности, строительства ограждений, покупки специальных защитных средств. Второй главной причиной является то, что халатность или намеренное пренебрежение нормами санитарии и безопасности труда никогда в Израиле не наказывается в уголовном порядке, что бы ни случилось.

В Израиле существует круговая порука между различными звеньями функционеров в недопущении получения рабочими компенсации. Приведу пример из собственного опыта. Безвыходное положение заставило меня устроиться грузчиком на склад, где один из начальников надо мной жестоко издевался. Кончилось тем, что он намеренно толкнул меня так, что я упал, ударился головой и получил сотрясение. В тот же день я оказался в госпитале (больнице), где констатировали сотрясение мозга. Я обратился в Гистадрут и в другие организации, где получил консультацию о порядке процедуры требования компенсации за травму. Обратился к семейному врачу и получил направление к невропатологу, правда, пришлось ждать пару месяцев. А невропатолог сказала, почему я сразу не пришел (как будто это зависело от меня!). Обрисовался замкнутый круг.

Кроме того, выяснилось, что на складе, где, как я думал, я работал официально (ведь был оформлен, получал чеком!), меня не оформили по правилам, так, что я там как будто и не работал. Пришлось доказывать, что ты не верблюд. Как из шкатулки Пандоры, появлялись всё новые и новые препятствия, множась словно компьютерный вирус. Я обращался к пяти адвокатам, в мировой (гражданский) суд, дошёл до членов Кнессета, до депутатов, газет. И, как следовало ожидать, компенсации никогда не получил. Именно с той травмы у меня стали сильные головные боли, развилась гипертония.

А теперь — для сравнения — мой монреальский опыт. На одной из работ я получил трагическую для меня, как для музыканта (ушиб пальца), но по медицинским меркам не тяжёлую травму. При всех трудностях компенсация была получена без обращения к адвокату или в суд, даже без жалоб внутри самого ведомства по выплате компенсаций — CSST. Компенсация, которую я получил, равнялась моей полугодовой зарплате. Не утверждаю, что это так много, но законность была соблюдена. Такому государству невыгодно калечить и убивать своих граждан. В Израиле наоборот.

Израиль — страна, по населению равная одному из крупных российских городов. Так вот, если бы в одном из городов России за год погибали на рабочих местах 636 человек, а 525 тыс. оказывались бы травмированы — что бы это могло означать? Ну, известно что, — сионизацию города. Так грустно шутит один мой приятель.

По данным того же самиздатовского альманаха «Первое свободное слово» каждый второй русскоязычный иммигрант в первые 2-3 года работы в Израиле получил ту или иную производственную травму. (Среди всех вместе «израильтян» («русских» и «нерусских») — каждый 6-й). Каждый 5-й — травму с более или менее тяжёлыми последствиями, каждый 7-8-й — производственную болезнь (часто в результате травмы), каждый девятый-десятый стал инвалидом (16-й — среди всех израильтян), каждый 46-й работающий «русский» был убит в результате несчастного случая на производстве, полного отсутствия техники безопасности и полной безответственности и ненаказуемости начальства. Причём, пик несчастных случаев на производстве приходился не на 1992-93, а на 1991-й год, данных по которому мы не нашли.

Уже после того, как редакция 2000 года была готова, возникли новые обстоятельства, вызвавшие к жизни следующее дополнение. Оно базируется на дискуссии на форуме в Интернет:

Гунину и его брату по духу Been-у

А теперь, с вашего позволения, немного посчитаем. Речь идет о 500000 иммигрантов из бывшего СССР (Ваши слова, процитированные выше).

— Это не абсолютная цифра. То есть условная. Приблизительно все знают, что с 1989-го примерно по 1994-й год в Израиль въехало около полумиллиона русскоязычных иммигрантов. Но сколько точно — 600 тыс., 550, 670? Это не упрёк «Человеку», а просто как бы дополнительная ремарка.

По усреднению всех вышеприведённых статистиков в год Израиль покидает 65000 человек , т.е. за 6 лет (1989-1995) уехало 390000.

— Снова передёргивание. 65 тыс. — максимум, в наиболее «урожайные» год или два. Я так и писал, если не ошибаюсь — ДО 65 тыс. Наиболее общепринятая цифра бегства русскоязычных из Израиля — 200 тыс. А сколько хотят уехать, но не могут — это обсуждать не будем. И снова — это не спор и не упрёк, просто замечание.

500000/10=50000

Итого 500000-390000-50000=60000

Вы хотите сказать, что в Израиле осталось 60000 дееспособнах (неинвалидов) русскоговорящих граждан? Это, собственно, следует полагать и есть те самые сотни тысяч людей которым (цитирую) «израильский режим поломал жизнь, и они фактически «доживают» свой век в прозябании, нищете, депрессии, отчаянии, лишившись социального статуса, своей профессии, всех надежд и какой-либо цели в жизни». Это несерьёзно.

— Конечно, ЭТО несерьёзно. О том, что тут имелось в виду, знает, наверное, только сам автор сей «арифметики». Скажу мягче — в ней есть серьёзные ошибки. Моя арифметика такая: 500.000 минус 200.000 — будет 300 тыс. (или — пусть минус 390.000: тогда выходит 110.000 тыс.). То, что за то время, ПОКА эти 200 или 390 тыс. покидали Израиль, из оставшихся 300 или 150 тыс. многие умирали или превращались в инвалидов, только подчёркивает весь драматизм и огромные цифры исхода.

По данным самого Сохнута (эти данные тоже расходятся: так Симха Диниц называл одни цифры, другие — другие, в прессе появлялись — со слов Сохнута — третьи) в 1992-1993 годах не менее 70% новых русских иммигрантов жили в катастрофических социальных условиях. (По другим данным — 80 %). От проекта «Крыша для нуждающихся» в организацию «Объединенный Еврейский Призыв» в 1993-м году поступила декларация, в которой говорилось, что только из охваченных проектом — 40 тысяч (!) семей не в состоянии более оплачивать съёмную квартиру или купить новую по условиям машканты. Это может быть более 100 тыс. человек!

В Сионистский Форум, в Союз Выходцев из СССР, в Сохнут, Гистадрут, Министерство Абсорбции, ВИЦО, и так далее, обратились в 1989-1994 годах с жалобами сотни тысяч новых «русских» иммигрантов. Можно с уверенностью сказать, что огромная часть тех «русских» иммигрантов, что прошли через Израиль (не важно, покинули они его в дальнейшем — или нет), жили или живут «...в прозябании, нищете, депрессии, отчаянии, лишившись социального статуса, своей профессии, всех надежд и какой-либо цели в жизни».

Что же касается макиавеллиевско-фрейдистской «описки» «Адама»-Человека» (макиавеллиевская потому, что хитрит он, притворяясь, как будто не понимает, что фраза о сотнях тысяч исковерканных жизней касается и тех, кто остался на «исторической», и тех, кто с неё бежал, фрейдистская — потому, что этот защитник одного из наиболее репрессивных режимов в мире, похоже, и сам уверен, что те, кто покинули «историческую», не могут жить в прозябании (это смешно потому, что он-то хотел доказать обратное) — так ему следует указать, что к более 100 тыс. «русских» беженцев из Израиля — даже если не были депортированы, — фраза «в прозябании, нищете, депрессии, отчаянии, лишившись социального статуса, своей профессии, всех надежд и какой-либо цели в жизни» относится не менее.

По данным мультиэтнического исследования одного из канадских университетов, большинство «русских» израильтян в Канаде так и не устроились по профессии и не обрели нормальный социальный статус: потерянные в Израиле годы, энергия, надежды подорвали жизнеспособность людей, а отношение к «русским беглецам и предателям из Израиля», подогреваемое еврейскими организациями уже тут и дирижируемое израильским посольством, не способствует восстановлению их жизни.

А теперь по поводу травматизма на производстве.

Сделаем сравнительную таблицу:

Официальные данные (приведённые Вами) Другие данные (также приведённые вами)

Данные в год*7лет= Проценты от 500000

Погибли=(127+509)*7=4452 погибли=500000/46(каждый 46)=10869

(включая «нерусских») (не включая «нерусских»)

Что же это у вас получается, ВСЕГО народу погибло меньше, чем репатриантов из СССР?

— Это уже просто чистая профанация. Во-первых, нельзя чисто механически экстраполировать статистические данные на все годы. Могло погибать на производстве меньше или больше в разные годы. Ну, да ладно, примем эту схему такой, как есть. По статистическим данным в энный год погибло 636 всех израильтян в целом, включая и «русских», при этом из общего числа русских в стране по данным опросов погиб каждый 46-й — новый «русский» иммигрант. Мы знаем, что в 1992-м году в Израиле находилось примерно 500.000 «русских» иммигрантов. Предположим, что работоспособных была пятая часть. Это от 500.000 — 100.000. Безработица среди них была примерно 20-25 процентов (если не выше). То есть, остаётся от ста тысяч примерно 70.000. Поэтому делим 70.000 на 46, и получаем 1522 в год. Если я где-то допустил ошибку, не обижусь, если меня поправят. Цифра 1522 больше, чем цифра, указанная в заявлении ведомства Израиля по охране труда — 636.

Задумаемся, почему. Опрос был сделан в районе Тель-Авива и Беер-Шевы. По имеющимся у меня данным ситуация с охраной труда на севере и в районе Иерусалима обстояла лучше. Поэтому, учитывая такую поправку, можно предположить, что

1) цифра 46 может выглядеть как 40 или 36 (а вполне возможно, что и наоборот — 50-54, например, ведь это только предположение), и

2) не все опрашиваемые были точны (искренни, и так далее).

Однако, зная, с кем мы имеем дело, я думаю, что ведомство по охране труда вполне могло не назвать и третьей части погибших на производстве, потому что по многочисленным косвенным данным статистика по погибшим на производстве должна была быть ещё более ужасающей. Не известно, как учитывались случаи избиения русскоязычных на рабочих местах, когда в результате избиения наступала смерть сразу — или через дни (недели, месяцы). Возможно, что эти случаи не были внесены сюда же.

Подсчитать же (пусть даже механически экстраполируя данные за этот один год, распространяя их на все годы — что уже неверно) данные за семь лет невозможно потому, что люди всё время уезжали, и, если даже всё тот же уровень гибели на производстве и те же пропорции (один из 46-ти работающих) сохранялись, каждый год их надо было бы высчитывать не из 500 тысяч, а из уменьшающегося числа людей. Надеюсь, что ответил обстоятельно и никого своим ответом не обидел.

В случае увольнения сплошь и рядом работодатели не желают дать положенное специальное письмо для получения пособия. Дело в том, что в нормальной стране для избегания таких неприятных моментов предусматривается строго определённая процедура увольнения, в случае нарушения которой это может иметь для последнего самые серьёзные последствия.

В разных странах этот механизм работает по-разному. Есть арбитражные комиссии для рассмотрения трудовых споров (не гистадрутовского плана), специальные органы надзора, куда можно пожаловаться, организации помощи в подобных случаях, добровольческие организации. И потом во многих странах работник может просто пойти и взять специальную анкету и придти с ней к работодателю, чтобы тот её подписал (заполнил), а, в случае отказа, к работодателю придёт работник социальной службы, общественный адвокат, служащий Отдела безработицы или (в других странах) Трудовых Ресурсов, и так далее, которых работодатель игнорировать не сможет.

В ряде других стран предусматривается заявление, которое необходимо получить работодателю от работника в том, что тот увольняется по собственному желанию, без чего уволить работника можно только письмом об увольнении его хозяином. Даже в таком «плохом» государстве, как бывший СССР, работник, если его не увольняли, писал такое заявление. Другое дело, что там, наоборот, было невыгодно, чтобы тебя уволили, так как ты как бы получал этим «волчий билет». Но в самом принципе этого правила есть рациональное зерно. В Израиле работодатель говорит вам «Ты уволен», препятствует продолжению работы, а потом утверждает, что работник ушёл сам...

Вопиющим нарушением прав трудящихся, в Израиле ещё и совмещённом с расизмом, с самой наглой дискриминацией на этнической почве стала в Израиле оплата намного ниже установленного минимума. К примеру, один из моих знакомых, работая в компании кабельного ТВ, получает всего 5 шекелей в час, вместо положенных 7,20. Моя жена получает 6 шекелей в час. Арабы, работающие на стройках, получают пять-шесть шекелей в час, в других местах — ещё меньше. Ни одного израильтянина, которому бы платили меньше 7-8 шекелей в час, я за два года в Израиле не только не встречал, но о таком даже и не слышал...

Итак, подведём итоги. В Израиле конца 1980-х, начала 1990-х годов не соблюдаются никакие международные нормы техники безопасности и охраны труда, гарантированной защиты прав рабочих, антидискриминационные регуляционные меры, нормы оплаты труда, продолжительности рабочего дня, найма на работу и увольнения. Тут используется труд фактически превращённых в рабов людей.

Вкрапления рабского труда были тут и раньше, но не применялось такой чёткой, продуманной, всеохватывающей и многоуровневой системы террора, как теперь, системы, к настоящему времени вполне сложившейся и уже полностью развитой.

Признаками рабства являются искусственный привоз людей в страну, часто насильственная доставка в Израиль (в дополнение к предыдущим фактам: от Люси Ф. я узнал, что во время войны в Персидском заливе в Варшаве десятки семей устроили настоящий бунт, заявив «мы не поедем в Израиль», но этот бунт был подавлен, и люди жестоко и грубо были доставлены в Израиль), косвенно или прямо принудительный труд за крышу над головой и паёк «чтоб не умереть с голоду», обращение с рабочими как с неживым материалом, как со скотом, отсутствие какой бы то ни было правовой защиты, техники безопасности, огромный уровень травматизма или (и) гибели людей, использование жилья, жилищного вопроса в качестве инструмента для превращения обычных людей в рабов, в качестве одного из генераторов принудительного труда с одной стороны, и в эквивалент лагерных бараков — в условиях караванов, плюс гетто — с другой.

Таким образом, рабским труд широкой категории людей в Израиле можно назвать не только потому, что за свой труд они получают то, что можно сравнить лишь с пайком раба, в то время как другие категории людей — в зависимости от этнического происхождения — либо вовсе не задействованы на тяжёлых работах, либо получают нормальную заработную плату, но главное потому, что статус наёмного работника в современном Израиле чисто условен и соответствует статусу раба — заключённого, используемого на принудительных лагерных работах:

а) его труд фактически никак не регламентирован, хозяин имеет над ним полную власть, как в лагере лагерное начальство; кроме того, подавляющее большинство рядовых израильтян (не только новых «русских» иммигрантов, но и представителей других социальных и этнических категорий) работают по 12-14 часов в день без выходных или с одним выходным;

б) в соответствии с нарушающими основные права человека законами страны при найме на работу он не является равноправным участником трудового договора;

в) так как безработные в Израиле фактически (de facto) лишены права на пособие по безработице, а также какой либо социальной (материальной) помощи (об этом смотрите дальше), как в свободных, демократических странах, у социально слабых классов нет никакой свободы выбора, нет никакой альтернативы голодной (в лучшем случае) смерти, так что и по этому пункту их труд сходен с принудительным лагерным трудом;

г) так же, как и ЗЭКа в сталинских лагерях, рабы Израиля (только формально — наёмные работники) начисто лишены какой бы то ни было юридической защиты, они полностью бесправны, как рабы;

д) массовые гибель и травматизм людей на рабочих местах по масштабам близки к апокалипсису сталинских лагерей, при этом как сами работники, относящиеся к определённым этническим группам (русские, эфиопы, и так далее), так и их семьи не получают никакой компенсации ни в случае увечья, ни в случае смерти;

ж) так же, как и сталинском лагере и на поселении, элементы политики принудительного труда и жилищной политики являются двумя концами одной и той же палки;

з) ввоз контингента для принудительных работ (рабов) в страну — с одной стороны, и препятствия, чинимые их выезду из страны, пока их статус не изменился (в прошлом в в среднем 5 лет, в настоящее время правители Израиля хотели бы сделать выезд из страны невозможным для всех иммигрантов беженской категории — как, например, выходцы из СССР) — с другой, создают в Израиле ситуацию и атмосферу, напоминающие атмосферу существования сталинской лагерной зоны и ориентирования общества на её присутствие;

и) «квиют», постоянство на работе, это чисто израильское явление, есть ни что иное, как явление, эквивалентное формированию слоя надсмотрщиков, лагерных начальников, охраны, лагерной обслуги, т.е. того слоя людей, какой ставился над заключёнными сталинских лагерей.

Теперь — о двух явлениях, сопутствующих практике принудительного труда.

Будучи безработным и каждую неделю отмечаясь на бирже труда для лиц с университетским образованием в Тель-Авиве, я был свидетелем того, как на бирже отсеяли сотни людей, сотни безработных, отказавшись зарегистрировать их. Меня самого не регистрировали 2 месяца, и зарегистрировали лишь после вмешательства адвоката. Но большинство других не такие настойчивые, как я, они не имеют моих юридических познаний, моего опыта правозащитной деятельности, и они сломались сравнительно быстро, отказавшись от борьбы за право быть зарегистрированными.

Осталось лишь 20 человек на бирже для лиц с высшим образованием в Петах-Тикве, однако, я знаю, что многие из них, хотя и зарегистрированы, пособия (по безработице либо социального) всё равно не получают. В числе последних и я: не получающий пособия, несмотря на регистрацию. Кроме того, нас всех заставили подписать бумагу, что мы согласны на лю6ую, даже на самую тяжёлую работу; подпись такой бумаги — по закону! — является условием для регистрации на бирже для лиц с высшим образованием.

Как я уже заметил выше, в Тель-Авиве меня не регистрировали 2 месяца, а в Петах-Тикве моя пятимесячная борьба за регистрацию на бирже завершилась победой только благодаря случайному знакомству с мэром Петах-Тиквы, дружбе с известным адвокатом (я давал ему частные уроки музыки, и мы с ним близко сошлись), с другими влиятельными лицами. В тот период из-за внутренней инструкции в Петах-Тикве лица, не зарегистрированные на бирже, не могли получить никакой работы: работодателям запрещалась нанимать их. Вот это и есть липовое израильское гражданство: гражданин страны не имеет права на работу в Израиле! Где, в какой стране ещё это возможно?!

Чтобы попавший в категорию рабов не смог улизнуть от обречённости на тяжёлый мало оплачиваемый труд без прав и привилегий, государство занималось также саботажем процедуры выдачи эквивалентов дипломов, несправедливым занижением уровня образования. Если, несмотря на это, у раба ещё был какой-то малейший шанс попасть в университет или на профессиональные курсы, особенно когда человек хорошо владел ивритом и английским (случай автора этой работы), ему не выдавали анкет для поступления, отказывались принимать эти анкеты (если они были каким-то образом взяты), отказывались регистрировать его на прохождение вступительных экзаменов, или сначала регистрировали, а потом его имя загадочным образом исчезало из списка, и так далее.

Моя борьба за право продолжить образование в Израиле (конечно, в моей области это было бы «понижением образования», настолько низкий уровень предлагался в Израиле по сравнению с тем, какой у меня уже был; просто имелось в виду получение местного диплома, и — на его базе, — в дальнейшем работы) или получить профессиональные курсы дошла до Кнессета, мои адвокаты вели переписку с Министром культуры Амноном Рубинштейном, который сам, собственноручно — его подпись! — мне в праве продолжить образование отказал!

Нельзя умолчать и о таком страшном израильском явлении, как избиения начальниками русскоязычных работников и массовые изнасилования мужчин и женщин прямо на рабочих местах. Вот один из типичных примеров: муж моей троюродной сестры, Леонид Ф., был избит на своем рабочем месте начальником-израильтянином. Есть сотни, тысячи других примеров. Мы будем анализировать некоторые из них по ходу развертывания нашей работы. По словам одного журналиста из газеты «Вести», если сальными статьями об изнасиловании русскоязычных женщин были сначала забиты все русские и ивритские газеты (последние особенно любят смаковать все подробности и дотошно описывать грязные детали, попутно обвиняя «русских» в том, ...что те «слишком тихие» и что своей беззащитностью провоцируют израильтян), то в настоящее время информация об избиениях и изнасилованиях мужчин и женщин строжайше запрещена израильской цензурой.

Вполне возможно, что наши рассуждения, примеры, анализ, приведённые на протяжении этой главы, кому-то ещё не кажутся достаточно убедительными, а мнение автора — исключительным и односторонним, приведу высказывания других людей, мнение которых по данному вопросу совпадает с мнением автора.

Александр Цуккерман, интервьюированный радио «РЭКА», год прожил в киббуце и назвал киббуц копией фашистского концлагеря. Владимир Лифшиц, экономический обозреватель радио «РЭКА», считает Израиль социальным монстром и копией советского социалистического государства в области трудового законодательства, причём, по-видимому, худшей копией. Александр Орловский, руководитель профессиональных групп иммигрантов из СССР, борец за гражданские права, в одной из статей в газете «Спутник» (а так же в личных беседах) признавался, что ситуация на рабочих местах в Израиле до тошноты «напоминает сталинские лагеря или рабовладельческие плантации наркомафии (наркобизнеса) в джунглях Южной Америки и Азии.

В различных организациях, от политических партий до феминистских групп, организованы пункты первой помощи изнасилованным на рабочих местах женщинам, но число обращений в такие пункты держится в секрете.

Эксплуатация детей на фоне общего неблагополучия как ситуации с правами человека в Израиле вообще, так и с правами трудящихся — в частности, на фоне упрямого непризнания за гражданами Израиля, за рядовыми людьми их гражданских прав и свобод, не выглядит чем-то исключительным. Жестокое обращение с эксплуатируемыми детьми вытекает из всеобщей жестокости израильских работодателей, бесправия каждого мало оплачиваемого работника, круговой поруки беззакония, надувательства, террора, царящего в области трудовых отношений.

Жертвами подобной эксплуатации становятся, как правило, дети из оказавшихся в бедственном финансовом положении семей, в подавляющем большинстве — представителей совершенно конкретных социально-этнических групп, так как основная линия социальной несправедливости и бытования рабского труда в Израиле зиждется на кастовой структуре израильского общества, на жесточайшей дискриминации по национальному и этническому признаку.

То, что жесточайшая эксплуатация и грубое попрание прав человека в Израиле напрямую связаны с фактическим кастовым делением внутри израильского общества, и с тем, что эта страна является одним из наиболее расистских государств во всём современном мире, доказывают многочисленные примеры. Приведу лишь несколько из них. Вернусь снова к магазину, в котором работала моя жена.

Уже после внесения в данное исследование предыдущей записи о «деле» моей жены, магазин набрал ещё двух или трёх «русских» работниц. Кто из кассирш, сидящих за абсолютно одинаковыми кассами и выполняющих абсолютно одну и ту же работу, наиболее и кто наименее оплачиваемы?

Конечно, вторая категория — это «русские» (ниже установленного законом — 6 шек. в час — минимума), «от кабланов», эфиопка, девушка из Индии. Наиболее оплачиваемые — от 10-ти до 12-ти шекелей в час (вообще, как правило, 15) плюс многочисленные льготы на покупки, подарочные, оздоровительные, пенсионные, медицинские страховки от работы, и прочее — это женщины, приехавшие от нескольких до двух десятков лет назад из Марокко, Египта и других арабских стран, или родившиеся в Израиле от родителей того же происхождения.

Кассирш чешского, словацкого, венгерского, румынского, польского, западноевропейского и американского происхождения в Израиле вообще не увидишь (разве что в финансовых учреждениях): для них «забронированы» работы в государственных и прочих учреждениях, в управлении фирм, в адвокатских офисах, больницах и поликлиниках, и так далее.

Откуда такое неравенство, такая дискриминация? Может быть, «русские» или другие работают хуже?

Оказывается, наоборот: если «русские» за полсмены «делают» от 5-ти до 9-ти тыс. шекелей, то израильтянки — не более 2-х. В любое время вторые уходят из кассы, подолгу сидят в комнате для персонала, пьют кофе, в общем, чувствует себя полноправными хозяевами, как дома. Но стоит русскоязычной на минутку отлучиться в туалет, как тотчас раздаётся окрик одной из израильтянок: «Марш на место, русская сука!». Ведь всё начальство — израильтяне, а государство не только не защищает русскоязычных, оно против них.

Кого в хевре «Бабайт» (кооперативе по уходу за стариками) посылали в самые далекие районы, куда добираться надо было на 3-х автобусах, к самым тяжёлым и бедным, кого заставляли не только ухаживать, но и мыть стены, убирать, ходить в магазин, хотя это было нарушением устава и договора? Кому платили, не давая прибавки? Угадали? Конечно, автору этого исследования.

Когда меня взяли на работу в одну английскую газету корректировщиком набранных текстов и переводчиком, через неделю взяли молодого ивритянина после армии — отвечать на телефонные звонки (зачем тогда секретарша?). Хозяин сказал, что у того «бронь» на эту работу. Ему выделили отдельный кабинет, дали зарплату, какая для меня была бы целым состоянием, а меня выселили в проходную комнату. Уже назавтра телефон в кабинете ивритянина «после армии» стал отключаться на целый день, дверь — запираться изнутри (с молодой секретаршей с той стороны двери), а я — встречать курьеров, отвечать по телефону, заниматься десятками других мелких обязанностей.

Меня уволили через две недели за то, что я «не так, как надо, отвечал по телефону, не знал израильской ментальности и специфического лексикона, не соответствовал работе» — но ведь это же была не моя работа, а хозяин был вовремя поставлен в известность о том, что на самом деле происходило!

Может быть, через годы всё как-то устраивается, и иммигрант перестаёт чувствовать на себе жестокую, не оставляющую никакого выхода, дискриминацию? И это не так.

Один человек, приехавший из США примерно 15 лет назад, работает на полувоенном объекте, связанном с компьютеризированными локаторными устройствами, уникальный специалист в своём роде. Он сказал мне, что получает намного меньше всех, родившихся в Израиле (все они восточно-европейского происхождения (но не «русские» и не «поляки»)) или приехавших из Румынии, Венгрии, Чехословакии. То, что он, отработавший на одном месте многие годы, самый лучший специалист в своём отделе, получает намного меньше недавно устроившихся на работу сабр-израильтян, его не только задевает, но и глубоко оскорбляет.

Другой человек, музыкант, мой коллега и друг, играет в одном из новообразованных оркестров, подавляющая часть музыкантов, играющих в таких оркестрах — недавние иммигранты из бывшего СССР. Играя партию первого кларнета и участвуя в концертах как сольный исполнитель, работая в оркестре 3 года, он получает в несколько раз меньше недавно пришедшей молодой израяльтянки-сабры (т.е. урождённой в Израиле), какая часто не справляется с партией 2-х кларнетов. По его словам, эти два-три израильтянина (остальные оркестранты — «русские») ведут себя высокомерно-вызывающе, обращаясь к русскоязычным, как к своим слугам, хотя их роль в оркестре сводится к роли статистов: чисто-иммигрантский («олимовский») оркестр не имел бы возможности выступать в Израиле.

Хозяин одного из «русских» магазинов, расположенного рядом со домом, где я живу, поведал мне, что его дочь — талантливая программистка, работает рядом с израильтянином, который за то время, в течение которого она успевает выполнить несколько заданий, выполняет лишь одно, да и то не всегда удачно, однако зарабатывает, в то же время, в несколько раз больше её.

Это типичные случаи, в которые можно верить, можно нет. Но когда сталкиваешься с этим ежедневно, повсюду, от уборки улиц до Кнессета («русским» официанткам в кнессетском ресторане платят меньше установленной законом минимальной заработной платы), перестаёшь удивляться и даже почти не возмущаешься... Женщины из десятков русскоязычных семей, живущих в нашем районе, с которыми я, моя жена и мать сталкиваемся в школе, детском саду, в парке и магазинах, все до единой, являются поломойками в семьях израильтян. Нет такой, какая бы не прошла через это. Им платят от 9-ти до 15-ти шекелей в час. Однако, там, где ту же работу выполняют израильтянки, они получают от 20 до 35 шекелей час, хотя после них, как убеждены «русские», «остаётся больше грязи, чем до их уборки».

Статус таких вот поломоек, нянек, присматривающих за стариками или детьми, и т.д. является ещё одним вопиющим нарушением прав человека. Если бы разные компании и конторы, нанимающие прачек, поломоек, нянек по уходу за детьми, пожилыми и инвалидами, не ущемляли русскоязычных, платили бы им нормально, никто не стал бы работать «напрямую»; «нелегально»; в данной же ситуации все подобные работники лишены какого-либо статуса и какой бы то ни было юридической защиты.

В случае травмы, несчастного случая, увольнения (наниматели просто могут сказать: «Можешь больше не приходить») эти люди остаются без всяких средств к существованию, без выходного пособия, они, хотя и живут в этом государстве, как бы не существуют для него. (Существуют только тогда, когда надо выжать из них налоги, задавить их другими поборами, когда надо, чтобы они оплачивали ремонты, уборку, благоустройство, муниципальный налог и прочее за израильтян — хозяев снимаемых ими квартир).

Правительство хорошо знает об этом явлении. Имел место даже широко раздутый скандал в печати по этому поводу. Но всё в Израиле поставлено с ног на голову. В печати обсуждалось не бедственное положение обслуги с высшим образованием, самим государством вынужденной наниматься слугами израильтян, но, наоборот, раздавались завистливо-улюлюкающие вопли по поводу тех грошей, какие получает русскоязычные за подобную работу, крики о том, что «русские» — патологические нарушители закона, любители нелегальной работы, укрывания доходов и не платы налогов (это совершенный бред, нонсенс, так как на первые три года новые иммигранты вроде бы освобождены от налогов: что в свою очередь полная профанация и враньё, так как с «русских» поголовно налоги браво взимают; но, опять же, формально-правовой повод подобных обвинений, — это всё-таки полный бред).

Израильтян призывали быть сознательными, не нанимать больше поломойками «русских». Потом выяснилось, что сама элита, семьи министров, высших государственных и муниципальных чиновников, нанимают, и не только «русских», а даже привозят таиландок — вообще за гроши — за 2-3 шекеля в час. Тут уж не до призывов заменить «русских» поломоек израильтянками!

Превращение всех неизраильтян (за пределами Израиля все держатели израильских паспортов называются «израильтяне», но — надеемся, что хотя бы это единственное из нашей работы читатели сумели понять — в самом Израиле это не так) в подёнщиков — вот сладостная реальность для любого израильтянина, особенно для тех из них, что в правительстве страны. Главная их цель — это сохранить этот статус поденщиков для «неизраильтян», в частности; для «русских», на последующие годы и — при возможности — поколения.

Ещё раз повторю, что жесточайшая эксплуатация детей не является чем-то особым в этом страшном ряду израильских ужасов-кошмариков, но вызывает она у любого нормального человека совершенно особые чувства.

То, что творили с выходцами из арабских стран в 1950-х годах (вначале размещая в огороженных закрытых зонах-концлагерях, гноя в палатках по колено в грязи, поселяя и «перевоспитывая» исключительно в киббуцах, деклассируя, отбирая детей у родителей или просто не отдавая из родильных домов, заставляя детей работать в любую погоду по одиннадцать часов на непосильных для них работах, и т.п.) теперь повторяют с привезёнными сюда эфиопскими фалашами, которых решили считать евреями: лишь бы было, кого эксплуатировать и над кем издеваться (забыли, очевидно, что это гордый народ, который ещё себя покажет!).

Самое страшное, когда разделяют детей и родителей. В одном из интернатов, в каких до сих пор принудительно содержат «эфиопских детей» (большую их часть), девушке не дали даже съездить к умирающей матери. В статье «Невольничий рынок в Нетивот»11 говорится о жестокой эксплуатации эфиопских детей рыночными торговцами в городе Нетивот. Дети 7-10 лет подтаскивают ящики по 40-50 кг, наполняют мешки, переносят их с места на место. Я сам был свидетелем того, как двое нанимателей хлестали двух эфиопских детей примерно 8-9-ти лет, как лошадей, тогда как те не могли сдвинуть с места какой-то тяжёлый предмет. Когда автобус, в котором я ехал, уже поворачивал за угол, те два здоровенных верзилы-израильтянина всё ещё продолжали хлестать детей.

О том же пишет и автор упомянутой статьи. Как правило, пишет он, дети работают с раннего утра до 10-11 ночи, а, когда, изнемогая, просятся отпустить их, наниматели рычат: «Кто хоть заикнётся ещё раз о доме или о деньгах, вообще не получит ничего!». Плата — совершенно произвольная. За работу, за какую взрослым израильтянам платят по 2-3 тыс. в мес., эфиопский ребёнок получает около ста шекелей.

Ещё более страшное явление — целая сеть домов терпимости, так называемых массажных кабинетов, разных стриптиз-баров, подпольных игральных домов и других подобных заведений, в которых используются, кроме совершеннолетних, и несовершеннолетние. В них (в основном, в Тель-Авиве, Яффо, Лоде, Ашдоде, Нетании, Эйлате и Бат-Яме) «работают» десятки тысяч женщин и мужчин, фактически превращённых в рабов.

Тут процветает целая рабовладельческая страна, из которой бежать невозможно. Сюда заманивают женщин, доведённых израильским государством до последней черты бедности; заманивают, пользуясь неосведомлённостью, нередко при помощи подлога или обмана, привозят глупых девчушек из России, Таиланда, Малайзии, а в последнее время всё чаще просто крадут.

Это целая малая республика «Гулаг» внутри большого ГУЛАГа под названием Израиль, со своими боевиками-охранниками, с «начальниками на побегушках», с убийцами-палачами и с тысячами пырнутых ножом в живот (выживет — не выживет), застреленных, замученных пытками до смерти людей.

Какие из законов страшного этого государства защищают их, этих подлинных израильских Зэ-Ка, а не тех вороватых арабчиков-убийц, выдаваемых за жертв-мучеников израильтян, коротающих время в комфортабельных камерах?

Какие законы этого страшного государства защищают тысячи молодых людей арабского происхождения, в отличие от оберегаемых и холимых террористов и бандитов избиваемых в тюрьмах и в камерах пропускных пунктов, посаженных израильтянами-начальниками из ненависти, зависти, корысти или похоти?

А разве мало лиц арабского происхождения в рабстве у этого «малого» подпольного ГУЛАГа, на который израильская юрисдикция как бы не распространяется? Ведь все подобные заведения на учёте у полиции, которая регулярно наводит на них налоговую инспекцию, статьями о них пестрят израильские ивритоязычные газеты, но государство, те, кто им правит, те, от имени кого правят, все они заинтересованы в существовании этой клоаки зла и попрания всего человеческого и цивилизованного.

Всё чаще и чаще сюда попадают члены семей, не выплативших долги частным фирмам, занимающимся ростовщичеством, попадают на должности проституток или насильно превращаются в «гомиков», на должности вышибал денег из гостиничных проституток (встречал я таких «русских», страшных гигантов-громил с «отгороженными» глазами», один из которых поведал мне свою историю). Пообщавшись с населением этой империи преступного мира, где матёрые уголовники занимает кресла, равные креслам начальников лагерей в сталинской России, не можешь отделаться от мысли, что все, даже самые высокие кресла в этой стране, занимают эти же «дяди».

Дополнительно об этой «тёмной империи» и о точных фактах, связанных с ней, почерпнутых из печати или из личного опыта — в одной из последующих глав. Нет никакого сомнения в том, что эта страна уголовщины, криминального антимира напрямую сцеплена и с полицией, и с Шабаком — этим КГБ Израиля, и с правящими структурами.

Существование в Израиле фактического рабства под тем или иным «соусом» многое объясняет и в психологии израильтян, и в той жизни, какую они ведут.

Такое же страшное явление, широчайшим образом распространённое в Израиле — кража детей. Богатые израильтяне покупают детей, украденных в разных странах мира, чаще — ввезённых из Бразилии или других стран Латинской Америки, иногда — из России. В последнее время стали исчезать дети в самом Израиле. Так, например, в том городе, где я живу, в Петах-Тикве, в 1992-м году, случились два страшных и странных исчезновения: из двух больниц, из больницы Га-Шарон и из больницы Белинсон, исчезли два ребёнка, мальчики. Недели две по городу ездила машина с громкоговорителем, через который сообщали приметы мальчика, которого в итоге так и не нашли.

По городу поползли слухи, что, якобы, детей убили в самой больнице, чтобы использовать их органы для пересадки какому-то генералу. Однако, мой друг, известный журналист, высказал предположение, что детей просто украли для каких-то богатых израильтян. Эта глава не об этом. Я привёл это явление здесь в связи с тем, что краденных детей нередко воспитывает не как родных, нещадно их эксплуатируя и заставляя быть прислугой в доме, и, как можно подозревать, заставляя сожительствовать со взрослыми.

Как-то в израильской печати прокаталась волна статей об этом явлении, но, как это всегда бывает в Израиле, узнав о нём (как будто без статей не знали), и правительство страны, и рядовые граждане, отреагировали на него так, как будто всё это происходит не в их стране, а где-то на другом конце света.

Нет никакого сомнения в том, что ещё никогда за всю историю еврейства эту землю, эту страну не превращали в такое позорище для всего еврейского народа, ещё никогда всеми помыслами народа этой страны не двигали исключительно и открыто только три чувства: жажда наживы, похоть и страх — страх не перед Богом, а перед репрессивной государственной машиной.

Ещё никогда в истории евреев не бывало, чтобы не нашлось ни одних еврейских уст, способных произнести не то, что слова правды, но даже одну крупицу её, словно все онемели. Я вижу свою миссию в том, чтобы сказали: и всё-таки такие уста нашлись!
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

Похожие:

Лев Гунин Гулаг Палестины Оглавление iconЛев Гунин Гулаг Палестины Оглавление
Будущие ироды, пиночеты, пол-поты и сталины в своих детских играх хотят быть Робин Гудами и добрыми волшебниками, а не бандитами...
Лев Гунин Гулаг Палестины Оглавление iconАрхипелаг гулаг том 1
Архипелага гулаг", в котором Солженицын показал трагедию народа при тоталитарном соц режиме. В 1974 кампания против Солженицына в...
Лев Гунин Гулаг Палестины Оглавление icon26 ноября 1095 года римский папа Урбан II на церковном соборе в Клермоне...
Урбан II на церковном соборе в Клермоне призвал к началу крестового похода по освобождению Иерусалима и Палестины из-под власти мусульман...
Лев Гунин Гулаг Палестины Оглавление iconЛев Николаевич Толстой Неделание Толстой Лев Николаевич Неделание...
Золя, другая    письмо Дюма к редактору "Голуа". Я очень благодарен г ну Smith за его посылку. Оба документа эти и по знаменитости...
Лев Гунин Гулаг Палестины Оглавление iconРассказ о том, как бывшие колымские зеки обсуждали "Архипелаг гулаг"
Рассказ о том, как бывшие колымские зеки обсуждали "Архипелаг гулаг" А. И. Солженицына
Лев Гунин Гулаг Палестины Оглавление iconРассказ о том, как бывшие колымские зеки обсуждали "Архипелаг гулаг"
Рассказ о том, как бывшие колымские зеки обсуждали "Архипелаг гулаг" А. И. Солженицына
Лев Гунин Гулаг Палестины Оглавление iconФредерик Патенод Секреты сыроедения Оглавление Оглавление
Предисловие. Сыроедение без прикрас Глава Как определить наш естественный рацион
Лев Гунин Гулаг Палестины Оглавление iconВойна египта с племенами палестины
Египетские и иноземные воины фараона Аменхотепа IV направляются к храму бога Атона
Лев Гунин Гулаг Палестины Оглавление iconКонспект лекций лектор д т. н профессор А. И. Раков Севастополь 2008...
Процесс управления предприятием, его информационное и техническое обеспечение 168
Лев Гунин Гулаг Палестины Оглавление iconКоллоквиумы по истории древнего мира
Политическая история Палестины во II-I тыс до н э. Израильско-Иудейское царство при Сауле, Давиде и Соломоне
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница